Внешнеэкономические связи России с зарубежными странами (geogr)

Посмотреть архив целиком

3



Внешнеэкономические связи России

с зарубежными странами

СОДЕРЖАНИЕ

Предмет международных экономических отношений 3

Особенности интеграции России в систему международных экономических отношений 4

Россия в системе международного разделения труда 7

Россия и Всемирная торговая организация 11

Место и роль России в мировой торговле 12

Россия на международном рынке труда 22

Экономические отношения России с региональными интеграционными группировками 24

Россия и ЕС 24

Россия и АТЭС 26

Развивающиеся страны в мирохозяйственных связях России 27

ЛИТЕРАТУРА 31











Предмет международных экономических отношений

Одной из отличительных особенностей мирового хозяйства второй половины XX века является интенсивное развитие меж­дународных экономических отношений (МЭО). Происходит рас­ширение и углубление экономических отношений между стра­нами, группами стран, экономическими группировками, отдель­ными фирмами и организациями. Совершенствуется и перестра­ивается механизм реализации МЭО. Эти процессы проявляются в углублении международного разделения труда, интернациона­лизации финансово-экономических связей, глобализации мирово­го хозяйства, увеличении открытости национальных экономик, их взаимодополнении и сближении, развитии и укреплении ре­гиональных международных структур.

Характерно, что все эти процессы взаимодействия, сближе­ния, сотрудничества носят противоречивый, диалектический ха­рактер. Диалектика международных экономических отношений состоит в том, что стремление к экономической независимости, укреплению национальных хозяйств отдельных стран приводит в итоге ко все большей интернационализации мирового хозяй­ства, открытости национальных экономик, углублению между­народного разделения труда.

Особенности интеграции России в систему международных экономических отношений

Конец XX — начало XXI века является периодом формиро­вания новой системы мирового хозяйства со свойственной ей ие­рархией тех или иных национальных экономик в международном разделении труда (МРТ), на международном рынке капиталов, ресурсов.

Процесс интеграции России в мировое хозяйство, ее утвер­ждение как равноправного участника в системе международных экономических отношений в международном разделении труда находится в самом начале. Несмотря на формальное расшире­ние в начале 90-х годов участия в МЭО доля России в мировой экономике и степень ее вовлечения в международное разделение труда пока не только не возрастает, а сокращается. Так, на­пример, удельный вес российской внешней торговли в междуна­родной торговле, резко снизившийся в начале 90-х годов, в кон­це 90-х годов составлял чуть более 1%. Структура ее экспорта носит преимущественно сырьевой характер. На начальной ста­дии находятся процессы легального вывоза капитала, органи­зации совместных предприятий, свободных экономических зон, международные интеграционные процессы. Только около одной четверти российской экономики «завязано» на внешние рынки. Проблема интеграции России в мировое экономическое сообще­ство достаточно сложна и многообразна. Предпосылками к ее решению могут стать:

прохождение Россией основных ступеней развития эконо­мики рыночного типа, которые в свое время миновали экономи­чески более развитые страны;

восстановление нарушенных связей, экономическая инте­грация в рамках СНГ (поначалу в рамках какой-либо его части) и, соответственно, совместное вступление единым блоком в ми­ровое хозяйство.

Одновременно с этими процессами должна осуществляться выработка механизма взаимодействия с промышленно разви­тыми, развивающимися странами, международными экономиче­скими организациями, региональными торгово-экономическими блоками и группировками. Очевидно, что все это требует немало времени и усилий.

Для преодоления разрыва, отделяющего Россию от миро­вых лидеров, облегчения бремени и сокращения времени пере­хода к рыночной экономике, интеграции в мировое хозяйство необходимо:

1. Установление стабильного политического режима.

2. Развитие и совершенствование рыночного механизма хо­зяйствования, адекватного российским условиям.

3. Всемерное привлечение и эффективное использование ино­странных инвестиций путем создания благоприятного инвести­ционного климата, соответственно требованиям открытой эко­номики с российской спецификой.

4. Проведение активной внешнеторговой политики, сочетаю­щей экспортноориентированность производства с импортозамещением.

5. Стимулирование экономического развития по пути научно-технического прогресса.

По мнению многих специалистов Россия обладает рядом спе­цифических черт, преимуществ, Позволяющих интегрироваться в мировое хозяйство, занять должное место в системе междуна­родных экономических отношений.

К этим чертам относят:

1. Развитую научно-техническую базу.

2. Высокую степень обеспеченности сырьем и энергоресурса­ми, их относительную дешевизну.

Вместе с тем, рассматривая богатые природные ресурсы за несомненное благо, хотелось бы отметить некоторые точки зре­ния на этот вопрос тех экономистов (российских и зарубежных), которые аргументирование доказывают, что природные богат­ства страны могут стать серьезнейшим тормозом ее экономи­ческого развития. При этом дело даже не в самих богатствах, а в порождаемой ими психологии и тех опасных настроениях, которые сопровождают их наличие. Эти настроения сводятся к уверенности, что, если есть природные ресурсы, то это чуть ли не автоматически гарантирует процветание страны.

Если полагать, что именно ресурсы являются главным ис­точником национального благосостояния, можно прийти к выво­ду, что следует противодействовать всем иностранным компа­ниям, которые стремятся к этому источнику. В этом, по мнению ряда ученых-экономистов, заключается основа «экономического национализма». Такой национализм, т. е. попытка «сидеть» на своих богатствах без разумного их использования, отнюдь не приносит благосостояния в современном мире.

Принимая во внимание данную точку зрения, не следует за­бывать и о необходимости осторожного, взвешенного подхода по допуску иностранных компаний в сферу национальных интере­сов, разработки природных ресурсов. Нужна четко продуманная политика использования зарубежного капитала и строжайший его контроль.

3. Высокий кадровый потенциал, в особенности в сфере точ­ных наук, инженерно-технической области. Формируется и новое поколение российских предпринимателей, управленцев, других

квалифицированных специалистов.

4. Достаточно высокий показатель «индекса человеческого развития». Он учитывает ВВП на душу населения, ожидаемую продолжительность жизни и уровень образования. Следует при­знать, что с начала 90-х годов «индекс человеческого развития» в России сократился почти вдвое. Если в 1990 г. по этому одно­му из важнейших показателей состояния общества, принятому ООН, Россия занимала 33-е место, то в 1996 г. — уже 57-е. Од­нако это далеко не последнее место. Намного хуже с этим пока­зателем в Китае (108-е место), Египте (106-е место), Турции (84 место). Лидирующие места занимают Канада, США, Япония.

Записывая в актив России вышеназванные факторы, следу­ет, однако, помнить, что успех процесса интеграции в мировое хозяйство будут определять не столько сами факторы, сколько то, насколько эффективно они будут использоваться.

Осваивая мировой рынок, Россия должна осуществлять избирательную и поэтапную политику. Избиратель­ность заключается в четком определении собственных приорите­тов. В частности, в преобладании усилий по построению свобод­ной социальной рыночной экономики внутри страны над усилия­ми по внешней открытости. Необходима планомерная последовательность в раскрытии своего народнохозяйственного комплекса внешнему миру. При этом внешняя открытость не должна быть самоцелью, а призвана служить созданию эффективного рыноч­ного механизма внутри страны.

Вырабатывая стратегию интеграции в мировое хозяйство, следует учитывать зарубежный опыт. Япония в послевоенный период, например, выработала следующую политику: были вы­делены три важнейшие отрасли экономики — угольная, ме­таллургическая, текстильная; Они считались определяющими в вопросах экспорта—импорта и внутренней экономической по­литики. Очевидно, российская экономическая политика также должна основываться на системе приоритетов, ведущих звеньях экономики, отраслях-локомотивах. Такими приоритетными от­раслями российской экономики могут стать лесопромышленный, нефтегазовый комплексы, а также наукоемкие отрасли, отрасли высоких технологий (в том числе военных) и некоторые другие.

