Основные направления научных исследований в России и за рубежом (kursovik)

Посмотреть архив целиком

41



Министерство образования Российской Федерации

Владивостокский Государственный Университет Экономики и Сервиса


Институт международного бизнеса и экономики

Кафедра коммерческой деятельности






КУРСОВАЯ РАБОТА

По дисциплине: основы научных исследований


На тему: «Основные направления научных исследований в России и за рубежом»





Выполнили: студентки

группы КД-00-01, 02

Павлюк Е. В.

Шараева Т. В.



Проверил:

Сидоров В. П.






Владивосток

2002

Содержание


Введение 3

1.Типы стран по уровню развития науки 4

1.1 Страны с высоким уровнем развития науки (I группа). 7

1.2 Страны со средним уровнем разили науки (II группа) 10

1.3 Страны с низким уровнем развития науки (III группа) 11

2. Особенности российской науки 13

2.1 Экспертиза критических технологий. 18

2.2 Результаты экспертных оценок. 19

3. Наука Западной Европы: реалии и перспективы. 23

3.1 Исследовательские позиции Европы 24

3.2 Ведущие научные державы 25

Распределение стран по количеству публикаций и их цитированию 2000 г. 26

3.3 Перспективы науки в Европе 33

4. Научная деятельность в США 37

Заключение 39

Список использованной литературы 40



Введение

Уровень развития национальных систем "науки и техники" стал на рубеже веков одним из основ­ных факторов, оказывающих огромное влияние на социальное и экономическое развитие стран мира, их место в системе мирового хозяйства. Расчеты исследователей показывают, что именно он и связанные с ним технические иннова­ции стали основой современного благо­состояния и высокого жизненного уровня населения [1]. В связи с этим изучение национальных научно-технических систем стран мира, уровня их развития представляется нам одной из важных задач научных исследований.

Мы считаем, что уровень развития науки и техники играет большую роль в экономическом и социально-политическом развитии как отдельных стран, так и всего мирового сообщества.

Для того, чтобы изучить основные направления научных исследований в России и зарубежом мы посещали библиотеки с целью получения информации о направлениях науки различных стран. Для проведения исследования мы пользовались статьями из периодических изданий, книгами, а также использовали информацию из интернета.














1.Типы стран по уровню развития науки

Качественная разница в уровне развития науки в отдельных странах мира обусловлена, в свою оче­редь, особенностями исторического и социально-экономического развития и зависит от культурно-этнических факторов. Различия лежат в основном в особенностях организации научной деятельности, структуре и качестве научного потенциала, специ­фики исследований. Если рассматривать детальные отличия, то их фактически столько же, сколько имеется стран, участвующих в мировой научной де­ятельности. В этом отношении каждое государство уникально. Тем не менее страны со сходными чер­тами возможно объединить и группы, разделив тем самым всю их совокупность на несколько опреде­ленных типов. Отнесение к тому или иному типу является важнейшей характеристикой научной от­расли государства, способствует объективной оценке места страны в мировой научной системе.

Для определения типа страны необходима осо­бая методика оценки уровня развития ее науки, определенная система показателей. Однако измере­ние параметров науки методологически до сих пор представляется очень сложной задачей, что связано с самой природой науки. Ведь в отличие от других сфер деятельности общества, отраслей экономики, научный продукт — "идеи" — невозможно измерить количественно и качественно, выявить их прямую взаимосвязь с социально-экономическими фактора­ми. На сегодняшний день анализ выполним только на уровне их числовых характеристик, отражающих сферу науки как особый вид деятельности человека, отрасль хозяйства, а не как совокупность знаний [5].

Рассматривая науку в этом ключе как систему с "входом" и "выходом", каждый из которых характе­ризуется своими количественными показателями, все существующие научные показатели можно раз­делить на две группы. Во-первых, показатели, отра­жающие затраты материальных ресурсов, времени, кадровое обеспечение, т.е. ресурсные, "входные", показатели науки. Они могут быть выражены и в абсолютных и в относительных величинах. К абсо­лютным показателям относят, например, общее число ученых и инженеров, занятых в НИОКР, совокупные финансовые затраты, их распределение по областям знаний и видам научно-исследователь­ских и опытно-конструкторских работ и т.д.

Во-вторых, индикаторы, оценивающие основ­ной "выход" научных исследований — производство некого научного знания (фундаментального и при­кладного), т.е. позволяющие определить получен­ный вклад в науку, степень "приращения" нового знания в определенной научно-технической облас­ти. Все количественные меры научного "выхода" базируются на предположении, что "выход" науки соответственно отражен в абсолютных и относитель­ных показателях научной продуктивности страны (общее количество научных публикаций и их удель­ный вес относительно населения страны, количест­во поданных заявок на выдачу патента на изобрете­ние и число уже выданных патентов и т.д.), а также на структуре технологических достижений государства, отражающихся в уровне компьютеризации страны, экспорте продукции НИОКР и т.д.

Показатели для оценки уровня развития научной деятельности в отдельных странах мира в 1999г.

Таблица 1

Показатели

Япония


Россия


Индия


Нигерия


Число ученых и инже­неров (тыс. чел.)

787


495


136


1,3


Расходы на НИОКР (млрд доя.)


75,1


1,4


4,7


0,021


Количество научных публикаций (тыс.) .


39,4


17,2


7,8


0,3


Число заявок на выда­чу патентов (тыс.)


401


46


8


0,2


Доля высокотехноло­гичной продукции в экспорте страны (%)

38


19


11



Число компьютеров на 1 тыс. населения


202


32


2,1


5,1


"Входные" показатели, их абсолютные величи­ны, показывающие масштабность задействованных в НИОКР ресурсов, по нашему мнению, служат пред­определяющими факторами для научных открытий, свершений и технических достижений. Это под­тверждает соотношение между уровнем затрачивае­мых ресурсов и научной продуктивностью стран мира. По абсолютным показателям втянутых в НИОКР ресурсам ведущие государства мира (США, Япония, ФРГ, Франция, Великобритания) являются и главными производителями научных знаний, "мо­тором" научно-технического прогресса. Высокие аб­солютные показатели финансирования и занятого персонала в научно-технической деятельности Китая и Индии позволили им достичь прекрасных результа­тов в области ядерных исследований, освоения кос­моса и других областях знаний.

Однако оценка общего уровня развития науки, степени "наукофикации" общества, от которой в значительной мере зависят основные параметры его социального и экономического развития, уровень благосостояния населения возможны лишь на основе относительных показателей, характеризующих науч­ную деятельность. Использование относительных по­казателей дает возможность географического сопо­ставления больших и малых стран мира, выявления их типов по уровню развития науки.

В нашей типологии мы использовали показате­ли, которые, как уже было сказано выше, относятся к двум группам:

Ресурсные показатели науки:

а) число учёных и инженеров на 1 тыс. населения;

б) расходы на НИКОР на одного жителя страны (дол США);

в) расходы на НИОКР в расчете на одного исследователя (дол. США);

г) доля финансовых отчислений на НИОКР от ВВП страны (%)

2. Показатели эффективности науки:

а) количество публикаций на 1 тыс. жителей;

б) количество публикаций на 1 тыс. ученых и инженеров;

в) число заявок на выдачу патента от резидентов на 1 тыс. населения;

г) число заявок на выдачу патента от резидентов на 1 тыс. ученых и инженеров;

д) доля высокотехнологичной продукции в общем экспорте страны;

е) число компьютеров на 1 тыс. населения.

Полученные результаты отсортировали по трем группам коэффициентов, оценивающим как уровень развития науки в целом, так и отдельно уровень научно-технического потенциала (ресурсы науки) и результативности проводимых научно-исследователь­ских работ [3].

