Топонимика



План:

  1. Топонимика как наука.

  2. Способы топонимики.

  3. Схема записи топонима в карточку.

  4. Структура словарных статей.

  5. Список поселений исследуемого района.

  6. Происхождение Рязанского княжества.

  7. Объяснение топонимов.

  8. Список используемой литературы.



Каждый человек постоянно встречается с географическими названиями. «Невозможно представить себе жизнь современного общества без географических названий, - пишет известный специалист в области топонимики Э. М. Мурзаев. – Они повсеместно и всегда сопровождают наше мышление с раннего детства. Всё на земле имеет свой адрес, и этот адрес начинается с места рождения человека. Родное село, улица, на которой он живёт, город, страна – всё имеет свои имена».

Топонимика сравнительно молодая наука, изучающая географические названия. Слово «топонимика» образовано от двух греческих слов: topos – место, местность и onoma – имя. Взгляните на географическую карту, она вся испещрена названиями стран, морей, островов, рек, озёр, городов, сёл. И это только малая часть существующих топонимов. Свои имена имеют и очень мелкие объекты: леса, луга, поля, болота, изгибы и затоны рек, отвершки оврагов, холмы и ямы, балки, части сёл и деревень. Такие названия, как правило, не зафиксированы в географических справочниках и редко встречаются в письменных документах, их хорошо знают лишь местные жители. В каждом селе можно записать, обычно, десятки таких названий. Изучение названий мелких объектов является предметом микротопонимики – особого раздела топонимики, делающей пока первые шаги.

Все географические названия имеют свой смысл. Никакой народ не называл реку, озеро или селение «просто так», случайным сочетанием звуков. Отсюда вывод напрашивается сам собой: объяснить можно любое, даже самое сложное и, на первый взгляд, непонятное географическое название. Язык народа не является чем-то застывшим, он изменяется, развивается, некоторые слова исчезают совсем, некоторые меняют свой смысл. Поэтому трудно бывает найти объяснение имени той или иной речки, села, города. Но что удивительно, благодаря названиям в наши дни звучат вышедшие из употребления, давно забытые слова родного языка, слова чужих и даже исчезнувших, «мёртвых» языков. За каждым словом стоят удивительные истории, часто легенды, а иногда и курьёзы.

В топонимике исследуемого района наиболее распространенным является суффиксальный способ образования. Названия населённых пунктов образовывались при помощи суффиксов –ов/-ев, -ин(о), -ск, -ищ(и), -ичи, -н(я), -к(а), -ник(и), -ец/-иц, -енк, -т(а). Распространённость их не одинакова. Так, суффикс –ичи, обычный в названиях западной группы славян и на западе Европейской части СССР, зафиксирован на изучаемой территории лишь раз: Якушевичи; -ищи(е) – дважды – Тюрвищи, Погостище; -ец/-иц – трижды - Коренец, Пышлицы, Зимницы.

В Рязанском крае, как показал историко-этимологический анализ топонимов, большинство названий связано с именем первопоселенца или владельца.

Характерны для Рязанского края XVI-XVII веков суффиксы -ов/-ев, -ин, -ск, -к(а). Это примерно 99,95% названий, образованных при помощи суффиксов; они определяют суффиксальную систему рязанских топонимов.


Схема записи:

  1. Топоним.

  2. Вид топонима

  3. Местонахождение

  4. Объяснение

  5. Источник


Структура словарных статей слагается из следующих частей:

1). Слово-термин. Его определение и языковая принадлежность.

2). Языковые параллели.

3). Этимология (если она есть).

4). Перечень собственных географических названий, образованных термином или при его участии.


Э.М. Мурзаев в докладе «Основные направления топонимического исследования» стремился показать роль трёх наук в исследовании топонимии – лингвистики, истории, географии – и доказать необходимость участия всех трёх наук для создания самостоятельной научной дисциплины – топонимики. Автор подчеркнул, что «нередко географические названия обусловлены содержанием географического объекта», поэтому в ряде случаев только географы могут помочь лингвистам вскрыть истинную этимологию названия.

