Развитие отечественных рыбохозяйственных подводных исследований (22205-1)

Посмотреть архив целиком

Развитие отечественных рыбохозяйственных подводных исследований

В год 300-летия Российского флота следует вспомнить о еще одной, незаметно прошедшей недавно юбилейной дате - 270-летии подводного судостроения в России, если считать его началом произведенные в 1724 г. испытания первого деревянного “потаенного судна” (подводной лодки) Ефима Никонова.

Петровский указ 1696 года не означал “рождения” флота России, который существовал много веков до этого. Но этим указом была принята первая государственная программа судостроения, которая оказала влияние на развитие российского флота от эпохи Петра вплоть до наших дней. Она открыла путь научно-техническому прогрессу в морском деле и положила начало созданию системы обеспечения морского могущества государства Российского на морях и океанах.

Понятие морской мощи государства не сводится к военно-морским силам. Его определение дал адмирал С.Г.Горшков, бывший главнокомандующий военно-морским флотом СССР: “В понятие морской мощи государства в качестве основных компонентов мы включаем возможности государства в изучении (исследовании) океана и освоении его богатств, состояние транспортного и промыслового флотов и способность их обеспечивать потребности государства, состояние и возможности судостроительной промышленности страны, а также наличие соответствующего интересам этого государства военно-морского флота” (6). На первое место главный морской военачальник Советского Союза поставил исследование океана, затем экономическое его освоение и лишь после этого - военное дело. И это понятно: могущество страны достигается только ее экономическим развитием, и только развитая страна может иметь сильный военный флот, который охраняет ее научные и производственные достижения. Таким образом, развитие науки о Мировом океане, в том числе гидронавтики как одного из ее методов, является первоочередной задачей в обеспечении морской мощи страны.

Строительство подводных лодок в России происходило, начиная с 30-х годов XIX века, главным образом для военных целей. Но параллельно созданию военного подводного флота предпринимались попытки создания подводной техники и для научных исследований. Так, в 1873 году инженеры братья Карышевы предложили проект научно-исследовательской подводной лодки, который не был осуществлен (17).

Первые в России (СССР) подводные погружения с исследовательскими целями были совершены на гидростате конструкции инженера Е.Г.Даниленко, построенном в 1923 году и принадлежавшем ЭПРОНу. В них участвовала М.В.Кленова, которая наблюдала работу геологической трубки для отбора проб грунта (13).

В 30-х годах были разработаны два проекта исследовательских подводных аппаратов (ПА). Первый - эскизный проект батисферы инженера Д.А.Михайлова, сделанный под явным влиянием батисферы Биба-Бартона, но не доведенный до завершения (16). Второй, весьма оригинальный проект был сделан известным судостроителем академиком Ю.А.Шиманским, детально разработан и уже запущен в производство (18). Этот аппарат мог бы стать первым в мире автономным ПА, еще до батискафа О. Пикара, но из-за войны его строительство было прекращено и впоследствии не возобновилось.

Подводные исследования морских биоресурсов начались в 1953 году в ПИНРО под руководством И.И. Лагунова. Использовался гидростат ГКС-В конструкции А.З. Каплановского, построенный в 1944 году для аварийно-спасательной службы ВМФ. Работы проводились в ПИНРО в течение 9 лет, а затем в Камчатском отделении ТИНРО до 1965 года. Первое исследовательское погружение в Баренцевом море состоялось 17 сентября 1953 года. В последующие несколько лет была решена важная для промысла задача проверки реакции рыб на сигналы гидроакустических приборов, а также проведены первые наблюдения за работой донного трала (15).

Развитие подводных исследований в рыбном хозяйстве было вызвано тем, что для решения ряда насущных задач поиска, оценки запасов промысловых гидробионтов, совершенствования орудий лова потребовалось знание особенностей поведения рыб в естественном состоянии и при взаимодействии с орудиями лова. Главным достоинством подводных методов, основанных на визуализации объектов, является то, что они наилучшим образом обеспечивают понимание происходящих под водой процессов. Из двух способов погружения человека под воду - водолазного дела и гидронавтики - последний оказался более пригодным для научных целей, так как он не ставит чрезвычайных возрастных и медицинских ограничений и позволяет сосредоточить внимание наблюдателя не на себе, а на объекте исследования (9).

Подводная техника в рыбном хозяйстве СССР появилась раньше, чем в других отраслях. Тому были причины: стремление к поиску новых районов и объектов лова, в том числе на больших глубинах; неплохое финансовое положение отрасли в результате успешного промысла “отдохнувших” за время войны рыбных запасов; внимание к рыбному хозяйству как к средству обеспечения населения белковым питанием, чего не могло сделать животноводство. Важную роль сыграла относительная свобода научной и конструкторской мысли в отрасли и появление в ней настоящих энтузиастов “покорения глубин”, таких как, например, Александр Николаевич Дмитриев, идеи которого легли в основу первых подводных аппаратов.