1.1 Страны с высоким уровнем развития науки (I группа).

В данную группу входят 20 государств (с пока­зателями 1—0,5100). Наиболее крупные из них — США, Япония, ФРГ, Великобритания, Франция. Для этих стран характерны: высокие абсолютные и относительные расходы на НИОКР (около 80% ми­ровых), большое количество занятого персонала, высокая доля частного капитала и соответственно низкая доля государства в финансировании н прове­дении исследований, лидерство в научно-техничес­ких достижениях и открытиях. Несмотря на сходные черты НИОКР, в данной группе можно выделить три подгруппы:

Подгруппа А. Страны с высокими ресурсными затратами и высокой эффективностью науки имеют и самые высокие коэффициенты, оценивающие уро­вень развития науки: Швеция, Швейцария, Япония, США. США и Япония являются общепризнанными мировыми лидерами в проведении научных исследо­ваний и ведущими в развитии новейших технологий.

Их научные системы — самые передовые в мире, о чем свидетельствует широта изучаемых про­блем, техническая оснащенность, а также статус науки в общественном сознании. Высокую эффек­тивность науки обеспечивает целенаправленное фи­нансирование частным капиталом и государством фундаментальных исследований, прикладных и опытно-конструкторских разработок.

Соотношение коэффициентов уровня развития науки, ресурсов и результативности исследований по странам мира 1993-2000 гг.

Таблица 2

Страна

Россия


Индия


Нигерия



495


136


1,3 );-




4,7


0,021



Уровень развития науки

Ресурсы


Результатив­ность


Страна


Уровень развит науки


Ресурсы


Результатив­ность


1. Швеция


1.0000


0.9729


0,9115


14. Норвегия


0,6471


0,6175


0,6768


2. Швейцария


0,9233


0,8466


1,0000


15. Сингапур


0,6468


0,5585


0,7352


3. Япония


0.9139


1.0000


0,8278


16. Канада


0,6395


0,5782


0,7016


4 США


0,8342


0,8716


0,7968


17. Бельгия


0,6377


0,6869


0,5885


5. Дания


0,7594


0,6340


0,8848


18. Австрия


0.3018


0,6048


0,5988


6. Нидерланды


0,7314


0.6727


0,7877


19. Н. Зеландия


0.5452


0,3448


0,7456


7. Финляндия


0.7230


0,6207


0,8253


20. Ирландия


0,5173


0,4075


0,6272


8.Великобритания


0,7141


0,6727


0,7555


29. Польша


0,1864


0.2216


0,1512


9 Израиль


0,7015


0.8075


0,5956


31. Украина


0,1862


0,2669


0,1056


10. ФРГ


0,6919


0.7532


0.6307


32. Россия


0,1819


0,2290


0,1348


11. Австралия


0,6858


0,5714


0,8003


46. Индия


0,0954


0,1116


0,0792


12. Франция


0,6580


0,7766


0,5395


47. Китай


0,0850


0,0555


0,1146


13. Республика Корея


0,6541


0,6335


0,6748


57. Бенин


0,0000


0,0720


0,0000



Швеция и Швейцария — мировые лидеры по относительным показателям развития науки. Если рассматривать соотношение их "входных" и "выход­ных" показателей, то наука этих стран более эффек­тивна, чем в США и Японии. Например, по коли­честву Нобелевских лауреатов (в расчете на 1 млн. человек) они 2—4 раза превышают США и более чем в 100 раз Японию. Однако в целом вклад этих государств в развитие мировой науки намного скромнее, чём их соседей по подгруппе и отдельных других стран Европы.

Подгруппа В. Страны с высокими ресурсными затратами, но более низкой эффективностью иссле­дований характеризуются многократным превыше­нием "расходов" над "доходами". К ним относятся ФРГ, Франция, Израиль. Наука этих государств более "фундаментальна", чем многих других высо­коразвитых стран. Затраты на теоретические иссле­дования в ФРГ и Франции превышают 20% всех расходов на НИОКР. Многочисленные научные центры и лаборатории проводят дорогостоящие экс­перименты, результаты которых, возможно, смогут оценить только в следующем тысячелетии. В резуль­тате — более низкая отдача научных исследований в целом, отставание в развитии технологий и др.

Подгруппа С. Страны с высокой эффективнос­тью исследований, но с относительно невысокими ре­сурсными показателями. К этому типу относятся преимущественно небольшие развитые страны Евро­пы (Нидерланды, Дания, Финляндия, Бельгия, Ир­ландия, Норвегия), а также Великобритания, Ав­стралия, Новая Зеландия, Республика Корея и Син­гапур. Для них характерно преобладание частного капитала в структуре финансирования и выполне­ния исследований и разработок (в Республике Корея его доля самая большая в мире — 82%), концентрация научного поиска в конечных областях НИОКР, специализация на отдельных областях зна­ний. Как следствие, относительно высокий уровень эффективности исследований.

1.2 Страны со средним уровнем разили науки (II группа)

В данную группу входит подавляющее боль­шинство стран мира, по которым выполнен анализ (с показателями от 0,5100 до 0,11ОО). Это развитые страны как Западной (Италия, Испания, Португа­лия, Греция), так и Восточной Европы, большинст­во государств СНГ, отдельные страны Южной, Юго-Восточной и Восточной Азии, Южной и Цент­ральной Америки. Большинство из них имеют отно­сительно молодую систему организации научных ис­следований, находящихся в стадии формирования национальных научных школ. Недостаток финансо­вых средств ограничивает возможности научного поиска, сдерживает развитие науки. Финансирова­ние со стороны государства полностью превалирует над частным. Его высокая доля объясняется более поздней стадией развития НИОКР в этих странах, а также общей структурой экономики — низкой долей наукоемких производств. Основные органы выполнения НИОКР — государственные научные центры и лаборатории, университеты.

Подгруппа А. Страны с приблизительно одинаковыми показателями затрат и эффективности..

К этому типу относятся 11 стран; Чехия, Греция, Ис­пания, Словения, ЮАР, Румыния Болгария, Бела­русь, Мексика, Аргентина, Чили, Турция. Состоя­ние науки отличается относительно высокой специ­ализацией, сильной территориальной концентра­цией в столицах и крупнейших городах. В структуре НИОКР большинства этих стран преобладают ис­следования в областях так называемой "классичес­кой науки" (природно-ориентированные исследова­ния, не требующие больших финансовых затрат). К ним относятся ботаника, зоология, фармакология, геонауки и т.д. В данной сфере здесь можно ожи­дать дальнейшего прогресса.

Подгруппа В. Страны со средними затратами, но относительно низкой эффективностью науки. К дан­ному типу государств относятся Россия, Польша, Хорватия. В настоящий момент они переживают не лучшее время для развития науки — низкое финан­сирование, сокращение научно-технического потен­циала.

Подгруппа С. Государства со средними и низкими затратами на исследования и относительно высокой эффективностью НИОКР. К этому типу относят 4 страны. В них также выделяются два подтипа. К странам со средними затратами и высокой эффек­тивностью относят Венгрию и Словакию. По степе­ни развития науки они наиболее близко стоят к высокоразвитым. Ко второму подтипу стран, т.е. к странам с низкими затратами и относительно высо­кой эффективность, относят Таиланд, Филиппины. Особенность здесь заключается в крайне низких показателях ресурсного обеспечения науки, способ­ного поддержать только научные исследования опи­сательного типа. Как правило, они не требуют боль­ших финансовых затрат, а эффективность, выражен­ная в публикациях, может быть весьма высокой. Поэтому соотношения в системе "затраты/продук­ция" в этих странах резко склоняются в пользу последних, что и оказало непосредственное влияние на место данных стран в мировой научной системе [2].