Вхождение в мировое рыночное хозяйство не будет легким. Промышленно развитым странам не нужен новый сильный кон­курент. За свое место на международном рынке России придется активно побороться, одновременно отбивая тайные и явные по­пытки «прибрать Россию к рукам» со стороны ведущих миро­вых держав. В этой связи весьма актуальной для нашей страны на пути интеграции в мировое хозяйство становится проблема экономической безопасности.

Обеспечение экономической безопасности заключается в сведении к минимуму всего того ущерба, который может быть нанесен российской экономике в результате действия факторов мировой хозяйственной конъюнктуры, междуна­родной конкуренции, неэффективными действиями российских экономических субъектов на мировых рынках.



Россия в системе международного разделения труда

Поиск своей ниши в системе МРТ независимой Россией про­исходит достаточно сложно, противоречиво и во многом сти­хийно. Либерализация внешнеэкономической деятельности спо­собствует процессу открытия российской экономики мировому рынку. Россия все больше включается в систему международно­го разделения труда. При этом ход этого включения имеет как позитивные, так и негативные аспекты.

Позитивным моментом является то, что Россия может при­обретать необходимые ей товары на мировом рынке по ценам ниже затрат их собственного производства. В свою очередь, при экспорте собственной продукции страна получает выгоду, если внешние цены выше внутренних.

Вместе с тем к концу 90-х годов в структуре российского экс­порта и импорта закрепилось крайне неблагополучное сочетание факторов производства, преобладают такие факторы как сырье и неквалифицированный труд. Ухудшается экологический фон внешней торговли. В российском экспорте стабильно растет до­ля неблагополучных в экологическом отношении отраслей, а в импорте увеличивается объем поступления товаров не безвред­ных для здоровья человека.

Подобное участие в международном разделении труда, та­кая международная экономическая специализация хотя и может быть оправдана складывающейся ситуацией переходного перио­да, никак не соответствует долгосрочным, перспективным инте­ресам России, ее роли и возможностям в мировом экономическом сообществе.

С распадом СССР специализация России сохранила топливно-сырьевую направленность. При этом вывоз топливно-энергетической продукции осуществлялся в обстановке снижения мировых цен на энергоресурсы. Только за 1992-1994 гг. удельная таможенная стоимость экспорта сократилась по нефти прибли­зительно на 22%, а по газу — более, чем на 14%.

Т
акая специализация в действительности отражает объек­тивные закономерности экспорта существующих избыточных факторов производства в России — нефти и газа. Однако, де­лая упор на экспорте ресурсов, имеющихся в избытке, государ­ство на протяжении многих десятилетий оставляло без особого , внимания
необходимость интенсивного использования избыточных факторов производства. Фактически Россия игнорировала теоретический постулат Хекшера—Олина, гласящий, что любая страна экспортирует продукты интенсивного использования избыточных факторов. Для современной международной специализации России помимо нефти и газа становится характерной и продукция некоторых других отраслей промышленности, отличающихся, как правило, низкой технологичностью и экологичностью. В их числе — черная и цветная металлургия, базовая химия, целлюлозно-бумажная промышленность. Совокупная доля этих отраслей в российском экспорте за 1992-1996 гг. выросла в 2 раза. При этом стоимость экспорта неэкологичных отраслей промышленности выше, чем совокупная стоимость вывоза нефти и газа. (рис.1).


Рис. 1. Тенденции экспортной специализации (млрд. долл.)

Как свидетельствуют специалисты, отход от малоэффектив­ной ориентации на вывоз топливно-энергетического и иного сы­рья в пользу экологоемкой продукции представляет собой шаг назад или даже тупиковое направление в процессе интернацио­нализации российской экономики. В этой связи особенно насто­раживает рост удельного веса металлургии в отраслевой струк­туре экспорта промышленной продукции. С 11,3% в 1989 г. он вырос до 25,3% в 1995 году. В середине 90-х годов доля метал­лургической продукции в валовом промышленном производстве у России примерно в 2-4 раза выше, чем впромышленно разви­тых странах.

Наглядное представление о структуре экспорта и импорта промышленной продукции дает табл. 3. Таблица составлена на основе статистических материалов Минэкономики и Минпрома РФ.

Таблица 1

Структура экспорта и импорта промышленной продукции (в %)



Экспорт


Импорт


1990


1995


2000


2005


1990


1995


2000


2005


Всего Добывающая промыш­


100


100


100


100


100


100


100


100


ленность в том числе:


41,5


41,7


40


30


3,6


5,8


3


2


топливно-энергетические


















ресурсы Обрабатывающая


40,5


40,6


38


29


2,6


3,6


1


1


промышленность в том числе:


58,5


58,3


60


70


96,4


94,2


97


98


металлургия химическая


11,3


25,3


23


21


5,1


8,2


8


7


промышленность деревообрабатывающая


4,6


9,5


11


10


4,1


10,5


8


7


промышленность машины, оборудование


3,7


5,4


4


5


1


2,1


1


1


и транспортные


















средства, товары


















длительного пользования продовольствие


18,3 2


9,9 3,3


14 4


23 3


44,8 15,8


32,8 27, 9


43

21


50 14



Что касается участия России в международном разделении труда со своей готовой продукцией, то пока перспективы малообнадеживающи. Определенные возможности просматриваются только у неэлектротехнического машиностроения, включая общее машиностроение и производство специализированного промышленного оборудования, в рамках расширения технического содействия и производственной кооперации с традиционными партнерами в регионах СНГ и Восточной Европы, а также среди развивающихся стран. Объем технического содей­ствия, оказываемый Россией другим государствам, составил в 1996 г. 589 млн. долл., увеличившись по сравнению с 1995 г. на 16%. В 1997 г. объем этого сотрудничества достиг поряд­ка 750 млн. долл. В середине 90-х годов техническое содействие оказывалось 36 странам мира. Основной объем работ пришелся на Китай, Иран, Индию, Марокко, Грецию, Кубу. В этих странах введены в действие ряд энергетических, металлургических и других промышленных объектов. Магистральное направление мирохозяйственной стратегии России состоит в развитии наукоемкой готовой продукции (авиационное машиностроение, научные приборы и инструменты, средства телекоммуникаций, некоторые виды химической продукции, фармацевтические товары). Вся эта продукция имеет устойчивые и растущие рынки сбыта за рубежом. Пока же (в середине 90-х годов) доля продукции высокотехнологичных отраслей в российском экспорте товаров обрабатывающей промышленности составляет 5%, что значительно ниже среднего показателя по странам Организации экономического сотрудничества и развития, составляющего 23-25% в первой половине 90-х годов (рис.2).

Рис. 2. Экспорт продукции обрабатывающей промышленности в 1995 г. (классификация по уровню технологичности)


Для обеспечения прошлых позиций по вышеназванным на­правлениям наукоемкой готовой продукции на мировом рынке России нужна существенная финансовая, информационно-кон­сультационная, маркетинговая инфраструктура государствен­ной поддержки соответствующих производств. Только при та­кой поддержке, а также агрессивной экспортной политике Россия сможет перевести накопленный интеллектуальный и техноло­гический потенциал в конкурентные преимущества на мировом рынке.

Помимо развития эффективного экспорта Россия должна ид­ти по пути широкого развития международного внутриотрасле­вого кооперирования. Этот вид МРТ открывает существенные возможности для вовлечения в мировое производство различных отраслей российского машиностроения.

