Концепция культурно-образного страноведения (23983)

Посмотреть архив целиком

Концепция культурно-образного страноведения.


Претерпев со времен Страбона и Геродота многообразные изменения, основной предмет исследования в географии, как и прежде, — описание земли. Сам характер этой задачи указывает на глубокую исходную близость науки географии и искусства, — ведь им свойствен интерес к сложным явлениям реальности, сущность которых не может быть раскрыта исключительно методами точного знания) для постижения которых необходимо и вненаучное, «художественное» мышление. И действительно, история географии говорит о том, что многие выдающиеся ученые проводили явную аналогию между методами географии и методами искусства.

Уже в работах классиков антропогеографии, например Ф. Ратцеля, встречаются рассуждения о важности для географов опыта художественной литературы, способной и обострить восприятие окружающего мира, и научить географов точной и образной передаче наблюдений.

Тема образного подхода в географии разрабатывалась многими учеными, начиная с рубежа XIX-XX вв. Особый интерес представляют взгляды В. П. Семенова-Тян-Шанского, изложенные им в книге «Район и страна»(1928). Значителен вклад в разработку этой проблемы и классиков американской географии XX в. Карла Зауэра и Джона Лейл и. В последние годы на Западе интерес к вопросу о взаимодействии географии и искусства усилился, благодаря развитию «гуманистической географии» — нового и внутренне неоднородного течения географической мысли) во многом противопоставившего себя математизированной парадигме географии 1960-х годов (эпохи так называемой количественной революции в общественной географии). /''Среди представителей этого направления следует назвать имена \ Д. Ли, Э. Рельфа, А. Баттимер, И Фу Туана и др.)

Одним из направлений «гуманистической географии» стало изучение «образа места», а одним из методов — обращение к текстам литературных произведений. Естественно, что вопрос об изучении «образа места» в рамках союза географии и гуманитарных дисциплин представляет особый интерес для географического страноведения. И прежде всего, нужно уяснить, что понимается под образом и образным подходом.

Было бы неверно исходить из некоего четко определенного понятия образа, принимая во внимание, что такого общего понимания образа не существует. По-разному трактуют это понятие психологи и искусствоведы, литературоведы и дизайнеры, не говоря уже о различных философских дефинициях этого термина.

Образ — это не столько термин, сколько символ, знак общей исследовательской установки, исходной интуиции, противоположный по значению таким символам (знакам), как «схема», «формула», «система» и т.п. Образ — категория конкретного мышления, особую роль в котором играют эмоциональные моменты и личное отношение исследователя к исследуемому предмету, что, заметим, было издавна характерно для географии и отличало эту науку от чисто «объективных», «строгих» наук. Образ предполагает наличие уникального, особенного, индивидуального, он конструируется именно из этих сторон реальности.

Изучение реальности с этих сторон основано на истолковании, понимании, герменевтике.

Образ — это одновременно инструмент и результат понимания индивидуального, уникального, особенного.

Образ — категория идеографического способа познания, противоположного номотетическому способу, ориентированному на установление причинно-следственных связей, законов, т.е. регулярного, общего, упорядоченного аспектов реальности.

Естественно поэтому, что изучение образа связано с комплексом наук о культуре, с «гуманитес», а не с «сайенс», с установкой на «понимание», а не на «объяснение», хотя, разумеется, нельзя абсолютизировать это противопоставление.

культурно-образный подход в географии


Традиция изучения образов в географии может быть условно названа культурно-образным подходом. Он позволяет включить в область рассмотрения и те методы, которые в строгом смысле слова не относятся к географии, но по своим целям и результатам близки ей и объективно дополняют ее. Тем самым в сферу программы современного страноведения будет входить, помимо собственно географии, еще и «параллельная география» — в чем-то альтернативные, в чем-то дополнительные «узкому» (систематико-схематическому) страноведению разработки но имеющие прямое отношение к страноведению в широком смысле слова — несистематической, но живой традиции, оперирующей образными категориями. Изучение образов в страноведении— это изучение образов мест. Это означает, что внимание исследователя обращено на целостные географические объекты — ландшафты, местности, города, районы, страны, или, подходя несколько иначе, рассматриваются различные среды, относящиеся к самым различным масштабным уровням. При таком подходе изучение образа места тесно смыкается с изучением образов среды, что важно учитывать, поскольку это направление получило очень широкое распространение в науках социально-гуманитарного цикла.

Следует различать две основные разновидности культурно-образного подхода.