Все топо- и гидронимы финно-угорского типа нанесены на карту, и при этом они по своим признакам разделены на 2 категории.

  1. топо- и гидронимы с многократно повторяющимся суффиксами (особенно –ур и –ор) и звукосочетанием рм, как оказалось, расположены на территории, ограниченной притоками Оки: Солотчей с запада и Унтей с востока занимая при этом весь бассейн реки Гусь.

  2. Топо- и гидронимы, лишённые указанных и других подобных им признаков и характеризующие элементы иного языка, хотя и относящегося к семейству финно-угорских.

а)Характерные топонимы для западной части территории: звукосочетание ус – Ермус, Чармус, Пьянгус, Чарус, Киструс, Тогнус и т.д.; ор – Дудор, Ушмор, Ункор, Мунор, Мутор; ур – Шатур, Егреур, Ветчур, Екшур, Шершур, Нинур, Дандур,Чаур и т.д.; ул, уль – Чарсуль, Сысул, Сынтул, Цыкуль и т.д.;

б)Для восточной части (р-н Мурома и восточнее): Лека, Маха, Куршир, Веркуц, Ледь, Тюрвищи, Марса, Марца, Левенда, Стружаны, Шарголи, Виля, Пышлицы, Траново – эти топонимы занимают оба окских берега. Среди них явно вкраплены эрзянские топонимы.

Обе категории топонимов принадлежат до некоторой степени мёртвым, неизвестным нам финно-угорским языкам, но они имеют довольно значительное различие.

Список поселений исследуемого района:


  1. Абрахово

  2. Аверкиево

  3. Аристово

  4. Артёмово

  5. Батыково

  6. Белое

  7. Белозерье

  8. Беляево

  9. Бозово

  10. Большое Дарьино

  11. Большое Жабье

  12. Боярская

  13. Быково

  14. Владычино

  15. Волово

  16. Высоково

  17. Гостилово

  18. Деево

  19. Демино

  20. Дубасово

  21. Дунино

  22. Дорофеево

  23. Егорово

  24. Ерохино

  25. Ершово

  26. Зимницы

  27. Зубово

  28. Иваново

  29. Калдеево

  30. Князево

  31. Коренец

  32. Корякино

  33. Лаптево

  34. Лека

  35. Левино

  36. Лосево

  37. Лункино

  38. Макарово

  39. Наумово

  40. Ненашкино

  41. Новинки

  42. Первушкино

  43. Перхурово

  44. Погостище

  45. Подлипки

  46. Подсвятье

  47. Полушкино

  48. Посерда

  49. Прудки

  50. Русаново

  51. Рябикино

  52. Савино

  53. Селезнёво

  54. Стружаны

  55. Тимохино

  56. Траново

  57. Тюрвищи

  58. Ушмор

  59. Фомино

  60. Фролово

  61. Ханино

  62. Чарсуль

  63. Чебукино

  64. Чеканидино

  65. Чесноково

  66. Чёрное

  67. Шабаево

  68. Шеино

  69. Яковлево

  70. Ялмонть



Происхождение Рязанского княжества.

«По Оце реце где потече в Волгу, Мурома язык свой и Черемеси свой язык, Мордова свой язык», говорил наш начальный летописец, перечисляя народы, населявшие древнюю Россию. «А се суть инии (т. е. не славянские) языцы, иже дань дают Руси: Чудь, Меря, Весь, Мурома, Черемись, Мордва» и пр. Следовательно, речная область Оки в первый раз является в истории с обитателями Финского и Чудского племени. Но заговорив о Финском племени и его подразделениях, мы чувствуем под собою почву, далеко не твёрдую. Этот важный элемент в составе Русского государства представляет еще задачу для истории, требующую немало времени и сил для её изучения. Особенно мало сделано для истории и этнографии Финнов восточной России.

