Минеральные ресурсы России, Украины и Казахстана (24044)

Посмотреть архив целиком

Минерально-сырьевая политика СССР строилась на принципе самообеспечения и оптимального развития отдельных комплексов добычи полезных ископаемых. В результате были созданы технологические цепочки, позволявшие экономично использовать минерально-сырьевые ресурсы. Ликвидация СССР привела к частичному, а в большинстве случаев, полному распаду этих «цепочек», что нанесло ущерб как добытчикам, так и потребителям минерального сырья.

К сожалению, государственные органы новых стран устранились от управления исследованием и использованием этих ресурсов, передав почти все права частному сектору, тогда как в мире в руках государства находится, например, в Австралии 30-40%, Великобритании - 33-35, Канаде - 40, США - 50-70, Японии - 75-80% национальных природных ресурсов.

Особенно беспокоит резкое сокращение геологоразведочных работ, что не позволяет добиться даже простого воспроизводства погашаемых запасов. Дело усугубляется и тем, что значительная часть последних подлежит списанию: их подсчёт производился в других экономических условиях, сейчас же каждое горнодобывающее предприятие должно добиваться рентабельности самостоятельно, что в условиях мирового рынка сделать не так просто. В итоге за годы «перестройки» добыча основных видов полезных ископаемых снизилась во всех странах СНГ.

Минерально-сырьевые базы России и Украины развивались в определённой зависимости друг от друга. Напомним, что именно с Криворожско-Донецкого железо-угольного комплекса началось в послепетровской России создание металлургической промышленности. И вплоть до 1930-х годов он, наряду с железоделательными заводами Урала, оставался основным для СССР.

Позже вошли в строй предприятия Кузбасса, Центрального Казахстана, Салаира и др., а главное – карьеры Курской магнитной аномалии - КМА, обеспечившие основные потребности страны в железной руде. Подготовлена была и резервная база металлургической промышленности – Чаро-Токкинский бассейн в Восточной Якутии и ряд месторождений на Дальнем Востоке. Представлены они рядовыми, но легкообогатимыми магнетит-джеспилитовыми рудами.

К началу нынешнего тысячелетия общемировая добыча железной руды достигла 926 млн. т, в том числе в России - 80 млн., Украине – 50 млн., что значительно меньше по сравнению с 1990 г. Её запасы в России составляют 52 млрд., Украине – 20 млрд. т.

Основная масса подтверждённых запасов (более 95%) железных руд Украины сконцентрирована в пределах пяти провинций Большого Кривого Рога – крупнейшего в мире, представленного докембрийскими железистыми кварцитами. Их общие подтверждённые запасы составляют 26 млрд. т со средним содержанием 35% железа, в том числе 1,7 млрд. т богатых (58,3% Fe) руд. Кроме криворожских магнетит-мартитовых руд разрабатываются бурые железняки Керченского бассейна.

В состав металлургического комплекса Украины следует включить и марганцевые руды Никопольского бассейна, представленного тремя зонами (сверху вниз): оксидной, оксидно-карбонатной и карбонатной. Доля руд первой зоны (наиболее ценных) – 15%, последней (самые трудноупорные) – 78,5%. Глубина залегания 10-110 м, мощность рудных залежей – до 4,5 м, протяжённость зон по простиранию – до 200 км, ширина – 25-50 км. Суммарные запасы – 2,4 млрд. т, в том числе оксидных руд 335 млн. т, смешанных – 168 млн. т, карбонатных - 1,9 млрд.т. Для сравнения: общемировые запасы марганцевой руды составляют 8,9 млрд. т, в том числе в Казахстане - 0,5 млрд. т, Грузии - 0,2 млрд. т. Россия располагает лишь мелкими месторождениями марганцевых руд, причём низших (карбонатных) сортов.

Монополистом в СНГ в отношении второго чёрного легирующего металла – хрома является Казахстан: его доля в общемировых запасах - 8,7%, в добыче – 19,6% (на первом месте ЮАР - 81 и 50% соответственно). На Украине перспективы обнаружения промышленных залежей хромовых руд связаны с гибербазитовыми массивами Побужья, прогнозные ресурсы которых до глубины 600 м оцениваются в 300 млн. т, при среднем содержании триоксида хрома до 28%. Российская Федерация также не имеет собственной базы хрома, поэтому в обеих странах следовало бы полагаться на Кимперсайский комплекс Казахстана, но он в первые же годы «перестройки» перешёл в руки японских предпринимателей.

Конечно, для каждой отдельно взятой компании совершенно безразлично, где покупать дефицитное сырьё, в данном случае – хром, феррохром и другие сплавы на основе хрома: лишь бы было подешевле! А такой товар в избытке могут предложить ЮАР (добыча руды – 6,6 млн. т, Зимбабве (0,6 млн. т) и другие страны.

Сырьевая база железорудной промышленности России весьма разнообразна по типам и масштабам месторождений, степени концентрации запасов в регионах, условиям добычи руд, их обогатимости, удалённости от потребителей и прочим факторам. Вместе с тем, ряд железорудных предприятий имеют неблагополучные сырьевые базы.