1.3 Страны с низким уровнем развития науки (III группа)

К данному типу относятся те 12 стран, по кото­рым оказался возможен анализ: Индия, Китай, Тад­жикистан, Узбекистан, Вьетнам, Уругвай, Эквадор, Египет, Боливия, Нигерия, Шри-Ланка, Бенин (с показателями менее 0,1100). Подавляющее их боль­шинство — наиболее бедные страны мира. Среди них можно выделить две подгруппы. К первой отно­сятся Китай и Индия. Они характеризуются высо­кими абсолютными показателями финансирования, занятых в научном производстве, но низкими отно­сительными показателями. Ко второй подгруппе от­носятся все остальные страны группы. Для них характерно очень низкое финансирование, недоста­точное количество тучного персонала, неразви­тость научной инфраструктуры. Как правило, в них отсутствуют или созданы относительно недавно ор­ганы управления наукой, разрабатываются прави­тельственные программы по научно-техническому развитию. Финансирование научных исследований осуществляется либо за счет государства, либо с помощью иностранных спонсоров. Небольшие ин­вестиции идут в основном на финансирование ис­следовательских программ в области сельского хо­зяйства, горнорудного дела. Преобладание однопрофильного характера научных исследований влияет на характер научных публикаций: в среднем более70% всех научных статей имеют сельскохозяйственное­ направление.

Представленная типология не может рассматри­ваться как нечто законченное и неизменное. Систе­ма науки стран мира очень динамична. Ей свойст­венны периоды прогресса и регресса, отряжающиеся на изменении научного статуса страны в мире. В странах Центральной и Восточной Европы, СНГ происходит свертывание некоторых научных на­правлений, сокращается научно-технический потен­циал. В других странах наблюдаются противополож­ные процессы. Резкое повышение уровня развития науки в Республике Корея, Сингапуре, на о. Тай­вань — яркое тому подтверждение.

















2. Особенности российской науки

Надежды на то, что российская наука сыграет роль катализатора развития промышленности в пере­ходный период, не оправдались. И сегодня нереально говорить о под­держке исследований по всему спектру научных направлений. За период 1991-1998 гг. объем внут­ренних затрат на исследования и разработки в сопоставимых ценах упал почти втрое. Для выживания науки необходима концентрация имеющихся финансовых ресурсов в наиболееперспективных областях исследований.

В Концепции реформирования российской науки на период 1998-2000 гг. определены основные проблемы активизации государствен­ной научно-технической политики, реструктуризации сети научных организаций, кадрового обеспечения и социальной политики в научной сфере, улучшения финансового положения и рационализации исполь­зования ресурсов, укрепления научно-технического потенциала регио­нов, повышения инвестиционной активности, развития международно­го научно-технического сотрудничества и совершенствования норма­тивно-правовой базы. Вместе с тем необходимо отметить следующее.

При рассмотрении проблем реформирования отечественной на­уки должны учитываться долгосрочные тенденции сокращения научного потенциала, которые, к сожалению, практически остались вне поля зрения разработчиков упомянутой Концепции. Как показывают результаты моделирования, приведенные выше, этот процесс окончит­ся, по-видимому, даже при достаточно оптимистических оценках не ранее чем через 5-7 лет. Таким образом, необходимы разработка долгосрочной концепции развития российской науки на период до 2015-2020 гг., а также подготовка и реализация федеральной целевой программы "Сохранение и стимулирование развития науки России" с выделением в ее составе важнейшей подпрограммы "Обеспечение преемственности в российской науке" [4].

Решение проблемы преемственности научных знаний должно осуществляться путем как стимулирования притока молодежи, так и предоставления возможности для плодотворной работы ученым и специалистам старших возрастных групп без ограничений по возрасту с установлением ежемесячной надбавки за выслугу лет к должностному окладу в зависимости от стажа работы. Необходимы расширение системы грантов для поддержки не только молодых, но и ученых старшего возраста - кандидатов и докторов наук, высоко­квалифицированных специалистов, не имеющих ученой степени, в том числе без высшего образования (на опытных производствах), а также целевое выделение ассигнований на оформление патентов, ар­хивирование и пропаганду научно-технических разработок и ре­зультатов, полученных учеными старших поколений. Следует освободить от призыва на военную службу выпускников вузов, поступа­ющих в НИИ и КБ, где ведутся работы по приоритетным направле­ниям развития науки и техники, при обязательном соблюдении всех пунктов заключаемого с ними контракта. Надо стимулировать интеграцию высшей школы и академического сектора науки, в том числе путем создания новых либо филиалов существующих вузов, подготавливающих магистров и аспирантов при ведущих научно-исследовательских организациях.

Требуется переработка проекта Налогового кодекса с целью со­хранения всех существующих Направлений государственной поддер­жки науки (отмена действующих льгот означает для науки, потери, сопоставимые с объемом средств, выделяемых в бюджете по статье "фундаментальные исследования и содействие научно-техническому прогрессу" и составлявших в 1997 г. 9,4 млрд. руб.).

Государство должно осуществлять соответствующий мониторинг и контролировать важнейшие нормативы. В их числе в первую оче­редь необходимо выделить следующие:

- доля общих затрат на науку относительно ВВП должна быть не ниже 1,5% (по нашим оценкам, это примерно соответствует 4% расходов федерального бюджета, которые должны выделяться на фундаментальную науку и научно-технический прогресс в соответ­ствии с законом РФ о науке);

- соотношение заработной платы занятых в науке и научном об­служивании и в экономике в целом должно быть не ниже 120-125%;

- долю занятых исследованиями и разработками относитель­но численности населения нужно в ближайшие 3-5 лет поддержи­вать на уровне 0,6-0,65% и в середине следующего десятилетия - не ниже 0,55-0,60%.

Важнейшая проблема - определение приоритетов развития науки. Принципы их выбора и реализации в условиях экономического спада, снижения спроса на результаты НИОКР и сокращения финансирова­ния должны коренным образом отличаться от тех, которые использу­ются при стабильном развитии экономики, и исходить из долгосроч­ных целей социально-экономического развития страны, оборонитель­ной доктрины и научно-технической политики. Управление сферой НИОКР должно основываться на изменении не абсолютных объемов, а удельных весов выделяемых финансовых ресурсов в зависимости от степени приоритетности направлений с тем, чтобы по крайней мере частично сберечь научный потенциал на неприоритетных направлени­ях, необходимых для сохранения научной среды в стране (огромные ее размеры, большая численность населения, значительные масштабы экономики, высокий уровень научно-технического потенциала России и ее геополитическое положение требуют проведения научных иссле­дований по широкому спектру направлений).

Для стимулирования развития сферы НИОКР в период пере­хода к новой экономической системе нужно поддержание максималь­но возможного спроса на научную продукцию со стороны государ­ства путем соблюдения законодательно установленного уровня бюд­жетных ассигнований на финансирование научных исследований и экспериментальных разработок гражданского назначения, а также увеличения доли НИОКР в ассигнованиях, выделяемых на цели обороны (с учетом инфляции). Только при этом условии можно будет перейти к решению проблем реформирования науки, совер­шенствования системы ее финансирования. Кроме того, при разра­ботке предложений по реформированию науки следует учитывать, что малый бизнес является лишь дополнительным источником спроса на научные достижения. Основная составляющая спроса зависит от крупных предприятий, главным образом наукоемкого сектора экономики, который обеспечивает, по оценке автора, около 75% совокупного спроса на достижения науки [6].