Указывая на объективную необходимость всемерного уча­стия России в системе МРТ, следует помнить, что включение в этот процесс отнюдь не самоцель, а должно быть направлено на повышение эффективности всего народного хозяйства. Основ­ным (но не единственным) условием вовлечения России в совре­менное международное разделение труда является то, насколько это участие отвечает национальным интересам России, ее эко­номической безопасности.










Россия и Всемирная торговая организация

Россия подала заявку на вступление в ГАТТ в июне 1993 г. После преобразования ГАТТ во Всемирную торговую организа­цию подтвердила свое намерение о вступлении в эту организа­цию в декабре 1994 года. В настоящее время Россия имеет статус наблюдателя в ВТО.

Соглашение об учреждении ВТО требует от вступающей страны принятия на себя таких же обязательств, какие уже взяли на себя страны-учредители. «Каждый член организации должен обеспечивать соответствие своих законов, нормативных и административных актов его обязательствам, взятым по со­глашениям, входящим в ВТО».

Из членства во Всемирной торговой организации можно из­влечь ряд преимуществ.

Во-первых, на Россию распространится принцип режима наибольшего благоприятствования. В результате наше государ­ство сможет воспользоваться постоянно снижающимися тарифа­ми других стран. Отечественная продукция не будет попадать под дискриминационные меры. Россия сможет защищать свои торговые права от неправомерных действий других стран под эгидой процедуры разрешения споров ВТО. По данным Министерства внешнеэкономических связей Россия по степени дис­криминации находится на втором месте в мире после Китая.

По подсчетам специалистов, не являясь членом Всемирной торговой организации, Россия ежегодно из-за ограничений по допуску российских товаров на мировые рынки, теряет от 1 до 4 млрд. долл.

Во-вторых, вступление во Всемирную торговую организа­цию поможет разработать механизм допуска иностранного ка­питала в финансовую сферу России.

В-третьих, повысится роль стимулирующей и оздоровляю­щей международной конкуренции для российского производите­ля.

В-четвертых, членство в ВТО позволит получить таможен­ные льготы, облегчит доступ к кредитам, привлечет инвесторов, получение передовых технологий.

С другой стороны, вступив во Всемирную торговую органи­зацию, Россия в значительной степени должна, во-первых, ли­берализовать свой внешнеторговый режим, реализуя принципы свободной торговли со странами-членами ВТО. Это может от­рицательно повлиять на ее собственное производство, подрывая его и так невысокую конкурентоспособность.

Во-вторых, Россия станет еще более зависимой от импортно­го продовольствия. Лаже между промышленно развитыми стра­нами возникают противоречия по поводу взаимных поставок сельскохозяйственной продукции. Без повышения импортных по­шлин вытеснить импорт с российского продовольственного рын­ка будет очень сложно.

В-третьих, вступление в ВТО может привести к гибели до­статочно конкурентоспособной металлургической промышлен­ности России вследствие снижения (согласно решениям Токий­ского раунда ГАТТ) на 30% таможенных тарифов на металлур­гическую продукцию.

В-четвертых, страховой рынок может быть полностью за­хвачен иностранными страховщиками, имеющими значительно больший капитал, чем отечественные, и развитую инфраструк­туру.

В-пятых, наплыв дешевого импорта приведет к закрытию ряда производств и нарастанию безработицы.

Следует также отметить, что до вступления во Всемирную торговую организацию Россия на двусторонней основе уже имеет режим наибольшего благоприятствования со всеми основными торговыми партнерами, входящими в ГАТТ/ВТО. Присоедине­ние России к Всемирной торговой организации должно служить средством для обеспечения ее внешних экономических интере­сов в условиях глобализации мировой экономики. Главное, что­бы это присоединение не превратилось в самоцель, и Россия не оказалась в итоге беззащитной перед мощным давлением других стран-членов этой организации.



Место и роль России в мировой торговле

Удельный вес СССР в мировой торговле достиг максималь­ного уровня (3,4%) в 1983 г., а затем, постепенно снижаясь, составил 1,8% в 1990 г. (примерно 61 млрд. долларов). Около четверти его экспорта, по оценке экспертов МБРР, приходилось на промышленные товары. Основную часть валюты страна по­лучала от вывоза нефти, газа, чугуна, стали, золота и оружия. СССР являлся крупным покупателем некоторых видов сырьевых товаров, особенно зерна. В 1990 г. (по данным Международного банка по реконструкции и развитию (МБРР) на его долю при­ходилось 15% мирового импорта зерна.

В середине 90-х годов доля России в мировой торговле составляла около 1,5%. Как выразился один западный экономист, «если Россия исчезнет с мирового рынка, никто не заметит». Ко­нечно, это явное преувеличение, выдача желаемого за действи­тельное. Вместе с тем, это определенное отражение подожения России в мировой торговле.

С начала рыночных реформ российская внешняя торговля становится сферой, имеющей положительную динамику разви­тия (см. табл.2 ).

Таблица 2

Рост внешней торговли России (в % к предыдущему году)

Показатели 1993г. 1994г. 1995г. 1996г. "•''

Товарооборот 97,3 114,4 118,8 104,6 Экспорт 104,5 116,1 125,1 108,9 " Импорт 89,1 105,1 112,5 97,3

Показатели, приведенные в табл. 1, свидетельствуют, что по сравнению с 1992 г. внешнеторговый оборот России увеличился в 1,4 раза, ее экспорт — более чем в 1,6 раза, а импорт —примерно на 5%

Еще на рубеже 90-х годов включенность России в междуна­родное разделение труда, определяемая как отношение объемов экспорта и импорта к ВВП, была на уровне 5% по той и другой позициям. В 1994 г. эти показатели составили 22% к ВВП по экспорту и 17% по импорту, увеличившись в 4 и 3 раза соответ­ственно.

Процесс заметного роста экспорта сопровождается тем, что к 1996 году вывоз многих важнейших видов продукции стал за­метно менее -прибыльным, либо вообще убыточным. Это обусло­влено рядом факторов, в частности, выравниванием внутренних российских и мировых цен. В 1996 г. подавляющая часть това­ров традиционного российского экспорта стоила внутри страны дороже, чем на внешних рынках; экспорт терял доходность под воздействием относительного удорожания рубля по отношению к доллару. Курс доллара в России рос с отставанием от темпов инфляции, поэтому рублевые затраты на экспортную продук­цию увеличивались быстрее рублевого эквивалента экспортной выручки. Одновременно со снижением доходности экспорта снижалась и доходность импорта. Этот процесс был обусловлен усилением государственной политики регулирования импорта. В середине 90-х годов средневзвешенная ставка российского импортного та­рифа составляла около 15% (в 1992 г. импорт осуществлялся беспошлинно). Импортные товары облагаются также налогом на добавленную стоимость и акцизами. Уменьшению доходно­сти экспорта и импорта способствовали также рост транспорт­ных тарифов и стабильно дорогой кредит.

Ситуация в стране складывалась таким образом, что даже низкоэффективный экспорт несет меньшие убытки, чем свора-чивание соответствующих экспортных производств. К тому же наращивание экспорта в условиях обострившейся проблемы не­платежей в российской экономике минимизирует риск поста­вленной продукции и дает больше возможности получения за нее реальных финансовых средств.

Рост экспорта ряда традиционных российских товаров был не в последнюю очередь обусловлен и заметным сокращением спроса на эти товары на внутреннем рынке в результате эконо­мического кризиса, в котором оказалась Россия.