Финские народцы, обитавшие в области Оки, по некоторым признакам, составляли только часть большого Мордовского племени. Нетрудно представить себе главные черты их быта при начале нашей истории; без всякого сомнения, он был очень прост и немногосложен, как у всех народов, не вышедших ещё из состояния дикости. Рассеянные небольшими группами или отдельными семьями Финны жили в глуши первобытных лесов, на берегу рек и бесконечных болот; охота и, вероятно пчеловодство служили им главным источником существования; земледелие, может быть, и в те времена входило уже в число их занятий; но ему не благоприятствовали лесистая природа страны и местами скупая, песчано-глинистая почва. В этом случае для нас драгоценны слова Герберштейна, которыми он в первой половине XVI века характеризует Мордовское племя. «К востоку и югу от реки Мокши, - говорит он, - лежат огромные леса, в которых обитает Мордва, народ, говорящий особенным языком. Они отчасти идолопоклонники, отчасти магометане; живут разбросанными селениями, обрабатывают поля; питаются мясом диких животных и мёдом; богаты драгоценными мехами; народ суровый, храбро отбивающий от себя татарских хищников; почти все пешие, вооружены длинными луками и превосходные стрелки». Если сравним с этим известием описание чисто Мордовского быта в наше время, то в главных чертах находим большое сходство; отсюда имеем право заключить, что и с IX века по XVI этот быт изменился очень мало. Так , например, Мордва до сих пор отличается свойственною дикарям неразборчивостью в выборе пищи, только в недавнее время она оставила привычку пожирать самых нечистых животных; а мясо медведей, волков, ежей, белок, вьюнов и ястребов ещё не вышло из употребления.

В XVI веке часть Мордвы исповедовала ислам, заимствованный у соседних Болгар, Казанских и Касимовских Татар; но в IX веке язычество в этих странах ещё не встречало себе ни какого противодействия. К сожалению, религиозные верования северо-восточных Финнов далеко не приведены в известность для того, чтобы можно было построить из них полную систему. Однако, благодаря заметкам некоторых наблюдателей, мы имеем довольно цельное понятие о язычестве Мордовского племени; видим, что оно прошло несколько ступенией религиозного развития и не лишено присутствия господствующей идеи. Верховное божество называется Шкай; за ним следуют низшие боги и богини, между которыми разделены заботы по управлению различными частями мира, таковы: Керемять, Азарава, Паксязар и Паксязарава, Вирьязар и Вирьязарава, Ведьязар и Ведьязарава, Лугазар и Лугазарава, Ютазар и Ютазарава и пр. Все эти имена встречаются в молитвах, преданиях и поверьях у Мордвинов, которые вообще поздно, не охотно подчинились христианству, и упорно продолжают сохранять многие языческие верования и обряды.

Нижнее течение Оки почти до самого устья занимало племя Мурома, которое прежде других племен, обитавших по реке Оке, примкнуло к возникающему Государству, и несколько опередило их в развитии форм. В IX столетии мы находим здесь город Муром, который, может быть, распространил своё имя на ближнюю часть Мордвы. Близость Волги, по которой шёл водный путь из Новгорода в Болгарию и Козарию, более всего способствовала раннему участию Мери и Мурома в Русской истории. Язычество Муромы, судя по той борьбе, которую должны были выдержать против него первые проповедники христианства, достигло некоторой степени развития. Не знаем, насколько их верования были общи с Мордвою; но у нас сохранилось несколько любопытных известий об обрядах Муромцев в конце XI столетия. «Очные ради немощи в кладезях умывающиеся и сребреницы на ня повергающе… дуплинам древяным ветви убрусцем обвешивающие и сим поклоняющиеся… кони закалающе, и по мёртвых ременные плетения и древолазная с ними в землю погребающе, и битвы и кроение и лиц настрекания и драния творяще».

Между всеми Мордовскими нардцами для нас особенно важна Мещера, которая обитала по притокам Оки выше Муромы. Доныне вся северная часть Рязанской губернии носит название «Мещёрской стороны». Древние летописцы не отличают её от Мери и Мордвы, и не знают её имени. Затерянные в непроходимых дебрях и болотах между притоками средней Оки, Мещеряки долее своих соседей остаются на степени совершенной дикости и ускользают от внимания истории.

