Городская агломерация (23856)

Посмотреть архив целиком

Агломерация существует уже сейчас. Строго говоря, агломерация - скопление населенных пунктов, главным образом городских, объединенных интенсивными производственными, хозяйственными и культурными связями. Это процесс в первую очередь демографический и экономический, он происходит независимо от наших пожеланий.

Первый признак, по которому можно утвердительно ответить на вопрос о существовании агломерации, - прочные экономические связи между городами. Второй - маятниковая миграция, то есть регулярное перемещение жителей из одного населенного пункта в другой и обратно, например на работу и учебу. Как известно, сейчас 12,2% ангарчан и 22% шелеховчан ежедневно приезжают в Иркутск на работу и учебу, а по крайней мере один раз в месяц бывают в Иркутске 48,7% жителей Ангарска и 72,3% жителей Шелехова. Сколько людей ежедневно приезжают в Иркутск из других пригородных населенных пунктов - Листвянки, Мегета, Большого Луга и других - пока неизвестно, известно только, что устойчивая маятниковая миграция существует.

С экономической точки зрения агломерация - это крупные рынки, интересные для потенциальных инвесторов. Например, единый потребительский рынок, не зависящий от границ городов. Единый рынок труда и недвижимости. Если транспортные системы достаточно развиты, человек, который работает в Иркутске, может купить себе квартиру в Шелехове, на 30% дешевле, рядом с детским садом и аквапарком, а за покупками ездить в огромный мегаполис - и не испытывать при этом никаких неудобств.

Развитие агломерации - это формирование новых стандартов качества жизни на территории - таких, которые удержат здесь население и привлекут новых жителей.

- Первый вывод, который может сделать деловой человек из планов агломерации: в каких-то районах Иркутска (а также Ангарска и Шелехова) жизнь начнет бить ключом, а в каких-то поутихнет. Изменятся транспортные потоки, какие-то районы станут более привлекательными для состоятельных граждан, какие-то - менее.

Вопрос о формировании и развитии городских агломераций в России вновь поставлен на повестку дня и вызывает оживленную дискуссию. С одной стороны, идея широко обсуждается во властных кругах, опередив по популярности некогда модную тему использования кластерного подхода как основного инструмента в развитии территории, а с другой – встречает волну негодования в среде экспертного экономгеографического сообщества.

Очевидно, у столь различных настроений по поводу возможностей управления развитием российских агломераций существуют серьезные фундаментальные основания. На наш взгляд, их можно охарактеризовать следующим образом: если властные структуры начинают рассматривать современную городскую агломерацию в качестве еще одного инструмента управления развитием социально-экономических процессов в России, то их оппоненты в большей степени склоны видеть в агломерации сложный феномен, сложившийся естественным путем. Участвуя в дискуссии, они вполне справедливо обращают внимание на внешние следствия развития агломерации, которые часто носят резко негативный характер – ухудшение экологической ситуации в зонах расселения, упрощение системы расселения и ее сжатие и т.п.

Между тем, представляется, что сегодня необходимо пересмотреть само понимание процессов агломерирования, сложившееся в экспертном сообществе. Устаревшее и редуцированное представление об агломерации приводит к недооценке ее положительных эффектов и значительного числа сфер, на которые она может оказать влияние и которыми руководствуются чиновники и политики, делая сегодня выбор в пользу концепции поддержки развития городских агломерации.

С уверенностью можно сказать – процессы формирования и развития городских агломераций в России носят иной характер, нежели они имели место в 1970-1980-е гг., когда в стране формировались так называемые «промышленные» городские агломерации. Последние складывались в условиях доминировавшей «фордистской» системы организации производства и преобладания в крупных городах административной и производственной функций. В СССР агломерации формировались по принципу удобного объединения групп производств (создающих связанные цепочки добавленной стоимости) и размещения вблизи центров производства необходимых трудовых ресурсов. Например, функциональная организация экономики Ленинграда в полной мере копировалась в каждом из его городов-спутников, с учетом изменения масштабов и административной субординации. Основной связывающей инфраструктурой являлась железная дорога, ориентированная, прежде всего, на перевозки грузов.

Такие агломерации действительно не представляют ценности с точки зрения новых экономических и социальных реалий.