Выявляя факторы, обусловливающие положительную дина­мику объемов внешней торговли, следует прежде всего назвать повышательную ценовую конъюнктуру на мировом рынке. Из­менение мировых цен на важнейшие товары российского экс­порта, поначалу носившее понижательный характер, к середи­не 90-х годов приобрело повышательный характер. Так, средние контрактные цены по экспорту увеличились примерно на 8% по сравнению с 1992 г. Мировые цены на товары, импортируемые в Россию, имели резко выраженную повышательную тенденцию. Уровень средних контрактных цен по импорту в середине 90-х годов превышал подобные цены в 1992 г. примерно в 2,3 раза.

В результате рост внешнеторгового оборота России происхо­дил при увеличении физического объема экспорта и уменьшении физического объема импорта.

Другим важным фактором существенно повлиявшим на до­статочно устойчивый рост российской внешней торговли послу­жило то, что внешняя торговля, как отмечалось выше, стала источником реальных доходов, «живых денег» для участников внешнеэкономической деятельности.

Помимо роста официальной внешней торговли в 90-е годы (особенно в их середине) был отмечен значительный прирост оборота так называемой неорганизованной «челночной» торго­вли, не попадающей в официальные статистические отчеты. По некоторым оценкам в 1996 г. общий оборот этой торговли пре­высил 15 млрд. долл. При этом «челночный» экспорт составил чуть более 1 млрд. долл., остальное пришлось на импорт. Обо­рот челночной торговли товарами народного потребления в не­сколько раз превысил цифры официальной торговли. В середине 90-х годов «челноки» обеспечивали более 15% импорта России. Это свидетельствует в пользу того, что положение на россий­ском рынке товаров народного потребления в середине 90-х го­дов и, видимо, в ближайшей перспективе, определяли и будут определять «челноки».

В товарной структуре российского экспорта 90-х годов сохра­няется сырьевая направленность с преобладанием в ней энерго­носителей. Доля сырьевых отраслей в экспорте страны соста­вляет около 90%. Между тем окупаемость вложенного рубля в эти отрасли достигает 10-12 лет, тогда как в машиностроении 3-5, в электронике — 2-3, сфере обращения — 1-1,5 года.

Некоторые российские и многие зарубежные экономисты не видят большой беды в сырьевой экспортной ориентации страны. Если подобная экспортная специализация, считают они, выгод­на, значит ее следует поддерживать, одновременно добиваясь по­вышения глубины и качества переработки первичных ресурсов, тем более, что другой альтернативы нет. Между тем избран­ная стратегия накопления валютных ресурсов для нужд рыноч­ных реформ (в том числе для выплаты внешнего долга) за счет массированного экспорта сырья и энергоресурсов чревата пре­вращением страны в ресурсно-сырьевой придаток глобального мирового рынка. И чтобы не попасть в эту ловушку, необходимо учитывать многие факторы.

Мировой опыт свидетельствует, что среди развитых стран немало экспортеров сырья. Так, например, у Норвегии доля чи­стого экспорта сырья в ВВП даже выше чем у России — 19,5% против 14,5%, а у Новой Зеландии — 14%. У таких стран, как Австралия, Канада, Нидерланды этот показатель значительно меньше — от 7,5% до 6,5%.

Экспорт сырья влияет на уменьшение объемов выпуска промышленной продукции. Эта закономерность прослеживает­ся во всех странах мира: чем больше объемы чистого экспор­та сырья, тем меньше доля обрабатывающей промышленности в валовом внутреннем продукте (ВВП). В России эта доля пока достаточно высока — 21%, у Великобритании — 22%, Японии — 27%, ФРГ — 29%. В Норвегии и Австралии доля продукции об­рабатывающей промышленности в ВВП составляет 15%, Кана­де и Нидерландах — 18%, что ниже чем у России. Принимая во внимание вышеприведенные показатели, можно предположить, что Россия с ее богатейшим научно-техническим и интеллек­туальным потенциалом, не менее значимым, чем сырьевые бо­гатства, должна идти путем сбалансированного роста вывоза сырья с увеличением экспорта высоких технологий и научных разработок.

В свою очередь, экспорт машин и оборудования в последние годы сокращался. В 1995 г. он составил 4,6 млрд. долл. Его доля снизилась до 6% в общем объеме российского экспорта. Еще в 1993 г. он составлял 7%. Его объемы держатся в основном на поставках спецтехники..

Структура импорта формируется под влиянием плате­жеспособного спроса, а также падения производства внутри страны. В частности, эти факторы обусловливают значитель­ный объем импорта продовольствия. Доля потребления импорт­ного продовольствия (по стоимости) в общем объеме потребле­ния продуктов питания населением России превысила в середине 90-х годов 50%, что заметно перевалило за допустимые границы продовольственной безопасности страны.

Падают закупки машино-технической продукции, продук­ции инвестиционного назначения. Это означает, что замедляется процесс восстановления производственных фондов.

Одна из главных проблем российской внешней торговли — это необходимость стимулирования промышленного экспорта. С 1997 г., по мнению экспертов, прирост экспорта сырья станет невозможным. В результате приостановится рост внешнеторго­вого оборота. Положительное сальдо торгового баланса станет трудно достижимым.

Федеральная программа поддержки экспорта, разработанная Министерством внешнеэкономических связей РФ, ориентирова­на, главным образом, на обрабатывающие отрасли и предпола­гает рост доли готовой продукции в российском экспорте до 70% в 2005 году (см. табл. 3). Для обеспечения устойчивого роста доли готовой продукции в российском экспорте необходима под­держка в размере'не менее 0,3-0,35% от национального дохода, что соответствует 0,7-1 млрд. долл.

Следует, однако, иметь в виду, что расширение экспорта мо­жет в значительной степени означать лишь отток ресурсов и капиталов за рубеж, если не будет сформирован эффективный механизм внешнеторгового контроля, а также благоприятный инвестиционный климат внутри страны. В противном случае наращивание экспорта, в том числе готовых изделий, будет озна­чать разбазаривание ресурсов и утечку капитала за рубеж.

Создание экспортной базы в условиях острой конкурентнбй борьбы на мировом рынке, несет с собой не только явные, но и скрытые проблемы. Так, например, ряд стран, в том числе США, предусматривают применение санкций против стран, применя­ющих так называемый «таргетинг», т. е. целевое наращивание экспортного потенциала. Сейчас перед лицом таких санкций ока­зались «новые индустриальные страны», используются они и в отношении Японии. При выработке внешнеэкономической поли­тики Россия должна учитывать имеющиеся обстоятельства и строить свой курс в соответствии с ними и собственными реа­лиями.

4.4. Вывоз капитала из России

Не стоит в стороне от процессов международной миграции капиталов и Россия. Каковы ее позиции в вывозе капитала?

Парадоксально, но Россия, прибегая к зарубежным займам, является одним из крупнейших в мире экспортеров капитала. По данным «Круглого стола бизнеса России» в середине 90-х годов общий объем находящихся за рубежом ресурсов, включая выве­зенные и инвестированные капиталы, иностранные долги соста­вляют огромную сумму — от 500 до 600 млрд. долл. При этом «экспорт капитала», начавшийся с конца 80-х годов, продолжа­ется.

За рубежом действуют тысячи фирм с российским капита­лом. Часть из них была основана там еще в советское время, однако подавляющее число — в последние годы. По некото­рым оценкам объемы инвестиций этих российских предприя­тий за рубежом составляют 9-10 млрд. долл. Для сравнения, например, аналогичные капиталовложения США приближают­ся к 1 трлн. долл., а у Японии и Великобритании они составляют несколько сотен миллиардов долларов.

