Д.В. Николаенко. Очерки географии мирового хозяйства.

Часть 2. Мадагаскар



Мадагаскар (1995)


Данная работа была подготовлена нами в соавторстве в 1995 году. В данном тексте оставлены только наиболее важные в научном отношении авторские положения. Определенная часть информации, включенной в текст в 1995 году, устарела и по этой причине опущена.




СОДЕРЖАНИЕ


О терминологии и приводимых именах

О статистических данных по Мадагаскару

Физическая география Мадагаскара


История Мадагаскара

  • Происхождение населения на Мадагаскаре и отношения между этническими группами

  • Традиционная система политическая власти Мадагаскара

  • Первоначальные контакты с европейцами и колонизация Мадагаскара

  • Колониальный период на Мадагаскаре и борьба против Франции

  • Переход от колониализма к неоколониализму

  • Революция 1975 года и балансирование между западным и социалистическим мирами

  • Исчезновение социализма и пост-неоколониализм на Мадагаскаре

Население и хозяйство Мадагаскара

  • Население и социальные проблемы Мадагаскара

  • Финансы Мадагаскара

  • Общая характеристика хозяйства

  • Энергетика

  • Сельское хозяйство

  • Рыбная ловля

  • Промышленность. Общие данные

  • Обрабатывающая промышленность

  • Полезные ископаемые и горнодобывающая промышленность

  • Транспорт

  • Внешняя торговля

  • Туризм


Выводы

Рекомендации российским компаниям по работе на Мадагаскаре


О ТЕРМИНОЛОГИИ И ПРИВОДИМЫХ ИМЕНАХ


Несколько слов о географической терминологии, используемой в работе, и приводимых именах. Переводить географические названия Мадагаскара достаточно сложно. Они присутствуют в самых различных вариантах, в зависимости от языка источника. Для написания справки мы использовали, в основном, литературу на французском и английском языках - как правило, различные международные деловые издания. Малагасийским ни один из авторов, к сожалению, не владеет.


Использование западных языков приводит порой к путанице в географических названиях, которые могут иметь несколько различные транскрипции. Российский стандарт географических названий Мадагаскара также имеет некоторую специфику, отличающую его от западного. При переводе на русский названия могут несколько отличаться от тех, что были приняты в советской географической литературе. Стоит учитывать, что как западные, так и российский варианты могут вполне отличаться от местных стандартов обозначения, что в особенности касается не самых видных географических объектов. Мы старались написать текст предельно корректно с точки зрения географической терминологии и используемых имен. Другое дело, что более общепринятая в России версия может незначительно отличаться от используемой в настоящем тексте.


Одной из реальных сложностей подготовки и чтения текста могут быть упоминаемые в нем имена и фамилии. Мы старались не перегружать текст собственными именами малагасийских деятелей и по возможности не “преувеличивать роль личностей в истории”. Однако необходимо отметить, что разночтения в их написании встречаются во многих работах по Мадагаскару, что объясняется сложной (составной) “природой” фамилий, далеко не всегда привычных для иностранцев и включающих до 10 и более слогов, порой повторяющихся по несколько раз.


При чтении подобные терминологические сложности могут несколько затруднять восприятие текста, но они ни коим образом не влияют на выводы, связанные с оценкой экономики страны, и рекомендации по ведению бизнеса на Мадагаскаре.


О СТАТИСТИЧЕСКИХ ДАННЫХ ПО МАДАГАСКАРУ


Извечная проблема статистических данных и их несовершенства, а порой и вполне очевидной фантастичности (лживости), в полной мере присутствует и на Мадагаскаре. Как известно, есть два вида лжи - наглая ложь и статистика. В случае с Мадагаскаром они гармонично сочетаются. Статистические данные на Мадагаскаре собираются плохо, не вполне регулярно, и далеко не всегда понятно, что они все-таки отражают (и даже если они отражают реалии, то в этом никогда нет уверенности). Даже такие стандартные акции как переписи населения проводятся редко и в высшей степени своеобразно, с явными нарушениями общепринятых международных правил. Последняя перепись на Мадагаскаре проводилась в 1975 году; затем предлагаются лишь оценки тех или иных показателей разного рода местными и международными организациями.


В отношении статистических данных по промышленности и сельскому хозяйству ситуация также весьма неблагоприятная. Не вполне понятно, насколько адекватны имеющиеся показатели. При анализе их постоянно всплывают некоторые странности или обнаруживаются провалы. Кроме того, по многим отраслям статистические данные просто отсутствуют.


Другая серьезная сложность - в большой запоздалости статистических данных. В написании справок, подобных предлагаемой вашему вниманию, мы стараемся пользоваться данными независимых международных изданий, что хотя бы отчасти гарантирует их качество, некоторую селекцию и минимальную ответственность тех, кто предлагает эти данные. В случае со статистикой местного производства ничего подобного ожидать нельзя, и поэтому использовать ее следует крайне избирательно и осторожно.


Характерно, что статистические данные по Мадагаскару за последние два года в международных изданиях отсутствуют. По некоторым отраслям промышленности данных нет аж за четыре года. Причины такого положения могут быть связаны с внутренней политической нестабильностью на острове и тем, что в экономическую жизнь Мадагаскара снова стали активно вмешиваться западные компании, одним из следствий чего является утаивание сведений о современном ее состоянии.


Хотим порекомендовать Вам воспринимать статистику по Мадагаскару более как оценку, нежели адекватное отражение реальности. Если государственная организация Мадагаскара называет точное число, то, возможно, оно и отражает реальность, однако в этом никогда нельзя быть уверенными. В целом, стоит воспринимать мадагаскарскую статистику примерно так же, как в добрые старые времена - советскую: что-то не упоминается вообще, о чем-то говорится не вполне внятно, а что-то не всегда соотносится с реальностью. Самое же главное - ничего нельзя проверить и никогда не знаешь, что выдумано, а что подсчитано корректно.


В конкретных маркетинговых обследованиях мы, естественно, не ограничиваемся использованием международной статистики по странам, в том числе и по Мадагаскару, привлекая более разнообразные источники информации. Однако для написания общих справок по странам это, как правило, не делается: пускаться в хлопотные и дорогостоящие усилия по сбору всей возможной информации просто немыслимо; кроме того, это сделало бы предлагаемую работу чересчур объемной.


ФИЗИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ МАДАГАСКАРА


Лишь несколько слов на эту тему, поскольку приводить детальное физико-географическое описание Мадагаскара не представляется возможным. Думается, такое описание можно найти в любой книге по физической географии материков и океанов старые. Приведем только самые общие сведения.


Демократическая Республика Мадагаскар расположена на четвертом в мире по площади острове. Государство также включает несколько других, более мелких островов. Остров Мадагаскар расположен в 390 километрах от Африканского континента и отделен от него Мозамбикским проливом. Протяженность острова с севера на юг составляет 1600 километров и с востока на запад - примерно 570 километров. Площадь острова - 587 041 квадратных километра.


В топографическом отношении Мадагаскар можно разделить на несколько существенно различающихся районов:

  • Антсиранана - северная часть острова, где расположены наиболее высокие горы, достигающие 2658 метров над уровнем моря. В долинах могут выращиваться тропические культуры. Естественная гавань Антсиранана является крупной военно-морской базой;

  • Махаджанга - богатый сельскохозяйственный район страны с крупным портом, носящим такое же имя. Здесь выращивают рис, хлопок, табак и другие культуры;

  • Толиаре - в этом достаточно засушливом районе расположены основные минеральные ресурсы острова;

  • Восточная часть Мадагаскара с влажным и очень жарким климатом. Здесь расположен самый крупный порт страны - Тоамасина. Это основной регион производства тропических культур - кофе, ванили, сахарного тростника;

  • Внутренние горные районы острова, достаточно плотно заселенные. В долинах выращивается рис. Здесь же расположена столица государства - город Антананариву, административный и культурный центр страны.


Климатические различия острова достаточно существенны. На востоке и северо-западном побережье господствует тропический климат. Юг Мадагаскара крайне засушлив. В центральных областях страны, в целом, умеренный климат, наиболее благоприятный для проживания в этих широтах.


Реальной проблемой Мадагаскара являются тропические циклоны, которые приходят со стороны Индийского океана и приносят немало проблем восточному побережью страны.


Зима на острове сухая, с температурами до + 13 С, что воспринимается местным населением как страшный холод. Самый холодный месяц - июль. Напомним, что в южном полушарии, как известно, все наоборот: зима приходится на май - сентябрь, лето длится с декабря по март. Самый жаркий месяц - январь, с температурами до + 35 С. В зависимости от района острова температуры могут существенно различаться.


Естественная растительность сохранилась на острове лишь в небольшом количестве мест. Она была фактически уничтожена, освободив площади для производства сельскохозяйственных культур, чему способствовали и технологии, связанные с выжиганием лесов под пашни. В целом, остров представляет собой смесь саванны и степи. Немалую роль в уничтожении лесов Мадагаскара сыграло интенсивное использование местными жителями дров в качестве топлива.


Особенностью природы Мадагаскара является большое количество рек. Они очень невелики по протяженности и имеют много водопадов: необыкновенно живописно, но крайне неудобно для хозяйственного использования рек.


Природа Мадагаскара с восторгом описана большим количеством путешественников прошлого и настоящего. Флора и фауна острова отличаются большим количеством эндемиков. Вероятно, самые знаменитые из них - лемуры и дерево путешественников. В реальности же все это - давняя история или, в лучшем случае, достояние заповедников. Наиболее характерные современные ландшафты острова - это различного рода плантации и безлесные горные районы.


В целом, можно отметить, что Мадагаскар достаточно благоприятен для жизни (во всяком случае, есть много мест с гораздо более тяжкими условиями), и с этой точки зрения российские эксперты на Мадагаскаре не будут испытывать больших неудобств.


История Мадагаскара


Происхождение населения на Мадагаскаре

и отношения между этническими группами острова


История заселения острова достаточно неопределенна. Хотя принципиальных расхождений в описании того, как попали сюда люди, нет, но нет и знания достаточно большого количества деталей.


Останки одного из наиболее древних людей были найдены около современного города Йоханнесбурга, но на Мадагаскар, расположенный практически по соседству, люди попали более замысловатым путем. Остров был заселен и освоен предками современных малагасийцев.


Считается, что выходцы из юго-восточной Азии, прибывшие в этот регион, первоначально поселились на восточном побережье Африки. Там прожило несколько поколений их, и только после этого был пересечен Мозамбикский пролив и первые поселенцы появились на Мадагаскаре. Есть основания полагать, что первыми были заселены Коморы, а на Мадагаскар люди попади уже с Коморских островов.


Можно только догадываться о том, что побудило переселенцев из Азии сначала приплыть в Африку, а затем покинуть ее, но не в этом суть. Весьма важно, что часть населения современного Мадагаскара, в особенности на его западном побережье, имеет немало черт, свидетельствующих о смешении с черными. В более поздние колониальные времена на Мадагаскар было завезено достаточно большое количество чернокожего населения из других африканских колоний. Их очередное смешение с местными жителями стало основой формирования особой этнической группы.


Переселение из Африки на Мадагаскар не носило характера организованной экспансии - это было достаточно неупорядоченное переселение небольшими семьями, которые “приватизировали” свободные земли и осваивали только очень небольшие территории, необходимые для их непосредственного жизнеобеспечения. Эти процессы имели место с X века.


Наиболее поздние переселенцы прибыли на Мадагаскар в XIV веке. Они также происходили из Юго-Восточной Азии, но, в отличие от прежних мигрантов, прибыли на остров, минуя континентальную Африку. Эти поселенцы начали осваивать высокие плато и стали основой формирования этнической группа мерина. Мерина до сих пор сохраняют в достаточной чистоте свои малайские черты. Они оказались наиболее развитой в социальном отношении этнической группой.


Довольно часто подобные сочетания этносов, которые прибывают на территорию в различное время, создают комбинацию более и менее развитых в социальном отношении общностей. При четко выраженной племенной (этнической) структуре это ведет к установлению однозначного доминирования. Например, такая ситуация имеет место в Руанде и Бурунди, где племя тутси является наиболее поздним мигрантом в регионе, имеющим более высокую социальную организацию. Оно однозначно установило контроль над племенем гуту, сохранявшийся с XVI века до 1960-х г.г., и только развал западных колоний в Африке привел к тому, что традиционная структура власти нарушилась. Вместо нее была введена совершенно бессмысленная в черном мире “демократическая система”, с выборами по принципу “один человек - один голос”, часто приводящими к тому, что не вполне развитые, но более многочисленные племена могут ставить своих вождей президентами, но далее не в состоянии удерживать власть и реально управлять страной. Итогом становятся непрекращающиеся конфликты, как широко известная война между гуту и тутси. Завершиться такого рода противоборство может только тем, что весь окружающий мир оставит местные племена в покое и тогда традиционная структура очень быстро восстановится.


Ситуация на Мадагаскаре отчасти аналогична. Этническая группа мерина не имеет абсолютного доминирования в численном отношении. В разные периоды истории острова на нее приходилось и приходится лишь от 20 до 25 % населения Мадагаскара. Но мерина традиционно обладали более высокой социальной организацией, собственной государственной властью, которую успешно развивали, и за счет этого контролировали остров.


Вмешательство в дела Мадагаскара французских и английских колонизаторов очень сильно нарушило традиционный естественный баланс сил. Группа мерина, оказывавшая основное сопротивление колонизаторам, сознательно принижалась ими и противопоставлялась остальным этническим группам населения.


Важно учесть, что этнические проблемы острова хотя и не просты, но не носят и чересчур драматического характера. Противостояние этносов сохраняется, но оно не ведет к устойчиво враждебным отношениям: да, есть вспышки этнических конфликтов, но устойчивой вражды все-таки нет. Несмотря на большое количество противоречий, этнические группы Мадагаскара имеют очень много общего, но наиболее важно то, что у них - существенно различные уровни социальной развитости.


Традиционная система политической власти Мадагаскара


Первая стабильная государственная власть появилась на острове в конце XVI - начале XVII веков. Естественно, это было королевство (располагавшееся на центральном плато острова). Естественно, оно было основано группой мерина, а первым формальным лидером мерина стал Андриаманело, от которого ведет свою родословную династия, называемая Андриана.


Примечание: В реальности название династии и имена королей гораздо более длинны, но в англо- и франкоязычных работах приводятся более краткие их обозначения. Не поддерживая западную точку зрения на Мадагаскар и политику по отношению к нему в целом, в данном вопросе мы солидарны с западными “коллегами”: сверхдлинные и с трудом выговариваемые местные названия ничего не добавляют к пониманию Мадагаскара, но создают реальные проблемы при чтении текстов.


С момента своего возникновения королевство стало укрепляться и расширяться. Сын первого же короля провел важные реформы в этом направлении. Королевство стало называться ИМЕРИНА, а его жители - МЕРИНА. Эти термины сохраняются до сих пор.


Ко времени правления третьего короля династии Андриана сформировалась этническая группа мерина. Все, кто переселились на остров в XIV веке и проживали на высоком плато, вошли в данную группу.


До конца XVIII - начала XIX веков королевство этнической группы мерина было относительно изолировано от остальных групп и территорий, и его ареал ограничивался внутренними районами острова. В это время шло укрепление королевства, систематически осваивалась его территория.


Другие этнические группы оставались мало связанными с мерина. Это продолжалось до правителя с очень сложно произносимым именем - Андрианаимпойнимерина, который возглавлял королевство в 1787 - 1810 годах. Он провел очередные реформы, позволившие государству выйти на достаточно современный уровень: была создана армия, введена строгая наследственная монархическая структура власти и так далее. С точки зрения социальной организации, это было очень развитое образование, мало чем отличавшееся от западных структур власти.


Естественным следствием проведения реформ в королевстве Имерина стало его стремительное распространение по всей территории Мадагаскара. Мерина вышли за пределы высокого плато и стали последовательно завоевывать другие части острова. Этот процесс был продолжен и последующими королями.


В исторических работах нет упоминаний о жестоких кровопролитных войнах между этническими группами острова в тот период. Скорее всего, распространение влияния королевства Имерина не протекало в условиях отчаянного сопротивления других островитян. Во-первых, силы были откровенно не равны, и мерина намного превосходили остальных. Во-вторых, их доминирование не выражалось в жестокой эксплуатации населения Мадагаскара. Насколько можно понять, громадное большинство мерина оставались жить на высоком плато, и подчинение остальных частей острова их королевству имело во многом условный характер.


Примечательно, что примерно в то же время аналогичного рода процессы шли и на юге Африки в целом. Становление государства на Мадагаскаре не было уникальным с социальной точки зрения. В частности, племя зулу приобрело централизованное руководство в лице короля Шаки. Он создал мощную профессиональную армию, которая, как выяснилось позднее, оказывала весьма успешное сопротивление даже превосходящим силам Британской армии. Была сформирована четкая вертикальная структура власти зулу, и племя стало стремительно распространяться по югу Африки. Остальные черные племена заняли нишу их вассалов.


Описываемые события пришлись на начало XIX века, но и расстановка сил, и конфликты, проявившиеся в тот период, во многом сохранились до сих пор. В частности, знаменитая южноафриканская организация АНК есть фактически племенная организация х-косо. Это племя всегда было гораздо менее развито, чем зулу, и очень сильно теснилось зулусами. А враг номер один АНК - партия ИНКАТА - это чисто племенная политическая организация зулу, и пост руководителя партии устойчиво занимает один из членов зулусской королевской семьи. Противостояние черных племен сохраняется по-прежнему, и белые ЮАР (буры) сознательно и цинично играют на их противоречиях.


Это только пример того, что процессы, происходившие на Мадагаскаре в начале XIX века, не были чем-то уникальным: в регионе в целом начали формироваться централизованные структуры власти и гармонично организованные королевства.


Параллель с зулусским королевством крайне важна и для понимания того, что племена и этнические группы, сформировавшие свои государственные структуры с четкой вертикальной властью и ареалом распространения и доминирования, обычно оказывали самое мощное сопротивление колонизаторам. Бритам пришлось вести массированную войну против зулусского королевства, и несмотря на победу первых, зулусы сохранили свою государственность. Королевство зулу существует даже в нынешней ЮАР, на современном этапе являясь фактически государством в государстве. И в реальности ничего поделать с ним нельзя.


Именно по причине наличия на Мадагаскаре самостоятельного и хорошо организованного королевства, созданного еще до прихода западных колонизаторов, последним было оказано столь мощное сопротивление. Именно по этой причине современный Мадагаскар сохраняет достаточно независимое положение в мире.


Королевство Имерина не установило формального контроля над всем островом и всеми его этническими группами, но в реальности оно являлось единственной силой, контролировавшей Мадагаскар. К моменту появления западных колонизаторов королевство Имерина обладало всеми признаками хорошо организованного государства.


Мерина имели четкую вертикальную структуру организации своего общества. Они делились на три вертикальные социальные категории - андриана (высшее общество), хова (средний класс, нечто вроде российского дворянства) и андево (простые люди этнической группы мерина). Слово “андево” буквально переводится как “рабы”, хотя в реальности это были просто члены данной группы, остававшиеся экономически зависимыми от верхушки своего общества.


В высшей степени характерно, что современные мерина часто обозначаются как хова, то есть вся этническая группа перешла на уровень среднего класса: нет королей и королевичей, которые бы имели высшую власть, хотя живы их потомки и они достаточно известны всем островитянам; нет и андево. Все современные мерина равны и благородны. Единственное отличие состоит в том, что в XX веке наличие благородного звания хова никого не избавляет от необходимости физического труда.


Верхнюю ступень в традиционном обществе мерина занимал правитель-самодержец. Король был представителем Бога на земле, и королевская власть воспринималась как священная. Король формально управлял всем островом и владел всеми его ресурсами. Его власть практически не ограничивалась законами, но сильно злоупотреблять ею не стоило: верхушка общества была достаточно сильна и многочисленна, и продолжительность жизни самодержца во многом зависела от его поведения.


Во второй половине XIX века королевство Имерина воспроизвело и такие современные стандарты государственной власти как посты Премьер-министра как руководителя исполнительной власти на острове, Министра иностранных дел и т.п. После 1840 года королевские советники фактически сформировали правительство, то есть исполнительную власть. Король назначал главу правительства и некоторых наиболее важных министров.


Особым достижением политической и административной власти было то, что остров управлялся губернаторами, которые назначались королем и подчинялись столице Антананариву. Таким образом сформировалась строго централизованная структура власти.


Существовал на Мадагаскаре и свой Парламент - совет, в котором было представлено 30 - 40 наиболее именитых людей этнической группы мерина. В его задачи входило составление рекомендаций королю и правительству по принятию наиболее важных решений. Он также назначал некоторых министров.


При постановке и решении наиболее сложных задач созывалась ассамблея избранников народа - нечто вроде народного вече, в котором участвовали представители различных поселений острова.


И последнее: на Мадагаскаре существовала уникальная форма под названием Кабари. Суть ее состояла во всенародном утверждении решений власти. Все население острова с определенным достатком должно было высказаться относительно того или иного решения короля или правительства, и это решение могло начать реализовываться только после того, как получало одобрение всего населения острова. (То есть, фактически на Мадагаскаре проводились референдумы.)


Достаточно совершенной была и военная служба. В первой половине XIX века королевство Имерина на имело постоянной армии, но располагало кадровым корпусом офицеров, которые в мирное время оставались гражданскими чиновниками, а в период волнений на острове становились профессиональными военными. От каждой провинции в столицу собирались воины; там они получали оружие и приводились в готовность к войне или подавлению восстаний. После прекращения военных конфликтов того или иного рода все оружие сдавалось в арсенал, находившийся в столице, солдаты отправлялись по домам, а офицеры снова возвращались к своим мирным чиновничьим занятиям.


* * *

В рамках королевства Имерина существовала система публичных работ под названием Фаномпоана. Суть ее состояла в том, что некоторые виды работ, необходимых для государства в целом, выполнялись без оплаты всеми жителями страны. Так что идея коммунистических субботников не является новинкой советской власти: она существовала с середины XIX века.


Имела место и система государственных неоплачиваемых работ в рамках различных коммун (она называлась Фоконолона), когда те должны были сообща решать определенные проблемы своих территорий. В отличие от Фаномпоана, так решались вопросы локального уровня.


Королевство имело и большое количество народных (можно даже не побояться и сказать - всенародных) праздников, ориентированных на укрепление отношений различных этнических групп.


* * *

Такая структура власти сложилась на острове к середине XIX века. Она во многом сформировалась благодаря тому, что этническая группа мерина вполне успешно обучалась у иностранцев и из контактов с внешним миром выносила много ценного. Предтечи четкого разделения королевской и высшей исполнительной властей, равно как и сложной системы подтверждения народом государственных решений существовали и ранее, но в более современном виде они сформировались после столкновения с западными людьми. При этом копирования западных структур власти не было и в помине.


Наличие оригинальной, самостоятельно созданной системы власти обычно ведет к тому, что народ с большим трудом поддается колонизации. Историческим законом является то, что легко и просто завоевываются даже весьма воинственные, но не вполне организованные в социальном отношении племена и народы. Тому есть масса примеров и в Африке, и в Азии. С гораздо большим трудом завоевываются этнические группы, которые имеют свою достаточно высокую социальную организацию, - именно она является достижением номер один, определяющим силу народа и его устойчивость к внешней агрессии.


Характерно и то, что сколь бы долговременной ни была колонизация такого достаточно развитого народа, она никогда не дает метрополии желанного устойчивого результата.


Именно таково положение на Мадагаскаре. Но для западных людей это не вполне понятно, и они на разные лады и на протяжении длительного времени пытаются сделать и сохранять Мадагаскар придатком “демократического общества” и “рыночной экономики” цивилизованной Европы.


Первоначальные контакты с европейцами

и колонизация Мадагаскара


Первым европейцем, с которым столкнулись люди Мадагаскара, стал португальский капитан Диего Диаш со своей бравой командой. Он первым из западных европейцев проплыл вдоль побережья Африки, обогнул Мыс Доброй Надежды и вышел в Индийский океан. Он стал первым человеком из “цивилизованной” Европы, который имел желание основать поселение на острове. Стратегия португальцев в то время была проста: они закладывали небольшие военные поселения, в задачи которых входило обслуживание проплывающих мимо португальских судов и грабеж местного населения. Все было, действительно, достаточно незамысловато: время от времени приходило судно из метрополии, в течение короткого времени колонизаторы собирали рабов и товары и, нагрузившись этими ценностями, судно отправлялось в обратный путь, а через некоторое время появлялось новое. Ни о каком систематическом освоении территорий португальцы даже не помышляли.


Португальские поселения такого рода были чисто военными и мужскими. Естественным итогом становилось то, что через некоторое время их обитатели смешивались с местными женщинами и появлялись первые дети от смешанных браков, открывая новую страницу в общении народов. В перспективе эти поселения часто вырождались, и португальские воины просто растворялись в массе местных жителей. Связь с метрополией утрачивалась, но зачастую португальские колонизаторы даже не хотели возвращаться на родину, где жизнь для них была, несомненно, тяжелее.


Маленькое и очень слабое поселение было основано португальцами на одном из небольших островов около Мадагаскара (так было гораздо спокойнее). После этого колонизаторы отправились дальше - в поисках более миролюбивых и диких людей, которых проще было бы обратить в подданных португальской короны.