С самого начала подводных исследований в рыбном хозяйстве определились два основных теоретических направления: изучение поведения, распределения и структуры скоплений гидробионтов в естественной среде и изучение взаимодействия гидробионтов с орудиями лова. Первое направление обеспечивалось всеми существовавшими и строившимися впоследствии ПА, как обитаемыми, так и необитаемыми. Второе началось с использования не приспособленного для этих целей гидростата ГКС-В, а затем привело к созданию специфических для рыбохозяйственных исследований буксируемых аппаратов. В дальнейшем к указанным направлениям добавились работы практического характера: определение плотности концентрации гидробионтов, съемки запасов донных промысловых объектов, испытания новых конструкций тралов, контрольные осмотры промысловых орудий лова и т.п.

В 60-х годах в рыбном хозяйстве сложились три центра подводных исследований со своими направлениями деятельности:

ПИНРО, Мурманск - поиск, исследования поведения, оценки запасов гидробионтов с помощью обитаемых подводных аппаратов;

СЭКБ (позднее НПО) промрыболовства (ныне МариНПО), Калининград - исследования работы орудий лова и взаимодействия рыб с тралом с помощью буксируемых подводных аппаратов;

ВНИРО, Москва - разработки “малой” подводной техники (фотоавтоматы) и исследования поведения рыб с ее помощью, а также водолазными методами.

В конце 50-х годов была сделана попытка использования для подводных исследований большой подводной лодки. Была взята сравнительно новая боевая дизельная лодка проекта 613 и переоборудована в научную: сделаны иллюминаторы, установлены подводная телекамера, приборы для взятия проб воды и рыбопоисковые эхолоты. Лодка получила название “Северянка”, так как районом ее работы был Север, экипаж состоял из военных моряков Северного флота, в рейсах участвовали сотрудники ВНИРО и ПИНРО. Десять рейсов “Северянки” (1958-1966 годы) показали, что лодка не годится для наблюдений за рыбами из-за своей большой величины и шумности. Тем не менее, опыт ее использования принес некоторую пользу, так как показал важность географического аспекта подводных исследований, то есть проведения маршрутных исследований, а не только достижения определенных глубин, как было раньше.

В начале 60-х годов появились первые специализированные ПА для рыбохозяйственных исследований. В 1960 году по заказу ПИНРО ленинградский Балтийский завод построил гидростат “Север-1” с глубиной погружения 600 м (11). В 1963 году по заказу СЭКБ промрыболовства клайпедское отделение Гипрорыбфлота построило буксируемый ПА “Атлант”. Эти ПА были малогабаритными и базировались на бортовых траулерах типа “Пионер” водоизмещением всего 1100 т. В течение 60-х и начала 70-х годов они являлись основными техническими средствами подводных исследований в рыбном хозяйстве. С их помощью были разработаны основные методы рыбохозяйственных подводных исследований в двух главных вышеуказанных направлениях и получен ряд важных результатов в изучении поведения рыб в естественной среде и при лове (9, 14).

Планировалось изготовить 5 гидростатов типа “Север-1” для установки на НИС проекта 399 (типа “Академик Книпович”), но построено было только 2, которые не нашли применения, так как к тому времени (1975-1977 годы) привязные гидростаты уже полностью морально устарели. Лишь на одном судне этой серии – “Персей III” (ПИНРО) - использовался в 1974-1977 годах первый гидростат “Север-1”.

На основе идей, заложенных в конструкцию буксируемого ПА “Атлант”, впоследствии были созданы более совершенные аппараты типа “Тетис”.

Разработки подводных аппаратов современного типа начались еще с начала 60-х годов, когда опыт использования гидростатов и подводной лодки показал, что для исследований необходимы новые технические средства.

В 1959 году в ленинградском институте “Гипрорыбфлот” было организовано Общественное КБ (ОКБ) подводной техники, где энтузиасты этого направления во главе с А.Н. Дмитриевым на общественных началах, то есть совершенно бесплатно и в нерабочее время разрабатывали проекты подводных аппаратов. Основу ОКБ составили конструкторы, проектировавшие гидростат “Север-1”. Вначале ими были разработаны два проекта батискафов для глубин 5 и 10 км, но они остались неосуществленными, несмотря на хорошие отзывы научной общественности, так как время батискафов, громоздких и неудобных в эксплуатации, уже прошло. В это время в США и Франции начали появляться проекты автономных беспоплавковых ПА.






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.