Российские зарубежные предпринимательские инвестиции размещены преимущественно на Западе, в том числе в оффшор­ных центрах и налоговых гаванях.1 Там же преимущественно находятся и зарубежные капиталовложения российских физи­ческих и юридических лиц в ссудной форме (т. е. банковские депозиты, средства на счетах других финансовых институтов и т. п.). Часть из них размещена там на короткий срок для осуще­ствления текущих внешнеэкономических операций. Их величина оценивается в 25-35 млрд. долларов.

Вывоз капитала из России осуществляется двумя путями: законным путем и незаконными способами, принявшими форму «бегства капитала».

Легальный способ вывоза капитала базируется на поста­новлении Совета министров СССР от 18 мая 1989 г. № 412 «О развитии хозяйственной деятельности советских организа­ций за рубежом». В этой связи к законному вывозу капитала от­носятся все государственные и негосударственные предприятия, созданные в соответствии с этим постановлением и внесенные в Государственный реестр зарубежных предприятий, создавае­мых с российским участием.

К законным способам вывоза капитала можно отнести рост зарубежных активов российских уполномоченных банков. На на­чало 1994 г. они составляли 20 млрд. долл., увеличившись только за 1992 год на 4 млрд. долл. Например, в 1994т. банк «Мена­теп» приобрел двадцатипроцентный пакет акций в акционерном капитале группы компаний «Валмет», выкупив часть пакета долевого участия американского банка «Риггснэншил Бэнк оф Вашингтон».

Основная масса частного капитала из России вывозится в рамках так называемого «бегства капитала». Оно началось в 1989 г., когда правительство СССР приняло решение о предо­ставлении предприятиям, объединениям и организациям права прямого выхода на внешние рынки. Процесс оттока капитала из России активизировался с 1990 г. Для того, чтобы представить, какие потери в результате этого процесса несет Россия, можно привести такие цифры: ежегодная утечка капитала оценивается в 12-24 млрд. долл. (по некоторым оценкам до 50 млрд: долл.). Для сравнения: весь экспорт нефтепродуктов за 1995 г. составил 12,3 млрд. долл.

В настоящее время утечка капитала стала принимать весь­ма изощренные формы, не всегда поддающиеся контролю в рам­ках действующего законодательства. Этот процесс, в частности, включает в себя:

1. Не переведенную в Россию экспортную выручку. Только в 1992 г. ее объем составил около 4,6 млрд. долл. В 1994 г. невоз­врат экспортной выручки составил 2 млрд. долл. Наибольшие недопоступления в федеральный бюджет отмечены по таким ви­дам товаров, как нефть, нефтепродукты и цветные металлы.

2. Занижение экспортных и завышение импортных цен, осо­бенно активно используемых в бартерных сделках;

3. Осуществление авансовых платежей под импортные кон­тракты без последующей поставки товара и зачисления валюты на зарубежные счета российских резидентов. Утечку валюты на импортных операциях эксперты оценивают в 3-4 млрд. долл. в год.

4. В результате недобросовестных бартерных операций из России ежегодно «утекает» около 1 млрд. долл.

5. Контрабандный вывоз СКВ и другие ухищрения.

В понятие «утечка капиталов» некоторыми экономистами предлагается включать также упущенную россий­ской экономикой иностранную валюту во внутреннем обороте российской эконо­мики. «Бегство капиталов» учитывается в платежном балансе по статье «Пропуски и ошибки».

Бегство капитала характерно для стран с галлояягрующей инфляцией, высокими налогами и политической нестабильно­стью. Все это характерно для России. К этим приникай мож-но добавить факторы недоверия государству, отсутствие льгот и стимулов для хранения и инвестирования капитале» внутри страны.

«Убегая» из России, частный капитал вывозится за рубеж не столько по классическим причинам, сколько из-за стремле­ния его владельцев поместить его в более стабильной экономике, без опасности быть экспроприированным. Одновременно, памя­туя о значительной степени криминализапии нашего общества в 90-е годы, следует отметить, что немалую часть «бегства капи­тала» составляют средства, нажитые незаконным путем, вывоз которых за рубеж является одним из способов их «отмывания». Этот процесс характерен не только для России, но и для многих стран, где имеются значительные криминальные структуры.

Правительство России пытается ограничить, взять под кон­троль процесс утечки капитала за рубеж, превратить его в ка--нализируемый, контролируемый вывоз капитала.

Контроль за движением валютных средств — это, в первую очередь, контроль над банковскими учреждениями, осуществля­ющими операции по их переводу. Такое движение за пределы России может осуществляться в двух формах: наличной и безналичной. Первая форма — это компетенция таможенных ор­ганов, вторая — преимущественно Центробанка России. Важно также, чтобы средства российских предприятий и организаций находились на счетах именно российских банков. Если они уй­дут на счета зарубежных банков (а именно это сейчас и проис­ходит), то окажутся вне досягаемости российских контролиру­ющих органов.

Следует иметь в виду, что любая система контроля и регули­рования должна быть комплексной и внедряться целиком, чтобы не образовать новых прорех и дыр для утечки капитала.

В рамках создания комплексной системы по предотвращению

или значительному сокращению «бегства капитала» предлага­ются следующие меры. Прежде всего, усиление государствен­ного регулирования российских зарубежных инвестиций, напра­вление их в наиболее прибыльные, благоприятные в инвестици­онном отношении страны, зоны, регионы. Например, в страны СНГ, свободные экономические зоны, Азиатско-Тихоокеанский регион. Целесообразность инвестиций российских фирм за рубежом должна определяться общегосударственными интересами.

Приоритет должен отдаваться развитию внутреннего россий­ского производства.

Ограничение процесса «бегства капитала» может осуще­ствляться путем применения следующих конкретных мер:

1) единого таможенно-валютного контроля за репатриацией выручки от'экспорта и импорта товаров и услуг; особого кон­троля за бартерными операциями;

2) лицензирования вывоза капитала;

3) инвентаризации российских инвестиций за рубежом, выяснения действительного числа предприятий и объемов капитальных вложений.

Значение административных мер нельзя преувеличивать, так как побудительным мотивом деятельности предприятий за рубежом является экономический интерес, и именно он опреде­ляет направление и характер движения капитала. Стратегиче­ской мерой по сокращению «бегства капитала» за рубеж долж­но стать создание такого инвестиционного климата в России, который стал бы привлекательным как для внутренних рос­сийских капиталов, так и для зарубежных инвестиций, ищущих прибыльного применения.

К комплексным СЭЗ можно отнести пять специальных эко­номических зон Китая, «открытые районы» КНР, а также бра­зильскую зону «Манаус», территорию «Огненная Земля» в Ар­гентине, зоны свободного предпринимательства, создаваемые промышленно развитыми странами в депрессивных районах.

В 90-е годы активизируются процессы по формированию международных свободных экономических зон. Так, под­готовлен проект создания специальной экономической зоны Ту-манган (Туманцзян). Эта СЭЗ должна быть создана на стыке границ России, Китая и КНДР (см. рис. 10). Проект рассчитанна 20 лет, его стоимость на первом этапе — 90-110 млрд. долл. Создание этой зоны предполагает участие Японии, Южной Ко­реи, Монголии, Китая, КНДР и России. В свободной эконо­мической зоне будет построен крупный порт, многочисленные промышленные предприятия с использованием китайской и ко­рейской рабочей силы. Россия должна будет поставлять на эти предприятия сырье и материалы для переработки. Предприни­матели, организовавшие производство в СЭЗ, будут пользовать­ся рядом льгот. Предусматривается, что зона будет иметь гибкие границы, к участию в совместном освоении смогут подключить­ся также и сопредельные районы.