В переходный период будут необходимы еще в течение по крайней мере 5-7 лет немалые государственные ассигнования в отраслевую науку при сохранении государственной поддержки фундаментальных исследований, поскольку перевод отраслевой науки на самофинансирование при практически полном сокращении бюджетных ассигнований ведет к разрушению большинства отраслевых научно-исследовательских организаций. Анализ показывает, что реализация предложений о многозвенном финансировании науки не только за счет государственного бюджета, но и из других источников, включая внебюджетные фонды, при крайне низком общем уровне государственного финансирования российской науки, скорее всего, приведет к снижению управляемости сферой НИОКР, распылению средств и ухудшению контроля за их расходованием.

В результате работы проведенной Миннауки России привлечением ведущих министерств и ведомств, крупнейших центров науки и технологий на федеральном уровне были определены приоритетные направления развития науки и техники, составлен перечень критических технологий общероссийской значимости.

К числу самых приоритетных на­правлений развития науки и техни­ки (далее - ПН), утвержденных Пра­вительственной комиссией по научно-технической политике Россий­ской Федерации 21 июля 1996 г., наряду с фундаментальными иссле­дованиями были отнесены семь на­правлений, в целом соответствую­щих мировым тенденциям: инфор­мационные технологии и электро­ника; производственные техноло­гии; новые материалы и химичес­кие продукты; технологии живых систем; транспорт; топливо и энер­гетика; экология и рациональное природопользование.

Первые четыре направления но­сят глобальный характер, а послед­ние три в большей степени отража­ют российские особенности (разви­тую топливно-энергетическую базу, огромные, но крайне неэффектив­но используемые природные ре­сурсы, большую территорию).

Вместе с ПН утвержден пере­чень из 70 критических технологий федерального уровня (далее - КТФУ). К их числу отнесены "локо­мотивные" технологии, имеющие межотраслевой характер.

Принятие концепции критичес­ких технологий сыграло положи­тельную роль в формировании на­циональной научно-технической политики в России. Соответствие перечню КТФУ было одним из условий включения научно-технических проектов в состав Федеральной научно- технической программы на 1996-2000гг. «Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития науки и техники гражданского назначения».

Теперь при существенно изменившихся внешних и внутренних экономических факторах назрела необходимость в уточнении приоритетных направлений и соответ­ствующего перечня критических технологий. Стала еще более оче­видной необходимость жесткой концентрации крайне ограничен­ных бюджетных средств, выделяе­мых на науку и технику, на ключе­вых направлениях их развития.

В 1998 г. Миннауки России ини­циировало проведение цикла работ по уточнению перечней приоритет­ных направлений научно-техничес­кого развития и критических техно­логий федерального уровня. Эта работа была выполнена Центром исследований и статистики науки Миннауки России и РАН. В ее осно­ву легло проведение широкомас­штабной экспертизы с участием бо­лее 800 ведущих ученых, организа­торов науки и специалистов.

2.1 Экспертиза критических технологий.

В число основных задач экспер­тизы входили:

оценка актуальности каждой технологии с точки зрения эконо­мического прогресса (повышения эффективности экономики, созда­ния конкурентоспособных на внеш­нем рынке видов продукции и ус­луг), социального развития (влия­ния на повышение уровня и качества жизни населения), обеспечения обороноспособности страны, улучшения экологической обстановки; оценка практической значимости конечных результатов по каждой технологии с точки зрения возможностей выхода на мировой рынок и развития внутреннего рынка.

Для проведения более качественной экспертизы исходный перечень из 70 критических технологий федерального уровня был детализирован, таким образом, что каждая КТФУ была разбита на три пять технологий, раскрывающих в совокупности ее содержание. Всего в детализиро­ванном перечне - 258 технологий. Он подробно обсуждался и был согла­сован с соответствующими управле­ниями Миннауки России, координи­рующими различные направления развития науки и техники [7].

В процессе экспертизы оценива­лись технологии детализированно­го перечня, а затем рассчитывались интегральные характеристики КТФУ. Это дало возможность не просто оценить и сравнить состоя­ние отдельных критических техно­логий, но и выявить сильные и сла­бые стороны каждой из них.

По технологиям рассчитывались как балльные оценки, так и показа­тели доли экспертов (в %), выбрав­ших тот или иной вариант ответа.

2.2 Результаты экспертных оценок.

Оценки оказались весьма неод­нородными. Для экономического развития наиболее актуальны ин­формационные технологии и био­технологии, для социального раз­вития - экологические и медицин­ские, для повышения обороноспо­собности - информационные тех­нологии и электроника, авиакосмические и навигационные систе­мы, для улучшения экологической обстановки - природоохранные технологии и повышение безопасности атомной энергетики.

Из действующего перечня КТФУ, Россия по мнению экспертов, имеет «сильные» позиции по 19 технологиям, по 2 лидирует, а по 17 не уступает лучшим зарубежным разработкам.

Однако «сильные» технологические позиции страны далеко не всегда преобразуются в конкурентные преимущества на стадии промышленного применения технологий. Лишь по 10 из 70 критических технологий более 40% экспертов отметили потенциальные возможности выхода России на мировой рынок.

Результаты исследований показали слабую корреляционную связь между уровнем отечественных разработок отдельных технологий, их актуальностью и практической значимостью.

Эксперты, отметившие высокую актуальность критической технологии «иформационно-телекоммуникационные системы» (высшие рейтинги по актуальности с точки зрения экономического прогресса, социального развития и обороноспособности), отводят ей место в 3-4 десятке по перспективам выхода на мировой рынок из-за отставания от зарубежных аналогов. В то же время такие технологии, «Технологии электронного переноса энергии», «Нетрадиционные технологии добычи и переработки твердых видов топлива и урана» и «Трубопроводный транспорт угольной суспензии», несмотря на лидирующие позиции Российских разработчиков, имеют низкие показатели перспектив выхода на мировой рынок и средней по актуальности практической значимости. Из этого примера ясно, перед какой дилеммой стоит руководство российской науки: поддержать в первую очередь те области, где Россия является мировым лидером или те, где мы пока отстаем, но которые жизненно необходимы для отечественной экономики. Чтобы ее решить, нужен серьезный экономический анализ и социально-политический прогноз [3].

По восьми ТКФУ более 40% экспертов считают целесообразным отказаться от их дальнейшей разработки, перейти на использование подобных или замещающихся технологий либо переориентироваться на импорт готовой продукции. Причины предлагаемого отказа от дальнейшей разработки технологий различны. Так, в направлениях «Информационные технологии и электроника», «Технологии живых систем», «Топливо и энергетика», «Экология и рациональное природопользование» чаще всего отмечается наличие подобных и замещающих технологий за рубежом; в направлениях «Производственные технологии» и «Новые материалы и химические продукты» - низкий технический уровень производства и отсутствие необходимых производственных мощностей, а в направлении «Транспорт» низкая конкурентоспособность потенциальных результатов. Все это свидетельствует о том, что в отдельных областях отставание России от западных стран может стать непреодолимым.

