Судьбы восточнославянских народов в глобальном контексте (28037-1)

Посмотреть архив целиком

СУДЬБЫ ВОСТОЧНОСЛАВЯНСКИХ НАРОДОВ В ГЛОБАЛЬНОМ КОНТЕКСТЕ: МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ

СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ПРОГНОЗИРОВАНИЯ



Нынешняя конференция Санкт-Петербургского университета обладает ценной возможностью прямого диалога представителей различных научных дисциплин, собравшихся в критический период развития восточного славянства. Исчерпанность прошлого и установление нового социального порядка в жизни наших народов порождают и новое мышление. Прототип такого мышления набрал своей силы в Западной Европе и Северной Америке в период после “великой депрессии”. Тот же, по сути, тип мышления устанавливается сегодня в других странах с развитием “трансформационных процессов”. Именно он множит численность агентов социального действия, продвигая ситуацию в регионе и мире по пути коэволюции и усиливая тем самым взаимозависимость человека, общества и природы.

Конец ХХ века вошёл в историю как период “глобализации”. В определенном смысле можно сказать, что впервые за долгий период после ойкумены времен Римской империи, вновь появились основания говорить о существовании Всемирной истории как интегрального опыта всех цивилизаций и народов. Одновременно для всей системы общественных и гуманитарных наук (“наук об обществе и наук о мышлении”, по Ф. Энгельсу) актуализировалась задача периодизации всемирного исторического процесса.

На сегодня существует огромный массив самой разнообразной критической и апологетической литературы, которая наряду с фундаментальной идеей цикличности не менее активно эксплуатирует идею “линейного прогресса”. Более того, похоже, двухсотлетний юбилей Великой французской революции и исход второго тысячелетия со дня Рождения Христова венчали лавры декартовой рациональной традиции, сменяющей единство множественностью, качество количеством. Говоря словами известного Дж. Беркли, эта традиция принесла “духовное” в жертву “материальному”, а интуицию и высший Принцип – в жертву эмпиризму и прагматизму (“здравому смыслу”)i.

Банальная истина затянувшейся неформальной дискуссии состоит в обнажении слабых сторон, которые выявляла практика односторонней абсолютизации идей вульгарного “линейного прогресса” и вечного “возвращения на круги своя”. К тому же доминировавшие среди историков подходы и использовавшийся ими аналитический инструментарий практически исключали космический фактор, принимающий, как установил в начале ХХ столетия известный русский естествоиспытатель А.Л. Чижевский, существенное участие в становлении и развитии истории.

Одной из задач представляемого на обсуждение научной общественности авторского исследовательского проекта является синтез традиций общественных и гуманитарных дисциплин в сфере социологии истории. Основное содержание авторской концепции изложено в книге “Общественное развитие от Рождества Христова”, вышедшей в мае 2000 года в издательстве Верховной Рады Украины. В данной статье будут затронуты лишь некоторые из ее аспектов.

И так, заметим, что в основе авторского подхода лежит идея цикличности, которая достаточно широко присутствует в современном научном дискурсе. Например, современный российский исследователь Л.М. Синцеров выделяет в истории человечества два больших глобальных интеграционных цикла, которые развертывались на протяжении ХIХ-ХХ веков.

Первый из них – был связан с расцветом Британской империи (1846–1914). Затем, по мнению российского исследователя, наступил период глобальной дезинтеграции, охвативший две мировые войны (1914–1945). Наконец, с 1946 года наступил второй глобальный интеграционный цикл, содержанием которого стало “второе рождение глобального капитализма”ii.

Нам представляется, что приведенная выше попытка “выделения” цикла на основе интеграционных и дезинтеграционных процессов, сопровождающих соответственно стабильный и кризисный периоды развития стран, регионов и мира (цивилизации) в целом не лишена своего объективного основания. В определенном смысле можно также согласиться и с мыслью Л.М. Синцерова о “втором рождении глобального капитализма”. Ведь так или иначе, нынешняя волна “трансформационных процессов” сопряжена с радикальной экономической реформой, в результате которой угасает перспектива плановой экономики и в тоже время все активнее вступает в свои права рыночное хозяйство. Этот процесс, по мнению аргентинской исследовательницы К. Саломон, сопровождается глубокими структурными изменениями экономических отношений, вызывающих нарушение долгосрочной экономической динамики, описанной известным русским экономистом Н.Д. Кондратьевым (1892-1938)iii. Существенные изменения – укрепление финансового и ослабление производственного секторов экономики – усматривает в нарастающем сегодня монетаризме Л. Ларуш, директор американского шиллеровского института науки и культуры, автор концепции “физической экономики” и автор проекта “стратегической оборонной инициативы” (СОИ). Анализируя, в частности, увеличивающийся разрыв между темпами роста финансового и производственного секторов экономики он приходит к пессимистическому демографическому прогнозу – выводу о резком (на три четверти в течение жизни одного поколения) сокращении народонаселения Земли, если человечество не примет экстраординарных мер по целенаправленному укреплению основ “физической экономики”iv.