Рис. 10. Зона международного сотрудничества «Туманган» (обозначена пунктирной линией)

Отработка деловых контактов не на межгосударственном, а на региональном уровне привела к появлению так называемых «еврорегионов» как формы организации внешнеэкономического взаимодействия. Еврорегион представляет собой добровольное объединение пограничных областей различных государств, пре­жде всего в хозяйственной сфере, с целью интенсификации внешнеэкономических связей друг с другом. Высшие органы ка­ждой страны, осуществляющей свою деятельность в еврорегио-не, делегируют данной области полномочия, способствующие ин­тенсификации приграничных хозяйственных и иных связей. Ак­тивную роль в создании еврорегионов играют Польша, Слова­кия, Чехия, Венгрия, а также Украина и Беларусь. К середине 90-х годов созданы еврорегионы «Карпаты», «Буг», «Помера-ния».

В 1994 г. подписано соглашение о создании российско-китайской торговой приграничной зоны в районе китайского города Суйфэнхэ. Совместное образование или использование приграничных свободных экономических зон с сопредельными странами ближнего и дальнего зарубежья, особенно на границе с Китаем, Финляндией, Норвегией, в Калининградской области, может способствовать развитию приграничной торговли, реали­зации крупных совместных проектов на основе использования сырьевых ресурсов и производственных мощностей обеих сто­рон, прежде всего, российской. В 90-е годы возникла миграция рабочей силы в Россию из стран ближнего зарубежья: Украины, Белоруссии, Молдавии. Причины этой миграции чисто экономические — рабочие из этих стран едут на заработки в Россию. Крупнейшим импортером ра­бочей силы является Москва — в ней работают около 70 тыс. иностранных рабочих и специалистов из 78 стран мира. Им­мигранты составляют 46% московских строителей, 34% работ­ников столичного транспорта. За ней идут Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий автономные области (соответственно, 27,3 и 18,2 тыс. человек). Подавляющее большинство — 247,2 тыс. че­ловек, т. е. 85% от общей численности задействованы в отраслях материального производства.

Основными причинами привлечения иностранных работни­ков на российские предприятия является нехватка рабочих от­дельных профессий и специальностей, а также нежелание мест­ного населения выполнять предлагаемую работу. Такая ситу­ация характерна практически для всех отраслей производства, но чаще всего для предприятий добывающей промышленности, строительства, сельского хозяйства.

К числу других причин использования иностранных работ­ников относится необходимость сохранения сложившихся кол­лективов предприятий. Это касается прежде всего предприя­тий нефтегазовой и нефтедобывающей промышленности Севе­ра России. Долгие годы комплектование кадров таких объектов проводилось не только путем подготовки местного населения, но прежде всего за счет привлечения работников по оргнабору (главным образом, с Украины).

Одна из основных причин использования иностранной ра­бочей силы из стран ближнего зарубежья в приграничных ре­гионах — ее экономическая выгодность.


Система экономических связей, возникающих между госу­дарствами в связи с миграцией рабочей силы, сопровождается потоком товаров и капиталов, включая денежные переводы на родину иммигрантов, а также выплату субсидий и компенсаций странам, экспортирующим рабочую силу. Конкретный эффект для страны, принимающей рабочую силу:

повышение конкурентоспособности ее товаров вследствие уменьшения издержек производства, связанных с более низкой ценой иностранной рабочей силы;

иностранные рабочие, предъявляя дополнительный спрос , на товары и услуги, стимулируют рост производства и дополнительную занятость в стране пребывания;

при импорте квалифицированной рабочей силы принима­ющая страна экономит на затратах на образование и профессиональную подготовку;

иностранные рабочие часто рассматриваются как опреде­ленный амортизатор в случае кризисов и безработицы, так как они первыми могут быть уволены;

иностранные работники не обеспечиваются пенсиями и не учитываются при реализации разного рода социальных программ.



Россия на международном рынке труда


Вхождение России как равноправного партнера в мировое экономическое сообщество неизбежно связано, помимо других факторов, с таким многогранным процессом, как международ­ная миграция рабочей силы.

Россия с запозданием включилась в международные процес­сы миграции населения. Импортируя рабочую силу, она лишь в начале 90-х годов открыла вопрос об экспорте своей рабочей силы.

С принятием «Закона о занятости» (1991 г.) всем гражданам России предоставлено юридическое право выезжать за рубеж на работу. Осуществить это право человек может либо в соответ­ствии с межправительственными соглашениями, используя спе­циальные агентства, либо сам, найдя работу за границей.

По прогнозам, сделанным в начале 90-х годов, число россий­ских эмигрантов к 2000 г. может достигнуть 25 млн. человек. Это породило опасения о грядущей российской экспансии на Запад. В результате развитые европейские страны ввели ряд барьеров, затрудняющих переселение российских граждан в эти страны.

Цифры реальной эмиграции рабочей силы свидетельствуют о следующем: в 1990-1995 гг. среднегодовая численность эмигран­тов составляла 100-105 тыс. человек. В это число не включены выезжающие на временную работу, часто без соответствующегооформления. Какая-то часть выехала за рубеж по «своим кана­лам». Так что миллионы выезжающих работников из России — это пока только прогноз и предположения.

Экономическая миграция из России определяется следую­щими факторами: во-первых, более высоким уровнем жизни в промышленно развитых странах и выгодными материальны­ми условиями, предлагаемыми другими странами; во-вторых, ограничением численности выезжающих емкостью рынков тру­да принимающих стран и в целом сравнительно низким уровнем квалификации рабочей силы в Российской Федерации, непризна­нием большинством стран мира дипломов о высшем образова­нии, языковым барьером. Поэтому выезжать будет преимуще­ственно высококвалифицированная и мобильная часть населе­ния.

Признавая необходимость экспорта рабочей силы за рубеж (хотя есть и его противники), к числу положительных факторов, сопровождающих этот процесс, относят следующие:

снижение давления на внутренний рынок труда;

минимизация существующих в его структуре дисбалансов;

уменьшение безработицы;

финансовые поступления от мигрантов;

повышение профессионального и культурного уровня ра­ботников-мигрантов.

Для упорядочения российской трудовой миграции, осуще­ствления социальной защиты наших сограждан российское пра­вительство предприняло ряд шагов. Так, заключены межпра­вительственные и межведомственные соглашения с Германией, Польшей, Швейцарией, Финляндией, Словакией, Китаем и мно­гостороннее, соглашение государств — участников СНГ.

Практически все соглашения с государствами Западной и Восточной Европы содержат квоты, в соответствии с которыми ежегодно в этих странах могут работать не более 4 тыс. россиян.

Выход России на международный рынок труда осложняется рядом факторов и, прежде всего, неблагоприятной конъюнктурой этого рынка в последние годы (высокой конкуренцией со стороны стран-экспортеров рабочей силы). Кроме того, помимо полити­ки квотирования, западные страны в отношении иностранной рабочей силы готовят и другие барьеры.

Так, по прогнозам Германского Федерального института за­нятости, в связи с созданием единого внутреннего рынка ЕС

страны этого блока будут неохотно привлекать работников из-за рубежа. Вероятно, 40% всех новых рабочих мест будет создано в Великобритании и Германии, из них около 25% — в промыш­ленности, 50% — в оптовой и розничной торговле, транспорте, строительстве. По мнению большинства европейских экспертов, эти страны при отсутствии роста населения скорее предпочтут внедрение новых трудосберегающих технологий и активное ис­пользование труда женщин.