Технологии, по которым российские разработки превосходят лучшие зарубежные аналоги

1. Системы жизнеобеспечения и защиты человека в экстремальных условиях

2. Трубопроводы для транспортировки угольной суспензии

Технологии, по которым уровень российских разработок соответствует лучшим зарубежным аналогам

1. Системы распознавания и синтеза речи, текста и изображений

2. Системы математического моделирования

3. Лазерные технологии

4. Электронно-ионно-плазменные технологии

5. Технологии ускоренной оценки и комплексного освоения стратегически важного горнорудного (алмазы, золото, платина) и техногенного сырья

6. Композиты

7. Авиационная и космическая техника с использованием новых технических решений, включая нетрадиционные компоновочные схемы

8. Технологии изучения недр, прогнозирования, поиска, разведки запасов полезных ископаемых и урана

9. Технологии разрушения горных пород, проходки горных

выработок и бурения нефтяных и газовых скважин

10. Технологии воздействия на нефтегазовые пласты

11. Нетрадиционные технологии добычи и переработки твердых видов топлива и урана

12. Технологии углубленной переработки нефти, газа и конденсата

13. Атомная энергетика

14. Технологии регенерации отработавшего ядерного топлива, утилизации и захоронения радиоактивных отходов

15. Технологии электронного переноса энергии

16. Водородная энергетика

17. Технологии прогнозирования развития климатических, экосистемных, горно-геологических и ресурсных изменений


Отвечая на вопрос о том, какие первоочередные меры потребуются для ускорения научных разработок и их реализации, от 80-90% экспортёров указали на необходимость увеличения финансирования; 70% экспортёров отметили важность доведения разработок до состояния инвестиционных проектов. Особо подчёркивалась острота проблемы ускорения кадров и необходимости привлечения молодёжи в первую очередь в сферу информационных технологий и электроники, производственных технологий, экологии.

КТФУ, имеющие наибольшие перспективы выхода на мировой рынок

1. Авиационная и космическая техника с использованием новых технических решений, включая нетрадиционные компоновочные системы

2. Атомная энергетика

3. Системы распознавания и синтеза речи, текста и изображений

4. Технологии регенерации отработавшего ядерного топлива, утилизации и захоронения радиоактивных отходов

5. Многопроцессорные ЭВМ с параллельной структурой

6. Системы математического моделирования

7. Рекомбинантные вакцины

8. Транспортные средства на альтернативных видах топлива

9. Полимеры

10. Лазерные технологии









3. Наука Западной Европы: реалии и перспективы.

Развитие науки и технологии на протяжении трех минувших веков происходило под бэконовским афористичным девизом «Знание — сила». В этот период наука Европы как часть европейской культуры (с ее еще в ан­тичности сформировавшимся пониманием исследования как объективного процесса, основанного на логических рассуждениях и измерениях) не име­ла равных в мире и триумфально преумножала свои достижения как в ес­тествознании, так и в технических и социальных дисциплинах: «Историчес­ки сама идея прогресса, которая не старше Фрэнсиса Бэкона и Рене Де­карта, родилась как идея научного прогресса».

Однако в XX веке ситуация кардинально изменилась. Уже к 1930-м, еще до массовой эмиграции европейских ученых в США, начала заявлять о себе в мировом масштабе американская наука, хотя первоначально и преимущественно как промышленная наука. Взаимодействие европейской и американской науки имеет сегодня не только прагматический, но и в значительной степени символический смысл: США давно стали бесспор­ным мировым лидером постиндустриальной, технологической науки; носи­телем же традиций фундаментального теоретического знания по-прежне­му остается Западная Европа. В культурологическом плане евро-аме­риканское сотрудничество предстает как взаимодействие «науки — твор­чества» и «науки — массового производства». Похоже, именно этим взаимо­действием и будут определяться основные параметры науки наступившего столетия [2].

В последней четверти XX века европейская наука оказалась втянутой в соревнование как с американской, так и с японской наукой, а затем и с исследовательской практикой «азиатских тигров» Индии и Китая. Резуль­таты этого соперничества измеряются не только количественными парамет­рами (по данным на 2000 год 38,4 процента научных исследований сегодня проводится в Северной Америке. 35.4 — в Европе, а 19 — в Японии и «новых индустриальных странах» Азии), но и эффективностью взаимодействия науки с культурой конкретного региона, с идеями «просвещения» в их классически европейском и постмодернистском вариантах.

3.1 Исследовательские позиции Европы

При всей очевидности успехов соперников из Нового Света исследовательские позиции Европы по-прежнему сильны: даже без учета стран Центральной и Восточной Европы и России. Европа Западная, Север­ная и Южная производит около 34 процентов, мировой печатной исследова­тельской продукции — масштаб, вполне сопоставимый с вкладом США в мировую науку. Ныне Европа создает свыше 50 процентов мировой науч­ной продукции в физике и химии, более 40 — в биомедицинских иссле­дованиях, клинической медицине, математике, науках о Земле и космосе.

Ученым Европы принадлежат многие из научных достижений, став­ших символами мирового развития последней четверти XX века. Так, томограф — прибор, совершивший революцию в медицине и ознаменовавший новый этап в развитии мировой науки в целом (в центре научных изыска­ний оказался человек, а физика уступила место биологии), был создан в 1971 году в Великобритании; ей же принадлежит наиболее громкое дости­жение конца века — удачный эксперимент по клонированию млекопитаю­щих. Технологию Интернета изобрел в 1989 году Т. Бернерс-Ли, специалист по компьютерам из Оксфорда, работавший в Европейском центре ядерных исследований (ЦЕРН) в Швейцарии. Европейским лидером конца столетия вновь оказалась Великобритания.

Тем не менее перспективы науки как института отнюдь не безоблачны. За последние 40 лет отношение к ней сменилось с восторженного на сдер­жанное. Во всем мире сократились бюджетные ассигнования на науку, а после завершения «холодной войны» во всемирном масштабе стала сокра­щаться и оборонная наука [1].

Практически повсеместно происходит подчинение познания требова­ниям эффективности и быстрой востребованности на рынке. Система безус­ловных научных приоритетов фактически свелась к двум: медицине и фар­макологии.

В промышленно развитых странах постепенно утрачивает значимость тезис о самодостаточности фундаментальных исследований. Наука становит­ся «слишком прикладной» и с технологической точки зрения все более при­ближается к производственному процессу. Что это сулит науке? Чем заме­нят европейцы порожденный ими в Новое время идеал прогресса как прогресса науки?

В целом европейскую науку характеризуют сегодня как более сдержан­ный темп исследовательской активности (о причинах этого мы еще скажем), так и более критическое отношение массового сознания к ее достижениям.

3.2 Ведущие научные державы

В первую десятку ведущих научных держав по количеству пуб­ликаций к концу 1990-х входили США, Великобритания, Япония, ФРГ, Франция, Италия и Нидерланды: во вторую десятку вошли такие запад­ноевропейские страны, как Испания, Швеция, Швейцария, Бельгия и Дания. Каждая из стран, принадлежащих к пятерке лидеров, производит более 5 процентов мировой научной продукции. Первая десятка объединяет страны, производящие более чем по 2 процента мировых научных публи­каций; более 1 процента дает каждая из стран второй десятки. Свыше половины мест в третьей десятке также принадлежит европейским странам: Финляндии, Австралии, Норвегии, Греции; в четвертой десятке — Ирлан­дия и Португалия, в пятой (42-е место) — Исландия.

По проценту цитирования лидирует Швеция; за ней следует Дания, Швейцария, Нидерланды, Финляндия, Исландия и США. Таким образом, европейская наука остается в мире наиболее цитируемой. Во вторую де­сятку по цитируемости входят Великобритания, Норвегия, Бельгия, ФРГ, Италия и Франция; весьма высоки рейтинги Исландии и Ирландии (соот­ветственно 8-е и 25-е места).