Появление португальцев не оставило особенно заметных следов в жизни и культуре острова. После этого на протяжении XVII и XVIII веков Мадагаскар неоднократно посещали моряки Голландии, Франции и Англии. Все три страны предпринимали попытки колонизации, но ни одна не завершилась удачей. Сопротивление местных жителей под руководством королевской династии Имерина было организованным и мощным. Для подчинения Мадагаскара нужна была большая война, но на это западные люди пока не шли: в мире оставалось достаточно много территорий, которые можно было завоевывать гораздо проще.


Первая систематическая попытка налаживания связей европейской страны и Мадагаскара пришлась на 1817 год. Она была связана с усилиями британского правителя соседнего Маврикия (который к этому времени уже успел побывать и французской, и английской колонией), сэра Роберта Фаркхара подписать договор о дружбе и торговле между Британией и Мадагаскаром. Англия вела тогда самую активную политику на юге Африки и очень энергично интересовалась близлежащими островами Индийского океана. Часть из них перешли к ней от Франции после провала планов Наполеона отвоевать все колонии Англии, включая Индию и Австралию. Налаживание связей с Мадагаскаром было только одним из шагов формирования империи “от Кейпа до Каира” в восточной части Африки. Нельзя сказать, чтобы англичане уделяли Мадагаскару какое-то особенное внимание - это была лишь одна из бесчисленных территорий, которой “предписывалось” стать колонией Великобритании.


В 1817 году договор был подписан. Он стал первым официальным документом, в котором король Мадагаскара был признан западной стороной официальным правителем всего острова. Согласно договору Британия оказывала военное и гражданское содействие королевству Имерина в случае необходимости. Такая необходимость могла возникнуть лишь в одном случае: если бы Франция попыталась оккупировать Мадагаскар, то Англия должна была прийти ему на помощь. В те времена подобные договоры означали только это.


Очень интересно, что жители Мадагаскара старались использовать контакты с европейцами для усвоения новаций белых людей, и этим они драматически отличались от черных жителей континентальной Африки, которые ничего подобного не делали. Западные люди не воспринимались на Мадагаскаре как пришельцы с небес, но как обычные смертные, у которых, однако, есть чему поучиться.


Большую роль в развитии страны сыграла королева Ранавалона Первая, которая правила островом с 1828 по 1861 годы. Она старалась наладить дружеские отношения с европейскими государствами и одновременно модернизировать свое королевство. При сохранении традиционных институтов власти и социальной организации, от французов и бритов усваивалось очень многое в области организации государственного аппарата и военного дела.


Некоторое время королева Ранавалона пыталась использовать бритов в борьбе с местными этническими группами, не вполне подчинявшимися центральной власти Имерина, но вскоре все намерения такого рода были оставлены, поскольку выяснилось, что западные люди в действительности интересуются только колонизацией острова. Задачей же королей Мадагаскара было налаживание равных и взаимовыгодных отношений, но им отводилась только роль колонии - не более. Отношения с европейскими державами стали резко портиться с 1820-х годов, что было связано с агрессивной политикой последних в отношении королевства Имерина и попытками европейцев запустить на остров своих миссионеров.


Западные миссионеры играли в Африке однозначную роль: они появлялись первыми, затем купцы проводили оценку территории, а после этого приходила армия и объявляла данную территорию колонией. Независимо от того, оказывалось сопротивление или нет, как правило, для местного населения устраивалась бойня. Такова была самая традиционная модель, которую пытались отработать и на Мадагаскаре. Но реализовать ее здесь оказалось сложно. Сбои начались уже в первом пункте - запуск миссионеров на Мадагаскар. Они частично проникли на остров, но начать активную работу по “спасению душ грешников” не могли, так как местные власти не позволяли этого делать.


Пионером-миссионером на Мадагаскаре стал католик Лазарист, прибывший сюда во второй половине XVII века. Его миссия просуществовала очень короткое время, и в 1672 году местный вождь запретил ему “жить и работать” на острове.


В 1810 году Лондонское Миссионерское Общество получило разрешение работать на Мадагаскаре и спасать души грешников, но первые миссионеры смогли прибыть на остров только в 1820 году по той причине, что вслед за формальным разрешением король Имерина оказал фактическое сопротивление осуществлению данного мероприятия. Опасения относительно деятельности западных миссионеров полностью оправдались: после краткого пребывания на острове они оказались замешанными в мятежный заговор, итогом которого стало восстание против королевской династии Имерина, занимавшей антизападные позиции. Следы заговора однозначно вели в сторону миссионеров. В итоге в 1835 году королева Ранавалона Первая запретила христианство на острове, и до ее смерти в 1861 году никаких попыток возобновить миссионерскую деятельность не предпринималось. Позиция Мадагаскара оставалась последовательно антизападной: предлагалось либо иметь равноправные контакты, либо никаких. Начинать войну против Мадагаскара Англия и Франция снова не хотели, поэтому выбрали вариант, когда не было никаких контактов.


Сомнительно дружеские отношения между Англией, Францией и Мадагаскаром были серьезно испорчены в 1830-ее годы, когда Мадагаскар, категорически отказавшись предоставить свободу деятельности миссионерам на своей территории, предлагал только торговать на взаимовыгодных основаниях, не вмешиваясь во внутренние дела друг друга. Подобная инициатива была встречена западной стороной без какого бы то ни было энтузиазма.


Интересно отметить, что основная причина миролюбия Англии и Франции по отношению к Мадагаскару в 1830 - 60-е годы лежала в отчаянном соперничестве двух держав и том, что они всё не могли решить, кому будет принадлежать остров.


Мадагаскарские же власти сохраняли некоторые иллюзии относительно цивилизованной Европы. В 1837 - 38 годах официальная делегация королевства Имерина даже посетила Лондон и Париж. Речь шла об установлении взаимоуважительных отношений между сторонами, но итоги визита и переговоров оказались категорически негативными. До смерти королевы Ранавалоны в 1861 году отношения с Мадагаскаром были практически прерваны: завоевать его не было сил, организовать убийство королевы не было возможности, поэтому про Мадагаскар на некоторое время предпочли забыть.


НЕКОТОРЫЕ ВЫВОДЫ И ИСТОРИЧЕСКИЕ ПАРАЛЛЕЛИ


Описанное выше - весьма характерная тактика поведения европейцев в странах “третьего мира” на протяжении последних двух сотен лет. Если в колонизируемой стране есть сильный лидер и нет возможности его подкупить или уговорить (= обмануть), то пытаются его сместить. Если и такой возможности нет, то о данной территории просто забывают на некоторое время, но сразу после смерти несговорчивого правителя и прихода к власти нового опять начинаются массированные попытки установления неравноправных отношений.


Обратите, пожалуйста, внимание на следующее: западные люди даже не пытаются воспринять противную сторону как равную и не прилагают ни малейшего усилия, чтобы адаптироваться к ней. Они только пытаются менять ее, подгоняя под свой стандарт. Это очень характерное поведение, но для последовательной реализации его необходимо значительное превосходство в силе. Раньше такое превосходство было. Сейчас его нет, и именно с этим связаны провалы полумифической западной “рыночной экономики” в странах “третьего мира”. По сути она означает только продолжение блокирования страны от контактов с другими иностранцами + коррупция местного аппарата чиновников и руководства внешнеторговых организаций страны.


Это обязательно нужно учитывать в работе на африканских рынках. Чисто экономическими методами здесь ничего не сделать. Можно предлагать удивительно выгодные для данного государства сделки и проекты, но они не будут находить никакого отклика. Дело в том, что нужно учитывать, кому и как их предлагать. Очень часто такого рода предложения попадают в руки коррумпированной части аппарата, которая немало получает от бывшей западной метрополии и готова прислуживать ей даже в ущерб собственному государству. На современном Мадагаскаре положение близко к описанному.


О разумности западных людей говорится достаточно много, но крайне редко упоминается, сколь удивительную бездарность они проявляют. В частности, весь мир за пределами Европы для них есть фактически дурное единообразие, в котором не хотят заметить ни малейших различий. И увидеть разницу между хорошо организованным и быстро совершенствовавшимся королевством Имерина и черными племенами континентальной Африки, часто находившимися на стадии матриархата, никто не в состоянии. Учет реального уровня социальной развитости местного населения не делался даже с прагматической точки зрения. Тупо применялась сила, и если проваливалась одна военная операция, то причину находили в том, что было послано недостаточно войск, и через некоторое время из метрополии прибывала большая армия...


Это классическая модель, работавшая не только на Мадагаскаре, но и в колониальный период в целом. В частности, в Южной Африке во времена Второй англо-бурской войны (1899 - 1902 годы) Британская Империя выставила против малочисленного бурского народа регулярную армию численностью более 400 000 солдат. Со стороны буров им могли противостоять около 80 000 мужчин, включая не только подростков, но и младенцев мужского пола, и вполне немощных стариков, - такова была относительно нормальная расстановка сил... Британские и французские армии часто превосходили местные военные формирования в десятки раз, но расценивалось это лишь как гарантия обеспечения победы.


Удивительно, что западные люди никогда не проводили (и, похоже, не делают даже сейчас) различий между примитивными черными племенами, многие из которых реально недоразвиты, и племенами и народами, создавшими свою государственность, - такими, например, как мощным королевством зулу, бурами, имевшими несколько республик, королевством Имерина. Итогами столь поразительного пренебрежения социальной развитостью некоторых “небритов”, “нефранцузов” и т.д. явились невероятные провалы и весьма недальновидная политика.


В частности, в войне 1899-1902 годов, когда на каждого мужчину-бура приходилось пять британских солдат (то есть, имело место численное превосходство в пять раз!), Британии удалось одержать победу только после того, как впервые в истории человечества были создали лагеря смерти для мирного населения. Фермы и поселения буров разрушались дотла, женщины и дети сгонялись в такие лагеря и содержались там без пищи и воды под палящим африканским солнцем до тех пор, пока партизанские отряды буров не прекращали сопротивление. В итоге от голодной смерти погибло более 20 000 бурских женщин и детей. Но всего 8 лет спустя после столь жестокой войны англичане катастрофически проиграли бурам на выборах, и вся политическая власть оказалась в руках их врагов. Затем буры постепенно овладели и экономической властью. Например, знаменитая Англо-Американская горнорудная корпорация - в реальности давно не английская и не американская, но бурская.


Весьма показательна параллель между поведением буров в Южной Африке и жителей Мадагаскара. Буры оказались гораздо сильнее и посредством настойчивой, активной, глубоко продуманной политики фактически вытеснили бритов из ЮАР. Большое количество бритов, по-прежнему остающихся в стране, - фактические приживалы южноафриканского государства, не играющие в нем значимой роли. Экономику и политику страны контролируют буры (в современном варианте - с добавлением некоторого количества черных лидеров).


Жители Мадагаскара не могли вытеснить западных колонизаторов и отстоять свою страну, но они добиваются ее независимости существенно иным путем. Буры “изобрели” апартеид, и иностранные компании в ЮАР стали стремительно разоряться. На Мадагаскаре просто создают невозможные условия для работы иностранцев - таков путь к независимости слабого государства, очень популярный в Африке.


Невероятно низкие адаптивные способности западных людей обязательно следует учитывать не только при историческом анализе, но и при построении современной деловой / торговой политики. Западные люди никак не могут понять, что апартеид в ЮАР был не только способом построения общества расовой дискриминации, а методом разорения иностранных компаний на юге Африки (в ЮАР и Намибии). Западные люди никак не могут понять, что “ватное сопротивление” и нарастающие племенные конфликты в странах “третьего мира” есть фактический провал политики колониализма и неоколониализма.


Всё это - формы сопротивления местных народов западным колонизаторам. Все, кто не хочет или не может систематически осваивать территории, вытесняются с них. Вытеснение идет самыми различными путями, в зависимости от силы местного этноса, племенной структуры и так далее, но суть от этого не меняется: западные люди вместе со своими компаниями и декларациями стремительно откатываются на свои же территории.


* * *

Мы довольно часто сталкиваемся с тем, что на русские компании на мировом рынке смотрят как на нечто питекантропное. Стандарт цивилизованности - это английская или французская торговая компания. Пожалуйста, учитывайте, что западные “коллеги” по внешней торговле вряд ли воспринимают Вас как вполне цивилизованного человека. С этим не надо бороться (и не стоит даже обижаться) - это можно и нужно использовать в свою пользу.


Новая страница в отношениях Мадагаскара и западных стран была открыта в 1861 году, когда на престол взошла королева Радама Вторая. События разворачивались стремительно и всё более в сторону фактической колонизации Мадагаскара. Так, в 1862 году в Антананариву были открыты консульские представительства Франции и Англии, а этот тривиальный акт в те времена означал начало фактической колонизации: Англия и Франция не создавали свои консульства в странах “третьего мира” без специальных интересов.

В 1862 году были подписаны торговые соглашения Мадагаскара с Францией и Англией.

В 1862 году французский предприниматель Жан Ламберт получил разрешение королевы на разработку полезных ископаемых в северо-западной части острова.

В 1865 году было подписано новое, более широкомасштабное соглашение с Британией.

В 1868 году аналогичное торговое соглашение было подписано с Францией.

Согласно этим документам, иностранцы получали возможность торговать на Мадагаскаре и взамен признавали Радаму Вторую правительницей всего острова.


Активизировалось и миссионерское движение, что всегда предшествовало масштабной колонизации территории. В 1862 году начинается новая эра “евангелизации” Мадагаскара: здесь появились и католические, и протестантские миссионеры. Они, соответственно, отражали интересы Франции и Англии. Бог имел очень четкую национальную идентификацию: католический Бог жил в Париже, протестантский - в Лондоне.


Важным шагом в политической эволюции Мадагаскара стал фактический переход власти от небольшой группы аристократии мерина к “дворянству” мерина, то есть к социальной прослойке, называвшейся хова. Роль хова стала явно усиливаться с середины XIX века. В 1863 году королева Радама Вторая была убита, и власть захватили представители социальной группы хова. Верховными правителями на острове стали два брата с очень длинными именами - Раиниволинахитриниони и Раинилиаривони. Королевская власть также сохранилась, но прежней силой она уже не обладала.


История убийства королевы в 1863 году достаточно темна, и не вполне ясно, с чем это было связано. Несомненно, что новая королева Ранавалона Вторая также занимала прозападную позицию. Она стала первой королевой Мадагаскара, принявшей христианство. Отчаянная борьба католических и протестантских миссионеров за обращение неверных - и особенно членов королевской семьи - в истинную веру завершилась полной победой протестантов, то есть бритов. Протестантство стало государственной религией острова, и все министры королевства Имерина также стали протестантами.


Экономическим последствием этого события явилось налаживание более активных связей с Англией и постепенное вытеснение французов, с их не выдержавшим свободной рыночной конкуренции католицизмом. В тот период Франция была достаточно слаба и в соревновании с Англией за новые колонии терпела поражение за поражением.


Итогом про-английской политики королевы Мадагаскара в религиозных вопросах стало и то, что разрешение на разработку полезных ископаемых, данное французскому предпринимателю Ламберту, было аннулировано. Франция пригрозила применить силу для восстановления “законности и порядка” и потребовала компенсации в 1.2 миллиона франков (по тем временам - громадная сумма, во много раз превосходившая все возможные и невозможные потерли Ламберта). Деньги были выплачены Франции в 1868 году, но эпизод стал важной вехой в процессе формирования отношений Мадагаскара и Франции: последняя очень сильно обиделась.


Вторая большая обида возникла из-за выбора королевской семьей протестантства, что было воспринято как пренебрежение французской культурой и религией. Вслед за подобными обидами обычно следовали вторжения, но час вторжения Франции на Мадагаскар еще не настал, так как тогда это грозило началом войны с Англией.


Трудно сказать, как бы сложилась дальнейшая судьба Мадагаскара, но в последней четверти XIX столетия Франция набрала силу, достаточную для того, чтобы не бояться открыто сразиться с Англией. Вопрос о Мадагаскаре, как и многих других заморских территориях, снова начал всплывать при выяснении отношений Парижа с Лондоном - это был классический спор метрополий относительно раздела мира.


Теоретически, Франция не могла претендовать на обращение Мадагаскара в свою колонию: позиции бритов были здесь сильней. Но чрезмерное укрепление позиций одной стороны привело к тому, что отношения приобрели конфликтный характер: слишком большое количество французских колоний перешло в первой половине XIX века к Англии, и Франция стремилась взять реванш, что и было сделано на Мадагаскаре.


После смерти французского консула Жана Лаборде в 1878 году, который работал на Мадагаскаре с 1862 года, его наследники потребовали земли, дарованные консулу в период его пребывания на острове. Ответ был негативным. Правительство Мадагаскара заявило, что иностранцы не могут владеть землями на острове: он - независимое и суверенное государство. Это переполнило чашу терпения Франции, и она стала предъявлять все новые и новые территориальные претензии. Опять всплыла история с позволением разрабатывать месторождения полезных ископаемых на северо-западе острова. “Земля Ламберта” была затребована Францией под собственное управление.


В описываемый период на северо-запад острова прибыло достаточно большое количество французов, не без активного участия которых было поднято очередное хорошо управляемое восстание жителей региона. В 1882 году Франция отказалась признать власть королевства Имерина над этой частью острова. Фактически, произошла французская интервенция, тем не менее, никак не отмеченная мировым сообществом.


Франция совершила вторжение в район Мадагаскара, который наиболее интересовал ее в тот момент. Это была не вполне тривиальная акция, которая стала возможной только потому, что Франция перестала опасаться открытой войны с Англией. Поднимал голову империализм, и западные страны бросились делить весь мир. Захватам подвергалось все, что могло представлять маломальский интерес для западной промышленности. Нужно учитывать, что последствия того периода четко прослеживаются до сих пор, и даже география неоколониализма почти буквально повторяет колониализм.


Мадагаскар отказался признать независимость северо-западной части острова, и она была фактически оккупирована французами. У Мадагаскара не было возможности сражаться с ними, так как это привело бы к большой войне и потенциальной колонизации всего острова, поэтому решили действовать цивилизованными методами. Малагасийское правительство отправило делегацию в Европу и США для того, чтобы мирным путем разрешить конфликт. В Париже делегация была встречена весьма жестко: Франция требовала от королевства признания независимости северо-западной части острова, новых компенсаций французам за “потерянные территории на Мадагаскаре” и так далее. Требования были совершенно бессмысленными и ориентированными только на то, чтобы не решать проблему мирным путем.


После Парижа малагасийская делегация отправилась в Лондон, Берлин и Вашингтон, но ни в одном из этих мест не услышала ничего конкретного относительно помощи в мирном решении конфликта с Францией. Западные государства постепенно вступали в империалистическую гонку, деля мир на сферы влияния. Мадагаскар попадал в сферу влияния Франции, и западные страны не хотели более вмешиваться в его дела. В благодарность за это Франция признавала интересы других государств в иных регионах мира.


В июне 1883 года Франция начала войну с Мадагаскаром. Французы оккупировали несколько городов, но вопреки ожиданиям легкой победы достичь не удалось. Ситуация оказалась очень невнятной: большую войну с Мадагаскаром затевать опять же не хотели, а война малыми силами успеха не принесла, и в декабре 1885 года был подписан мир. Франция сохранила контроль над северо-западной частью острова и прибрала к рукам некоторые другие районы, но Мадагаскар не стал ни протекторатом Франции, ни, тем более, ее колонией. Он продолжал оставаться независимым государством, проводящим независимую международную политику.


После невнятного мира 1885 года Франция продолжила попытки установления полного контроля над Мадагаскаром, но их оказалось сложно реализовать, поскольку Англия поддерживала королевство Имерина. Есть основания считать, что в период 1885 - 1890 годов Британская Империя вложила некоторое количество средств в поддержку королевства и его борьбы против Франции. Всё делалось тайно, но, тем не менее, делалось.


Было ясно, что в таких условиях установить протекторат над Мадагаскаром Франции не удастся, и тогда она повела политику на изоляцию острова от всего мира и, в первую очередь, от Великобритании. Последней было предложено, что Франция признает ее протекторат над Занзибаром в обмен на невмешательство в дела Мадагаскара и признание протектората Франции над этим островом. В 1890 году такое соглашение и было подписано: к процессу строительства “цивилизованной рыночной экономики” был добавлен еще один штрих. После подписания договора Франция начала готовиться к широкомасштабной войне с Мадагаскаром “во имя великой западной цивилизации”.


В январе 1894 года Палата Депутатов Франции приняла основные положения ведения войны против Мадагаскара. На войну выделялись весьма значительные средства, но прежде, чем начать ее, на остров отправилась французская делегация с предложением сдаться без сопротивления. Им ответили отказом: королевство Имерина решило сражаться за свою независимость и также начало готовиться к войне.


А далее началось в высшей степени характерное действо западных стран за пределами Европы. В армии королевства Имерина в то время состояло на службе немало английских офицеров-наемников, которые обучали военному делу и стратегическому искусству местных солдат и офицеров. В самом начале войны все иностранные офицеры покинули остров, что явилось полной неожиданностью для правительства Мадагаскара, так как условия контрактов не предусматривали подобного поведения. Более того - во время войны армия Мадагаскара допустила массу нелепейших стратегических просчетов. Такого не было во время войны 1883 - 85 годов, когда они воевали против французов самостоятельно, без помощи английских офицеров. В результате помощи Англии Мадагаскар проиграл войну Франции поразительно быстро - любопытный пример того, что в реальности означает помощь западного государства.


Итогом предательства английских наемников и применения малагасийской армией совершенно неверной стратегии стала относительно легкая победа французов. 30 сентября 1895 года они вошли в столицу Антананариву, и Мадагаскар стал протекторатом Франции. Королеве оставили ее титул, но фактически отняли власть. Мадагаскар формально сохранял свое правительство, но все сильные фигуры были из него убраны и сосланы. Новое правительство составили фактические марионетки. На долгое время, едва ли не до 1975 года, когда к власти пришел Рацирака, власти Мадагаскара оставались по сути марионеточными.


История очень типична для периода колониальных захватов. На Мадагаскаре не произошло ничего неожиданного. Есть масса примеров того, как западные страны делили территории иных государств. Есть масса примеров того, как западные наемники (“эксперты”) получали большие жалованья за подготовку армии третьей страны, но во время войны, когда нужно было показывать реальную работу, все основные специалисты куда-то испарялись, а результаты их высокооплачиваемых трудов оказывались резко отрицательными.


Интересно, что в современном мире такого рода феномены стали сплошь и рядом встречаться в области экономики. То, с чем приходится реально сталкиваться, подтверждает два странных вывода: (1) западные эксперты не вполне профессиональны; (2) они удивительно продажны. Если не питать особого пиетета перед ними и не умиляться тому, что кто-то говорит на чистом французском или английском (своем родном языке), то можно достаточно убедительно переигрывать западные компании в самых различных регионах мира - даже на тех территориях, которые все еще остаются зависимыми от них.


Колониальный период на Мадагаскаре

и борьба против Франции


Колониальный период на Мадагаскаре начался и завершился мощными выступлениями против французов. Ответ Мадагаскара на неожиданно быстрое поражение в войне с Францией не заставил себя долго ждать, и первое антиколониальное восстание поднялось уже в октябре 1896 года. Оно было направлено против христиан острова, которые рассматривались как агенты французов, и непосредственно против колониальной администрации. Выступления были настолько мощными и массовыми, что французам пришлось посылать на остров свою армию. Восстание было подавлено только в августе 1897 года, но потери французской стороны оказались крайне велики и самое главное - решить проблему покорения острова так и не удалось. Формально он оставался протекторатом, но на деле положение французов было очень шатким. Королеву Мадагаскара Ранавалону Третью депортировали на Реюньон, а затем в Алжир - так было немного надежнее. Но депортировать туда же все население Мадагаскара было невозможно, как ничего нельзя было поделать и с этнической группой мерина.


Второе мощное восстание вспыхнуло в 1904 - 05 годах на юге страны. Оно было хорошо подготовлено местными лидерами; в итоге - большое количество жертв с обеих сторон.


После подавления этого восстания на несколько десятилетий сопротивление Мадагаскара перешло в иное русло: на острове начало формироваться устойчивое националистическое движение, во главе которого стояли люди этнической группы мерина. Не станем детально описывать эту историю: она слишком долгая. Основное состояло в том, что Мадагаскар никогда не признавал себя колонией. На острове возникали разного рода общества - религиозные, культурные, экономические, вся деятельность которых была направлена только на поиски путей к свободе. Культурные общества играли особенно выдающуюся роль в этом процессе. Население Мадагаскара было достаточно образованным, что являлось нормой даже в XIX веке. В этом отношении оно радикально отличалось от населения соседнего Мозамбика, где черные племена оставались практически безграмотными до тех пор, пока СССР не повел борьбу с отсталостью этой страны. Население Мадагаскара имело достаточно высокий уровень образованности даже по сравнению с колонизаторами-португальцами из того же Мозамбика, многие из которых были просто неграмотны!


Весьма характерно и то, что во все время пребывания в качестве протектората Франции население Мадагаскара проявляло явные симпатии к тем, кто выступал против нее. Враги Франции становились друзьями Мадагаскара. В частности, во время первой мировой войны на острове доминировали явно прогерманские настроения. Ничего конкретного или хорошего сказать о немцах жители Мадагаскара не могли, но те воевали с Францией и поэтому им симпатизировали.