Но, несмотря на определенные сложности в освоении ново­го международного рынка, Россия должна приложить максимум усилий для его освоения. Такой вывод определяется расчетами российских экономистов, которые показывают, что валютная эф­фективность экспорта рабочей силы значительно выше, чем ва­лютная эффективность товарного экспорта.

Для планомерного и эффективного освоения международного рынка рабочей силы нужна единая государственная концепция экспорта рабочей силы. По расчетам экономистов для охвата 10% основных мировых рынков рабочей силы России потре­буется около 10 лет. В перспективе Россия могла бы держать за рубежом 1—1,5 млн. человек, получая ежегодно 10—20 млрд. долл.


Экономические отношения России с региональными интеграционными группировками

В 90-е годы Россия сделала существенные шаги в налажи­вании контактов с ведущими зарубежными интеграционными группировками по различным направлениям экономического со­трудничества. Определяющим направлением российской внеш­ней политики в эти годы были страны Западной Европы и, пре­жде всего, страны

Россия и ЕС ,

Существуют две основные точки зрения на отношения Рос­сии с ЕС. Сторонники одной считают вполне необходимым и возможным курс на всемерное сближение с ЕС для того, чтобы в перспективе вступить в тесный экономический союз. Согласно ст. 237 Римского договора и ст. «О» Маастрихтского договора любая европейская страна может претендовать на членство в Европейском Союзе. Представители другой позиции полагают, что присоединение России к ЕС будет означать для него «ги­бель, потерю управляемости, растворение».

Думается, что в ближайшей перспективе вопрос о возможно­сти присоединения России к ЕС не актуален. Гораздо более на­сущны вопросы выполнения соглашения о партнерстве и сотруд­ничестве между Россией и ЕС, подписанного в середине 1994 г. и ратифицированного в конце 1996 г. Соглашение о партнерстве и сотрудничестве (СПС) создает устойчивый, построенный на основе международного права, режим экономического взаимодействия, охватывающий, в основном, всю торговлю товарами между Россией и ЕС, трансграничную торговлю услугами, дви­жение капиталов, учреждение и деятельность компаний.

Значение СПС заключается в том, что в последние годы ЕС превратился в главного партнера России в международном сотрудничестве. В стратегическом плане ЕС, располагающий мощным торгово-промышленным и финансовым потенциалом, будет и впредь играть ведущую роль в российских внешне­экономических связях. ЕС выступает как серьезный импортер энергетических и сырьевых товаров, составляющих основу со­временного российского экспорта. На его долю приходится 35 процентов товарооборота России.

В соответствии с Соглашением о партнерстве и Сотрудни­честве для товаров ЕС и России устанавливается национальный режим. Это означает, что российские товары на рынке ЕС и товары ЕС на рынке России не могут облагаться налогами и сборами более высокими, чем отечественные товары.

В соответствии с Соглашением отменяются количествен­ные ограничения (квоты) на ввоз в европейские страны россий­ских товаров, за исключением текстиля, стали, ядерных мате­риалов, торговля которыми должна регулироваться отдельными соглашениями.

Соглашение обязывает Россию и ЕС обеспечивать адекват­ную и эффективную защиту прав на интеллектуальную и про­мышленную собственность.

По основным направлениям сотрудничества, оговоренным в соглашении, ЕС будет оказывать России поддержку через ТАСИС — ведущую программу предоставления субсидий быв­шим республикам СССР и Монголии. Общий объем средств, пре­доставленных России в 1991-1995 гг. в рамках ТАСИС, составил почти 800 млн. экю (т. е. свыше 1 млрд. долл.). В целом Согла­шение открывает широкие возможности по сближению России и ЕС, и ее включению в мировое хозяйство. Однако потребуется немало обоюдных усилий, чтобы в полном объеме реализовать эти возможности.

ЕС, формируя свою политику по отношению к России, рас­сматривает ее как важную и самостоятельную силу в буду­щей архитектуре Европы. ЕС обязуется способствовать необра­тимости их экономических реформ, ее интеграции в мировую экономику на основе рыночных законов, скорейшему приня­тию в В ТО и другие международные экономические организа­ции.

Направления и особенности этого сотрудничества будут во многом зависеть как от развития и трансформации самого ЕС, так и от развертывания процессов интеграции в рамках СНГ. По мнению российских специалистов главным вопросом в эко­номических взаимоотношениях России и ЕС в ближайшем деся­тилетии станет создание зоны свободной торговли и разработка механизма ее функционирования.

Россия и АТЭС

Ориентируя свою внешнеэкономическую политику на все­мерное сотрудничество с ЕС, Россия с середины 90-х годов начи­нает все больше внимания уделять развитию экономических от­ношений с другими региональными интеграционными группи­ровками. И, прежде всего, с Азиатско-тихоокеанским регионом, с АТЭС. В физико-географическом отношении принадлежность России к АТР неоспорима.

Из общего объема внутрирегионального товарообмена в странах Азиатско-Тихоокеанского региона, оцениваемого при­мерно в 2 трлн. долл., на долю России приходится около 1%. Это не сообразуется с ее статусом великой азиатско-тихоокеан­ской державы, не соответствует потенциалу ее экономики. Евро­пейская ориентированность страны мешала увидеть на Востоке новые реалии будущего мира.

Российские правительственные, деловые, научные круги участвуют в такой форме интеграционной деятельности, как разработка и осуществление многосторонних проектов. Это, на­пример, проект ПРООН по развитию района реки Туманной на стыке границ России, Китая и КНДР, проект развития эконо­мической зоны Японского моря, проекты строительства маги­стральных газопроводов, линий передач и телекоммуникаций, проходящих через территории нескольких стран, уже начатое силами международных консорциумов освоение нефтегазовых ресурсов о. Сахалин и др. Для российских восточных регио­нов все более важным становится регулирование международной трудовой миграции. В перспективе Россия должна активизироваться на финансовом рынке Азиатско-тихоокеанского региона.

Таким образом, Россия фактически участвует в различных формах интеграционного процесса в Азиатско-тихоокеанском регионе, но еще довольно слабо влияет на организацию и ре­гулирование этого процесса.

Интеграция в АТР в рамках АТЭС может осуществлять­ся для России по более удобным правилам, нежели интеграци­онные процессы с ЕС. При гипотетическом вступлении в ЕС Россия обязана будет выполнять все требования Союза, выра­ботанные без нее. АТЭС — молодая, растущая группировка. В ней допускается деятельность на основе индивидуальных планов стран, критерии членства также не универсальны. Поэтому, ин-тегрируясь в Азиатско-тихоокеанский регион, Россия сохраняет возможности отстаивать свои приоритеты, защищать интересы при построении интеграционных механизмов.

В области международного экономического сотрудничества Россия стоит перед непростым выбором. Идти ускоренным пу­тем по пути все более тесных связей с западноевропейской ин­теграционной группировкой, не забывая растущую перспектив­ность экономической интеграции в Восточной Азии, или же на первом плане должен быть процесс реинтеграции бывших респу­блик Советского Союза, восстановление порванных связей с быв­шими странами СЭВ. Нынешняя внешнеэкономическая полити­ка России в значительной степени свидетельствует о попытках совмещения этих двух подходов. Насколько такие действия ока­жутся успешными, покажет ближайшее будущее.



Развивающиеся страны в мирохозяйственных связях России


Насущные задачи национального развития и реформирова­ния экономики диктуют необходимость расширения и углубле­ния внешнеэкономических связей России. Эти связи должны спо­собствовать всемерному использованию преимуществ междуна­родного разделения труда. Курс на максимально возможное ис­пользование МРТ призван привести к диверсификации внешних экономических связей.