Наука Великобритании занимает 7-е место по количеству исследова­телей на 10 тысяч жителей и 2-е — по научной продуктивности. Соответ­ствующие показатели для других стран таковы: ФРГ — 5 и 4, Франция — 5 и Нидерланды — 8 и 10, Италия — 12 и 8. На противоположном полюсе по этим параметрам оказываются наука Норвегии (3-е место по количе­ству исследователей и 25-е — по публикациям) и Исландии (6-е и 42-е ме­ста), однако сам по себе рост числа ученых на душу населения составляет пусть и недостаточное, но необходимое условие увеличения национальной научной продуктивности. Стратегия усиленного внимания к национальной науке в предшествующие десятилетия (1950 — 1970 годы) уже принесла ожидавшиеся позитивные результаты в Италии, Испании, Греции отчас­ти и в Португалии [5].

В целом в координатах таких «классических» индикаторов, как количе­ство публикаций и индекс цитирования, параметры развития европейской науки выглядят так:

Распределение стран по количеству публикаций и их цитированию 2000 г.

Таблица 3


Страна


Процент от общемирового числа публикаций и рейтинг но этому показателю


Процент цитируемых публикаций и рейтинг по этому показателю


США


37.41(1)


60.60(10)


Великобритания


9.27 (2)


59,65(11)


Япония


8.70 (3)


55.08 (22)


Германия

8,07(4)


57,19(16)


Франция


6,16(5)


56,15(20)


Канада


5,03 (6)


58,95(12)


Россия


3,69(7)


33,60 (89)


Италия


3,68(8)


57,11 (16)


Австралия


2,68 (9)


57,29(15)


Нидерланды


2,50(10)


62.58 (5)


Испания


2.37(11)


54,91 (23)


Продолжение таблицы 3

Индия

2.19(12)

Нет данных

Швеция


1,91 (13)


63,43(2)


Швейцария


1,73(14)


63,01 (4)


Китай


1,71 (15)


Нет данных


Израиль


1,25 (16)


55,75(21)


Бельгия


1,21 (17)


58,53 (14)


Польша


1,02(18)


Нет данных


Тайвань


0,98(19)


Нет данных


Дания


0,95(20)


63,37(3)



Не менее показательно распределение отдельных научных центров Европы по их научной продуктивности.

Наибольшей продуктивностью характеризуются британские универси­тетские города. За ними следуют города Швейцарии, Стокгольм, Копенга­ген, Амстердам, Гейдельберг. Замыкает десятку лидеров столица Великоб­ритании.

Тройку лидеров по общему количеству публикаций среди научных цен­тров Европы образуют Лондон, Париж и Москва.

По суммарному показателю бесспорным лидером европейской науки оказывается Великобритания (более 9 процентов). Это выглядит несколько неожиданно с точки зрения русской культуры, для которой «европейский стандарт» с петровских времен традиционно олицетворяют Германия и Франция. Проект Академии наук был заказан Петром I Лейбницу, позднее в России фактически были воспроизведены организационные принципы не­мецкой науки, не менее тесными были и научные контакты российских и французских ученых [7].

Ведущие научные центры Европы

Таблица 4

Город



Общее количество статей



Количество статей на 1 тысячу жителей и рейтинг по этому показателю


Лондон

64742

7(10)

Париж

45752

5(12)

Москва

39 303

3(14)

Амстердам, Гаага, Утрехт

36 1 58

10(8)

Копенгаген. Лунд

21 631

11 (7)

Стокгольм, Упсала

20 195

12(6)

Берлин

19872

5(12)

Оксфорд. Ридинг

18876

41(2)

Эдинбург, Глазго

18688

10(8)

Манчестер, Ливерпуль

18653

5(12)

Кембридж

17764

81(1)

Мадрид

16230

4(13)

Мюнхен

15 947

10(3)

Дортмунд, Дюссельдорф, Кельн

15716

1(15)

Милан

15 120

6(11)

Рим

15088

5(12)

Франкфурт-на-Майне

14512

6 ( 11 )

Шеффилд, Лидс

1 3 444

5(12)

Базель, Мулхауз, Фрайбург

139

20(4)

Женева, Лозанна

13405

29(3)

Манхейм, Гейдельберг

122

8 (9)

Цюрих

1 1 95

13(5)

Брюссель, Антверпен

186

5(12)

Санкт-Петербург

511

3 (14)


Динамична и эволюция научных приоритетов. Спектр исследований британской науки весьма широк, но преобладает здесь медицина. Германия, Франция и Италия демонстрируют сходные модели исследовательской ди­намики с «классическими» приоритетами в физике и химии, в меньшей сте­пени — в «науках о жизни». Италия уже к началу 1990-х опережала по количеству публикаций в фармакологии Францию и Канаду, в иммунологии и исследовательской медицине — Германию и Францию, все более заметен вклад Италии в физику, химию и математику.

Наиболее активно развивается весь спектр «наук о жизни»: от генети­ки и до медицинских проблем реабилитации от наркозависимости. Общеми­ровые тенденции в начале третьего тысячелетия характеризуются значи­тельным ростом биомедицинских исследований, умеренным ростом публи­каций в физических науках, значительным снижением интереса к «старой биологии» (классическим биологическим наукам) и небольшим снижением

общего объема публикаций в таких отраслях научного поиска, как химия, математика и технические науки.

Помимо индивидуального вклада стран в европейскую науку, нельзя не видеть и коллективного вклада Европейского Союза в мировую науку. Весьма высоки показатели внутриевропейского сотрудничества у таких ма­лых стран ЕС, как Люксембург, Португалия, Бельгия, Ирландия и Испа­ния. Их наука не столь развита, чтобы конкурировать на внешних рынках, и пока нуждается в значительной поддержке со стороны ЕС.

Технологический и инновационный рейтинг Европы традиционно фиксируют индикаторы патентной статистики, основанные на базах дан­ных Патентного ведомства США. В США Европа патентует меньше, чем Япония. Наибольшее количество американских патентов у Германии; далее следуют Великобритания, Франция, Италия и Нидерланды.

Так же как и в США, в Европе регистрируются не только европейс­кие патенты. В европейское Патентное ведомство наибольшее количество заявок ежегодно приходит от ученых и инженеров Германии, Франции и Великобритании. Среди европейских стран Франция и Великобритания до­минируют (и специализируются) по патентам в аэрокосмической сфере. Ак­тивно патентуется в США европейская фармацевтика. У Германии, Дании и Италии сильны позиции в электротехническом машиностроении; лидерами патентования в химии выступают Германия и Франция; в транспортных тех­нологиях — Бельгия и Германия.

В эпоху индустриализма познавательный универсализм европейской науки был продуктивен абсолютно; ныне же экономика, основанная на знаниях, требует прежде всего успехов в инновационном секторе, где наука Старого Света оказалась отнюдь не лидером. «Блоковый», силами ЕС, способ решения масштабных научно-технических задач здесь уже апробиро­ван. На очереди явно стоят новые типы стратегического партнерства европейских стран с целью сохранения научно-технологического потенциала Европы в мире перед вызовом североамериканской и азиатской науки.

Старый Свет по-прежнему богат идеями, но отстает в освоении ключе­вых наукоемких технологий. Это главные болевые точки Западной Европы. Например, «на британских ученых приходится около 7% цитирования в мировой научной литературе и лишь 3% всех зарегистрированных в мире патентов. У Японии это соотношение прямо противоположно — 4% всех цитирований, но 14% патентов». Анализ системы организаций исследований в национальных границах (без учёта и региональной и наднациональной составляющих) сегодня лишь в ограниченных пределах способен характеризовать научное пространство Старого Света [6].