Характерной политикой в период доминирования Франции на Мадагаскаре было последовательное перемещение местного населения на уровень рабов и оккупация всех более или менее значимых постов в государственном аппарате и частных компаниях французами. С конца XIX века и примерно до 1960 года все значимые должности принадлежали только французам; все, что предполагало чуть большую ответственность, чем просто секретарская работа, было их привилегией. В итоге к моменту своего освобождения от колониальной администрации Мадагаскар столкнулся с катастрофически сложными проблемами в области кадров. Но в этом более проявлялась слабость позиций Франции на Мадагаскаре, нежели ее сила: такого рода оккупация ведущих мест не была официальной политикой и декларировать ничего было нельзя; все делалось лишь на основании разного рода уловок.


Целенаправленной политикой Франции было и расселение предельно большого количества своих переселенцев на Мадагаскаре. Достаточно благоприятный для жизни климат острова способствовал процессу переселения. В соседней Южной Африке аналогичное происходило с переселением бритов, которые пытались захватить там предельно большое количество земель. Но равно, как и в Южной Африке, западные переселенцы наталкивались на Мадагаскаре на активное сопротивление местного населения. Французам причиняли массу неудобств. Использование местного населения только в качестве “говорящих рабочих скотов”, совершенно нормальное для большей части черной Африки, было невозможно на Мадагаскаре.


Очень интересно, что начиная с 1920-х годов на Мадагаскаре стали развиваться коммунистические и левые движения. Мы не знаем, насколько они поддерживались СССР, но важно, что они были весьма органичными для местного населения. В частности, в мае 1929 года забастовки и демонстрации прошли в столице страны. Они были организованы местными коммунистами и знаменовали в некотором роде новый этап борьбы за освобождение острова от французов. Нам представляется наиболее важной чувствительность, с которой национально-освободительное движение Мадагаскара пыталось найти пути реализации идей освобождения острова. Появление СССР и новой антиимпериалистической идеологии было воспринято на острове с большим воодушевлением и активно использовалось для борьбы с Францией.


В 1930-е годы политическое, национально-освободительное движение на Мадагаскаре стало особенно мощным и подавить его было крайне сложно. Франция должна была пойти на существенные уступки местным радикалам, чтобы избежать большого восстания. В частности, в 1937 году была объявлена амнистия всем политическим заключенным, боровшимся против Франции, а в 1938 году официально разрешены профсоюзы. Это были не вполне ординарные меры для Франции, которая шла на подобное только в крайнем случае, когда сдерживать сопротивление было уже никак нельзя.


* * *

Серьезные коррективы в национально-освободительное движение внесла Вторая Мировая война. Пока она продолжалась, особенно мощных выступлений против Франции на Мадагаскаре не было. В этот период население острова активно использовалось французами для решения своих экономических проблем - тем не менее, колонии молчали. Но как только война завершилась и фашизм был разгромлен, весь колониальный мир стал требовать перемен. В громадном большинстве колоний западных стран в Азии и Африке начались мощные выступления за независимость.


Франция всячески пыталась уйти от решения проблемы. Чтобы утихомирить страсти, она попыталась одарить колонии новыми политическими статусами. В октябре 1946 года Мадагаскар стал “территорией Французской Республики”, а его жители - французскими гражданами. Они получили “французское заморское (зарубежное) гражданство”, что позволяло им “избирать и быть избранными”, но в реальности ничего не меняло в положении острова. Мадагаскар также мог быть представлен во французском Парламенте в количестве двух человек...


Это была одна из мер по ослаблению выступлений в колониях, но серьезного эффекта она не произвела, поэтому пришлось вернуться к активному применению старого, доброго “разделяй и властвуй”. После того, как стало ясно, что тупо продолжать колониальную политику нет возможности и одними декларациями о гражданстве жителей колоний в рамках Франции не отделаться, начали постепенно готовить переход к новому социальному строю. В 1946 году на Мадагаскаре была создана партия, которая содержалась французской администрацией и была направлена против восстановления на острове старой гегемонии этнической группы мерина. Началась активная пропаганда того, что уход французов с острова приведет к восстановлению жестокого доминирования группы мерина. Было также произведено новое территориально-административное деление страны. Его провели таким образом, чтобы максимально ущемить группу мерина, игравшую наиболее видную роль в сопротивлении. Против нее пытались восстановить все остальное население страны.


Вся компания была во многом приурочена к парламентским выборам 1946 года, когда в Парламент Франции нужно было избрать двух кандидатов от Мадагаскара. Несмотря на отчаянную французскую пропаганду против мерина, на выборах победили самые радикальные кандидаты именно из этой этнической группы, представлявшие партию под названием “Демократическое Движение Мальгашской Революции”.


Восстание 1947 года


Франция не хотела решать проблемы Мадагаскара, итогом чего стала беспрецедентная вспышка открытых выступлений. В 1947 году на острове произошло одно из самых мощных восстаний за всю его историю. Оно задало своего рода стандарт освободительного движения в Африке и колониальном мире в целом. Причины восстания лежали в том, что после Второй Мировой войны попытки продолжения колониальной политики западными государствами стали откровенным анахронизмом. Характерно, что в тот же период СССР направил свои основные усилия на развал колониальной системы западного мира. Политика СССР и национально-освободительное движение на Мадагаскаре и дали столь мощные результаты, хотя восстание 1947 года было, прежде всего, естественным итогом собственно национально-освободительного движения населения Мадагаскара.


Восстание 1947 года на Мадагаскаре было лишь одной из многих вспышек национально-освободительного движения в мире. Если после Первой Мировой войны западные страны - победители поделили колонии Германии и получили дополнительные мандаты от Лиги Наций на захват новых территорий, то после Второй Мировой делить было уже нечего, да и времена пришли совершенно иные. Попытка продолжить традиционную колониальную политику стала роковой ошибкой западных стран. В частности, именно в этот период были, в основном, подорваны основы колониальных владений Франции и Великобритании.


Конкретные причины восстания были следующими:


  • в течение всей войны малагасийские рабочие активно использовались для многих работ, например, в портах. Для этой цели в портовые города сгонялось соответствующее количество населения, и оно оставалось там, пока это было нужно. Все объяснялось военными потребностями. Когда же война завершилась, а формы использования труда сохранились, это стало вызывать возмущение. Кроме того, подобное использование местных рабочих мало чем отличалось от недавних времен, когда колониальная администрация могла за мизерную оплату и вопреки добровольному согласию использовать местное население там, где ей было нужнее и выгоднее. Форма насильственного и практически бесплатного труда не могла более сохраняться;


  • крестьяне Мадагаскара обязаны были продавать “излишки” риса государству. За эти излишки, которые таковыми совершенно не являлись, они получали смешные деньги, которые не покрывали даже расходы на производство. То есть, это была по сути форма продразверстки, носившая насильственный характер. Существуя на протяжении долгих лет, в довоенные и военные времена она еще имела какое-то обоснование: сначала Франция была слишком сильна для Мадагаскара, затем шла война и крестьяне могли понять, что это - дело временное, но продолжение подобных “рыночных” акций после войны стало невыносимым;


  • одной из причин восстания стало и то, что малагасийские интеллектуалы не могли найти работу в колониальной администрации. Формально таких запретов не было, но в реальности всеми делами Мадагаскара заправляли французы.


Это основные причины, но, вообще же, дело обстояло таким образом, что власть Франции на Мадагаскаре никогда не была безоговорочно сильной и когда-то она должна была исчезнуть. Такой шанс представился в послевоенный период.


Одной из частных причин восстания на Мадагаскаре стало то, что колониальная администрация острова была в высшей степени скомпрометирована. Она имела явные ориентации на правительство Виши, то есть поддерживало прогерманское правительство Франции. Все еще помнили эпизод, когда во время Второй Мировой войны на Мадагаскар высадился небольшой английский десант. Французская администрация острова отреагировала на это молниеносно, покинув столицу и перелетев в полном составе в более безопасный город Антсирабе. Некоторое время столица жила без колониальной администрации, но английский десант, вероятно, решал задачи, несколько отличные от захвата местных французских чиновников, и вскоре владыки вернулись в Антананариву. Этот эпизод серьезно подорвал авторитет французской администрации. С точки зрения военной этики жителей Мадагаскара, французы поступили позорно, и ни страха, ни уважения к ним не осталось: стало более, чем очевидно, что тигр - бумажный. И когда после 1945 года всё осталось то же и все - те же, а традиционная политика продолжилась, как будто ничего и не случилось, то стерпеть это было уже нельзя. Началось восстание.


В реакции метрополий на волнения в “третьем мире” также проявились наиболее характерные западные черты. Новое послевоенное правительство Франции во главе с генералом де Голлем оставило в прошлом борьбу против фашизма и моментально переключилось на борьбу за удержание своих колоний. Попытка сохранения таких колониальных администраций, как на Мадагаскаре, которые не поддерживали того же де Голля в годы войны, воспринималась как совершенно нормальная. У французов опять появилась высокая цель - демократическое и, как потом выяснилось, рыночное общество Франции требовало сохранения колоний. Эта задача смогла объединить всех французов, независимо от их прежних воззрений еще недавних времен Второй Мировой войны. Начался период войн за удержание колоний, который длился более 15 лет. Наиболее удивительны здесь прагматизм и невероятная беспринципность западных стран.


Первые волнения вспыхнули на юге страны. Восстание началось под бело-красным знаменем, традиционным флагом бывшей монархии, и было направлено на освобождение всех этнических групп. Оно не было восстанием только группы мерина, как представляли дело французы. Восставшие убили несколько французских поселенцев и разрушили их фермы, что было вполне естественной реакцией на жесточайшую эксплуатацию местного населения французскими плантаторами. Рабства на Мадагаскаре формально не было, но по факту оно существовало в форме насильственного неоплачиваемого труда.


Реакция Франции оказалась невероятно жестокой. Началось с того, что два представителя Мадагаскара во французском Парламенте были сразу же арестованы в Париже вопреки всем законам об их неприкосновенности. Они провели в заключении долгие годы.


На Мадагаскар прибыла армия, и начались массовые расстрелы. Никто не знает в точности, сколько было убито. В различных официальных французских источниках, скорее всего, представляющих сильно заниженные данные, приводится число от 60 до 80 тысяч убитых среди местного населения Мадагаскара. Восстание было в буквальном смысле потоплено в крови. Французская армия не слишком блистала в открытых сражениях с Германией и проигрывала ей когда только можно, но к 1947 году она была достаточно многочисленной и имела самое современное вооружение, так что расправиться с плохо вооруженными восставшими французам было не сложно. Подавление восстания на Мадагаскаре стало одной из наиболее кровавых страниц истории Африки XX века.


Естественно, все политические партии на Мадагаскаре были моментально запрещены. Основной удар пришелся на партию “Демократическое Движение Мальгашской Революции” - основную оппозиционную силу, носившую последовательно антифранцузский характер. Партия оставалась запрещенной долгие годы, и даже когда Мадагаскар стал формально свободным, была изолирована от политической жизни страны. В частности, в 1960 году, в то время, когда Мадагаскар уже стал республикой, все лидеры этой партии продолжали находиться в тюрьмах или ссылках. Большинство же самых активных членов партии было физически уничтожено еще в 1947 году.


29 марта - день начала восстания 1947 года - является национальным праздником современного Мадагаскара. Он отмечается независимо от того, какой Президент находится в текущий момент у власти.


Переход от колониализма

к неоколониализму


После подавления восстания 1947 года Франция стала спешно организовывать марионеточные партии на Мадагаскаре - нечто подобное тому, что имело место в России 1901 - 03 годов, когда под руководством полиции стали организовывать профсоюзы рабочих. На Мадагаскаре появились аналогичные марионеточные партии, в которые вкладывалось большое количество средств и по отношению к которым использовалась тактика “разделяй и властвуй”.


Врагом номер один для всех стали люди мерина. Основной профранцузской партией была партия социал-демократов, которую возглавил Филиберт Тсиранана, типичная марионеточная фигура. Таких можно найти во множестве стран, начавших переход от колонии к самостоятельной государственности. Тсиранана был “свой человек”; в 1956 году его даже выбрали во французский Парламент от Мадагаскара.


С середины 1950-х годов на острове начались авантюры с фальсификацией результатов выборов. Надо сказать, что на Мадагаскаре очень любят проводить выборы и референдумы - это традиционная форма изъявления воли народа. Другое дело, что в тот период все выборы и референдумы проходили под надзором Франции, и одному Богу известно, кто и как считал голоса. Мы пытались разобраться в данном вопросе. Нет прямых улик относительно фальсифицированного характера итогов многочисленных выборов, но есть масса косвенных свидетельств того, что можно было даже не голосовать, поскольку все оформлялось французской администрацией и результаты были известны заранее. Проверить же их не мог никто. На острове восторжествовала западная демократия, поэтому на высшие посты проскакивали только марионеточные фигуры.


Один из самых забавных фарсов относится к 1958 году. На остров прибыл президент Франции генерал де Голль. Он ездил по острову, разговаривал с “простыми людями”, посещал священные места Мадагаскара - все это было частью кампании по проведению референдума, на который выносился достаточно простой вопрос - “получение полной независимости Мадагаскара без каких бы то ни было связей с Францией, или самоуправление Мадагаскара в рамках создаваемого Французского сообщества, которое объединяло все бывшие колонии Франции”. Референдум состоялся 28 сентября 1958 года: 77 % голосов было отдано за самоуправление острова в составе Французского содружества...


Результаты референдума были, несомненно, фальсифицированы, и не столь важно, сколько и за что было отдано голосов. Число было рассчитано теоретически и не имело никакого отношения к реальному голосованию, что являлось вполне нормальным для создаваемого в тот период Французского сообщества, которое существует и до сих пор, но стремительно разваливается с начала 1990-х годов. В основания этого сообщества были заложены следующие негласные принципы:


  1. Устранение оппозиционных партий в каждом колониальном государстве - члене сообщества.

  1. Проведение референдумов с заранее известными - позитивными для Франции - результатами.

  1. Инсталляция в новых странах марионеточных президентов.

  1. Активная финансовая и военная поддержка своих марионеток из Парижа.

  1. Изоляция Французского сообщества не только от страшного СССР с его деструктивными идеями коммунизма, но даже от европейского сообщества, которое стало реальным конкурентом Франции - в общем, изоляция от всего мира.

  1. Проведение косметических изменений в странах - членах сообщества.


Не станем проводить долгих и утомительных параллелей между Мадагаскаром и другими странами Французского сообщества, но ситуация в них, действительно, совершенно типична и все они прошли совершенно идентичную эволюцию. Основное, что нужно было сделать французам, - это не допустить мощных народных волнений в переходный период. Выступления после выборов марионеточного президента были уже совершенно иным делом - они назывались переворотами и т.п. И подавлялись они совместными силами. Как правило, во всех бывших колониальных государствах оставались французские военные базы и их персонал активно использовался для подавления любых антиправительственных выступлений. На Мадагаскаре такая военная база просуществовала до 1975 года.


Спектакль под названием “переход к самоуправляемому государству на Мадагаскаре в рамках Французского сообщества” удалось поставить достаточно чисто: мощных протестов не вспыхнуло; все реальные оппозиционные лидеры находились в изгнании или заключении; основные оппозиционные партии были запрещены, но главное и основное - итоги выборов и референдумов могли считать сами французы.


14 октября 1958 года Мадагаскар стал республикой в рамках Французского содружества. Понимать такое определение можно как угодно. В реальности это был переход от классического колониализма к его неоклассической форме, когда территория управлялась не прямо из Парижа, но посредством местных марионеток.


После того, как были прокручены аферы с референдумом и получены гарантии прихода к власти “кого нужно”, Франция несколько либерализировала свое отношение к Мадагаскару. Его стали готовить к предоставлению “полной независимости” от Франции, что стало итогом очевидных гарантий перехода власти в надежные профранцузские руки Тсирананы. 29 апреля 1959 года была принята Конституция новой независимой страны, согласно которой Президент Мадагаскара избирался на 7 лет, получая при этом очень большие полномочия, и мог быть переизбранным на повторный строк.


После этого, в апреле 1960 года было подписано соглашение о дальнейшей кооперации Франции и Мадагаскара, и только после всех многочисленных приготовлений 26 июня 1960 года Мадагаскар стал независимым государством: период 64-летнего колониального правления Франции на острове завершился, и начался период неоколониального правления.


Режим Филиберта Тсирананы просуществовал с 1960 по 1972 год - целая эра в истории Мадагаскара, которая совершенно однозначно интерпретируется как период неоколониализма: правители Мадагаскара этого времени были явными марионетками Франции; колониальная французская администрация на острове практически без изменений осталась на своих местах. Появилось и некоторое количество местных начальников, но они не особенно вмешивались в дела.


Президент Тсиранана - воспитанник Франции. Он закончил университет Монпелье, знаменитый тем, что готовил кадры для колониальных администраций и многие президенты и члены правительств “освободившихся” французских колоний были выпускниками этого почтенного учебного заведения, которое являлось своего рода аналогом Университета Дружбы Народов, но носило достаточно закрытый характер и было ориентировано на обучение элиты из и для французских колоний Азии и Африки.


Во время восстания 1947 года Тсиранана находился во Франции. Он вернулся на Мадагаскар только в 1950 году и до 1952 года не вмешивался в политическую деятельность. Тсиранана был идеальным кандидатом на пост марионеточного главы островного государства.


После того, как он стал президентом страны, на Мадагаскар позволили вернуться прежним лидерам, реально боровшимся против французов в послевоенный период и пострадавшим в 1947 году. Наиболее видным из них предложили занять не особенно важные министерские посты. В новом правительстве оппозиционными были только два министра, а все остальные поддерживали прекрасные отношения с французами. Таким образом были соблюдены все приличия.


Демократические перемены прошли столь гладко и все складывалось так замечательно, что французам, жившим на Мадагаскаре, не пришлось даже эмигрировать на свою историческую родину. Более того, они стали принимать новое гражданство! Это удивительный пример: в громадном большинстве колоний белое население из бывших метрополий покидало их незадолго до выборов нового Президента, но на Мадагаскаре все было иначе.


Новое правительство Мадагаскара повело прозападную политику. С социалистическими странами - за исключением Югославии и Румынии - дипломатические отношения установлены не были. Неплохие политические отношения поддерживались с ЮАР, которая в то время уже ввела осуждаемый большинством стран режим апартеида. Экономические же контакты с ЮАР были достаточно вялыми, и на мадагаскарский рынок ее не пускали: Франция видела в ЮАР конкурента и серьезно (и весьма обоснованно) опасалась южно-африканских компаний.


Тсиранана и профранцузская администрация проводили весьма тонкую тактику пропаганды против этнической группы мерина, которая по-прежнему оставалась основным врагом французов, выступая за самостоятельность Мадагаскара не на словах, а на деле. Во время всего правления Тсирананы мерина противопоставлялись остальным этническим группам острова, а французская пропаганда всячески подчеркивала отличия мерина от остальных жителей Мадагаскара, проводя мысль, что только французы спасают остальные этнические группы от дискриминации со стороны мерина. В то же время было бы опасно чересчур портить отношения с мерина, поэтому некоторые представители этой этнической группы занимали важные министерские посты на острове.


Феноменом Мадагаскара 1960 - 72 годов является невероятный расцвет коррупции. Если бы в этом деле регистрировались рекорды, то Мадагаскар стал бы несомненным чемпионом. Причины сложившейся ситуации были просты: экономика оставалась делом частных компаний; французы сохранили все свои позиции в этой области, и с острова нельзя было ничего продать без соответствующей проверки и утверждения своего рода “экономическим НКВД” Франции. В то же время официально вся власть находилась в руках местных представителей, и все государственные чиновники были островитянами. Итогом странного альянса стало невероятно расцветшее взяточничество. В целом, это характерная и типичная история. Коррупция в Африке есть итог не патологического характера жителей этого континента, но целенаправленной политики западных компаний и государств в отношении “третьего мира”.


Игра была слишком шаткой и долго продолжаться не могла. Обычно в Африке такого рода вещи прекращаются со сменой президента. Почти все президенты африканских стран, которые стали таковыми после падения колониализма, получали свои посты пожизненно. Переизбирали их крайне редко, но часто даже этого не делали: неугодные президенты могли просто жить не очень долго, и смертность среди этой странной социальной категории африканских трудящихся была аномально высокой, хотя, с другой стороны, таков был единственный устойчивый вид политической ротации.


Обратной стороной феномена пожизненных президентов явилось то, что, пока вскормленный на западе президент находился у власти, ситуация оставалась относительно нормальной. Но как только он умирал, начинались самые серьезные проблемы, западная сторона моментально теряла сколько-нибудь реальную власть в бывшей колонии - неоколонии и та становилась слабо пригодной для какой-либо эксплуатации.


Так случилось и на Мадагаскаре. Тсиранана в 1970 году серьезно заболел, и когда после нескольких месяцев лечения во Франции он вернулся на остров, всё было уже не то и не так, как прежде: откуда ни возьмись, появились мощные политические лидеры, требовавшие свободных выборов и изменения отношений с Францией, возникли новые политические партии, реальной силой стало студенческое движение.


Ситуация изменилась радикально, но это не было вовремя осознано. Тсиранана при поддержке Франции пытался применить традиционные методы подавления выступлений: если начинали волноваться студенты, то закрывался университет (так поступили с университетом в Антананариву); если бастовали рабочие, против них бросали полицию.


Пределом непонимания ситуации стали президентские выборы в январе 1972 года. Всё делалось так, как обычно: кого-то исключили из списка кандидатов, кого-то выслали или начали компрометировать... По радостным официальным итогам выборов большая часть избирателей дружно проголосовала за Тсиранану, и это было уже совсем не интересно: повторение одного и того же трюка в пятый или десятый раз не может дать должного эффекта, а придумать нечто новое во Франции не смогли. Тсиранана снова стал президентом и сохранил без изменений практически весь кабинет министров, который к тому времени иначе как выродившимся назвать было нельзя. Менять же его не хотели, а возможно, и не могли: смена означала бы новый виток “инвестиций” в подкупы и т.п., а бережливые французы не в состоянии были идти на такие траты и пытались сохранить уже однажды закупленное правительство.


Выборы 1972 года носили откровенно карикатурный характер и не могли поэтому не вызвать новой волны протеста. Ответом стали репрессии, и после очередной забастовки более 400 студентов было выслано на остров Нози Лава (это прелестное место, но заняться там совершенно нечем, и что собирались делать на острове с бунтарями, даже не вполне понятно). Дальше - больше: по стране прокатилась волна массовых демонстраций, полиции был отдан приказ стрелять, и после того, как при расстреле одной из демонстраций погибло более 40 человек, стало ясно, что власть не сможет устоять.


18 мая 1972 года Тсиранана передал власть генералу Раманантсоа и попросил его возглавить правительство. Генерал также являлся представителем команды Тсирананы и мало чем от него отличался, но он не был столь скомпрометирован в глазах населения. По сути, это была очередная попытка сохранения профранцузской власти посредством перестановки марионеток.


22 мая 1972 года к власти пришло новое правительство. Генерал Раманантсоа отказался принять титул президента и попросил называть себя по-прежнему - просто генералом (скромный человек!). Правительство состояло исключительно из военных и технократов - все прежние коррумпированные политики были устранены от власти. Они исчезли на некоторое время, и лишь в 1990-е годы на политическом горизонте Мадагаскара стали появляться их родственники и дети. Нынешний премьер-министр страны, лицо, обладающее по новой конституции основной властью на острове, - зять Тсирананы и также воспитанник Франции. Невольно вспоминается Экклезиаст: “что было, то и будет”...


* * *

После уходя Тсирананы наступили времена трехлетней смуты и невнятных перемен. Это достаточно большой период, описание которого заняло бы массу времени. Мы отметим только суть его:


  • ни одна из политических сил не могла иметь абсолютного доминирования;


  • появилось большое количество самых разных прожектов по развитию страны, где предлагалось все, что угодно - от возвращения к традиционной организации власти и хозяйства на уровне середины XIX века до сохранения профранцузской ориентации;


  • с новой силой стали процветать коррупция и взяточничество: что делать - пришли новые начальники и западные компании пытались налаживать с ними хорошие отношения. Любопытно, что на Мадагаскаре для этого дела все времена хороши: казалось бы, новое руководство, новые условия, но желание сохранить экономическую власть стимулирует западные компании только на новую волну взяток. Некоторые государственные чиновники их брали, и разгорелось несколько крупных скандалов, в которые оказались замешанными весьма заметные лица Мадагаскара. Важно, что коррупция приобретает наиболее скандальный характер только в смутные времена: в обычное время о ней если и знают, то больше помалкивают, но когда у верховной власти появляются альтернативы, то информация распространяется очень быстро;


  • чуть ли не нормой стали попытки военных переворотов и убийства политических лидеров;


  • Тсиранана и его сподвижники лишились власти, но их позиции оставались весьма сильными, и они предприняли несколько попыток повернуть события вспять, в том числе и посредством прямого государственного переворота. В поведении Тсирананы проявилась одна из особенностей ротации власти на Мадагаскаре: меняются обычно целые команды, но прежние лидеры после официальной отставки нередко формируют теневой кабинет, приобретая значительный вес в оппозиции острова, что гарантирует дополнительную нестабильность политической жизни.