Подход со стороны непосредственного восприятия среды и подход со стороны восприятия культурных артефактов". Последний в свою очередь распадается на литературно-образный, художественно-образный, архитектурно-образный и другие подходы. В сущности это разные грани общего интуитивного (или не вполне осознанного) стремления получить объемное, живое, человечески значимое представление о месте, и все эти подходы, хотя и в неравной мере могут служить целям и задачам страноведения. Вторую группу подходов можно было бы назвать «гуманитарно-страноведческой». Эти подходы более соответствуют основному масштабу страноведческого исследования, они «дистанционные (камеральны), т.е. не требуют непосредственного, полевого участия исследователя, наконец, они гибки, многовариантны, оперативны.

Подходы первого типа относятся более к сфере географии восприятия, «психогеографии. Исследования в этих рамках преимущественно микро- и мезомасштабны. Но это не значит, что следует полностью игнорировать эту сторону образного подхода — в нем также содержится много полезного для страноведения, географии в целом, а кроме того, на практике оба подхода нередко взаимосвязаны. Необходимо также отметить, что в своей современной трактовке идея образа места выходит за рамки традиционного для географии природно-морфологического понимания, в ней велика роль и культурно-символической составляющей — комплекса культурных, исторических, эстетических и иных «идеальных» значений. Поэтому(г7од культурно-образным подходом понимается междисциплинарный подход, а лучше сказать синтетический, ибо сама категория образа предполагает прорыв сквозь привычные междисциплинарные границы, и именно в таком контексте следует рассматривать любое исследование образов регионов и городов.'

Исходя из свойственного для страноведения целостного подхода и невозможности редуцирования страноведения до уровня схемы, (основная eгo проблема может быть разрешена только с участием художественного, во всяком случае гуманитарного, начала: сторонники этой точки зрения сближают страноведение с историей, художественной литературой, искусством. (Одним из убежденных защитников «несциентистского» (этот термин точнее отражает суть дела, чем эпитеты «гуманитарный», «образный», «художественный» и т.п.) страноведения был английский географ Э. У. Джилберт. В статье «Идея региона» (1960) одним из первых он представил развернутую программу гуманитарного страноведения, что совпало с началом «количественной революции» в географии. Географическое страноведение Джилберт рассматривает в широком культурном контексте, указывая, что географы не имеют исключительных прав на «идею региона»; поскольку она в не меньшей мере принадлежит сферам литературы и политики ([Gilbert, I960].

Видя в географии «искусство выявления, описания и интерпретации» индивидуальных образов регионов, Джилберт подчеркивал при этом именно художественную природу описания и полагал тщетными попытки «рассматривать его как точную науку с универсальными законами» [там же, с. 158]. Истинными образцами региональных описаний он считал работы французских географов школы Видаль де ла Блаша, «игнорировавших теории, но создававших региональную литературу» [там же, с. 160].

Альтернативный сциентизму в страноведении представляется подход писателей-регионалистов (региональная литература получила в Англии широкое распространение в период-1850—1950 гг.). Региональный роман преуспел в раскрытии специфики английского ландшафта. Задача географа-регионалиста определялась Джилбертом как сходная в некоторых отношениях с задачей писате ля — это попытка «соединить множество на первый взгляд несвя занных фактов о природе и о людях в описываемом регионе»" [там же, с. 167].

Подход региональной географии сравнивается Джилбертом с древнегреческой традицией целостного видения (холизма): «Подобно грекам современный географ-регионалист пытается видеть вещи в их целостности. Часто он не достигает этой цели и поэтому смотрит с завистью на большие, чем у него, успехи региональных писателей» [там же, с. 167].

Значительным событием в осмыслении на Западе феномена региональной географии явилась книга англичанина Р. М. Миншула «Региональная география: теория и npaктика»[MinshuIl,1967]. По его мнению, региональная география тем более будет подвержена критике, чем больше она будет пытаться копировать естественные науки и чем менее у нее будет общего с историей и «гуманитес». Для Миншула характерно постоянное сравнивание региональной географии с историей, и это сравнение не всегда бывает в пользу первой. Так, в отличие от исторического изложения, обладающего «драмой и конфликтом», региональное описание представляет собой «статичную картину», все Достоинства которой приходятся на самый конец, поскольку именно в конце региональной работы осуществляется синтез — самая важная и ценная ее часть.


Случайные файлы

Файл
113413.rtf
50692.doc
166284.rtf
10596.rtf
ВСН 30-77.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.