Институциональным стержнем наднационального развития европейской науки безусловно стали «Рамочные программы НИОКР» Европейского Союза. Это формы реализации научной и технологической активности, фи­нансируемой ЕС и координируемой Европейской комиссией. Рамочные программы все активнее стимулируют инновационную реализацию научных знаний посредством кластеризации и концентрации ресурсов. Наиболее активны в кооперативных проектах такие страны ЕС, как Германия, Фран­ция, Великобритания, Бельгия, Нидерланды, Италия, Испания и Греция. Основными принципами трехуровневого взаимодействия (наднаци­ональные — национальные — региональные исследования) стали: безусловная государственная поддержка национальной фундаментальной науки; стремление к тому, чтобы оказывать содействие научным исследованиям в масштабе ЕС именно «в тех областях, которые для отдельных государств-членов являются слишком дорогостоящими и поэтому управление ими дол­жно быть перенесено на уровень сообщества»; взаимодействие государства и регионов в проведении политики научно-технологического развития, на­целенной на рост инноваций.

Последнее десятилетие XX века с точки зрения организации европей­ской науки прошло под знаком «проб и ошибок». Система «центр — регио­ны» во многом оказалась не готовой к восприятию новых управленческих новаций. Особенно очевидны «промахи» регионализации в деятельности «научных парков». Выяснилось, что «большинство научных парков — это не более чем принаряженные промзоны, где не наблюдается никакого осо­бого взаимообмена. Вызвать взаимообмен внутри фирм или научных учреж­дений не так-то просто. Так что не следует полагать, что эффекты концен­трации и взаимообмена происходят сами собой». Стратегии регионализации научно-технического развития не стоит абсолютизировать, а тем более под­менять ими национальные стратегии (в Великобритании практически отсут­ствует региональная политика, что не мешает этой стране в течение деся­тилетий сохранять первые места в рейтингах мировой науки).

Главная цель региональной составляющей научно-технической полити­ки состоит в том, чтобы способствовать повышению уровня научных иссле­дований тех территорий, которые слабы в этом отношении и потому оказы­ваются на периферии научной кооперации в Европе, участвуя всего лишь в 5—8 процентах проектов. Основная стратегия региональной политики на­правлена прежде всего на усиление конкурентоспособности европейской промышленности, и поэтому главная задача — оптимизировать процесс пе­редачи технологий от науки к промышленности через стремление к объеди­нению усилий государственного и частного секторов, «встраивание» регио­нов в сети глобальной экономики и мирового научно-технического со­трудничества и т. п. Патронаж по отношению к фундаментальной науке при этом безусловно закреплен на национальном уровне.

Исследование западноевропейской науки невозможно и вне анализа образовательного контекста. Модель социального развития, ныне обознача­емая проектом «обучающейся экономики», выдвигает сферу высшего обра­зования на первый план в социальной системе. К этой роли институт обра­зования (по своей природе консервативный и инерционный) оказался во многом не готов. Традиционализм европейского образования на протяжении веков был залогом его устойчивости, но «традиционное обучение представ­ляет собой скорее диффузию и трансляцию знаний, нежели их прогресс», а нынешнее поколение людей живет обычно не тем образованием, которое оно само породило, а тем, которое создала предшествующая эпоха.

В качестве основной структурной единицы академической науки выс­тупает «идея университета» как некой колыбели научного творчества, свя­щеннодействию внутри которой студенты мешать не должны. В существую­щей образовательной стратегии студенты в значительной степени пре­доставлены сами себе и минимальным образом — опеке преподавателей. Педагогический процесс (при сложившемся в Европе к настоящему вре­мени преимущественно бесплатном высшем образовании) фактически бес­прибылен. Деньги зарабатывает наука, получая их за результаты исследо­ваний, а также за престиж вуза, который тоже в первую очередь связан с научными результатами, полученными в «именитых» стенах и получивши­ми мировое признание. Наука столкнулась с проблемой эффективности рань­ше, чем высшее образование, и ныне даже фундаментальные исследова­ния (в том числе через институт грантов) оказались вписанными в рыноч­ную логику.

Что касается над системой «высшее образование — наука», то в ЕС он в значительно большей степени реализован по отношению к ис­следовательскому, а не к образовательному компоненту. Наибольшее коли­чество университетов, участвующих в программах ЕС, приходится на Ве­ликобританию (19,7 процента), Германию (19,7) и Францию (17,6). При этом 1-е место — 37,4 процента патронажа — по степени участия в программах ЕС принад­лежит университетам, основанным до 1800 года, которые имеют более высокий престиж и более высокий уровень подготовки своих сотрудников и вы­пускников, что выражается и в распределении финансовых ресурсов ЕС.

Вузы, и в первую очередь университеты, все активнее принимают участие и в реализации рамочных программ ЕС. Но это говорит прежде всего о том, что исследовательский потенциал университетов задейство­ван в Европе намного более эффективно, нежели образовательный.

3.3 Перспективы науки в Европе

Перспективы науки в Европе отчасти проясняет концепция ев­ропейского научного пространства (ЕНП) как новой реалии стран ЕС. Эта «идеология» заложена в стратегию будущих мер поддержки исследований в странах Европейского Союза, а также в следующую, шестую «Рамочную программу на 2002 — 2006 годы». Стратегия ЕНП органично продолжает курс на создание в Европе различных интегративных структур. Европейское эко­номическое пространство уже стало реальностью, европейское научное пространство еще только предстоит создать, но необходимость этого уже не подвергается сомнению. Глобализация экономики и коммуникаций, инно­вационные и многие другие императивы сделали становление ЕНП целью, реализация которой не терпит отлагательства.

При всем осознании необходимости перемен ответ Европы на вызовы глобализации явно недостаточен по сравнению с другими лидерами миро­вой науки. В 1999 году в Европе на «исследования и разработки» («research&development») было затрачено всего 1,8 процента ВВП, тогда как в США — 2,7, в Японии — 3,1. Европа отстает и по количеству исследователей, числу патентов и экспорту высоких технологий. Сознавая это, Европейская комис­сия в январе 2000 года провозгласила создание европейского научного про­странства как основы для формирования на континенте «общества, осно­ванного на знаниях», Европарламент поддержал этот проект в резолюции от 18 мая 2000 года, идея ЕНП с удовлетворением воспринята европейским научным сообществом и промышленностью.

Реализация этой программы потребует более структурированной, чем прежде, политики. Значительно теснее должна стать связь между национальными исследовательскими программами и межправительственными ис­следовательскими инициативами. Кооперационные сети различных уровней должны послужить тем остовом, на базе которого будет строиться ЕНП. Направления ЕНП не предрешают структуру очередной шестой «рамочной программы», а самостоятельно распределяются по следующим профильным областям:

исследовательская активность (приоритет промышленных исследований, сети и координация национальных программ);

исследования и инновации (усиление возможностей технологических инноваций в ЕС);

проведение европейской политики в области исследовательской ин­фраструктуры, в том числе крупномасштабных электронных сетей;

человеческие ресурсы в науке, технологиях и инновациях (поощрение мобильности, участия женщин, привлекательности для молодежи и привлечение исследователей из третьих стран);

наука, общество и граждане (установление в Европе нового «обще­ственного договора» между наукой, политикой и этическими требованиями общества).

К приоритетам «европейских исследований» отнесет:

«постгеномные» исследования в биологии и изучение основных бо­лезней на уровне, соответствующем общемировым критериям;

нанотехнологии как междисциплинарное поле исследовании;

исследования в области информационного общества, особенно каса­ющиеся проблем объединенной Европы;

аэронавтика и космос как межгосударственная сфера исследований;

исследования, характеризующиеся высокой неопределенностью и рисками;

исследования, рассматривающие модель развития Европы как це­лостности.