В описываемый период Мадагаскар перевидал много всяких лидеров и кандидатов в лидеры, но громадное большинство из них приобретали власть (если такое вообще случалось) только на короткое время и ничем особым выделиться не успели. Более пристальное внимание обратила на себя только фигура военного моряка Дадье Рацираки, который некоторое время служил военным атташе Мадагаскара в Париже, а в 1972 году стал министром иностранных дел острова. Рацираку нельзя назвать самым видным политическим деятелем того периода, но он оказался в состоянии дождаться окончания смуты, имея некоторые собственные идеи относительно того, что и как нужно делать на Мадагаскаре. С декларированием своих идей он не спешил, и самое главное - не стал участвовать в гонке текущих островных начальников за обогащением. Похоже, Рацирака не придерживался кальвинистских идей личного накопления в целом. Многие противники оценивают его самым негативным образом, но обвинения в коррумпированности, столь характерные для лидеров Мадагаскара, не встречались нам по его поводу ни разу.







Революция 1975 года

и балансирование между западным и социалистическим мирами


Рацирака получил власть законным и мирным путем в итоге того, что лица, опережавшие его в табели о рангах, были попросту отчаянно скомпрометированы злоупотреблениями своего положения в личных целях.


Рацирака и его сторонники начали с чистки верхних эшелонов властей Мадагаскара. В марте 1975 года состоялся “процесс века”: судили Тсиранану и заговорщиков разных времен и различного рода. Что ж, вполне естественная развязка событий: на совести прежних лидеров было слишком много такого, что никогда нельзя оставлять безнаказанным, - коррупция, убийства политических лидеров, предательство интересов страны и так далее. Итоги судебного разбирательства были оглашены 12 июня: все подсудимые признаны виновными и приговорены к различным срокам заключения. А 25 июня 1975 года капитан Рацирака стал главой государства. Ему было в то время лишь 40 лет.


Так начался новый этап в истории Мадагаскара.


Рацирака был профессиональным военным и больше полагался на своих коллег по оружию, нежели на Францию и островных гражданских чиновников. Новое правительство Мадагаскара стало называться Верховным Революционным Советом и на две трети состояло из военных. Различные этнические группы острова были в равной мере представлены в Совете, и никаких разногласий по этому поводу не возникало. Характерно, что в период правления Рацираки внутренние этнические противоречия не фигурировали вообще. У Мадагаскара появился общий враг в лице империалистической Франции, и все внутренние споры были отложены до лучших времен независимости.


Антизападный характер нового правительства выразился и в том, что Мадагаскар взял курс на использование в своей армии советской военной техники.


Сразу после прихода к власти Рацирака начал проводить беспрецедентные для Мадагаскара реформы. В течение короткого времени были национализированы банки и страховые компании, введена цензура над средствами массовой информации. Правительство получило 51 % акций транспортных компаний. Постепенно на 100 % или, по крайней мере, 51 % государственными стало большинство компаний страны, специализировавшихся на разработке природных ресурсов острова и внешней торговле. С одной стороны, такие новшества сделали государственные организации Мадагаскара еще более уязвимыми для коррупции, но в стратегическом плане это был важный шаг: кто бы ни встал у власти, государство сохраняло контрольный пакет акций в наиболее важных отраслях экономики, и в нужный момент это могло быть использовано против иностранцев.


Интересно, что многие из реформ Рацираки по-прежнему остаются в силе, и с правовой точки зрения иностранные компании на Мадагаскаре не так уж свободны и не ограничены в своей деловой активности. У них есть деньги, они в состоянии едва ли не блокировать внешнюю торговлю острова, но перед лицом законов Мадагаскара (когда о них вспоминают и желают им следовать) иностранцы не вполне защищены. Это естественный результат национализма местного населения.


После национализации банков французы были устранены из импортно-экспортной сферы экономической деятельности острова, которую они фактически монополизировали прежде, естественным итогом чего была однозначная ориентация всех внешних связей Мадагаскара на Францию.


В декабре 1975 года прошел очередной референдум с предложением оценить - одобрить или не одобрить - реформы Рацираки. Большая часть голосовавших высказалась за реформы. Трудно судить, насколько корректно подсчитывались голоса в ходе этого референдума, но энтузиазм населения острова представляется весьма единодушным.


Интересно, что в описанной истории Мадагаскара мы не нашли ни одного референдума, который бы не дал позитивных для текущих властей результатов. Их проводилось и проводится большое количество - и всегда с приятными результатами. При этом порой - через очень короткое время после очередного всеобщего одобрения текущей политики - власти могут быть сметены волной народных выступлений и возмущения, но официальные выборы и референдумы всегда положительны для них. Удивительное дело...


Рацирака не был оригинальным в некоторых своих действиях. В частности, все политические партии были им запрещены: они рассматривались как буржуазное порождение, проводники прозападной политики, - и осталась на острове одна революционная партия.


Такой поворот событий более, чем характерен для Мадагаскара: приходит новый сильный лидер, в первые же дни правления он запрещает все партии и оставляет только одну - собственную, президентскую партию. Самое интересное, что это положение длится очень недолго и даже самый сильный лидер не в состоянии поддерживать его в течение более или менее значимого срока. В самом скором времени на острове опять появляется большое количество партий самого различного толка. Их количество может составлять от десятка до сотни и более. Так было при Тсиранане, так было при Рацираке, и, думается, эта история повторится еще не раз и не при одном новом лидере.


Начавшиеся экономические реформы были ориентированы, прежде всего, против иностранного капитала на острове и против наиболее состоятельных жителей государства. Курс на независимость Мадагаскара, естественно, привел и к тому, что пострадали прежние лидеры. Тем не менее, на острове не было репрессий. Социализм Рацираки нет оснований отождествлять с его российским вариантом или с процессом построения “социализма” в других африканских странах.


В развитии народного хозяйства акцент был сделан на обеспечение Мадагаскара продуктами питания и развитие транспорта. Основными стали реформы, касавшиеся той части экономики страны, которая ориентировалась на обеспечение его населения пищевыми продуктами и сервис для местных жителей. Внешняя экономическая деятельность, полностью зависевшая от западных стран, была отодвинута на второй план.


Внешняя политика Рацираки была направлена на ослабление зависимости Мадагаскара от Франции и других западных стран. Антиколониальные и антифранцузские меры привели к тому, что Мадагаскар вышел из зоны французского франка и с острова началось выселение французов. Обычно такого рода процессы проходят достаточно болезненно - не стал исключением и Мадагаскар. Бегство французов с острова выявило, что местное население не в состоянии восполнить недостаток квалифицированных кадров.


Столь же обычная африканская история: колонизаторы на протяжении десятков лет проводят сознательную политику на оккупацию всех значимых мест в администрации и производстве своими ставленниками, которые после изменения политической ситуации разом возвращаются в бывшие метрополии. В неоколониальный период эта тактика приводила к тому, что бывшие колонии, направившиеся было по пути независимости, попадали в отчаянное положение, но в современный период пост-неоколониализма это порой дает обратные результаты: территории бывших колоний становятся совершенно неуправляемыми. Свято место пусто не бывает, начальственная ниша заполняется быстро (о компетентности новичков судить сложно - это, в целом, темный вопрос для любой страны), и бывшая метрополия в попытках восстановления контактов с бывшей колонией сталкивается с дружной командой местных чиновников, которые никого из иностранцев допускать в свои сплоченные ряды не собираются: хороших мест мало - людей всегда много. Мадагаскар стал генерировать такой стандарт в отношениях с Францией в 1990-е годы.


С острова быстро исчезли французские военные базы. Франция не стала настаивать на их сохранении, несмотря на исключительную стратегическую важность этих баз в Индийском океане, и французские десантники перебрались в более приветливые для них страны Африки.


Первоначальные успехи Рацираки в преобразовании экономики были весьма впечатляющими, и положение в стране заметно улучшилось. Радикально преобразованная система местной власти стала вполне демократической и во многом напоминала традиционные органы власти Мадагаскара XIX века, то есть являлась весьма характерной формой для данной культуры и страны.


В политическом же отношении правление Рацираки не было временем сплошных триумфов. На Мадагаскаре появилось достаточно большое количество политических группировок, отражавших интересы различных социальных и этнических групп острова, и на разного рода выборах левые представители, которые могли существенно расходиться в воззрениях с Рациракой и его сторонниками, часто получали немало голосов. Рацирака был сильным лидером, но он не был диктатором и не стремился к полному уничтожению всех инакомыслящих в стране. Основная его деятельность была направлена, скорее, на достижение Мадагаскаром полной независимости и проведение антизападной политики.


За годы правления Рацираки остров повидал немало антиправительственных выступлений: Мадагаскар - страна, в целом не вполне спокойная при любой власти. В частности, 1981 год был отмечен серьезными выступлениями студентов, требовавших реформы образования. Миру сталось неведомым, в чем именно состояла суть их требований, но выступления были подавлены и при этом убито 6 человек. В 1982 году отдельные районы страны ответили волнениями на известие о повышении цен на продукты питания. Эти протесты также были подавлены.


В 1981 - 82 годах Мадагаскар столкнулся с серьезными экономическим проблемами. Основной бедой был, конечно, большой государственный долг. Тривиальнейшее и страннейшее дело: чем больше государство “третьего мира” продает своей продукции западным странам, тем больше оно им оказывается должно, и чем больше инвестиций делается в него, тем хуже и хуже его экономическое положение. В Мадагаскар не вкладывали столько средств, сколько в Бразилию, поэтому его долги не были до такой степени астрономическими, но в то же время поведение Мадагаскара существенно отличалось от поведения Бразилии: в описываемый период он держался весьма независимо от западных стран, итогом чего стали серьезные проблемы острова.


Внешнеэкономические трудности Мадагаскара объясняются различными причинами, часть из которых можно считать относительно случайными. Например, цены на продукцию Мадагаскара начали падать и потребность в ней стала сокращаться, так как мировой рынок кофе и ванили был очень депрессивным в тот период, а именно эти два продукта являются (если верить официальной статистике) основными экспортными культурами Мадагаскара.


Если падение спроса на ваниль было действительно случайным, связанным лишь с открытием способа изготовления искусственных и более дешевых заменителей ее, то депрессивность мирового рынка кофе в 1980-е годы и в последующее время есть типичнейший пример неоколониального давления западных стран на страны - производители кофе. Все они были и фактически продолжают оставаться колониями. Мадагаскар с его 60 - 80 тысячами тонн кофейных зерен робуста, которые отличаются более низким качеством и могут быть использованы только для производства растворимого кофе, попал в очень тяжелое положение. На поставки кофейных зерен ему выделялись квоты, и тон в этом задавали страны Запада, которые всё ориентировали на свои цели. Итогом стало едва ли не самое низкое за всю историю падение цен на кофейные зерна. Тем не менее, западные страны несколько перебрали в своем давлении на “третий мир”, и тот принял ответные меры: в Бразилии, как и всегда, когда нужно, “начались заморозки”; цены на кофе стали расти и исчезло всякое квотирование, кто, куда и сколько может продавать зерен. Мадагаскару от этого стало не намного легче, поскольку на мировом кофейном рынке он занимает не самое видное место, и то, что может допустить Бразилия в отношении своего кофе, непозволительно для Мадагаскара.


В политику страны были внесены некоторые изменения. Международный Валютный Фонд и Мировой Банк Развития в ответ дали займы, и с тех пор положение стало “улучшаться”, то есть долги западным странам начали неуклонно расти, но последние перестали беспокоиться по этому поводу.


В начале 1980-х годов Мадагаскар столкнулся не только с экономическими проблемами - социальная ситуация в стране также складывалась не самым благоприятным образом. Неожиданной проблемой для острова стала возрастающая популярность восточных боевых искусств: фильмы с Брюсом Ли произвели подлинную сенсацию среди молодежи страны, и на острове появилось множество клубов кунг-фу. Это были не просто спортивные секции, но молодежные организации, которые, хотя и не выдвигали четких политических требований, но имели свой собственный взгляд на политику Рацираки. Лидер этого несколько странного движения Пьер Бе считал, что Рацирака неверно представляет задачи развития Мадагаскара и общество необходимо преобразовывать на основаниях духовного учения кунг-фу.


В 1984 году в рядах молодежного движения произошел раскол, дошедший до того, что сторонники иного варианта преобразования общества на основании того же учения кунг-фу стали охотиться на прежнего лидера и однажды напали на его штаб-квартиру. Итогом стали около 100 трупов...


К 1985 году война между различными сектами кунг-фу приобрела вполне массовый характер, так что правительству пришлось применить силу. В нюансы различных толкований учения кунг-фу вникать не стали, и все клубы были закрыты и запрещены. Во время разгона движения правительственные войска столкнулись с отчаянным сопротивлением; несколько десятков человек погибло. В 1988 году состоялся суд над лидерами движения, и все они получили сроки до 30 месяцев тюремного заключения.


Интерпретировать этот странный эпизод в истории современного Мадагаскара достаточно сложно, но несомненно, что одним из феноменов острова и поведения его этнических групп является вполне откровенная беспокойность. Когда наступает относительное затишье и нет особых оснований для волнений на экономической почве, то начинают активизироваться разного рода идеологические течения. Особо повышенная беспокойность характерна для молодежи: выступления студентов против правительства под флагом реформы образования, реформы политической власти и так далее - дело, совершенно нормальное для Мадагаскара. И выступление молодежи против властей под знаменем идеологии кунг-фу не является чем-то странным: они могли бы провозгласить своими лозунгами все, что угодно, и положить в основания своих идейных воззрений работы раннего Маркса или позднего Шеллинга, идеологию футбола или настольного тенниса - дело вовсе не в форме...


* * *

После того, как в конце 1980-х годов Мадагаскар снова попал в сильную зависимость от МВФ и Мирового Банка Развития, он стал более ориентироваться на экспорт кофе и гвоздики. Западные “эксперты” в это время в высшей степени лицемерно настаивали на мысли, что в перспективе Мадагаскар может вернуться к самообеспечению продуктами питания и они готовы помочь ему добиться этого, но прежде, конечно, нужно наладить экспорт, вернуть долги и так далее.


Мадагаскар подписал ряд договоров относительно разработки полезных ископаемых с американскими компаниями и British Petroleum, но во всех проектах государство достойно настаивало на сохранении за ним 51 % акций.


Важной причиной осложнения положения на Мадагаскаре явилось преобразование СССР и коммунистической системы в целом. Перестройка в СССР поставила в самое тяжелое положение все левые режимы Азии и Африки, и их противники моментально активизировались (к тому же западная сторона сразу начала сулить в буквальном смысле золотые горы за свержение левых правительств), и Мадагаскар стал одной из жертв перестройки в СССР - начинался очередной этап в истории острова.


Исчезновение социализма

и пост-неоколониализм на Мадагаскаре


Несколько отдельных замечаний по поводу периода 1980 - 90-х годов в Африке и “третьем мире” в целом.


В высшей степени интересным является время, когда СССР и сам перестал строить коммунизм и вдобавок начал сокращать поддержку государств, которые в той или иной мере занимались этим странным делом. С нашей точки зрения, этот период интерпретируется не вполне корректно. Российским компаниям, начинающим работать на рынках стран “третьего мира”, исключительно важно понять, в чем, собственно, было дело.


Прежде всего стоит уточнить, что для громадного большинства африканских стран - в том числе и для Мадагаскара - декларирование коммунистического курса было только средством избавления от прежней колониальной и неоколониальной зависимости. Черные люди - в большинстве своем не вполне образованные и не всегда продвинутые, но они - не фантазеры, и очень многое из того, что происходит в африканских государствах, можно просто объяснить на основании африканского здравого смысла (именно африканского, поскольку он радикально отличается от западного или российского стандартов здравого смысла).


Еще раз: коммунизм для множества африканских государств был только средством избавления от слишком сильного давления западных стран, долгое время их жестоко эксплуатировавших, и не имел ничего общего с реальными попытками построения идеального социального общества. Африканский стандарт идеального общества существенно отличается как от марксистского варианта, так и от его российских интерпретаций, поскольку определяется не классовой структурой общества, а строгой внутренней племенной организацией и расстановкой сил различных племен в регионе. Это не анахронизм, и нынешняя реальность Африки - не классы, а племена. Нет никаких оснований считать, что племенная структура африканских народов обязательно должна перерастать в социальные структуры западного или российского типа - с такими же успехом и основаниями можно предположить, что западное общество начнет усваивать африканские или китайские стандарты: это различные социо-культурные типы, которые принципиально не могут переходить друг в друга.


Важно понять и то, что коммунистические ориентации многих африканских государств были только средством получения кредитов. Ведь так просто: достаточно сделать несколько деклараций и появляются деньги. Декларация  деньги... нет денег  делай декларации, и деньги появляются... В период холодной войны российской и западной социо-культурных систем за Африку - за развал колоний с одной стороны и их сохранение с другой - такой способ генерирования денег был очень популярен.


Мадагаскар не стал исключением. Он часто получал и до сих пор получает кредиты под декларации и экономические реформы, являющиеся в реальности только постановлениями правительства, которые нет ни малейшей возможности последовательно реализовать, даже если ввести на Мадагаскар все войска НАТО или Варшавского Договора.


И последнее: нужно понять, чего в реальности добивался СССР в Африке и в какой степени серьезно собирался он строить коммунизм на этом континенте. Практический опыт работы в Азии и Африке и теоретические исследования, ведущиеся в рамках создания общей теории социо-культурных систем, свидетельствуют о том, что усилия СССР были направлены не столько на построение коммунизма в Африке, сколько на радикальное ослабление западного мира и разрушение его колониальной системы. Экономика западных стран в высшей степени зависима от их колоний, и разговоры об информационной революции и том, что деньги генерируются в процессе манипулирования бумагами, - не более, чем сказки для дефективных детей, полная фикция: западные страны невероятно зависят от своих колоний, от ресурсов, которые находятся на территориях последних. Российская социо-культурная система стремилась разорвать связи метрополий и колоний и тем самым радикально ослабить западные страны. Естественно, все это осуществлялось не в столь открытой и циничной форме, как описывается здесь. Речь более шла об освобождении африканских стран от колонизаторов и т.п. После того, как задача развала западной колониальной системы была практически выполнена, СССР за ненадобностью исчез и Россия принялась сама строить рыночную экономику и вторгаться на любые рынки на основании совершенно немыслимого для западных стран и компаний равноправия всех торгующих сторон.


Неоколониализм достаточно слаб и непоследователен, может быть, потому, что это не оригинальная форма, а вынужденная мера. Неоколониализм - это деградировавший колониализм, который во многом держится на стимулировании коррупции с западной стороны и отсутствии реальных альтернатив у стран, ранее бывших колониями. Если появятся альтернативы, основанные на разумных и равноправных отношениях с бывшими колониями, то последние, думается, быстро и с готовностью наладят новые связи, в том числе и с Россией. Мадагаскар не представляется исключением из общих правил.


Из всего вышесказанного следует, что колониализм и неоколониализм как формы доминирования западных государств над “третьим миром” серьезно подорваны. Благодаря целенаправленным усилиям СССР и его сателлитов в Восточной Европе африканские страны существенно преобразились по сравнению с колониальным прошлым. В 1960 году был совершен переход от примитивной колониальной системы к политической свободе и неоколониализму в экономической сфере. В 1980 - 90-е годы можно констатировать глубочайший кризис неоколониализма: африканские страны не могут более быть управляемы неоколониальными методами. Это долгая тема для разговора, но это так.


Мадагаскар - самая рядовая иллюстрация всего процесса. Получив политическую независимость в 1958 - 60-х годах, он был готов к тому, чтобы к нему в полной мере применили весь набор методов по установлению неоколониального господства. Так и случилось: на острове были посажены марионетки, куплено и подкуплено все, что нужно и можно.


В 1975 - 80-х годах, оставаясь экономически зависимым, Мадагаскар все больше переставал быть управляемым и начал последовательно генерировать антизападную политику. Падение власти Рацираки вовсе не означало краха коммунистических идей. Оно означало только то, что Мадагаскар достиг баланса сил внутри своего общества, который не позволял утвердиться какой бы то ни было одной прочной власти. И сейчас любая власть на острове не постоянна, крайне шатка и держится только на перманентных денежных инвестициях со стороны. По сути, Мадагаскар объявил тренд на такого рода инвестиции. СССР и другие страны к этому времени уже не существующего социалистического блока не отреагировали на предложение о финансировании Мадагаскара, но западные страны откликнулись весьма живо и заинтересованно. Все происшедшее воспринимается ими как крах коммунизма - учения, враждебного западной социо-культурной системе, - и возможность восстановления своего доминирования на Мадагаскаре и в “третьем мире” в целом.


После того, как в СССР перестали интересоваться утопией под названием коммунизм, там почему-то решили, что всё говорившееся противниками последнего - сущая правда, и стали повторять, а иногда даже пытаться реализовать то, что утверждали и советовали западные “эксперты”. В частности, много стали говорить о цивилизованной рыночной экономике - таком же фантоме на глобальном рынке, как и коммунизм.


Рыночная экономика в ее современном виде есть только проводник политики западных государств, по сути дела - синоним неоколониализма. И когда Россия начинает следовать принципам свободной конкуренции, когда аналогичное всё чаще позволяют себе бывшие колонии в отношении своей экспортной продукции, например, кофе, это означает полный крах неоколониализма и переход его на принципиально иной уровень. Стандарты рыночной экономики в применении к странам Запада фактически разрушают их основы. Рыночная экономика для западных стран может существовать только при экономической зависимости от них всего остального мира, но применение рыночных принципов по отношению к самим западным странам ведет к их разорению - это более, чем очевидно.


Естественно, российским компаниям стоит продолжать декларировать самые прогрессивные рыночные принципы и настаивать на последовательном их соблюдении. Итогом будет только всё большее экономическое ослабление западных стран и утверждение России в мире как новой экономической супердержавы. Россия не завязла в неуправляемом “третьем мире” и может формировать свою экономическую политику намного гибче и свободнее, чем современные западные страны.


Пусть эти рассуждения не покажутся Вам слишком общими: они крайне важны для понимания того, что происходит на Мадагаскаре в последние несколько лет. По сути, здесь, как и в остальной Африке, пытаются восстановить неоколониальный режим без учета того, что ситуация в мире радикально изменилась и Африка стала практически неуправляемой, то есть реально свободной в том смысле, что она более не может быть управляема любым из государств Запада или иного региона. Она может пребывать в нищете, но здесь ведь никто не воспринимает базисный уровень жизни как нечто странное или неестественное - напротив, это самая естественная форма для Африки. Происходит “африканизация” Африки, и аналогичный процесс идет на Мадагаскаре. Важным следствием его является то, что сколько в Африку сейчас не инвестируй денег и сколь целенаправленно не подкупай текущее начальство, это не может дать надежных результатов - пустая трата денег. Западным людям это, видимо, сложно понять, а западным компаниям, в общем-то, некуда деваться. Перейти же на свои знаменитые рыночные принципы они не хотят и не могут по множеству причин.


* * *

Итак, с момента ослабления власти Рацираки начинается новый этап в истории Мадагаскара - этап пост-неоколониализма и попыток западных стран, прежде всего Франции, восстановить доминирование на острове. Переход к нему был достаточно плавным и продолжался при вполне хаотичном состоянии дел на Мадагаскаре - только во время правления Рацираки в политическом и экономическом хаосе преобладали социалистические нотки и явный антизападный курс, а в период изменения политического курса стали доминировать прозападные ориентации. Тем не менее, Мадагаскар от этого сильно не изменился. К концу 1980-х годов он стал совершенно неуправляемым государством с массой политических партий, этническими и региональными противоречиями, активизация любого из которых вела к волнениям и росту нестабильности на острове, когда все сразу забывали об экономике, бросаясь разрешать очередной конфликт. Нетрудно представить, сколь приятные условия гарантировало это иностранным инвесторам.


Основные события описываемого периода были следующими.


В 1987 году вспыхнули волнения по серьезному поводу: население страдало от очевидного недостатка продуктов питания. Первыми забастовали докеры порта Тоамасина. Одновременно в четырех наиболее крупных городах острова начались выступления, направленные против индийской общины Мадагаскара. Индусы на острове, как и во многих других местах мира, занимались торговлей и, вероятно, стали слишком явно наживаться на недостатке продуктов питания. Прошла серия погромов, в ходе которых 183 магазина и 43 дома - всё индусские владения - оказались разрушены. Были также раненые и убитые.


В том же 1987 году начались очередные волнения студентов. Снова речь шла о реформе образования, снова что-то было не так. Студенты захватили кампусы и объявили забастовку на 6 месяцев. Правительство направило против них войска, были убитые и раненые. Реформы начались, но студенты все равно остались вечной оппозицией правительству на Мадагаскаре и даже в ходе реформ продолжали требовать его отставки.


В тот же период на Мадагаскаре активизировалось большое количество партий, в том числе стали набирать силу те из них, что носили откровенно прозападный характер, и прежде всего - Партия Демократических Мальгашских Христиан, базировавшаяся в Париже и пытавшаяся объединить католиков острова в борьбе против Рацираки и его социалистических реформ. Партия носила откровенно марионеточный характер и получала финансирование из Франции.