Характер происходящих в современном мире изменений действительно позволяет говорить о глобализации трансформационных процессов, результаты которых, как нам представляется, уже в первой четверти ХХI столетия будут не просто охватывать значительную часть современных наций-государств, их общественных институтов, но и станут определяющим содержанием современной цивилизации в целом. Правда, было бы логично предположить о наличии в мировом сообществе (“глобальном социальном объекте”) своеобразного баланса, вследствие которого рост числа стран, испытывающих трансформационные процессы, будет уравновешиваться определенным количеством стран, для которых более естественными станут противоположные (по направленности и содержанию) трансформационным процессам революционные тенденции развития.

Однако и сегодня, и завтра не будет ошибкой сказать, что современное поколение людей является свидетелями масштабных реформаторских изменений в мире. Определяющим фактором такого развития мировых процессов является рост и синхронизация прорывов в сфере научно-технической революции. Лежащий в основе новой мощной волны НТР интеллектуальный потенциал трансформирующихся объединенных наций способен в нынешней ситуации (завершения больших космических циклов) к синергетическому эффекту и, таким образом, к созданию прогнозированного Священным писанием “Нового Неба и Новой Земли”.

Уже сегодня достаточно четко просматриваются черты ближайшего будущего  входящей в свои права постиндустриальной эпохи, наступление которой ещё в 60-70-х годах довольно точно прогнозировал А. Тоффлер. Сейчас мы живём в период четвертой информационной революции. Первая была связана с изобретением человеческого языка, что и сделало человека человеком, превратив его в действительного субъекта истории. Этот факт, собственно, и отражен в религиозной традиции, которая гласит, что “вначале было слово”. Вторая информационная революция была связана с изобретением письменности. Это великое открытие привело к возникновению могущественных государств. Третья информационная революция была связана с изобретением книгопечатания, развитие которого создало фундаментальные предпосылки для научно-технического прогресса. Наконец, четвёртая информационная революция, которая происходит на наших глазах, связана с современными информационными технологиями, бурное развитие которых позволяет говорить о становлении информационного общества.

Постиндустриальная эпоха породила свою идеологию – постмодернизм, отрицающий так называемые метатеории и скептически относящийся к теоретическому обоснованию возможности социальной инженерии. В то же время, становление качественно нового  постиндустриального общества, сопутствующие ему усложнение социальной структуры, динамика социальных отношений и стремительно меняющаяся социальная реальность настойчиво ставят на повестку дня вопрос о создании адекватных новым условиям общественного развития средств социального прогнозирования.

Искомые прогностические средства, их эффективность и надежность должны, очевидно, отвечать кардинально меняющимся политическим, экономическим, демографическим, социально-культурным, физиологическим и психологическим основам жизнедеятельности человека и общества. Иными словами, решить актуальную научную проблему можно только на междисциплинарной основе. История и география – две родные сестры. Историческая география является вспомогательной научной дисциплиной для обеих наук. Социология же возникла как законное дитя гуманитарных и точных научных дисциплин.

Авторский коллектив, который я имею честь представлять, ещё только формируется, в том числе определяется и сфера общих интересов. В частности – это развитие теоретических вопросов социологии истории, глобальные технологии и прогностика.

Представленное в книге “Социальное развитие от Рождества Христова” конспективное изложение концепции социально-исторического развития имеет объектом анализа жизненный цикл общества как субъекта исторического процесса.

Прикладное значение концепции состоит в разработке универсальной модели эпохального исторического цикла как инструмента анализа и прогноза развития человечества (всемирной истории), истории отдельных стран и континентов.


Случайные файлы

Файл
18490-1.rtf
153699.rtf
74918-1.rtf
153444.rtf
46114.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.