Экономические интересы России настолько сложны и мно­гообразны, что должным образом их можно обеспечить, лишь развивая сотрудничество с самыми разными государствами и группами стран. Внешнеэкономические связи .России с развива­ющимися странами предстают как необходимое звено в меха­низме ее внешних отношений со странами мира. Тем более, что потенциал российских торгово-экономических связей со многими развивающимися странами в значительной степени не востребо­ван.

Расширение экономического сотрудничества России с разви­вающимися странами тесно связано с укреплением и развитием экспортного сектора на основе диверсификации и облагоражива­ния его структуры. Мировой опыт свидетельствует, что реаль­ные направления участия каждой страны в международном раз­делении труда формируются лишь через экспортную ориента­цию. При этом экспортоориентированность страны способству­ет созданию и поддержке прежде всего тех производств и струк­тур, которые уже обладают сравнительными преимуществами или могут их обрести впоследствии. А это, в свою очередь, спо­собствует более полному и эффективному использованию наци­ональных экономических ресурсов.

Сложившаяся взаимодополняемость экономик России и ря­да развивающихся стран, сравнительно невысокая требователь­ность их рынков, взаимные интересы и другие факторы превра­щают эти страны по многим позициям в наиболее вероятных потребителей российской продукции. В свою очередь, многие развивающиеся страны рассматривают товарообмен с Росси­ей как дополнительный и альтернативный источник в торгово-экономических связях с Западом.

По оценке российских специалистов, именно рынок развиваю­щихся государств может стать базой для наращивания, облаго­раживания структуры и диверсификации российского экспорта как в плане расширения географии экспорта, так и его реального товарного исполнения.

Наиболее благоприятны перспективы для расширения рос­сийского экспорта в группе «новых индустриальных стран». При этом возможно наращивание как экспорта сырья, так и го­товых изделий. Особенно велики потенциальные возможности для экспорта в развивающиеся страны продукции обрабатыва­ющей промышленности России, в том числе машин и оборудова­ния. Косвенным подтверждением может служить существенное нарастание спроса^на все виды сырья и готовых изделий в раз­вивающихся странах. Их совокупные закупки на мировом рынке в 70-80-е годы выросли по сырью в 10 раз, а по промышленным изделиям более, чем в 10 раз. Импорт машин и оборудования рос еще более высокими темпами.

Важным направлением российского экспорта в развивающиеся страны должен стать вывоз высокотехнологичного комплект­ного оборудования и связанных с ним услуг, лицензий, научных идей для их совместного практического воплощения и др. Это направление экспорта России должно быть ориентировано на «новые индустриальные страны». С середины 90-х годов Россия активизирует процессы технического содействия развивающим­ся странам. Основной объем работ пришелся на Китай, Иран, Индию, Марокко, Кубу. В этих странах введены в действие ряд энергетических, металлургических и других промышленных

объектов.

Традиционным направлением экспорта России в развиваю­щиеся страны должны остаться поставки вооружений и военной техники. Уход с этого рынка России может быть на руку только ее конкурентам на международном рынке вооружений из промышленно развитых стран.

В 80-е годы объем экспорта советского оружия формально достигал суммы 15-20 млрд. долл. Однако реально в казну по­ступало около 2 млрд. долл. В середине 90-х годов на экспорте вооружения и военной техники Россия получала до 3 млрд. долл. (на 1,1 млрд. долл. больше, чем в начале 90-х годов). Для срав­нения: объем экспорта оружия из США составляет примерно10 млрд. долл. в год.

Важную роль в наращивании российского экспорта в разви­вающиеся страны по всем товарным группам, но прежде всего по промышленным изделиям, должны сыграть инвестиции, напра­вленные на создание и развитие производств, ориентированных на местные рынки, а также на экспорт в третьи страны. Види­мо, свое слово в этом плане должны сказать набирающие силу в последние годы российские финансово-промышленные группы. Важно указать и на региональную направленность российских инвестиций: в первую очередь они должны направляться в так называемые полюса экономического роста, в зоны с благопри­ятным инвестиционным климатом (экспортно-производственные зоны, разного рода свободные экономические зоны).

Ориентируясь на экспортную экспансию в развивающиеся страны, следует не забывать, что существуют значительные возможности для расширения импорта из них сырья, продо­вольствия, потребительских товаров, техники и технологии и, конечно, капитала.

Проблемы, связанные с импортом из развивающихся стран, решаются способами, давно осуществляемыми промышленно развитыми странами. Прежде всего, увеличение производства нужной нам продукции путем создания в развивающихся стра­нах собственных или совместных предприятий с участием мест­ного капитала. Второй путь — рационализация импорта путем переключения его со стран, имеющих с Россией положительный торговый баланс, на страны, у которых такой баланс отрицате­лен.

Опыт 90-х годов показывает, что в развивающихся странах, прежде всего в НИС, есть возможность приобретать широкий ассортимент промышленных изделий: одежды, обуви, товаров повседневного спроса, электроники и др. Кроме того, именно НИС Юго-Восточной Азии могут рассматриваться как важ­ный источник будущих капиталопотоков в экономику России. В Азиатско-тихоокеанском регионе сосредоточено 60 процентов мирового инвестиционного потенциала. Но доля азиатских инве­стиций составляла лишь 1,5 процента во всем объеме капитало­вложений в Россию.

Азиатские банкиры давно присматриваются к российским возможностям. Члены Ассоциации банков Азии проявили ин­терес к 20 инвестиционным проектам в России, в частности, в нефтеперерабатывающей, лесной промышленности и энергети­ке. При успешном ходе дел динамика наращивания капитальных вложений будет^ ежегодно нарастать.

Заметную роль в расширении экономических связей с разви­вающимися странами должно сыграть двух- и многостороннее научно-производственное сотрудничество, в процессе которого создаются материальные предпосылки для наращивания рос­сийского производства и экспорта. Такое сотрудничество пред­почтительно с группой «новых индустриальных стран», стран Персидского залива, с Китаем и др.

Важным фактором в развитии экономического сотрудниче­ства с развивающимися странами является их внешний долг СССР, унаследованный Россией, превышающий по некоторым оценкам 130 млрд. долл. Сознавая практическую невозможность возврата значительной части этого долга ни в ближайшей, ни в отдаленной перспективе, нужно находить подходящие компро­миссы для возврата этого долга товарами, услугами, разного рода уступками со стороны развивающихся стран.

Для мобилизации возможностей и развития уже имеющегося потенциала экономических связей с развивающимися странами нужна научно обоснованная стратегическая линия, подкрепляе­мая конкретными практическими шагами по ее реализации.















ЛИТЕРАТУРА


1. А. Киреев. Международная экономика.— М.: Международные отноше­ния, 1997.

2. Международные экономические отношения / Под редакцией В. Е. Рыбалкина.— М., 1997.

3. Основы внешнеэкономических знании / Под ред. И. П. Фаминского.— М.:

4. М. Пебро, Международные экономические и валютно-финансовые отно­шения.— М., 1994.

5. Журнал «Внешнеэкономический.бюллетень». Дипломатическая ака­демия при МИД РФ, 1997.

6. Вольфганг Хойер. Как делать бизнес в Европе.— М., 1992.

7. 1992 год: новые контуры Западной Европы / Под ред. В. А. Мартынова.— М., 1992.

8. Россия и Юг: возможности и пределы взаимодействия / Под ред. Р. М. Авакова, Н. А. Симония.— М.: финстатинформ, 1996.

9. В. А. Сычева. Труженики четырех «маленьких драконов».— М.: Наука, 1991.




Случайные файлы

Файл
83606.rtf
180045.rtf
114085.rtf
задача 48.doc
140973.doc