Вполне очевидно, что Рацирака в такой ситуации не мог дольше удерживать власть. Он сделал последнюю попытку спасти положение, нанеся визиты в Москву и Париж в сентябре 1988 года. Вероятно, речь шла о кредитах, и столь же вероятно, что кредитов не было. В любом случае, сделать что-либо было сложно: Москва в это время больше интересовалась своей перестройкой, чем африканскими страстями, а Париж настаивал на возвращении к прежним стандартам “мира и дружбы” между Мадагаскаром и Францией. Основным вопросом на встрече Рацираки с Миттераном было возвращение долга Мадагаскара. Переговоры привели к некоторым определенным договоренностям. В частности, Франция стала снабжать Мадагаскар школьными учебниками (до этого обучение на острове велось, в основном, на местном языке, и переход к преподаванию на французском во многом был симптоматичен).


На Мадагаскаре снова начинались серьезные волнения. У Рацираки появились сильные противники, предлагавшие самые различные способы решения проблем. Были и свои радикалы, в частности, Монда Жоан - сторонник крутых мер, рекомендовавший для решения проблем острова ввести казни без суда и следствия. Предложенная мера относилась ко всем врагам Мадагаскара, и кто мог угодить в их категорию, сказать сложно.


В 1989 году состоялись очередные президентские выборы. Как ни странно, Президентом был избран Рацирака... Казалось бы, все говорило о том, что он доживает в качестве главы государства последние дни, но несмотря на это и на мощную оппозицию, выборы показали, что 61.64 % избирателей поддерживают именно его. Рацирака стал народным избранником на третий срок. Говорилось, что за Рацираку проголосовали, в основном, сельские районы, города же были настроены против него.


Естественно, всплыли старые мадагаскарские истории с умелыми подсчетами голосов. Оппозиция громко и, скорее всего, обоснованно настаивала на том, что оглашенные результаты голосования некорректны. Но когда они были корректными на Мадагаскаре и в Африке вообще? В некоторых случаях официальные власти признали, что не все было, к сожалению, честно, но уж что сделано, то сделано, и новые выборы проводить не стали - и так все ясно... Рацирака продолжал править островом.


С мая 1989 года и на протяжении всего 1990 года остров был охвачен волнениями: проходили бесконечные демонстрации в поддержку кого-то и чего-то, в демонстрантов стреляли, были жертвы; различные партии объединялись в различные блоки, которые моментально запрещались президентом страны; правительство проводило одну перестановку за другой, и так далее. Этот период можно кратко назвать обычной борьбой за власть: одни хотели удержать ее любыми средствами, другие хотели ее захватить теми же средствами. Совершенно естественно стали нарастать расхождения в числительных. Например, в мае 1990 года группа военных захватила радиостанцию и начала призывать в открытом эфире к свержению Рацираки; военных удалили со станции понятно каким путем. Официальные сообщения говорили, что столкновение повлекло за собой пять жертв, оппозиция утверждала, что 50... Примеры можно было бы продолжить.


* * *

После того, как социалистического лагеря не стало, а появилась Россия, которая никому не собиралась давать кредиты, ссылаясь на свои собственные экономические затруднения, Рацирака попытался наладить связи с ЮАР. Прежде ни он, ни кто-либо другой из правителей острова ничего подобного не делал, и несмотря на географическое соседство практически никаких контактов между двумя странами не было. В 1990 году президент ЮАР Ф. Де Клерк побывал на острове с официальным визитом, во время которого были подписаны весьма значимые документы, открывавшие компаниям ЮАР возможность начать работу на Мадагаскаре.


Обратите, пожалуйста, особое внимание на эти связи. Давление Франции на Мадагаскар есть дело временное, но связи с ЮАР, без сомнения, будут развиваться. Расширение сотрудничества не обязательно должно протекать в бурных формах. Более вероятно, что мало кто даже узнает об этом: традицией экономической политики ЮАР является отсутствие внешних эффектов и деклараций. Потенциально же Мадагаскар попадает под экономическое влияние ЮАР. В частности, горнорудная промышленность страны со временем может стать лишь приложением к южно-африканским корпорациям.


* * *

В связи со все более ухудшающимся экономическим положением в 1991 году в столице страны снова начались волнения. Думается, Рацирака ни в чем конкретном не был виноват. В этот период громадное большинство стран “третьего”, “второго” и даже “первого” миров столкнулись с аналогичными проблемами, и ухудшение экономического положения Мадагаскара есть только частное проявление общего изменения расстановки сил в мире. С 1991 года начался фактический переход власти из рук Рацираки к новым лидерам. Национальный Форум приступил к работе над новой Конституцией страны. Задача состояла в том, чтобы заменить существовавшую в течение последних 17 лет Конституцию, которая ориентировалась на “революционный социализм” и творцом которой был, естественно, Рацирака.


Новая Конституция была утверждена на национальном референдуме в августе 1992 года. В соответствии с ней Президент страны терял значительную долю своей власти и его функции становились едва ли не парадными. Реальную же и очень большую власть получил Премьер-министр страны, который выбирался Национальной Ассамблеей. Любопытно, что в Конституции было заложено немало “подводных камней” только для того, чтобы не допустить Рацираку к очередным выборам.


Президентские выборы 1992 года


Рацирака был исключен из числа кандидатов на пост Президента, но и это не спасло страну от волнений и забастовок. На этот раз они начались с активных выступлений жителей прибрежных районов в поддержку прав Рацираки быть в числе кандидатов. Естественно, в полной мере и с обеих сторон применялось насилие: был захвачен аэропорт Антсиранана, блокирована железная дорога из столицы в основной порт страны - Тоамасина и т.д. В итоге Рацирака был включен в число кандидатов на пост Президента.


25 ноября 1992 года состоялись выборы: Зафи получил 45 %, Рацирака 29 % голосов. В соответствии с законом Президентом мог стать только тот, кто набирал 50 % голосов.


10 февраля 1993 года прошел второй круг выборов, на который вышли только два кандидата: Зафи получил 66.7 % голосов, Рацирака - 33.3 %. Новый президент страны приступил к исполнению своих обязанностей 31 марта 1993 года.


Выборы еще раз показали, что политическая ситуация в стране в высшей степени нестабильна. Для участия в выборах Президента и в Национальную Ассамблею было зарегистрировано более 100 партий, многие из которых стали формировать самые разные союзы - описывать все это нет никакой возможности, так как одно только перечисление длинных названий партий заняло бы более двух страниц. На 138 мест в Ассамблее претендовало около 4 000 кандидатов от 121 партии, то есть 29 человек и едва ли не отдельная политическая партия на каждое место. Можно себе представить, сколь дружно работающую Ассамблею это гарантирует: по всем принципиальным вопросам она может принимать решения невыносимо долгое время, и все равно останется масса несогласных.


Первой задачей Ассамблеи был выбор Премьер-министра страны. В результате долгих и тягостных “перетягиваний каната” им стал Франсиск Равони, которого активно проводил Президент Зафи и за которого активно “болели” наиболее крупные предприниматели Мадагаскара.


Деталь, но забавная: Равони приходится зятем бывшему Президенту Филиберту Тсиранане. Естественно, родственные отношения с прошлым профранцузским марионеткой не лишают его права избирать и быть избранным, но в реальности такого рода совпадения в странах типа Мадагаскара означают только одно - в выборы этого человека было вложено большое количество денег. Откуда они взялись на убогом острове, судить сложно - нужно смотреть, кому это могло быть выгодно. А выгоден Равони был прежде всего Франции, и наверняка средства на его избирательную компанию прибыли именно оттуда.


Не менее курьезно, что зять диктатора Тсирананы, 12 лет сидевшего на французских штыках и деньгах в президентском кресле Мадагаскара, при котором был поставлен мировой рекорд по коррупции, первой своей задачей объявил полное искоренение последней.


Новая власть Мадагаскара с Президентом Зафи и Премьер-министром Равони есть гарантия продолжения политической нестабильности в стране, и они не могли бы добиться стабильности по множеству причин.

Кроме того, новая власть есть гарантия прозападной, профранцузской ориентации внешней политики острова: всё французское снова становится на Мадагаскаре хорошим, и Франция становится приоритетом во всем.

Кроме того, новая власть на Мадагаскаре есть гарантия нового витка коррупции, и это очень существенно. Что бы ни говорилось о полном искоренении коррупции, само становление этой власти есть, без сомнения, дитя коррупции.

Кроме того, новая власть есть гарантия новых кредитов от Валютного Фонда и различного рода инвестиций и займов со стороны западных стран.


Важно, что, несмотря на политическое поражение, Рацирака остался сильным лидером и является реальным противовесом президенту Зафи & Co. Зафи, в целом, придерживается прозападных позиций, а Рацирака - в целом, антизападных, но в реальности оба мадагаскарских лидера - националисты и склонны к игре на противоречиях сторон. Этим они продолжают традиционную линию старых и новых лидеров Мадагаскара. Самое важное, что множество фактов социальной и экономической реальности Мадагаскара говорит о том, что эти две линии взаимно уравновешиваются: всегда есть приоритет одной из них, но нет однозначного доминирования.


Стоит учитывать, что в современной ситуации без четкого лидера и одной доминирующей партии, когда в стране имеют место этнические противоречия + четкие региональные противоречия + склонность к генерированию большого количества партий с непримиримыми позициями и оппозициями + отчаянно тяжкое внешнеэкономическое положение с долгом, превышающим 4 миллиарда долларов, добиться стабильности практически невозможно. Сложившиеся условия неизбежно приводят к тому, что иностранные компании, пытающиеся работать на Мадагаскаре или инвестировать в него, буквально вязнут здесь и становятся в высшей степени зависимыми от его нестабильности.


* * *

Сложившаяся ситуация и уход в оппозицию Рацираки с новой актуальностью поставили вопрос о взаимоотношениях различных регионов страны. Интересно и симптоматично следующее: Рацирака лишился президентской власти, но остался весьма значимым политическим лидером, а его основной опорой стали прибрежные районы страны, которые традиционно составляли оппозицию внутренним регионам с доминирующей группой мерина. Рацирака апеллировал к новой Конституции, построенной на федеральных принципах, новые же власти настаивали на унитарном варианте Конституции. Противоречие между федералистами и унитаристами оказалось весьма существенным и говорит о многом. Альтернатива “унитаризм : федерализм” держалась на острове долгое время и естественным образом решалась путем выяснения отношений между мерина и другими этническими группами. Потом вмешались французы и подвели все этническое разнообразие к общему колониальному знаменателю. Но это - дело временное, и в перспективе конфликт унитарного и федеративного подходов к государственному устройству Мадагаскара может только углубиться. При определенных обстоятельствах он может даже привести к выделению различных частей острова в качестве самостоятельных государств.


Этот процесс был бы весьма логичен с точки зрения борьбы Мадагаскара за свою независимость, потому что таким образом выбирается вариант, когда иностранным государствам, ориентированным на его эксплуатацию, все труднее становится контактировать с островом. Подобных примеров в Африке множество.


* * *

Политическая нестабильность в стране вызвала неизбежное следствие: западные инвесторы предпочли подождать стабильности; МВФ также отложил выдачу очередных кредитов - до выяснения обстоятельств. Экономическое положение в стране ухудшилось, резко покатились вниз самые разные показатели, например, рост ВНП. Правда, похоже на то, что все эти показатели на Мадагаскаре носят полуфиктивный характер и их снижение ни на что не влияет - это, скорее, забава для западных компаний, но не для местного населения.


Российским компаниям в первую очередь нужно учитывать динамизм существующей расстановки сил, понимать, кто есть кто, и при этом быть готовыми к периодической смене власть предержащих - без существенной наследственности, что может проявляться как в ротации коррумпированного аппарата правительства Мадагаскара, так и - самое главное - в радикальной смене правительства в целом, с текущими Президентом и Премьер-министром. При массе недовольных в стране нет никаких оснований надеяться, что приток западных инвестиций приведет к улучшению положения: оно катастрофически неважно, и никакие внешние меры его изменить не в силах. Все это гарантирует самую мощную оппозицию, имеющую массу поводов для использования народного недовольства.


Реальностью 1993 года и последующих лет стало возрождение на Мадагаскаре “черного рынка”, который был жестоко придавлен во время правления Рацираки. Он существовал, но был весьма неразвит и дело не шло далее спекуляций калькуляторами и джинсами со стороны западных туристов; сейчас же перешел, в основном, на торговлю валютой. Цена доллара на черном рынке примерно в полтора раза выше официального курса, что на конец 1993 года составляло 1 850 мальгашских франков по официальному курсу и 2 500 франков к 1 доллару США по курсу “черного рынка”. С тех пор официальный и “черно-рыночный” курсы, сохраняя примерный баланс, ползут все выше и выше.


* * *

Современное политическое состояние Мадагаскара весьма хаотично. Мы пытались разобраться в ситуации и понять ее суть. Вывод следующий: в данный момент речь идет не о том, чтобы установить стабильный профранцузский или антифранцузский режим, и не о том, чтобы устанавливать стабильный режим, ориентированный на воссоздание самостоятельного государства с экономикой, которая позволяла бы ему выживать. Начался период длительной политической нестабильности, которая, вообще-то, есть стабильность особого рода - стабильность постоянных политических и прочих перемен. Суть его состоит в том, что многие страны “третьего мира” - после попыток избавиться от иностранного доминирования посредством построения социализма - приходят к варианту, когда они становятся перманентно нестабильными. В таких условиях никакая власть не может быть ни надежной, ни сильной и никакая власть не может решить экономические проблемы страны, даже если она имеет разумные идеи на этот счет.


На практике такая ситуация продлится до тех пор, пока будет сохраняться иностранное политическое вмешательство в дела страны. Классический пример - убогие государства Руанда и Бурунди: мы уверены, что они будут генерировать зверства до тех пор, пока их полностью не оставят в покое и не перестанут использовать в качестве кофейной плантации Бельгии и Франции. Как только эксплуатация прекратится, думается, они очень быстро вернутся к традиционной системе власти, когда 15 % гораздо более развитых в социальном отношении тутси управляют 84 % слабо развитых гуту (традиционно, 1 % населения этих стран - пигмеи, живущие в труднодоступных лесах и вообще никем не управляемые).


На Мадагаскаре положение аналогичное. К счастью, Россия не имеет ориентаций на установление пророссийского режима на острове, и этого не стоило бы делать даже при наличии лишних денег. Франция на свою беду сохраняет подобные ориентации и пытается удержать на Мадагаскаре неоколониальный режим, но это достаточно пустая трата сил и средств. Хотя на острове сложился блок партий, готовых поддерживать самые разные государства, будучи сами поддерживаемы западными странами, естественно, беспокоящимися о строительстве демократического общества, стабильности власти это не дает.


Хаотичность ситуации в странах “третьего мира” - тяжкий предмет для размышлений многих и многих западных аналитиков. Мнения о том, каким образом должны разрешаться ситуации подобного рода, очень сильно разнятся. Наш анализ подсказывает, что они могут разрешиться только одним путем - восстановлением естественно сложившейся структуры власти. В случае с Мадагаскаром это должно вылиться в восстановление доминирования этнической группы мерина на острове и драматическое сокращение контактов Мадагаскара с внешним миром. Это не значит, что на острове возродится в прежнем виде королевство Имерина, но наиболее развитые и наиболее образованные мерина должны начать играть основную роль в политике страны. Для восстановления такого положения нужно некоторое время, во многом зависящее от степени, продолжительности и направленности вмешательства со стороны во внутренние дела Мадагаскара. До сих пор вмешательство западных стран было ориентировано именно на принижение роли группы мерина и восстановление против нее остальных этнических групп острова.


Итак, политическая ситуация на Мадагаскаре стабильно нестабильна и вмешиваться в его внутренние дела ни в коем случае не стоит. Но политическая нестабильность не мешает поддержанию торговых связей с островом - нужно только ориентироваться на равноправные отношения, из которых Мадагаскар мог бы извлечь прямую выгоду. Кроме того, следует учитывать специфику острова: идеальный вариант коммерческих отношений с ним - это разовые торговые операции или поставки чего бы то ни было, когда расчет между сторонами происходит практически немедленно. Еще раз отметим, что предпочтение стоит отдавать отдельным торговым акциям, но не долговременным инвестициям в остров. Инвестирование даже не самых значимых средств в Мадагаскар весьма опасно. Никто не поручится, что современное правительство протянет достаточно долгое время - оно может продержаться еще 50 лет, но может быть смещено и через день после того, как Вы дочитаете настоящий текст. При этом нет никаких гарантий сохранения курса на благоприятное отношение к иностранным инвесторам. В громадном большинстве это - западные инвесторы, выступающие на современном этапе в роли несколько странной “дойной коровы”. Если беднейшая из бедных стран должна миру более 4 миллиардов долларов США, то она может смело брать новые и новые займы под какие угодно обещания: долг все равно не вернуть, а обещания дает всего-навсего человек, которого в любой момент можно легко заменить, если понадобится. Доминирующая политическая линия Мадагаскара, по нашему мнению, именно такова.


Связавшись с инвестициями в Мадагаскар, российские компании встанут в один ряд с западными, которые цинично используются островитянами таким образом. Но только российские компании окажутся в гораздо более неудобном положении: западные компании в состоянии оперативно следить за ситуацией и, будем говорить прямо, вовремя давать взятки местным властям в случае необходимости и по любому конкретному поводу. Для российской стороны это, скорее, не вполне возможный и уж совершенно ненужный путь.


НАСЕЛЕНИЕ И ХОЗЯЙСТВО МАДАГАСКАРА


НАСЕЛЕНИЕ И СОЦИАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ МАДАГАСКАРА


Демократическая Республика Мадагаскар с большим трудом может быть отнесена к Африке с точки зрения состава населения. Собственно говоря, Мадагаскар - не Африка, и он никогда не имел принципиального отношения к ней. Население Мадагаскара гораздо более сходно с выходцами из Азии, вернее, из Юго-Восточной ее части. У жителей Мадагаскара есть некоторые черты черных африканцев, но они никогда не играли заметной роли.


Населенные пункты Мадагаскара вполне космополитичны, и в них можно найти черты и черной социо-культурной системы, много от арабской и полинезийской культур и даже артефакты западной культуры. В зависимости от населенного пункта, в который Вы попадаете, более или менее заметно доминирование различных элементов тех или иных культур. В этом отношении Мадагаскар сильно напоминает ЮАР, где проживают люди едва ли не всех рас и народов - от одесских евреев до североамериканских индейцев. Отличие Мадагаскара от ЮАР состоит лишь в том, что белые и черные не занимают здесь столь видных позиций ни в численном, ни в иных отношениях.


ПЛОЩАДЬ СТРАНЫ, НАСЕЛЕНИЕ И ЕГО ПЛОТНОСТЬ

Площадь, кв. км. 587 040

Население (результаты переписи)

9 мая 1966 6 200 000

1974-75 г.г.*:

Мужчин 3 805 288

Женщин 3 798 502

Всего 7 603 790

Население (официальные оценки на середину года)

1985 9 985 000

1990 11 197 000

1991 11 493 000

Плотность населения (на кв. км.)

на середину 1991 г. 19,6

* Перепись 1974-75 г.г. проводилась в три этапа: в столицах провинций - 1 декабря 1974 г., в Антананариву и других городских поселениях - 17 февраля 1975 г., в сельской местности - 1 июня 1975 г.


ОСНОВНЫЕ ГОРОДА

(количество населения по переписи 1975 г.)

Антананариву (столица страны) 406 366

Антсирабе 78 941

Тоамасина (Таматаве) 77 395

Фианарантсоа 68 054

Махаджанга (Маджунга) 65 864

Толиари (Тулеар) 45 676

Антсиранана (Диего-Суареш) 40 443

(По оценкам, количество населения Антананариву в 1985 году составило 662 585 человек.)


ОСНОВНЫЕ ЭТНИЧЕСКИЕ ГРУППЫ

(оценки количества на 1974 г.)

Мы приводим показатели по этническим группам Мадагаскара на 1974 год. Более свежих данных нет, но, надо полагать, пропорции численности их населения примерно сохраняются.

Мерина (Хова) 1 993 000

Бетсимисарака 1 134 000

Бетсилео 920 600

Тсимихеты 558 100

Сакалава 470 156 *

Антандрой 412 500

Антайсака 406 468 *

* Данные 1972 г.

Население Мадагаскара делится на 18 этнических групп. За некоторыми редкими исключениями все они говорят на одном языке. Очень важно, что этнические группы имеют примерно одинаковые традиции и обычаи. С этой точки зрения, Мадагаскар не является страной, население которой стоит оценивать как многонациональное - это, действительно, этнические группы, которые не вполне смешиваются, но и не различаются драматически.


Наиболее крупная этническая группа Мадагаскара - мерина. Второе место по численности занимают бетсилео, которые проживают в центральной части острова на высоком плато.


Следует отметить, что внутри себя этнические группы также не вполне однородны и при желании могут быть разделены еще на несколько десятков подгрупп и т.п. Обычно это не делается, но во время этнических конфликтов на Мадагаскаре ситуация с классификацией становится более сложной, и они сами собой делятся на большее количество этнических формирований.


На Мадагаскаре проживает немного иностранцев, которые достаточно четко отделяются от местного населения. На 1993 год официальные цифры были следующими:

  • жители Коморских островов - 0.3 %;

  • граждане Индии и Пакистана - 0.2 %;

  • французы - 0.2 %;

  • китайцы (главным образом, с Тайваня) - 0.1 %;

  • представители других стран и народов - 0.3 %.


Стоит обратить внимание на французов. Сохраняющееся их количество на острове очень типично для государств, бывших ранее французскими колониями, где обычно проживает, в зависимости от площади страны и численности местного населения, от 10 000 до 20 000 граждан или выходцев из Франции. Они занимают высшие посты в местных совместных предприятиях, филиалах французских банков и т.п. Такого рода представительство дает возможность сохранять позиции Франции в бывших колониях, но никогда не дает возможности установить прочные и экономически равноправные отношения. Французы на Мадагаскаре по-прежнему остаются проводниками неоколониальной политики и при неблагоприятном для них повороте событий готовы немедленно покинуть остров.


Отношения местного населения с иностранцами довольно сложные. Периодически на острове разгорается практически никем не сдерживаемая ксенофобия. В частности, здесь не любят индусов и довольно часто индусские магазины становятся объектами погромов. Не удивительно, что очень не любят и французов.

РОЖДАЕМОСТЬ И СМЕРТНОСТЬ

(по оценкам ООН, среднегодовые данные)



1975 - 80


1980 - 85

1985 - 90

Рождаемость (на 1 000 чел.)

45,7

45,9

45,8

Смертность (на 1 000 чел.)

16,7

15,3

14,0


Для Мадагаскара характерны очень высокая рождаемость и достаточно высокая смертность населения, и по этим показателям он мало чем отличается от остальных африканских стран. Показатели рождаемости - почти на пределе возможного. Насколько можно понять, различные Правительства не принимают никаких мер для ограничения рождаемости и особой беды в том не видят. На острове, действительно, есть достаточно большое количество территорий, свободных для нового освоения и производства дополнительных продуктов питания, если в этом возникнет необходимость.


НАСЕЛЕНИЕ И ТРУДОВЫЕ РЕСУРСЫ (в 1 000)




Население

Экономически активное

население


Годы

Всего

Сельскохо-зяйственное

население

Всего

В сельском

хозяйстве

% С/Х

населения

1970

6 716

5 622

3 303

2 765

83,7

1975

7 604

6 258

3 668

3 019

82,3

1980

8 704

7 040

4 097

3 314

80,9

1985

10 221

8 060

4 589

3 619

78,9

1989

11 608

8 941

5 038

3 880

77,0


ЭКОНОМИЧЕСКИ АКТИВНОЕ НАСЕЛЕНИЕ

(оценки на середину 1980 г., в 1 000)



Мужчины


Женщины

Всего

Сельское хозяйство

1 731

1 583

3 314

Промышленное производство

216

28

244

Сфера услуг

457

82

539

Всего рабочей силы

2 404

1 693

4 097


Официальные оценки на середину 1985 г., в 1000: всего рабочей силы - 3 929 (мужчин - 2 194, женщин - 1 735). Официальные оценки на середину 1991 г., в 1000: всего рабочей силы - 5 286 (занятых в сельском хозяйстве, лесном хозяйстве и рыболовстве - 4 021).


Положение с трудовыми ресурсами на острове сложное. Рабочая сила очень дешева, существует явный ее избыток, но эффективно использовать ее по множеству причин сложно - обычная индийская или африканская история.



СТОИМОСТЬ ЖИЗНИ

(Индекс потребительских цен, исключая стоимость аренды жилья,

для мадагаскарцев, проживающих в Антананариву; исходные основания: 1980 г. = 100)



1989


1990

1991

Питание

420,2

479,1

523,2

Топливо и свет

462,6

501,3

Нет данных

Одежда

564,7

608,7

Нет данных

Все предметы

454,0

507,5

551,0


1992 г.: Питание - 610,2; все предметы - 631,1 (по оценкам ООН).


Среди социальных проблем острова одной из наиболее важных является рост стоимости жизни. В приведенной таблице можно видеть впечатляющие показатели роста цен. Не сложно догадаться, что это делает обстановку на Мадагаскаре очень неблагоприятной с социальной точки зрения: сочетание базисного материального уровня с ростом цен часто порождает мощные антиправительственные вспышки протеста, что в свою очередь нередко влечет к радикальным изменениям в составе власть предержащих.