Однако сегодняшний интерес к концепции городской агломерации связан с тем, что экспертами зафиксированы принципиально новые процессы развития крупных городских систем. Они напрямую связаны с вызовами, с которыми сталкивается бурно развивающаяся и обновляющаяся экономика России. Эти вызовы кратко характеризует укрупненное представление о механизмах роста экономики нашей страны в средне- и долгосрочной перспективе (см. рис. 1):


Рис. 1. Укрупненная схема базового сценария развития РФ на средне- и долгосрочную перспективу


Для обеспечения устойчивых высоких темпов экономического роста Россия должна переходить к развитию на основе так называемого нового «портфеля ресурсов» (человеческий капитал, емкие и динамичные рынки, инновации, высокотехнологичные основные фонды и постиндустриальный тип организации производства). Городские агломерации являются локусами постиндустриальных процессов и в этой связи источниками будущей конкурентоспособности России в глобальной экономике. Поэтому интенсивное развитие крупных городских агломераций должно стать важной задачей в рамках стратегии развития РФ на долгосрочную перспективу.

Каково же содержание процессов агломерирования, от динамики и качества которых зависит будущая конкурентоспособность страны в долгосрочной перспективе?

В рамках исследования ЦСР «Северо-Запад» новых вызовов и процессов, развивающихся в Москве, Санкт-Петербурге и их агломерациях, были выявлены следующие важнейшие этапы развития крупных городских агломераций: (1) индустриальная агломерация, о которой мы уже упоминали; (2) агломерация трансформационного периода (в Западной Европе и США он протекал плавно в течение 1960-1970-х гг. и был связан с переходом к «распределенным» моделям организации производства, развитием сектора услуг и формированием предпосылок для складывания экономики постиндустриального типа, тогда как в России он оказался скоротечным и совпал с быстрой трансформацией всей социально-экономической системы страны в конце 1980-х - начала 1990-х гг.); (3) динамичная агломерация и (4) развитая постиндустриальная агломерация. Краткая характеристика каждого этапа представлена на рис. 2:

Фактически переход от индустриальной агломерации к постиндустриальной проходит три основных фазы. Эти фазы объединяют в себе комплекс реальных социально-экономических процессов (уже произошедших, либо протекающих в настоящий момент в Московской и Санкт-Петербургской агломерациях), изменяющий функциональную и пространственную структуру экономики территории и являющихся основанием для принятия важнейших инвестиционных решений со стороны федеральных и региональных органов власти.

Первая фаза развития предполагает агломерацию (укрупнение) рынка труда. В РФ катализатором трансформации рынка труда стал резкий спад промышленного производства. В наиболее жесткой форме он проявился в небольших промышленных городах. В результате сектор услуг на протяжении всех 1990-х гг. оставался практически единственным направлением, обеспечивающим одновременно рост занятости и адекватный уровень доходов для населения. Наиболее динамичными очагами развития сферы услуг стали центральные районы крупных городов, которые начали «пересобирать» управление потоками товаров, информации, капиталов и трудовых ресурсов.

Следствием этого стало увеличение трудовой маятниковой миграции в центры городов из пригородов: в Москве она резко увеличилась в конце 1980-х – начале 1990-х гг., в Петербурге – в середине 1990-х гг. - и сохраняется на высоком уровне и сейчас. При этом на трудовую маятниковую миграцию из пригородов в центр накладывается потребительская маятниковая миграция. В итоге «вылетные» автомагистрали и пригородные электропоезда мегаполисов перегружены, особенно в часы «пик». По некоторым оценкам, до 50% населения такого города как Гатчина (удаление от Санкт-Петербурга составляет десятки километров) ежедневно отправляется на работу в соседний мегаполис. Все это привело к формированию фактически единого, более мощного во всех отношениях рынка труда складывающейся агломерации.

Вторая фаза перехода к постиндустриальной агломерации состоит в формировании единых рынков торговой, жилой и производственной недвижимости. Ряд функций «ядра» города (потребление, развлечения, производство) перемещается на периферию и в подцентры –  там растет спрос на землю и базовые инфраструктуры (тепло-, электро-, водоснабжение, а также автодорожную инфраструктуру). В Московской и Санкт-Петербургской агломерациях эти процессы протекали крайне интенсивно и привели к складыванию в короткий период времени мощных центров потребления как в ткани самих городов, так и в пригородах, непосредственно прилегающих к «вылетным» автомагистралям.


Случайные файлы

Файл
160614.rtf
176544.rtf
71052.rtf
ref_neprsf.doc
23611.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.