Реализация концепции ЕНП предусматривает создание сети нацио­нальных программ, координируемых ЕС, тематических, дисциплинарных и междисциплинарных «сетей превосходства» (основанных на поддержке ин­новаций и исследовательской инфраструктуры университетов и частного бизнеса через объединение финансовых потоков от национальных и регио­нальных организаций, структурных фондов ЕС и частных инвесторов), дви­жение к долговременным (более четырех лет) схемам поддержки научных исследований, устранение барьеров, мешающих передвижению исследова­телей, знаний и технологий, расширение диалога «наука — общество» (в том числе через СМИ) и систематическое распространение в обществе инфор­мации о научно-технических достижениях.

В целом движение Европы к постиндустриальной науке идет не в сторону «массовизации усредненности» (при параллельном культивиро­вании элитарности), а напротив, реализации принципа «повышения уровня средних до уровня высших». Приверженность классической парадигме по­лучения теоретических знаний и сегодня — в условиях весьма жесткого на­учного соперничества с американской исследовательской традицией — по­зволяют науке Старого Света оставаться наиболее цитируемой в мире, ибо новое знание и инновационный поиск — вещи все же нетождественные. Если новое знание и возможно без инноваций, то обратное нереально ни при каких обстоятельствах.

К началу третьего тысячелетия сформировалось три мировых центра научного притяжения: Северная Америка, Европа и Азия.

Научно-технические области, для которых прогнозируются наиболее высокие темпы технологического прогресс в период с1998-2003 гг.

Таблица 5

Область


США


Япония


Зап. Европа


Азия


Вычислительная техника


1 (21,6%)


5 (6,5%)


6 (7,8%)


5 (1 1,5%)


Биотехнология


3 (1 1,8%)


1 (29,3%)


1 (51,9%)


2 (26,9%)


Средства информатики и связи


2 (13,7%)


2 (25,0%)


2 (45,5%)


1 (53,8%)


Электроника


4 (10,8%)


4 (14,1%)


3 (18,2%)


4 (15,4%)


Сверхпроводимость


7 (2,9%)


3 (20,7%)


4 (18,2%)


3 (19,2%)


Промышленные материалы


8 (2,0%)


7(1,1 %)


5 (11,7%)


9 (3,8%)


Энергетика


--


--


7 (7,8%)


8 (3,8%)


Космическая промышленность


6 (3,9%)


6 (2,2%)


8 (6,5%)


6 (11,5%)


Транспортное оборудование


5 (3,9%)


8(1,1%)


9 (1,3%)


7 (7,7%)


4. Научная деятельность в США

Основные направления исследований и разработок США в 2002 г.

Таблица 6

Министерства, ведомства и программы

Национальные институты здравоохранения


Биомедицинские исследования


Обороны


Научно-исследовательская инициатива


НАСА


Космический запуск


Исследование Марса

Происхождение Вселенной


Система космического зондирования


Энергетики


Фундаментальные исследования


Энергетика полезных ископаемых

Национальный научный фонд


Партнерство в математике и естественных науках


Математические науки

Нанонаука и нанотехнология

Сельского хозяйства


Биотехнология


Биопродукты и биоэнергетика


Торговли


Исследования Мирового океана


Спутник на полярной орбите для контроля состояния окружающей среды



Собственные исследования


Транспорта


Наземные высокоскоростные дороги


Интеллектуальные транспортные системы


По делам ветеранов


Исследования в области разработки протезов


Образования


Исследования Национального института инвалидности и реабилитация



Исследования и распространение их результатов



Необходимо отметить, что американское общество удовлетворено состоя­нием дел в науке, где США являются бесспорным лидером, и никто не сможет в ближайшие годы, бросить им вызов. Однако в области развития технологий и применения их результатов Соединенные Штаты - лишь один из лидеров, наряду с Японией и Европейским Союзом. Они не обладают тем же запасом прочности, как в науке. Этот факт составляет предмет постоянных дебатов в США, в ходе которых эксперты стремятся ответить на вопрос: по­чему Соединенные Штаты так сдают свои позиции при переходе от одной фа­зы научно-технического прогресса к другой.

Главная задача федеральной власти в этом вопросе, по мнению всех уча­стников этого процесса - ученых, промышленников и правительственных чи­новников, заключается в создании в стране такого климата, который бы спо­собствовал скорейшей разработке новых технологий и их адаптации к обще­ственным потребностям. И роль правительства в этом вопросе чрезвычайно велика. Достаточно вспомнить почти плановое управление научно-техническим комплексом в Японии и некоторых "новых промышленных стра­нах". Но усиление роли государства противоречит общим идеологическим ус­тановкам Республиканской партии, для которой "чем меньше государства в экономике, тем лучше". Поэтому администрацией Дж. Буша-мл. проводится политика, согласно которой государство не должно подменять своими действиями рынок. Государственная поддержка оказывается лишь в тех областях, где у частного капитала нет стимула для инвестиций. Если же государствен­ные инвестиции оказываются в зоне интереса фирм, то, считают республи­канцы, снижается заинтересованность последних в собственных инвестициях и ослабляется общий конкурентный настрой фирм. Прошедшее десятилетие показало, что разумное сочетание интересов государства и частных фирм вполне достижимо. Республиканская администрация стремится продолжить и развить это направление сотрудничества с бизнесом.




Заключение

Качественная разница в уровне развития науки в отдельных странах мира обусловлена, особенностями исторического и социально-экономического развития и зависит от культурно-этнических факторов. Различия лежат в основном в особенностях организации научной деятельности, структуре и качестве научного потенциала, специ­фики исследований. Для определения уровня развития науки в стране необходима осо­бая методика оценки, определенная система показателей.

К началу третьего тысячелетия сформировалось три мировых центра научного притяжения: Северная Америка, Европа и Азия.

В науке США являются бесспорным лидером, и никто не сможет в ближайшие годы, бросить им вызов. Но в области развития технологий и применения их результатов Соединенные Штаты - лишь один из лидеров, наряду с Японией и Европейским Союзом.

В целом движение Европы к постиндустриальной науке идет не в сторону «массовизации усредненности», а напротив, реализации принципа «повышения уровня средних до уровня высших».

К числу самых приоритетных на­правлений развития науки и техни­ки, Россий­ской Федерации наряду с фундаментальными иссле­дованиями отнесены семь на­правлений, в целом соответствую­щих мировым тенденциям: инфор­мационные технологии и электро­ника; производственные техноло­гии; новые материалы и химичес­кие продукты; технологии живых систем; транспорт; топливо и энер­гетика; экология и рациональное природопользование.







Список использованной литературы

  1. Артамонов М. В. Финансирование научных исследований. Высшее образование в России. 2001. - №2. – с35-40.

  2. Варшавский А. Социально-экономические проблемы российской науки: долгосрочные аспекты развития. Экономика и математические методы. 2000. - №10. – с28-34.

  3. Водопьянова Е. Наука Западной Европы. Свободная мысль – ХХI. 2002. - №3. – с74-81.

  4. Карбунов С. Научно-технические приоритеты республиканской администрации. США, Канада; экономика, политика, культура. 2002. - №4. – с22-37.

  5. Комаров Е. НИОКР в Японии. Управление персоналом. 1999. - №11. – с 45-49.

  6. Ковалев Ю. Ю. Типы стран по уровню развития. Вестник московского университета. Серия 5. География. 2001. - №2. – с27-31.

  7. Соколов А. Выбор научно-технологических приоритетов. Человек и труд. 2000. - №8. – с56-58.


Случайные файлы

Файл
11932-1.rtf
42684.rtf
102473.rtf
165575.rtf
26183.rtf