ОБРАЗОВАНИЕ И ЗДРАВООХРАНЕНИЕ


На Мадагаскаре достаточно высокий для страны “третьего мира” стандарт образования. Нормой сейчас является всеобщее начальное образование, но даже в самые тяжкие колониальные времена на Мадагаскаре существовали школы, в которых преподавали местные учителя. Франция ничего не вкладывала в систему образования Мадагаскара, которая во многом держалась на усилиях местного населения. В 1965 году в начальную школу ходило 65 % всех детей - это очень высокий показатель для страны “третьего мира”. После начала реформ Рацираки начальное образование стало всеобщим. В тот же период было построено достаточно большое количество новых школ.


35 % детей после окончания начальной школы продолжают обучение в школе второй степени, и 5 % после окончания последней продолжают дальнейшее образование. На острове есть один университет. Во всей стране обучение ведется на малагасийском языке.


Примечательно, что различные этнические группы острова по-разному относятся к образованию, и наиболее образованной является группа мерина.


* * *

Смертность среди детей в возрасте до одного года высока: на десять новорожденных приходится одна смерть в возрасте до года.


На каждые 10 000 населения острова приходится один врач. В большинстве развитых стран мира, в том числе и в России, один врач приходится примерно на 300 - 350 человек, так что в этом отношении Мадагаскар сильно отстает.


Определенный прогресс наблюдался в те времена, когда СССР брал на себя обучение студентов из Африки и Азии. Не исключено, что значительная часть нынешних мадагаскарских врачей - не столь давние выпускники советских медицинских вузов.


ФИНАНСЫ Мадагаскара


Приведем краткие сведения о финансах страны:


Денежная единица:

100 сентимов = 1 мальгашский франк (малагасийский франк MG)

Монеты: 1, 2, 5, 10, 20, 50 и 100 франков MG.

Купюры: 500, 1 000, 5 000 и 10 000 франков MG.


Средний обменный курс франка MG к US $:

1989 г. - 1 603,4

1990 г. - 1 494,1

1991 г. - 1 835,4


Обменные курсы на 28 февраля 1993 г.

US $ 1.00 = 1 919.00 франков MG;

GB sterling 1 = 2 730,7 франков MG;

10 000 франков MG = 3 662.00 GB sterling = US $ 5 211.00.


Мальгашские франки нельзя назвать ни сильными, ни популярными деньгами. Они не конвертируются, официально вывозить их за пределы Мадагаскара не разрешается, и это - не пустой запрет: до самого недавнего прошлого власти очень строго следили за выполнением своего требования. Запрет введен во многом для того, чтобы контролировать обменные курсы. Тем не менее, мальгашские франки можно покупать кое-где за рубежом (продать их банку нельзя, но купить можно). В частности, в ЮАР некоторые банки продают мальгашские франки в обмен на южно-африканские ранды или любую другую СКВ. Откуда они берутся в ЮАР, сказать несколько затруднительно.


* * *

Несколько слов о “черном рынке” страны.

В отличие от многих африканских стран, особенностью Мадагаскара является последовательная борьба с “черным рынком” и спекуляциями валютой. В стране существует жесткий контроль за обменом СКВ. При въезде в страну иностранные туристы проходят придирчивую проверку на предмет наличия СКВ, а во время отъезда должны отчитаться о том, куда делись деньги, а главное - откуда они появились (если вывозится больше, чем было продекларировано при въезде).


Интересна и показательна в этом отношении борьба властей Мадагаскара с западными туристами, которые очень часто меняют СКВ за рубежами страны и по гораздо более выгодному курсу. Кроме того, западные туристы во время пребывания на Мадагаскаре часто продают одежду, электронику, калькуляторы и т.п. Набор товаров хотя и ограничен, но весьма устойчив. Поразительно, но путеводители подробно описывают, что, где и как лучше всего продавать так, чтобы не стать жертвой властей. Изумителен не столько сам факт наличия спекуляции в западных странах, в среде “избалованных” западных туристов, но гораздо более поражает, что речь идет об очень небольших деньгах, которые можно выручить от такого рода акций. Советские дельцы, которые ездили в Польшу, Турцию и тому подобные торговые турне, выглядели бы реальными бизнесменами по сравнению с мелочными западными спекулянтами.


В активном поощрении и поддержании “черного рынка” иностранными туристами проявляется не раз отмеченная нами черта западных людей: они невероятно боятся переплатить при посещении стран, которые ранее были их колониями. Это проявляется как на уровне государств и частных компаний, которые в буквальном смысле платят гроши за экспортную продукцию, так и на личностном уровне. Западный турист, который становится богачом в пересчете на местные деньги, даже будучи безработным у себя в стране, в любой бывшей колонии начинает заниматься в высшей степени мелочной экономией. Итог - в контактах заинтересована только западная сторона, на уровне государств, компаний и на частном уровне. Обратная сторона практически ничего не получает взамен и, естественно, не имеет никакого экономического интереса к кооперации в области ли торговли, туризма и т.д.


Это серьезная ошибка западных стран и людей в контактах со странами Азии, Африки, Латинской Америки. Российским компаниям можно эффективно использовать эту реальную слабость западного менталитета. Нужно видеть в зарубежной компании, в частности мадагаскарской, равноправного партнера, который также обязательно должен выигрывать от совместной сделки или проекта. Только в таком варианте могут налаживаться тесные и надежные деловые связи.



РЕЗЕРВЫ ЦЕНТРАЛЬНОГО БАНКА

(млн. US $ на 31 декабря)


(Приводим лишь некоторые данные. К сожалению, более свежие цифры отсутствуют.)



1989

1991

1992

Право на кредиты Международного Валютного Фонда


0,1


0,2


0,1

Foreign Exchange

245,2

91,9

88,8

Всего

245,3

92,1

88,9


После начала “демократических перемен” на Мадагаскаре, связанных с приходом к власти профранцузски- и прозападно-ориентированных лидеров, положение в этой области стало драматически меняться. Мадагаскар получает новые кредиты, но данных по ним в международных изданиях нет. Несомненно, что в современном виде (на начало 1995 года) данная таблица выглядит существенно иначе; по крайней мере, в графе кредитов МВФ должны присутствовать гораздо более солидные суммы.


Если бы международные издания приводили данные по кредитам от различного рода национальных западных банков, то там должны были бы появиться некоторые, причем немалые суммы, полученные от французского “Лионского Кредита”, который активно работает в Африке. Несомненно также, что кредиты французских банков имели пик в 1993 - 94 годах. В 1995 году положение должно значительно ухудшиться, и это связано не с тем, что Мадагаскар резко потерял доверие инвесторов Франции, но с отчаянно тяжким положением французского франка и французских банков, ориентированных на работу в бывших колониях. Ни для кого уже не секрет, что “Лионский Кредит” является банкротом и готов в любой момент повторить историю английского коммерческого банка Baring Brothers, скандально разорившегося в начале 1995 года, вызвав реальную панику на западном рынке финансов.


Дальнейшие кредиты должны быть и, без сомнения, будут. При всем этом реальные деньги, которыми может располагать Мадагаскар, становятся все меньшими, даже по сравнению с 1992 годом. В недалекой перспективе Мадагаскар может столкнуться с большими сложностями: кредиты он получает весьма скромные; генерировать деньги за счет экспорта он может с большим трудом, но даже если это удается сделать, то долг государства слишком велик, и все уходит на погашение его бесконечных процентов...


* * *

Коротко о балансе платежей Мадагаскара.


БАЛАНС ПЛАТЕЖЕЙ, МЛН. US $



1970


1975

1979

1981

1983

1985

1986

1987

Экспорт товаров (FOB)

Импорт товаров (FOB)

Торговый баланс

145


- 142


3

320


- 332


- 12

414


- 662


- 249

332


- 511


- 179

310


- 378


- 68

291


- 336


- 44

323


- 331


- 8

314


- 302


12

Экспорт услуг

Импорт услуг

Частные переводы (нетто)

Официальные переводы (нетто)

Баланс текущих счетов

51

- 71


- 25


52


7

67

- 170


- 24


84


- 43

76

- 296


- 17


59


178

66

- 316


- 16


82


184

48

- 293


- 9


75


- 179

63

- 300


24


74


- 139

80

- 366


21


132


- 133

108

- 416


35


117


- 156

Прямые

инвестиции


Др. долгосрочный капитал

Краткосрочный капитал

Баланс на капитальных счетах

10



5


- 6


9

5



26


8


39

- 7



232



225

Нет дан-ных

217


- 21


196

Нет дан-ных

4


- 26


- 22

Нет дан-ных

- 4


10


6

Нет дан-ных

36


- 15


21

Нет дан-ных

19


- 32


- 13

Прочие разно-образные пункты

Изменение в резервах (- обозначает увеличение)


2


- 18


5


29


- 453


50


- 392


12


212


- 11


109


24


159


- 47


205


- 36


БАЛАНС ПЛАТЕЖЕЙ, МЛН. US $

(по данным Международного Валютного Фонда)



1989


1990

1991

Экспорт товаров (FOB)

321

320

344

Импорт товаров (FOB)

- 320

- 506

- 445

Торговый баланс

1

- 185

- 101

Экспорт услуг

132

184

142

Импорт услуг

- 229

- 267

- 239

Др. доходы получены

18

15

4

Др. доходы выплачены

- 208

- 176

- 178

Частные переводы (нетто)

42

43

53

Официальные переводы (нетто)

161

188

127

Текущий баланс

- 82

- 199

- 192

Прямые инвестиции (нетто)

13

22

14

Др. капитал (нетто)

- 62

- 47

- 56

Ошибки и упущения

- 42

- 54

12

Общий баланс

- 174

- 278

- 222


Баланс платежей страны “третьего мира” - всегда очень темное дело. Предположим, что официальные данные по Мадагаскару верны, и тогда можно отметить следующее:


  • для Мадагаскара характерна большая неравномерность поступлений от экспорта. Экспорт страны сильно зависит от конъюнктуры мирового рынка и благожелательного отношения к Мадагаскару многих других стран. Итогом является то, что поступления от экспорта могут радикально изменяться от года к году, и никакой стабильности здесь на перспективу ожидать не стоит. Скорее всего, нестабильность экспортных поступлений будет даже усиливаться и амплитуда их колебаний - расти. Это опять-таки связано с особенностями экономики и политической ситуации на острове;


  • импорт товаров практически всегда превышает экспорт. В некоторые годы превышение импорта над экспортом может быть очень существенным. Если учесть, что основные импортеры - это западные государства, то ситуация предстает достаточно типичной для страны “третьего мира”. Обычная западная политика: в бывшие колонии сбывается по завышенным ценам часто совершенно не нужная им продукция, а в обмен берутся вполне значимые ресурсы. Баланс цен - всегда в пользу западной стороны.


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ХОЗЯЙСТВА


Мадагаскар - страна, с доминирующим в экономике сельским хозяйством. Обычно указывается, что 88 % трудоактивного населения занято в сельском хозяйстве. Не станем оспаривать эти данные. Отметим только, что при определении количества занятых в сельском хозяйстве в странах типа Мадагаскара их очень часто смешивают с количеством людей, проживающих в сельских населенных пунктах, хотя в реальности далеко не все проживающие в сельской местности эффективно заняты в сельском хозяйстве. Часть населения, формально “приписанная” к определенным хозяйствам, на практике может вовсе не принимать активного участия в сельскохозяйственных работах.


Мадагаскар - это типичный пример колониального и неоколониального вмешательства Запада в дела страны “третьего мира”. Основные экспортные продукты сельского хозяйства Мадагаскара - кофе, гвоздика и ваниль, используемые, главным образом, в пищевой промышленности. Использование это осуществляется далеко за пределами самого Мадагаскара. В продаже названных культур Мадагаскар тяжко зависит от того, как отнесутся к нему страны - потребители данных продуктов. Это, естественно, сплошь западные страны или их сателлиты. Например, часть продукции Мадагаскара покупают иностранные компании, имеющие производства в Индонезии.


Мадагаскар также является поставщиком хромитов, графита и слюды.


Все отмеченные продукты весьма неудачны для экспорта в 1990-е годы. В особенности это касается кофе и ванили, основных экспортных товаров Мадагаскара, которые составляют одни из наиболее депрессивных рынков в мировой торговле 1990-х годов.


Тем не менее, стоит учитывать, что депрессивность таких рынков - во многом дело искусственное. Мадагаскару очень сложно продавать свою сельскохозяйственную продукцию, но еще сложнее ее купить у Мадагаскара независимому покупателю со стороны, если покупатель - не представитель французской или иной западной компании, имеющей офис на острове. Причин тому масса. Авторы принимали участие в проведении нескольких тестовых работ по торговым контактам с Мадагаскаром, и опыт показал, что заключить договор и довести сделку до реализации невероятно сложно. Большая часть продукции, производимой на острове, отправляется неизвестно куда и по неизвестно каким контрактам. В частности, это касается кофе, вероятными потребителями которого являются ЮАР и Франция (хотя однозначно говорить сложно). Как бы там ни было, Мадагаскар откровенно мается со своим кофе-робустой, но когда поступает запрос на большую партию от компании, которая не вхожа в “мадагаскарский джентльменский клуб”, на него никто не реагирует. Опыт показал, что на одной лишь экономической основе ничего не решить.


До 1975 года большей частью экономики страны (за исключением той, что ориентировалась на внутренние нужды) заправляли французы. После 1975 года практически все было национализировано, введены самые резкие ограничения на иностранные инвестиции в Мадагаскар (они позволялись только в строго определенные отрасли). Во многих случаях государство стало владельцем 100 % акций предприятий - это, в основном, касалось наиболее значимых для страны отраслей.


Начиная с 1985 года, когда была заключена сделка с Международным Валютным Фондом и процесс повернулся в обратную сторону, западные компании снова стали активно работать на Мадагаскаре.


Статистика Мадагаскара носит курьезный характер. Цифрам вполне доверять нельзя, поскольку они могут отражать все, что угодно. Обычно говорится, что в период с 1960 по 1970 годы экономика страны развивалась достаточно динамично и ВНП в этот период рос в среднем на 2.9 % в год. В период 1970 - 1982 годов Мадагаскар столкнулся с большими проблемами, на что ВНП отреагировал ростом всего на 0.2 % в год. В 1988 году, то есть после того, как снова стали налаживаться отношения с МВФ, ВНП снова стал расти с динамичной скоростью 4 % в год.


Интерпретировать эти цифры очень сложно: они вряд ли имеют физический смысл. Кто и как считает такие показатели по Мадагаскару, отнюдь не однозначно, но самое главное - местное население и экономика острова пребывают в совершенно иных измерениях и ничего от роста или падения ВНП не имеют. Все эти глубокомысленные данные - для западной стороны. Российским компаниям рекомендуем не слишком обращать внимание на показатели такого рода по Мадагаскару: приедьте и посмотрите сами, чего стоит рост ВНП в 4 % на практике.


Такие расчеты - один из важных аспектов западного анализа экономики Мадагаскара. В любой западной работе можно найти массу графиков, которые наглядно демонстрируют, что только устойчивые отношения с западными странами могут постепенно улучшить положение на острове. Но есть и иной аспект. Мадагаскар - очень бедная страна. В год на душу населения приходится около 220 - 240 долларов США, благо цены на острове соответствующие и от голода здесь не умирают. Громадное большинство населения не имеет ничего независимо от того, растут ли экономические показатели или нет. Для них это - только игра чисел. Тогда, когда Мадагаскар пытается проводить независимую политику, его часто блокируют. Его экспорт ориентирован на западные страны, а они периодически начинают катастрофически занижать цены на колониальную продукцию. У западной стороны, как правило, есть альтернативы, и она может спокойно пережить временные непоставки кофе, ванили, гвоздики или хромитов с Мадагаскара, так как все это можно получить из нескольких других подобных мест. Для Мадагаскара же это оборачивается тем, что его продукция остается на острове и пристроить он ее практически никуда не может. Еще раз отметим, что в стране фактически нет маркетинговой сети, которая помогала бы найти альтернативные рынки для своей же продукции, а главное - нет даже идей постановки дела таким образом.


Большой бедой экономики Мадагаскара является порочная связь его с Международным Валютным Фондом, грабителем № 1 мирового класса. Он дает кредиты, которые тут же испаряются неведомо куда и которые практически не могут быть использованы эффективно. Это, в общем-то, заложено в условиях их выдачи. Затем он практически бесплатно берет продукцию в счет погашения кредитов или даже только их процентов, но так невозможно стимулировать хорошую работу. Итогом становится положение, когда местному населению можно работать или не работать - все равно на реальное состояние дел в стране это мало влияет. Такая ситуация имеет место на Мадагаскаре, и это - итог работы и исключительная заслуга МВФ. Его рекомендации, которые представляются как нечто разумное, в реальности ведут только к формированию в высшей степени зависимой экономики. Конечно, говорится масса высоких и красивых слов, строится много графиков, которые должны показать значимость кредитов МВФ для становления могучей экономики на убогом острове, но реальность обычно иная. Суть политики МВФ - в формировании неоколонии, у которой в счет погашения долгов практически за бесценок можно получать ценную продукцию.


В частности, МВФ рекомендовал Мадагаскару либерализировать цены на продукты питания, что якобы должно было привести к увеличению их производства. Каждому понятно, что, если цена высокая, то производитель продукции может получить гораздо больше прибыли и поэтому будет работать более старательно. Но реальность оказалась очень далекой от прогнозов: итогами либерализации цен стали инфляция и девальвация мальгашского франка.


Очень важно учесть, что современный Мадагаскар сохраняет в целом удовлетворительные отношения с самыми различными странами, в том числе, скорее всего, и с Россией. Но основные торговые партнеры Мадагаскара - это страны Запада и их вассалы: Франция покупает большую часть кофе (это предположение, так как точных данных нет); ваниль поставляется, в основном, на американские предприятия по производству кондитерских изделий; гвоздику покупают все те же американские компании, но с производствами в Индонезии (она используется преимущественно в производстве напитков). Франция является наиболее активной в выдаче кредитов и предложениях “взаимной помощи”. Российским компаниям включиться в такого рода команду достаточно сложно, но проблему можно решить и выход на мадагаскарский рынок представляется вполне реалистичным.


Большая часть компаний современного Мадагаскара, приватизированных в течение последних нескольких лет, ориентирована на иностранные инвестиции и охотно берет займы. Мадагаскар должен всему миру уже столь много, что практически не имеет значения, сколько занимать еще. Это также стоит учитывать и не реагировать на запросы о кредитах под те или иные условия работы на Мадагаскаре - потерянные деньги...


Приведем некоторые цифры, полученные из различного рода международных деловых изданий. Более свежие данные найти не удалось, а самим считать полумифические показатели нет возможности.




РОСТ ВНП, US $



1960


1970

1975

1980

1983

1984

1985

1986

Реальный ВНП (млн.)


544

898

1 844

3 275

2 837

2 374

2 345

2 672

Реальный на душу

населения

99

134

243

375

300

244

234

253



1959 - 64


1964 - 69

1970 - 75

1975 - 80

1980 - 85

1986

Среднегодовой рост ВНП в %

1,6

3,9

0,2

1,7

- 0,7

2,5

На душу

населения в %

- 0,7

1,5

- 2,5

- 1,3

- 3,5

- 0,5

СТРУКТУРА ВНП, %



1960


1970

1978

1979

1980

1981

1982

1983

1984

1985

Сельское

хозяйство

37

30

39

36

36

40

41

43

42

42

Промыш-

ленность *

6

18

19

19

18

16

15

15

16

16


Производство


4

Нет дан-ных

Нет дан-ных

Нет дан-ных

Нет дан-ных

Нет дан-ных

Нет дан-ных

Нет дан-ных

Нет дан-ных

Нет дан-ных


Строительство


4

Нет дан-ных

Нет дан-ных

Нет дан-ных

Нет дан-ных

Нет дан-ных

Нет дан-ных

Нет дан-ных

Нет дан-ных

Нет дан-ных

Оптовая и

розничная

торговля


21


33


25


27


29


29


30


30


29


29

Транспорт и коммуникации


9

Нет дан-ных

Нет дан-ных

Нет дан-ных

Нет дан-ных

Нет дан-ных

Нет дан-ных

Нет дан-ных

Нет дан-ных

Нет дан-ных


Прочее


23


19


17


18


17


15


14


12


13


13

* Включая производство


ВНП В СООТВЕТСТВИИ С ЭКОНОМИЧЕСКОЙ АКТИВНОСТЬЮ НАСЕЛЕНИЯ


1987 *


1988

1989

Сельское хозяйство, лесное хозяйство, охота и рыболовство


710,0


768,9


838,1

Горнодобывающая промышленность и шахты / карьеры


4,5


5,0


5,7

Производство

200,0

223,0

252,7

Электричество, газ и вода

18,6

20,3

22,2

Строительство

63,4

71,0

79,7

Торговля, рестораны и отели

169,0

189,1

211,0

Транспорт, хранение и коммуникации

136,7

152,5

170,5

Финансы, страхование, недвижимость и деловые услуги


47,7


53,5


59,7

Общественная администрация и оборона

208,8

242,2

285,8

Прочие услуги

132,5

147,6

163,8

ВНП: коэффициент цен

1 690,2

1 873,2

2 089,2

Непрямые налоги, минус субсидии

534,8

576,8

1 661,8

ВНП: покупательские способности

2 225,0

2 450,0

3 751,0

* По оценкам


ЭНЕРГЕТИКА


Энергетика является едва ли не самым слабым звеном экономики страны, и, насколько можно понять, для того, чтобы улучшить положение в этой области, мало что предпринимается. Сам Мадагаскар не в состоянии решать свои энергетические проблемы, а иностранные инвесторы обоснованно полагают, что связываться со столь долговременными и дорогостоящими проектами на Мадагаскаре смысла не имеет. Итогом является реальная слабость энергетики страны.


На Мадагаскаре 7 небольших гидроэлектростанций, которые дают около 65 % всей энергии страны. Другие 20 % процентов электроэнергии производятся на небольших дизелях и силовых агрегатах. Важным источником энергии на острове, сколь бы смешным это ни казалось, являются дрова. Мадагаскар невероятно безлесен, но лес продолжают использовать для топки: у значительной части населения просто нет альтернатив. Другим источником энергии является так называемый биогаз, получаемый из отходов сахарного тростника.


Важную роль на острове играет использование различного рода нефтепродуктов. Обеспечение острова нефтью и топливом идет через нефтеперерабатывающий завод в Тоамасина, где производится около 310 000 тонн нефтепродуктов. Частично они используются на месте, другая часть идет на экспорт.


СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО


Коротко об использовании земель на острове:


ЗЕМЛИ И ИХ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ, КВ. КМ.



1961 / 65


1970

1975

1980

1985

1988

ОБЩАЯ ПЛОЩАДЬ

587 040

587 040

587 040

587 040

587 040

587 040

Площадь земель

581 540

581 540

581 540

581 540

581 540

581 540

Пахотные и постоянно занятые под урожай

21 950

23 700

27 590

30 000

30 400

30 780

Пахотные земли

19 550

20 600

22 960

25 100

25 300

25 600

Постоянно занятые под урожай

2 400

3 100

4 630

4 900

5 100

5 180

Постоянные пастбища

340 000

340 000

340 000

340 000

340 000

340 000

Леса и лесистые местности

124 700

174 300

166 600

158 600

150 600

145 800

Прочие земли

94 890

43 540

47 350

52 940

60 540

64 960

Обрабатываемые площади как % от общей площади земель


3,8


4,0


4,7


5,1


5,2


5,3


Сельское хозяйство - основная отрасль экономики Мадагаскара, на которую приходится 88 % всех занятых, около 40 % ВНП и до 80 % экспорта страны. Есть основания утверждать, что Мадагаскар - “банановая республика” западных государств, которые коллективно его эксплуатируют. Если в прошлом основным эксплуататором была Франция, то сейчас усердствует “западный консорциум”.


Считается, что на острове около половины земель может обрабатываться, но в реальности используются только 5 % их. 500 000 гектаров имеют ирригацию.


Большим недостатком сельского хозяйства Мадагаскара является слабо развитая транспортная сеть страны - итог достаточно сложного рельефа острова и того, что развитие транспортной сети в государствах типа Мадагаскара есть обычно дело колонизаторов. Недоразвитость же транспортной сети - это во многом защита от эксплуатации иностранных держав. Как бы там ни было, прогресс сельского хозяйства затруднителен без соответствующей транспортной сети.


В сельском хозяйстве Мадагаскара задействованы около 4 000 тракторов. Минеральные удобрения производятся на самом острове.


На сельском хозяйстве острова в полной мере отразились все перемены доминирующих властей: некогда появились французы и вместе с ними - плантации, на которых за гроши эксплуатировалось большое количество местного населения; начались социалистические реформы Рацираки - и возникли коллективные хозяйства (в основном, различного рода кооперативы). Но драматического влияния на сельское хозяйство эти новации, скорее всего, не оказывают.


На Мадагаскаре есть свои пятилетние планы (где их только нет!..). По последнему плану большее внимание необходимо уделять производству продуктов питания и ирригации. В целом, взят курс на самообеспечение острова продуктами питания.


Продукты питания для внутреннего рынка


Местное население питается, в основном, рисом, маисом и бататом (сладким картофелем). На Мадагаскаре производится и потребляется также большое количество бананов.


Основная сельскохозяйственная культура, которая кормит население Мадагаскара, - это рис. Хотя его производится около 2 миллионов тонн, местное производство не покрывает всех потребностей. Периодически Мадагаскару приходится покупать рис за рубежом. Данные по количеству производимого риса несколько противоречивы, так что не всегда можно понять, сколько его произведено и с чем связаны причины резких падений и взлетов производства. Только урожайностью объяснить колебания сложно. В любом случае, для российских компаний это - совершенно неинтересный предмет.