После распада СССР Россия осталась практически без промышленных месторождений марганцевых руд. Преобладающим типом является труднообогатимый карбонатный, на долю которого приходится около 91% балансовых запасов, остальная часть – легкообогатимые окисные и окислённые руды.

Россия не имеет разведанных запасов металлургических сортов хромитов. Поэтому усиление геологоразведочных работ по поиску хромовых руд, в том числе металлургических сортов, с целью создания соответствующей минерально-сырьевой базы, является одной из важных задач геологической службы страны.

Металлургия не мыслится без коксохимии и других вспомогательных производств (флюсы, огнеупоры и пр.). Всё это на Украине есть. Особое значение имеет наличие достаточно крупных запасов коксующихся углей, которые следует рассматривать в качестве одного из главных составляющих именно металлургического, а не топливно-энергетического комплекса. Каменные угли отрабатываются в Донецком и Львовско-Волынском бассейнах, а бурые распространены преимущественно в Днепровско-Донецкой впадине и в Закарпатье. Общие запасы каменных углей 43 млрд., бурых – 2,6 млрд. т.

Пик добычи приходился на 1976 г. – 218,11 млн. т, нынешняя – около 80 млн. т. Государственной программой развития угольной промышленности Украины предусматривается довести добычу угля в 2006 г. до 100 млн. т. Однако её реализация сталкивается с большими трудностями, связанными с достижением в ряде шахт Донбасса предельных глубин (до 1500 м), чем обусловлен рост травматизма и аварийности (горные вывалы, взрывы метана и др.). Эта проблема является весьма актуальной и для шахт Восточного Донбасса.

В отличие от России Украина обладает ограниченными запасами жидких и газообразных углеводородов. Небольшие месторождения нефти и газа сосредоточены в Донецко-Днепровской впадине, Предкарпатье и в акваториях Чёрного и Азовского морей. Запасы нефти составляют 138 млн. т, газа – 1118 млрд. м3, конденсата – 80 млн. т, прогнозные ресурсы нефти - 1,7 млрд. т, газа – 7 трлн. м3. Добыча не в состоянии обеспечить потребности страны в углеводородах, поэтому она вынуждена их импортировать, главным образом из России. При этом складывается конфликтная ситуация из-за ценообразования, тарифов на прокачку газа через трубопроводы в страны Западной Европы, квотирования потоков туркменского газа, несанкционированного открытия заслонок на трубопроводах, проходящих через территорию Украины, и отбора из них газа, и пр.

Структура топливно-энергетического баланса России резко отличается от структур других стран СНГ, что не может не сказаться на будущей перспективе. Расчёты показывают, что общая потребность России в первичных энергоресурсах будет расти медленно и только к 2010 г. достигнет уровня 1995 г., а к 2020 г. повысится на 5%.

Большие разведанные запасы природного газа (35% от мировых), сконцентрированные, в основном, в крупных и уникальных месторождениях, позволяют рассчитывать на преимущественное развитие газовой промышленности с доведением 860 млрд. кубометров. Но не следуетгодовой добычи газа к 2010 г. до 740 забывать о переходе основных месторождений газа в режим падающей добычи, что требует предпринимать необходимые меры по поиску новых месторождений.

Особенно сложным является положение в нефтедобывающей промышленности. Свыше 70% запасов российских нефтяных компаний находится на грани рентабельности. Если десять лет назад доля вовлеченных в разработку запасов с дебитом скважин 25 т/сутки составляла 55%, то сейчас такую долю составляют запасы с дебитами скважин до 10 т/сутки, а запасы нефти высокопродуктивных месторождений, дающих около 60% добычи, выработаны более чем на 50%. Доля запасов с выработанностью свыше 80% превышает 25%, а доля с обводненностью в 70% составляет свыше трети разрабатываемых запасов. Продолжает расти доля трудноизвлекаемых запасов, которая уже достигла 55-60% от разрабатываемых.

Надо подчеркнуть, что освоение угольных сырьевых ресурсов России осуществляется темпами, не соответствующими их потенциалу. Следует признать, что нынешние проблемы угольной отрасли порождены определённой недооценкой её роли в народно-хозяйственном комплексе страны. Между тем прогнозируемое развитие атомной энергетики на первую половину XXI века сбалансировано с имеющейся сырьевой базой урана только на первую четверть столетия, т. е. до 2025-го, от силы до 2030 года. К тому же, с началом экономических реформ российским правительством ни разу не разрабатывался топливно-энергетический баланс страны на перспективу.

Искажены ценовые соотношения на взаимозаменяемые энергоресурсы, что привело к деформации структуры спроса с чрезмерной ориентацией его на газ и со снижением конкурентоспособности угля. Последнее обстоятельство явилось следствием грубейшего технико-экономического просчёта и безответственности руководства ТЭК и страны, допустивших под маркой газовой паузы провал в разработке современных технологий использования дешёвых энергоносителей (уголь, торф и др.).


Случайные файлы

Файл
9000-1.rtf
13704.rtf
71780.rtf
34746.rtf
90777.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.