Итак, прежде нежели появился Славянский элемент в тех местах, о которых мы говорим, Финские племена с незапамятных времён были здесь полные хозяева, и самым заметным памятником их древнего господства, бесспорно, служат до сих пор многие тёмные для нас географические названия.

Самым крайним Славянским племенем на востоке в IX веке являются Вятичи. О происхождении Вятичей и их соседей Радимичей сохранилось у летописца, как известно, любопытное предание, из которого заключают, что эти племена, отделившиеся от семейства Ляхов, заняли свои места гораздо позднее других Славян, и что в народе ещё в XI веке сохранилась память об их движении на восток. Вятичи заняли верхнее течение Оки, и таким образом пришли в прикосновение с Мерею и Мордвою, которые, по-видимому, без особенной борьбы подвинулись на север. Едва ли могли существовать серьёзные причины к столкновению с пришельцами при огромном количестве порожних земель и при ничтожности домашнего хозяйства у Финнов. К тому же и само Финское племя, скудно одарённое от природы, с явным недостатком энергии, вследствие неизменного исторического закона должно было всюду отступать перед породою, более развитою. Трудно провести границы между Мещёрою и её новыми соседями; приблизительно можем сказать, что селения Вятичей в первые века нашей истории простиались до реки Лопасни на север и до верховьев Дона на восток.

Немногими, но очень яркими красками изображает Нестор языческий быт некоторых Славянских племен. «И Радимичи, и Вятичи, и Север один обычай имяху: живяху в лесу, якоже всякий зверь, ядуще все нечисто, срамословье в них, но игрища межю селы. Схожахуся на игрища, на плясанье, и на вся бесовская игрища, и ту умыкаху жены собе, с нею же кто сьвещашеся; имяху же по две и по три жены. Аще кто умряше, творяху тризну над ним. И по сем творяху тризну над ним, и по сем творяху кладу велику и възлажахуть и на кладу мертвеца, сожьжаху, а посем собравше кости, вложаху в судину малу и поставяху на столпе на путех, еже творят Вятичи и ныне». Судя по первым словам упомянутые племена не имели ни земледелия, ни домашнего хозяйства. Но далее видно, что они жили селами и имели довольно определённые обычаи или обряды относительно брака и погребения; а подобное обстоятельство уже предполагает некоторую степень религиозного развития и указывает на начала общественной жизни. Впрочем, трудно решить, насколько слова Нестора относились собственно к Вятичам IX столетия, потому что едва ли можно приравнять их к Северянам, которые поселились на своих местах гораздо ранее и жили по соседству с Греческим водным путём. Ясно, по крайней мере, что Вятичи в те времена были самым диким племенем между восточными Славянами: удалённые от двух главных центров русской гражданственности, они позднее других вышли из племенного быта, так что русские города упоминаются у них не ранее XII века.

Движение Радимичей и Вятичей, по-видимому, прекратилось расселение Славянских племен в России: они перестают занимать земли более или менее густыми массами и отодвигать далее на север и восток жилища Финнов. Последние теперь спокойно могли оставаться на своих местах; но уже навсегда должны были подчиниться влиянию своих соседей. Медленно и туго Финское племя проникается Славянским элементом; но тем вернее и глубже пускает он свои корни. Проводником этого неотразимого влияния послужила у нас, как и везде, система военной или княжеской колонизации, начало которой совпадает с началом Русской истории. Славяно-русская колонизация идёт отчасти от Новгорода на восток великим Волжским путем и достигает нижнего течения Оки. Известно, что Новгородское юношество издавна ходило по рекам в дальние страны с двоякою целью – грабежа и торговли. Эти-то походы и проложили пути Славянскому влиянию на Финском северо-востоке. С движением славянского элемента из Новгорода по Волге встречается другое движение из юго-западной Руси по Оке. С подчинением Вятичей Киевским князьям верховья Оки вошли в состав Русских владений.



Объяснение топонимов исследуемого района:



Случайные файлы

Файл
tsp_kate.doc
58529.rtf
4709.rtf
888-1.rtf
MATHCAD.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.