Трагикомической особенностью Мадагаскара является недостаточное производство продуктов питания для внутреннего рынка. Сил и площадей для производства 80 000 тонн кофе хватает, хотя на месте оно едва потребляется и уж никак не спасает страну от недостатка СКВ, а на продукты питания для местного населения нет ни сил, ни времени, ни земель... - таков итог целенаправленной политики Франции в отношении Мадагаскара, которая проводилась на протяжении очень длительного времени. В этом отношении Мадагаскар совершенно типичен: практически все бывшие и нынешние французские колонии в Индийском Океане имеют совершенно одинаковые проблемы. Маврикий, Реюньон, Сейшелы, Коморы и некоторые другие острова, ранее прекрасно кормившие свое население на протяжении столетий, после соприкосновения с бритами и французами неожиданно “забыли”, как производить продукты питания для самих себя.


Положение Мадагаскара с обеспечением продуктами питания можно назвать еще достаточно благополучным. Парадоксы типа того, что на Маврикии и Реюньоне практически нет сельских населенных пунктов, или того, что вышеупомянутые два острова производят мизерно мало продуктов питания для внутреннего рынка, на Мадагаскаре места все-таки не имеют. Тем не менее, есть тяжкая зависимость от западных стран, которая искусственно последними поддерживается и развивается.


Экспортные сельскохозяйственные культуры

Традиционные экспортные культуры Мадагаскара - это кофе, ваниль и гвоздика.


Кофе является основным экспортным продуктом, который составляет около 40 % всего экспорта страны в стоимостном выражении. В производстве кофе занято около 25 % всего трудоактивного населения страны. Остров производит порядка 80 000 тонн кофейных зерен. Экспорт их дает Мадагаскару ежегодно от 100 до 130 миллионов долларов США, хотя в отдельные годы кофейные поступления СКВ падают до 80 миллионов долларов.


Вероятно, стоит упомянуть, что до 1989 года существовала и процветала Международная организация, определявшая квоты на продажу кофе. Итогом ее деятельности было то, что страны-производители постоянно оставались с убытками и, сколько бы они не производили кофейных зерен, из-за смехотворно низких цен поставки на экспорт практически никогда не приносили прибыли. С 1989 года нет никаких квот и никаких ограничений. Интересно, что после этого цены на кофе стали расти, хотя по западным теориям они должны бы начать падать из-за столь долго декларировавшегося перепроизводства. Цена выросла с  1 000 долларов США за тонну зерен до 3 000 - 4 000 долларов - весьма существенные колебания. Но все равно, международный рынок кофе продолжает носить чисто неоколониальный характер и функционирует таким образом, что в выигрыше остаются только западные страны.


На втором месте в экспорте страны идет гвоздика, дающая до 25 - 30 % экспортных поступлений Мадагаскара. Ее производится от 7 до 12 тысяч тонн, но эта статья дохода и экспорта, похоже, не имеет перспектив. Традиционный покупатель мадагаскарской гвоздики - Индонезия - стала настойчиво ориентироваться на самообеспечение. Производством гвоздики также занялась Бразилия, которая в состоянии производить значительно большие объемы. Если в 1988 году от продажи гвоздики было получено 36 миллионов долларов США, то в 1988 году показатели упали до 16 миллионов долларов. Новый покупатель гвоздики найден в лице Шри Ланки, но, тем не менее, объемы поставок ее с Мадагаскара постоянно сокращаются.


Мадагаскар вместе с Коморскими островами является самым крупным в мире производителем ванили, и совместно они дают 85 % мирового производства. Потребность в естественно производимой ванили резко падает. В 1960 году ее производилось 8 000 тонн, а в 1974 году было произведено только 700 тонн. Впоследствии показатели производства поднялись до 1 500 тонн. Причины падения связаны с тем, что в кондитерской промышленности стали все более широко использовать очень дешевые заменители ванили, производимые в искусственных условиях. Прежде Мадагаскар получал от продажи ванили порядка 50 миллионов долларов США, но в настоящее время показатели снизились до 40 миллионов долларов.


Небезынтересно, что в производстве ванили существует картель трех стран - Мадагаскара, Коморских островов и Реюньона. В реальности этот картель контролируется французскими компаниями. Реюньон до сих пор является французской колонией, а Коморские острова и Мадагаскар - это бывшие французские колонии. Причем Коморские острова становились даже объектом открытой интервенции со стороны Франции после обретения ими независимости. Столь пристальный интерес к Коморам связан не в последнюю очередь с их ролью в мировом производстве ванили и некоторых других пряностей. Сокращение продажи ванили есть беда не столько Мадагаскара, сколько французских компаний, которые контролируют такого рода внешнеторговые операции. Итогом сокращения продаж стало то, что на Мадагаскаре скопились достаточно большие запасы нереализованной ванили.


Большие площади на острове заняты хлопком. Производство его очень сильно колеблется, и в год может производиться от 26 до 46 тысяч тонн. В основном, хлопок производится для нужд местной промышленности, но частично идет и на экспорт.


Мадагаскар является крупным производителем сахара, значительная доля которого ориентирована на экспорт. Производство сахара колеблется от 90 до 120 тысяч тонн в год. Мировой рынок сахара достаточно депрессивен и оперировать, а тем более прогрессировать на нем весьма сложно. У Мадагаскара есть масса конкурентов в этой области и особенно в этом регионе (юг Африканского континента). Похоже, только Россия и некоторые другие республики СНГ страдают от недостатка сахара. В целом же, мир более тяготится его избытком и многие страны готовы поставлять любые количества сахара по ценам, гораздо более низким, чем Украина предлагает соседней России.


На Мадагаскаре достаточно большое количество домашних животных (пропорция особенно велика в соотношении с численностью населения). От 7 до 11 тысяч тонн мяса отправляется на экспорт в страны западной Европы и некоторые соседние африканские государства. Этот рынок также нельзя считать действительно прогрессивным и надежным. В зависимости от квот и многих других условий поставки мяса на экспорт могут значительно колебаться.


РЫБНАЯ ЛОВЛЯ

На фоне сокращающихся поступлений от традиционных экспортных культур неожиданным стал рост доходов от продажи рыбы и креветок. Если в 1987 году была продана 61 000 тонн рыбопродуктов, то в 1992 году показатели выросли до 112 000 тонн.


Особенно существенным оказалось увеличение продажи креветок - со 143 тонн до 6,5 тысяч тонн, что стало результатом неожиданно возросшего интереса французских и японских компаний к креветкам Мадагаскара.


От экспорта рыбных продуктов Мадагаскар получил в 1992 году 45 миллионов долларов США. Насколько устойчивым окажется этот рынок, говорить сложно. Скорее всего, следует ожидать, что база морепродуктов в непосредственной близости от Мадагаскара будет подорвана. Ранее остров никогда не фигурировал как место, богатое рыбой и морепродуктами в целом, и если неожиданно начали расти уловы, то это с большей вероятностью означает, что японские и французские компании вынуждены были уйти из традиционных районов своих рыбных промыслов.


ПРОМЫШЛЕННОСТЬ. ОБЩИЕ ДАННЫЕ


Приведем некоторые данные по промышленности Мадагаскара:


СТРУКТУРА ПРОМЫШЛЕННОСТИ



1973

1977

1978

1979

1983

1984

1985

Количество

предприятий:

Горнодобывающие и карьеры

Производство



20


360



14


406



Нет данных

400



Нет данных

382



Нет данных

328



Нет данных

332



Нет данных

331

Среднее количество занятых:

Горнодобывающие и карьеры

Производство



1 945


41 450



42 023


43 997



Нет данных

42 966



Нет данных

38 763



Нет данных

50 164



Нет данных

51 702



Нет данных

46 652

Заработные платы и жалованья,

млн. Франков:

Производство




9 927




14 558




15 564




16 950



Нет данных



Нет данных



Нет данных


ПРОМЫШЛЕННОЕ ПРОИЗВОДСТВО, МЛН. ФРАНКОВ



1973


1978

1979

1980

1982

1983

1984

1985

Общий выпуск продукции, в ценах производителей:

Производство




55 806




98 054




109 556




115 341




135 866




156 834




200 604




216 015

Прибавочная стоимость, в ценах производителей:

Производство




23 495




38 043




42 291




43 619




58 229




64 711




84 474




85 689



Прибавочная стоимость как % от общего выпуска продукции:

Производство





42,1





38,8





38,6





37,8





42,8





41,3





42,1





39,7



ПРОМЫШЛЕННОЕ ПРОИЗВОДСТВО: ИЗБРАННЫЕ ПРОДУКТЫ

(метрические тонны, если нет соответствующих указаний)



1988

1989

1990


Сахар-сырец

115 000

120 000

111 000

Пальмовое масло (по оценкам FAO)

3 600

3 800

3 800

Пиво (гектолитры)

201 000

232 000

298 000

Сигареты

1 817

2 341

1 955

Хлопчатобумажные ткани (млн. кв. метров)

56,5

59,5

49,1

Цемент

33 000

24 000

20 000

Сжиженные газы нефти

2 000

1 000

1 000 *

Моторный спирт (бензин)

53 000

29 000

25 000

Керосин (кубометры)

38 000

19 000

17 000

Дистиллированные топливные масла

89 000

46 000

43 000

Остаточные топливные масла (кубометры)

147 000

86 000

65 000

Краски

2 600

1 900

2 400

Мыло

12 600

14 500

14 900

Электроэнергия (для общественного пользования) (млн. киловатт)


418 000


447 000


450 000

* Условные данные


ОБРАБАТЫВАЮЩАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ


На долю обрабатывающей промышленности Мадагаскара приходится 16 % ВНП страны. Основную роль в ней играет пищевая промышленность, которая поставляет на местный рынок различного рода продукты питания. Текстильная промышленность занимает второе место. Также существует большое количество небольших и откровенно мелких производств самого различного профиля.


Обрабатывающая промышленность Мадагаскара не вполне развита. Ее положение осложняется еще и тем, что внутренний рынок страны откровенно невелик: не очень большое количество населения, и самое главное - невероятно низкий уровень доходов его. Минимальное развитие обрабатывающей промышленности на острове ставит задачу выхода на международный рынок, но Мадагаскару крайне сложно делать это хотя бы потому, что под боком - такой мощный конкурент как ЮАР, которая по всем параметрам легко превосходит промышленность маленького островного государства.


В 1980 - 90-е годы обрабатывающая промышленность Мадагаскара находится в серьезном кризисе.


В середине 1980-х годов положение, казалось бы, начало меняться. В 1985 году МВФ выделил Мадагаскару 40 миллионов долларов США на развитие промышленности. Средства были инвестированы, в основном, в небольшие частные предприятия. Характерно, что с 1987 года французы стали скупать акции некоторых мадагаскарских компаний, специализирующихся на торговле и производстве. С этого времени начинается новый виток иностранных инвестиций в Мадагаскар.


Для российских компаний такого рода инвестиции очень опасны. Обычно ими занимаются западные компании, которые ориентированы на вполне откровенную эксплуатацию местного населения и ресурсов, при поддержке своего правительства. Мы не считаем, что частной или даже государственной компании следует обращать чересчур много внимания на социальный аспект или социальные следствия своих инвестиций. Но в то же время нельзя не видеть, что циничное потребительское отношение западных компаний к странам “третьего мира” часто дает самые негативные результаты, оборачивающиеся против них самих же.


На Мадагаскаре уже знали прецедент национализации многих отраслей народного хозяйства, и он вовсе не был предопределен коммунистическим поворотом идеологии. Рацирака не был коммунистом - он был националистом, балансировавшим между различными социальными системами: СССР интересовал его не столько с точки зрения строительства коммунизма на Мадагаскаре, сколько с точки зрения поддержания баланса сил с Западом.


Нет оснований считать, что современное благожелательное отношение правительства Мадагаскара к иностранным инвесторам есть дело стабильное. Однако это очень большая и самостоятельная тема, которую следует рассматривать особо.


Обрабатывающая промышленность Мадагаскара не представляет практически никакого интереса. Для западных компаний она может быть привлекательна дешевизной труда, но, думается, для российских компаний это не вполне значимый фактор. Как бы там ни было, поставки такого рода продукции с совместных российско-малагасийских предприятий в Россию вряд ли имеют смысл, а поставлять их в другие страны с Мадагаскара невероятно сложно. По факту, это осуществляется только по строго определенным каналам. Например, продукция с совместных франко-малагасийских предприятий идет только во Францию, но никогда в США или ФРГ. Мадагаскарский экспорт вообще-то возможен, но его не следует рассматривать как экспорт на основании рыночных принципов в их теоретическом варианте.


ПОЛЕЗНЫЕ ИСКОПАЕМЫЕ

И ГОРНОДОБЫВАЮЩАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ


Все данные по горнорудной промышленности Мадагаскара были взяты нами из различного рода международных англо- и франкоязычных изданий. Статистика по Мадагаскару не отличается точностью. Вероятно, существуют значимые несоответствия между реальностью и данными, приводимыми по некоторым аспектам горнорудной промышленности. На уровне аналитического обзора мы не можем проверять достоверность каждой цифры - для этого нужны специальные исследования.


Положение в горнорудной промышленности Мадагаскара нельзя назвать простым. Остров обладает большим количеством разнообразных ресурсов; все они разрабатываются западными компаниями. Отношения между последними и правительством очень сложные, а периодически случаются весьма драматические конфликты. Например, в 1975 году все минеральные ресурсы Мадагаскара были национализированы, а иностранные компании поставлены под контроль государства (контроль осуществляла организация ОМНИС). После 1985 года были приняты новые правила по инвестициям в горнорудную промышленность страны: иностранные инвестиции стали приветствоваться. Сколь долго это продлится, сказать практически невозможно.


Потенциально разработка полезных ископаемых российскими компаниями на Мадагаскаре может быть очень привлекательной, но реализация этой идеи весьма непроста и требует специального изучения. Мы бы не стали однозначно говорить об эффективности подобных инвестиций.


* * *

Некоторые данные по полезным ископаемым Мадагаскара.




ДОБЫЧА ПОЛЕЗНЫХ ИСКОПАЕМЫХ

(метрические тонны)



1988


1989

1990

Графит

14 565

15 865

17 920

Соль (нерафинированная)

30 000 *

30 000

30 000

Слюда

693

1 182

1 800

Хромиты **

49 000

47 000

35 000

* Условные данные

** Данные отражают содержание хрома в добытых рудах


На Мадагаскаре обнаружены значительные запасы хромовой руды, графита, слюды, бокситов и железной руды. Также есть небольшие запасы других минералов и руд, в том числе кварца, аметистов, ильменита, циркония, урановых, титановых и некоторых других руд и минералов, которые можно разрабатывать в достаточно ограниченных количествах.


Хромовая руда является главным минеральным продуктом, поставляемым на экспорт. Мадагаскар является 10-м в мире производителем хромовой руды. Основные месторождения хрома находятся в районе Андраимена. Есть также шахты на Бефандриана Норд. Производство хромового концентрата возросло с 42 900 тонн в 1983 году до 89 300 тонн в 1986 и 106 800 тонн в 1987 году.


Производство графита и слюды в те же годы несколько сократилось, что связано с депрессивностью мирового рынка по этим продуктам. В 1988 году было произведено 14,5 тысяч тонн графита и менее 700 тонн слюды. В конце 1980-х годов их производство снова стало расти.


На юго-востоке острова есть достаточно большие запасы бокситов, которые начинают разрабатываться совместно с Европейским Консорциумом (он также разрабатывает железорудные месторождения на острове). Завод по переработке бокситов расположен в Манантенина, на юго-востоке страны; мощность его - 100 миллионов тонн. Перспективными являются месторождения угля, ильменитов, циркония, фосфатов, титана и цинка.


На Мадагаскаре есть небольшие месторождения нефти и газа. С 1970 года компании США и Западной Европы работают в этом направлении; уже есть несколько производств, но по различным причинам, в том числе связанным с мировым уровнем цен на нефть и газ, они пока не велики.


Новое правительство пытается активно привлекать иностранные компании к разработкам золота на острове. Запасы его небольшие, а добыча составляет всего несколько килограммов в год. Особенно интересуется золотом Мадагаскара Франция, которая вложила около 1 миллиона долларов США в геологоразведочные изыскания.


Более серьезное значение имеет разработка ильменитов. Мировой Банк Развития инвестировал деньги в их разведку и начало разработок. Насколько нам известно, разведка началась в 1975 году, а разработки - в 1986 году и натолкнулись на неожиданное сопротивление местных “зеленых”. Охрана природы - не самая популярная тема на Мадагаскаре, но порой всплывает самым неожиданным образом и в самый неожиданный момент. Итогом стали значительные задержки и проволочки в начале производства и экспорта ильменитов.


Особая тема в развитии горнорудной промышленности Мадагаскара связана с цирконием (Zr) и рутением (Ru). Предполагается, что объем ежегодного экспорта их должен достичь 40 миллионов долларов США в стоимостном выражении, но пока это лишь проекты. Другой проект касается завода по производству никеля; он уже реализуется - при активном участи КНДР.


В заключение стоит упомянуть месторождения платиновых руд, найденные около Андриамена, - это полностью епархия Франции. Насколько можно понять из различных источников, французские компании практически монополизировали разработку этих месторождений.


Иногда в промышленности Мадагаскара происходят вспышки производства тех или иных продуктов. Так, в 1991 году начали расти цены на цемент, и Мадагаскар активно включился в его производство и продажу. В 1992 году было продано более 60 тысяч тонн.


На экспорт полезных ископаемых приходится 5 % экспортных заработков Мадагаскара. Это очень немного, если учесть, что в целом от своего экспорта Мадагаскар получает всего от 200 до 300 миллионов долларов США ежегодно.



ТРАНСПОРТ


Приведем некоторые данные по транспорту Мадагаскара:


ТРАНСПОРТ: ЖЕЛЕЗНЫЕ ДОРОГИ (движение)



1985


1986

1987

Перевезено пассажиров (1 000)

2 564

3 161

2 974

Пассажиро-км (млн.)

178

208

209

Перевезено грузов (1 000 метрических тонн)

808

735

693

Тонно-км (млн.)

208,5

188

174

1988 (млн.): пассажиро-км 242; тонно-км 174.

1989 (млн.): пассажиро-км 204; тонно-км 207.

(Данные ООН.)

МЕЖДУНАРОДНЫЕ МОРСКИЕ ПЕРЕВОЗКИ

(грузовой транспорт, 1 000 метрических тонн)



1987


1988

1989

Товары погружены:




- Махаджанга

17

18

29,4

- Тоамасина

252

350

360,6

- Другие порты

79

100

137,4

ВСЕГО

348

468

527,4

Товары выгружены:




- Махаджанга

37

32

30,8

- Тоамасина

748

778

708,9

- Другие порты

48

53

52,0

ВСЕГО

833

863

791,7

1990 (1 000 метрических тонн): товаров погружено - 540; товаров выгружено - 984.

(Данные ООН.)


Сложный рельеф острова, наличие большого количества рек и гор предопределили недоразвитость транспортной сети страны. Строительство автомобильных и железных дорог очень дорогостояще. В целом, при оценке транспортной сети Мадагаскара называется число около 4 000 километров автомобильных дорог, но приятная глазу округлость этих данных наводит на грустные размышления. Еще большие сомнения вызывает то, что в официальных данных не выделяются временные и постоянные дороги. В дождливый период многие дороги на острове перестают функционировать. Постоянные дороги связывают только наиболее крупные города и порты страны.


Традиционно больной темой экономики страны является ремонт дорог. На их восстановление и строительство новых ежегодно выделяются большие суммы, но почему-то получается так, что транспортная сеть от этого слабо меняется. Инвестиции в развитие дорожной сети делаются и на международном уровне, под это берутся специальные кредиты, но дороги остаются примерно всё в том же состоянии.


По оценкам, в стране имеются около 22 000 автомобилей и небольших грузовиков, 2 500 больших грузовых автомобилей и около 500 автобусов. Транспортные компании, в основном, государственные, но есть и небольшие частные.


В стране 1 095 километров железных дорог. Есть две не связанные между собой ветки: из Антананариву и от хромовых месторождений железная дорога идет к порту Тоамасина; на юге железная дорога протянулась от города Фианарантсоа к порту Манакара. Железные дороги давно и однозначно нуждаются в реконструкции.


Характерной чертой автомобильного и железнодорожного транспорта Мадагаскара является его удивительная медленность. Расстояния на острове не очень велики ввиду таковых его естественных размеров, но при переездах приходится находиться в пути неожиданно долгое время. Например, во время поездки по железной дороге из Антананариву в Тоамасина, то есть по дороге № 1 Мадагаскара, в пути нужно провести двенадцать с половиной часов. Дорога очень живописна, но скорость впечатляет не меньше. Переезд на автобусе из Антананариву в город Морондава, расположенный на западном побережье, занимает четырнадцать часов! Опять же - по пути все красиво, но скорость гораздо более изумительна.


Главный порт страны - Тоамасина; на него приходится большая часть внешних операций.


Важную роль на острове играет воздушный транспорт. На Мадагаскаре 211 самолетов и 30 постоянных взлетно-посадочных полос; есть также некоторое - не вполне определенное - количество временных взлетно-посадочных полос. Национальная компания Air Madagascar на 2/3 принадлежит государству и на 1/3 ее совладельцем является Air France.


Говоря в целом относительно транспорта, следует отметить, что, с этой точки зрения, Мадагаскар - классическая страна “третьего мира”. Существующая транспортная сеть его есть во многом наследие колониального периода и не вполне связана с настоящими потребностями населения и экономики страны. Внутренние потребности в перевозках грузов и перемещениях населения не очень велики, и существующая сеть их, скорее, удовлетворяет, но для интенсификации внешнеэкономической деятельности она, конечно, нуждается в радикальной реконструкции. Сам Мадагаскар этого никогда не станет делать, а зарубежные инвесторы с подобными дорогостоящими проектами также предпочитают не связываться.


ВНЕШНЯЯ ТОРГОВЛЯ


Данный раздел отчасти повторяет то, что говорилось о промышленности и сельском хозяйстве Мадагаскара, поэтому акцентируем внимание только на наиболее принципиальных моментах внешней торговли острова.


Сначала некоторые статистические данные:


СТРУКТУРА ИМПОРТА И ЭКСПОРТА (в %)



1965


1985

1988

ИМПОРТ:

- Продукты питания

- Топливо

- Другие первичные продукты

- Транспортное оборудование и механизмы

- Другие готовые продукты


19

5

2

25

48


12

28

4

27

30


5

33

3

37

22

ЭКСПОРТ:

- Топливо, минеральное сырье и металлы

- Другие первичные продукты

- Текстиль, ткани и готовая одежда

- Транспортное оборудование и механизмы

- Другие готовые продукты


4

90

1

1

4


5

86

4

1

8


14

70

3

3

13



ВНЕШНЯЯ ТОРГОВЛЯ: ОСНОВНЫЕ ТОВАРЫ

(МЛН. ФРАНКОВ MG, ИСКЛЮЧАЯ ЗОЛОТО И ТОВАРЫ ВОЕННОГО НАЗНАЧЕНИЯ)



1989


1990

1991

ИМПОРТ:




Химические продукты

81 813,1

116 471,9

88 345,8

Минеральные продукты

71 690,3

187 554,3

144 312,0

Сырая нефть

33 494,0

80 453,5

91 076,9

Текстиль / ткани

11 692,2

13 907,0

12 743,2

Металлопродукты

44 495,9

72 674,3

53 232,1

Машины и механизмы

74 482,6

111 921,7

132 212,0

Электрическое оборудование

39 938,4

53 549,6

43 995,0

Автомобили и запчасти к ним

57 009,3

106 990,9

98 527,0

ВСЕГО (включая другие товары)

548 685,6

881 328,0

785 689,5


ЭКСПОРТ:




Кофе (зеленые зерна)

116 030,0

57 965,5

51 902,0

Ваниль

67 540,4

85 012,3

84 887,0

Сахар

38 594,5

30 400,7

19 125,2

Гвоздика и гвоздичное масло

55 008,0

32 359,4

46 025,6

Нефтепродукты

8 661,7

14 993,9

20 551,5

ВСЕГО (включая другие товары)

506 193,4

460 343,2

559 073,3


Структура импорта и экспорта Мадагаскара типична для стран “третьего мира”. В ней присутствуют все черты, характерные для государства, возобновившего связи с МВФ. В частности, несмотря на отчаянное экономическое положение, все большую роль на острове играет импорт автомобилей, что до неприличия типично для многих африканских стран. При этом в страну завозятся не действительно необходимые автомобили, но самые дорогостоящие модели.


На протяжении многих лет у Мадагаскара почти постоянный торговый дефицит, все более возрастающий в последние годы. Среди причин обычно называют ухудшение состояния мирового рынка кофе, ванили, а также гвоздики. Но основное, скорее, не это, а восстановление связей с Международным Валютным Фондом, которые не могут гарантировать ничего, кроме постоянного дефицита и нескончаемых кредитов, только усиливающих экономическую зависимость страны.


Значимой причиной сокращения валютных поступлений стало ограничение доступа на рынок ЕЭС продукции текстильной промышленности Мадагаскара. Западная Европа резко редуцировала квоты на импорт текстиля со всего мира и стала проводить в этом отношении самую жесткую протекционистскую политику: интересы процветания стран с развитой рыночной экономикой требуют изоляции и защиты от мировых конкурентов.


ОСНОВНЫЕ ТОРГОВЫЕ ПАРТНЕРЫ

(МЛН. ФРАНКОВ MG)



1989


1990

1991


Импорт


Экспорт

Импорт

Экспорт

Импорт

Экспорт

Бельгия +

Люксембург

13 626,6

16 430,0

19 501,6

9 259,4

17 390,5

5 483,1

Франция

190 378,1

144 419,6

259 664,7

126 248,8

246 479,2

143 531,8

Германия

33 560,1

39 942,4

55 554,3

37 211,7

65 454,5

55 810,3

Италия

21 441,5

16 289,1

25 070,7

11 641,0

25 367,0

15 788,9

Япония

34 414,1

54 580,9

53 232,8

41 133,1

51 722,3

47 526,9

Нидерланды

12 460,5

6 393,3

19 501,6

9 259,4

17 390,5

5 438,1

Великобритания

14 909,4

11 242,9

40 560,1

6 960,0

21 787,4

17 086,0

США

25 710,2

63 203,3

34 652,3

77 669,7

53 688,9

77 009,8

ВСЕГО (включая остальные страны)


548 685,6


506 193,4


881 328,0


640 342,2


785 689,5


559 073,3


ОСНОВНЫЕ ТОРГОВЫЕ ПАРТНЕРЫ (МЛН. US $)



1965


1970

1975

1980


СВ*


%

СВ*

%

СВ*

%

СВ*

%

Импорт: всего

138,1

100

170,4

100

366,9

100

676,5

100

Франция

86,4

62,5

93,1

54,7

149,9

40,9

254,2

37,6

США

6,1

4,4

9,7

5,7

14,5

4,0

26,6

3,9

Саудовская Аравия

-

-

1,7

1,0

33,7

9,2

2,1

0,3

Германия

5,7

4,1

15,4

9,1

30,7

8,4

63,8

9,4

Япония

2,1

1,5

4,6

2,7

14,2

3,9

34,4

5,1

СССР

0,0

0,0

0,0

0,0

0,1

0,0

3,2

0,5

Катар

0,0

0,0

5,9

3,5

32,6

8,9

Нет данных

Нет данных




1981


1982

1983

1984


СВ*


%

СВ*

%

СВ*

%

СВ*

%

Импорт: всего

473,0

100

439,0

100

411,5

100

412,2

100

Франция

177,9

37,6

149,0

33,9

146,2

35,5

128,8

31,2

США

20,9

4,4

27,2

6,2

35,2

8,6

50,6

12,3

Саудовская Аравия

11,2

2,4

73,8

16,8

24,4

5,9

24,3

5,9

Германия

47,5

10,1

27,3

6,2

17,6

4,3

16,1

3,9

Япония

14,9

3,1

25,0

5,7

16,9

4,1

13,9

3,4

СССР

4,1

0,9

4,5

1,0

6,7

1,6

2,7

0,7

Катар

Нет данных

Нет данных

12,4

2,8

27,5

6,7

27,4

6,7

* СВ - стоимостное выражение


Данная таблица демонстрирует динамику состава торговых партнеров Мадагаскара. Характерно, что доля новичков в торговле с Мадагаскаром может достаточно быстро расти, что весьма важно для российских компаний. В то же время основной костяк торговых партнеров Мадагаскара остается неизменным. На современном этапе, когда снова стали реанимироваться давние связи с Францией, нет оснований считать, что новички обречены на особый успех в контактах с островом. Скорее, внешнеторговая политика Мадагаскара формируется сейчас в Париже и в кабинетах мадагаскарских марионеток Франции. Это положение, безусловно, временное, но, пока у власти остается нынешнее руководство, оно будет сохраняться.



Чтобы лучше представить динамику отношений Мадагаскара с его торговыми партнерами, стоит учесть приведенные в следующей таблице показатели:


Показатели роста

1965 - 1969


1970 - 1974

1975 - 1979

1980 - 1984

Всего

6,7

10,5

13,7

- 9,4

Франция

2,3

1,5

6,9

- 12,7

США

21,4

15,3

37,0

13,7

Саудовская Аравия

121,4

27,7

Нет данных

61,2

Германия

25,2

9,8

14,4

- 24,1

Япония

17,7

24,8

21,8

- 16,6

СССР

0,0

Нет данных

104,8

- 3,3

Катар

0,0

41,4

Нет данных

Нет данных


Некоторый драматизм изменений связан, в основном, с небольшими объемами внешней торговли Мадагаскара. Заключение любого сколько-нибудь значимого контракта с компанией из новой страны приводит к драматическим скачкам во внешнеторговых показателях. Нет оснований сомневаться, что российские корпорации также могут существенно повысить свои “ставки”, но другое дело - насколько это разумно ?..


ТУРИЗМ


Потенциально Мадагаскар может быть интересным и перспективным местом для туризма. Дешевизна страны, как правило, гарантирует дешевизну сервиса, а это очень существенно не только для российских, но и для западных туристов. Но для интенсивного развития туризма существует масса препятствий, связанных, в основном, с неразвитостью инфраструктуры. Много сложностей и в том отношении, что знаменитая природа Мадагаскара сохранилась весьма неважно и только в редких, удаленных местах. Хотя на острове, действительно, есть все, о чем принято писать в классической страноведческой и туристической литературе, - лемуры, знаменитое дерево путешественников и проч., но в естественном виде все это существует в небольших количествах и не вполне удобных для посещения местах.


Количество иностранных туристов на Мадагаскаре существенно колеблется по годам. В 1983 году их было 15 тысяч, в 1990 году - 39 тысяч, в 1991 году - 22 тысячи, в 1992 году - 35 тысяч.


Есть планы доведения количества туристов до 100 тысяч человек ежегодно, но это, скорее, только планы, хотя для их реализации уже затеяли строительство нескольких новых отелей 4-звездного уровня.


Можно отметить, что в отношении туризма Мадагаскар сильно уступает таким островным государствам как Маврикий, который ежегодно посещают около 250 тысяч туристов, и другим островам Индийского океана. Он значительно уступает и таким странам как ЮАР, Ботсвана, Намибия (хотя в целом они оккупируют существенно иные ниши международного туризма, но отчасти пересекаются с Мадагаскаром). В развитии международного туризма на Мадагаскаре акцент делается на экзотической рыбной ловле, но это не вполне убедительное развлечение, чтобы заставить туристов пересекать половину земного шара исключительно ради этого странного занятия. Учитывая постоянную политическую нестабильность острова, в обозримом будущем он вряд ли сможет привлекать большее количество туристов.


Единственное, что может изменить положение, - это налаживание связей Мадагаскара с ЮАР. В таком варианте количество иностранных туристов в лице белых южноафриканцев может быть достаточно велико, но это станет возможным только в случае широкомасштабного развития связей Мадагаскара и ЮАР.


В то же время нельзя не отметить серьезного противоречия между декларациями о развитии туризма на Мадагаскаре и желательности его интенсификации и реальным положением дел. Попасть туристу на Мадагаскар весьма сложно. Существуют реальные проблемы с получением виз, которые обязательны для всех, независимо от гражданства. По Мадагаскару практически нет столь уважаемых западными путешественниками и отдыхающими туристических пакетов, которые сочетали бы отдых на побережье с турами по острову. Даже из ЮАР, расположенной в непосредственной близости, организовать поездку на Мадагаскар очень сложно.


Интересным противоречием туристического бизнеса Мадагаскара является вопиющее несоответствие дешевизны страны и удручающе низкого уровня доходов ее населения с дороговизной гарантированного качественного сервиса. Если не ставить своей целью возвращение назад к природе, то за туристический сервис приходится платить очень немало. По стоимости туристических услуг Мадагаскар не уступает западным странам, но при этом сохраняется высокая вероятность того, что, несмотря на заплаченные деньги, сервис не будет достаточно качественным.


Все это, естественно, осложняет развитие туризма на острове. В целом, нельзя не заметить, что Мадагаскар - достаточно закрытая страна, где в реальности не особенно приветствуются визиты иностранных туристов. Как это часто бывает в жизни, декларации очень сильно расходятся с реалиями.



ВЫВОДЫ


В данном разделе приведены основные выводы по различным аспектам истории, экономики и политики Мадагаскара, но прежде, чем изложить их, хотим отметить, что, во-первых, часть выводов может показаться мало обоснованными фактическим материалом. Дело в том, что в тексты аналитических справок мы включаем только часть имеющейся информации и просто не в состоянии включить все результаты собственных маркетинговых исследований, ибо в противном случае тексты разрастаются до нескольких сотен страниц. Во-вторых, данная справка ориентирована на общие деловые ознакомительные цели и составлялась без учета специфики деловых интересов конкретных российских компаний. Конкретизация справки есть по сути дело отдельного маркетингового обследования и может быть осуществлена на основании дополнительного запроса российской компании с четким описанием ее интересов на Мадагаскаре, но это уже - совершенно самостоятельная работа.


Два слова о парадоксах и противоречиях Мадагаскара. Да, здесь есть много странного и, казалось бы, взаимоисключающего. Экономика имеет много таких черт, о которых пришлось бы писать слишком детально, чтобы полностью объяснить их. Сделать все это в краткой справке очень сложно, иначе она становится очень большой по объему и не вполне читаемой. Противоречивость экономики и политики Мадагаскара нашли отражение и в выводах, которые приведены в данном разделе, - они могут отчасти противоречить друг другу. Это объясняется еще и тем, что в разных областях экономики и жизни Мадагаскара положение несколько различно.


История Мадагаскара


1. Стоит обратить внимание на то, что до прихода на Мадагаскар западных людей и начала колонизации остров не был диким местом. Местные народы имели государственность, способную усваивать зарубежные новинки в области организации экономики, военного дела и социальной сферы. Очень важно, что государственность местных жителей не была анахроничной и не носила примитивного характера. Она возникла до столкновения с западными колонизаторами и доказала свою способность к саморазвитию и совершенствованию.


2. Очень важно, что даже на самые ранних стадиях освоения острова его жители обеспечивали и, в частности, кормили себя достаточно уверенно. Нет ни одного упоминания о голоде на острове и проблемах с продуктами питания: всегда поддерживалось гармоничное соответствие численности населения и обрабатываемых площадей. Мадагаскар не был самым процветающим государством мира, но он и не бедствовал; технологии производства продуктов питания не поражали своими результатами, но продуктов на острове хватало.


3. После установления на Мадагаскаре западного контроля возникли странные проблемы с питанием. Обрабатываемые сельскохозяйственные площади резко увеличились, но продуктов питания перестало хватать и их приходилось завозить из Франции. Начались реальные проблемы в социальной организации жизни острова, поскольку традиционный баланс сил разных этнических групп, складывавшийся естественным образом на протяжении нескольких столетий, был нарушен. Все говорит о том, что со стороны французских колонизаторов были предприняты самые последовательные шаги по дестабилизации обстановки на Мадагаскаре: его сознательно и на протяжении длительного времени сводили к уровню одного из беднейших государств в мире и столь же сознательно формировали его зависимость от западных стран.


4. Исключительно важно, что на Мадагаскаре был и есть естественный доминант - этническая группа мерина, гораздо более развитая в социальном отношении, чем другие этнические группы острова. Мерина в естественных исторических условиях постепенно завоевывали остальные этнические группы, но при этом не порождали жесткой диктаторской власти и отношение их к иным группам было достаточно разумным.


5. Сколько бы ни пытались разные колонизаторы и их марионеточные ставленники принизить мерина, те все равно остаются наиболее развитой этнической группой, которая может быстро восстановить свое доминирование на острове. Мерина и сейчас не отказались от таких намерений и реализуют их посредством борьбы с различного рода иностранцами на острове.


6. Для Мадагаскара характерен своеобразный “плавильный котел”: на протяжении нескольких столетий на острове проживает большое количество этнических групп (в данный момент - 18). Они достаточно близки друг другу, но полного слияния и формирования некоего усредненного малагасийского народа при этом не происходит - все этнические группы сохраняют свою специфику.


7. Важно то, что Мадагаскар и его население являются государством и людьми не западного типа. К Мадагаскару не применимы западные стандарты, и “примитивность”, “недоразвитость” его есть более дело западной оценки и сознательной политики, направленной против этого государства. В частности, идеи технологического прогресса меньше всего беспокоят жителей Мадагаскара, как и большинство других жителей Африки и Азии, а в бедности они не видят большой беды, равно как и в отсутствии некоторых западных атрибутов, поскольку никогда не генерировали их самостоятельно; западных же людей они воспринимают только как эксплуататоров. Весь мир не обязан быть копией западных стран, и это справедливо не только по отношению к России, но и к Мадагаскару. Важно, что даже в крайней бедности Мадагаскар сохранял свою специфику и не становился убогой карикатурой Запада.


8. Для Мадагаскара характерна достаточно мягкая центральная власть. Его история помнит сильных лидеров - в основном, королей Имерина, да и современников, таких как Рацирака. Но на Мадагаскаре никогда не было диктаторов и слишком жестоких королей типа Шаки Зулу (Южная Африка). История Мадагаскара не знает и столь мощных современных политических лидеров как, например, Амин в Уганде, Феликс Хуфо-Бвани в Кот д’ Ивуаре и им подобные. Любая прошлая и настоящая власть на острове остается достаточно мягкой и имеющей сильную оппозицию. Случаются восстания, которые могут жестоко подавляться, но нет примеров африканских изуверств со стороны местного правителя или ставленника западных государств по отношению к населению острова. Сказанное в полной мере относится и к текущему руководству страны.


9. Для правителей Мадагаскара характерно умелое балансирование между различными внешними силами: таким образом они отстаивают независимость острова и его населения. В частности, весьма тонкой была политика королей Имерина в контактах с англичанами и французами, когда те пытались колонизовать остров. Такого рода балансирование остается характерным и в XX веке. Враги основных врагов Мадагаскара - французов - например, немцы в период Первой Мировой войны, всегда вызывали симпатии местных жителей и считались их друзьями. Это в полной мере характерно и для современного Мадагаскара. Вся история острова в XX веке есть, по сути, череда попыток балансирования между различными силами.


Отношения Мадагаскара с западными странами


10. Мадагаскар - интересный пример островного государства, которое на протяжении длительного времени выдерживает относительно независимую позицию от всех существующих социо-культурных систем: на острове нет явных доминантов; он достаточно поздно стал колонией западной социо-культурной системы (это случилось только в период перехода ее на империалистическую стадию); он в предельно краткие сроки освободился от колониальной зависимости. Он был умеренным последователем всех доминировавших социо-культурных систем - вассалом западной, затем российской с ее коммунистическими идеями, а сейчас попадает в сферу влияния бурской социо-культурной среды. Тем не менее, зависимость Мадагаскара всегда умеренная.


11. С самого начала контактов с западными странами правители Мадагаскара предлагали им налаживать добрососедские и взаимоуважительные отношения. На острове перебывало немало западных людей - португальцев, англичан, французов, но все они воспринимали Мадагаскар и его жителей только как объект эксплуатации. Островитяне интерпретировались западными колонизаторами исключительно как дикари, но и сами воспринимались местным населением, соответственно, исключительно как эксплуататоры.


Подобные отношения сохранились до наших дней, и нет оснований считать, что жители Мадагаскара слишком дорожат своими связями с западными странами. В частности, потери западных людей в коммерческих отношениях с Мадагаскаром вряд ли расстраивают местных жителей - скорее, вызывают радостные чувства. От прибыли западной стороны Мадагаскар никогда ничего не имел. Западные страны и компании на острове были и по-прежнему остаются просто грабителями.


12. Есть большое количество примеров удивительно циничного и жестокого отношения западных людей к населению Мадагаскара: например, предательство английских офицеров, состоявших на службе короля Имерина, во времена войны с французами в конце XIX века, жесточайшее подавление национально-освободительного движения в 1947 году и многое, многое другое. Все это помнится и передается из поколения в поколение местными жителями. Нет оснований считать, что современные западные люди и государства - несмотря на все декларации о правах человека и т.п. - изменили свое отношение к Мадагаскару и его населению. Другое дело, что начиная с середины 1950-х годов у них нет более возможностей применять традиционные военно-колониальные методы насилия, и нынешнее неравноправие отражается, в основном, в экономических отношениях. Нет оснований считать, что жители Мадагаскара изменили свое отношение к западным людям, - нет, они по-прежнему считаются колонизаторами и давние счета предъявляются современным западным людям.


13. Анализ истории Мадагаскара в очередной раз подтверждает весьма тривиальный, но важный вывод: проводя колониальную политику, западные страны часто подавляли естественных доминантов на завоеванных территориях (в частности, на Мадагаскаре - этническую группу мерина).


Примеров подобного поведения западной социо-культурной системы эпохи ее распространения в столкновениях с народами Африки, Азии, Южной Америки - масса. Например, в Руанде и Бурунди Бельгия нарушила традиционный баланс сил между племенами гуту и тутси. Итогом стали беспрецедентные зверства и геноцид, имеющие только одну цель - восстановление баланса сил между племенами.


Нарушение традиционного баланса сил и принижение естественных доминантов колонизуемых территорий объясняется тем, что те являлись наиболее сильными противниками западных колонизаторов и неоколонизаторов, поэтому последние и пытались всячески настроить против них остальную часть населения той или иной территории. Общая история в точности повторилась и на Мадагаскаре.


Такая политика позволяла Западу решать кратковременные задачи подавления сопротивления, но всегда оставалась в высшей степени затратной и недальновидной: борьба против естественных доминантов требует слишком много сил и средств. Пока сохраняется возможность применения насилия, подавления любого выступления в колониях при помощи регулярной армии, особых проблем у колонизаторов не возникает, но в период неоколониализма такая возможность исчезает и приходится вкачивать в марионеточных лидеров все большие и большие средства. Поддержание коррумпированной и слабой власти стоит крайне дорого, и как только ослабевает приток денег от бывшей метрополии или нужно провести естественную смену властей, связанную, например, с физической смертью марионеточного лидера, у метрополии немедленно возникают проблемы. Замечательные примеры такого рода поведения дает Франция.


Итогом описанной политики западных государств по отношению к естественным доминантам ранее колонизованных территорий явилось то, что сейчас сохранение неоколониальной зависимости становится все более сомнительным. По ряду стран можно утверждать, что они только выкачивают деньги из западной стороны, как ранее поступали по отношению к СССР. Как только денежный поток с запада ослабевает, отношения моментально портятся. Похоже, что Мадагаскар - одна из таких стран.


14. Все вышеизложенное - не только теория. Российским компаниям важно учесть, что получаемые таким образом западными компаниями продукция или сырье из бывших колоний в реальности стали очень дорогими. Формально они могут стоить копейки, но на деле это далеко не так, если учесть суммарные затраты на периодические вводы войск, поддержание коррумпированного аппарата чиновников, кредиты, которые никто и никогда не вернет, и многие другие “побочные” траты, которые в 1990-е годы становятся все более и более существенными. Дешевизна продукции, получаемой из бывших колоний, оборачивается невероятной дороговизной. Основные потери, как правило, несет западная страна - бывшая метрополия, пытающаяся удержать свой контроль над страной “третьего мира”. В случае с Мадагаскаром наибольшие потери должна понести Франция.


Чтобы разорвать порочный круг, не беря в то же время на себя непомерных обязательств перед партнером - страной третьего мира, нужно просто перейти на оперирование мировыми ценами и взять ориентацию на приобретение продукции по мировым ценам или на основании разовых, чисто денежных договоренностей, без далеко идущих обязательств относительно построения коммунизма или рыночной экономики на данной территории. Приоритетом номер один должны стать реальные деньги.


15. За годы неоколониализма руководство зависимых от Запада стран выработало исключительно продажный стандарт поведения. Коррумпированность чиновников и руководства стран “третьего мира” общеизвестна. Меньше говорят о том, что это - плод неоколониализма и во многом условие его сохранения. Часто забываемое свойство коррупции - то, что она не знает пределов, и даже если страна “третьего мира” имеет какие-то обязательства перед своими кредиторами, она спокойно забудет о них, если сможет продавать свою продукцию за реальные деньги. Все дело лишь в наличии предложений от альтернативных компаний и стран. Важно учитывать, что сейчас, когда СССР испарился, а на его месте появились Россия + СНГ, которые никому в странах “третьего мира” кредитов не дают, российские компании неожиданно получили много преимуществ и могут вторгаться на неоколониальные рынки достаточно просто. Главное - нужно понять, каким образом это делать, но это особая тема.


Еще раз: коррупция на Мадагаскаре есть результат политики Запада. Когда западные компании горько жалуются на коррупцию, им не надо верить: это их собственное нежно любимое дитя, и только с ее помощью они удерживаются на Мадагаскаре.


16. Пример Мадагаскара и его отношений с Францией демонстрирует удивительно низкие адаптивные способности западных государств и компаний. Широко распространено мнение о том, что западные компании необыкновенно динамичны, а западные страны строят свою политику чрезвычайно разумно. По нашему глубокому убеждению, это чисто идеологические штампы, которые не имеют никакого отношения к реалиям международных экономических отношений. Западные компании категорически настаивают на идиотическом продолжении ситуации XIX века, с метрополиями и колониями. Обратите внимание, что Франция никогда не шла и не идет на перемены в своих бывших и нынешних колониях, которые вполне очевидны и которые лучше делать самим, не доводя ситуацию до кровавых конфликтов. Все перемены там - исключительно итог отчаянной борьбы местного населения. Часто подобный путь модернизации приводит к тому, что Франция теряет все связи с бывшими подконтрольными территориями.


Это - крайне важная черта. Нужно понимать, что французские компании, ориентированные на работу на мировом рынке и в бывших колониях, - вероятно, одни из самых закрытых и коррумпированных компаний в мире. Контакты с ними в высшей степени сложны, и никакой теоретической “рыночной экономики” здесь нет и в помине. Основной путь удержания ими своих позиций на мировом рынке - это попытка изолировать свою бывшую колонию, которая приобрела политическую независимость, и затем подкупать ее государственный аппарат. После отказа от намерений построить коммунизм русские люди почему-то стали верить в идеологические штампы противной стороны, но рыночная экономика - такая же фикция, как коммунизм. Социалистическая экономика, по крайней мере, существовала, и тому есть масса живых свидетелей. Рыночной экономики в строгом смысле, скорее, никогда и не было, и Франция - замечательный пример того.


Характерно также, что западные компании совершенно не готовы к свободной конкуренции на рынках стран “третьего мира”. В частности, это касается, например, производства и продажи кофе на Мадагаскаре: оно там, скорее, вообще не покупается - его просто берут в зачет бесконечных долгов государства, а формирование долгов носит чисто неоколониальный характер. Если же переходить к торговле по рыночным ценам, то западные компании окажутся просто не в состоянии покупать кофе по существующим мировым ценам, чтобы затем производить из него конкурентоспособную продукцию.

Кофе - только частный пример. Наверняка ситуация с остальными видами продукции во многом аналогичная, и Мадагаскар в этом отношении ничем не выделяется из общего неоколониального ряда.


17. В контактах с Мадагаскаром западные люди демонстрировали и продолжают демонстрировать чудеса кальвинизма, а попросту говоря - жадности. В экономическом плане с острова выгребалось и вывозилось всё - и только для себя. Мадагаскар в буквальном смысле подвергался грабежу. Франция не вкладывала в данную территорию практически ничего, и “инвестиции” были сделаны только в подкуп начальства после того, как пришлось перейти от колониализма к неоколониализму. Взятки местным марионеткам были, вероятно, весьма значимой статьей расходов французских и иных западных компаний, но никто и никогда не вкладывал деньги в образование, социальное обеспечение, медицинское обслуживание местного населения.


Невероятную жадность демонстрируют на Мадагаскаре даже современные западные туристы. Они идут на откровенные нарушения местных законов, спекулируя отдельными дефицитными товарами (джинсы, калькуляторы и т.п.). На иностранных туристах держится “черный рынок” валюты. При этом важно учесть, что речь идет об очень мелких для западного человека деньгах, и доходы от такого рода спекуляций вряд ли можно сравнить даже с прибылью советских туристов от поездок в Польшу или Турцию.


18. В последние несколько лет в России шла пропаганда идеализированного западного стандарта: западное - это цивилизованное, разумное и так далее. Реальная работа за рубежом ничего подобного не подтверждает. Опыт Мадагаскара и анализ возможностей работы на нем российских компаний говорит о том, что западная сторона удерживается здесь только благодаря в высшей степени некорректным методам: прежде это были самые примитивные насилие и грабеж, в настоящем - безудержное взяточничество и использование экономического давления.


Начиная работать на рынке Мадагаскара, будьте готовы к тому, что самые дикие люди здесь - не местные, необразованные горные жители. Они просто базисные люди; самые большие дикари же работают во французских и других западных компаниях. Успех на рынке Мадагаскар во многом зависит от адекватного понимания того, что представляют собой западные компании и “эксперты” в этой стране. Идеализм может чрезвычайно дорого обойтись Вашей компании.


Отношения Мадагаскара с СССР и Россией


19. Отношения Мадагаскара с СССР при Президенте Рацираке не стоит воспринимать как реальную попытку изменения курса страны и построения на острове коммунизма, социализма или любого другого идеального общества. Рацирака был не коммунистом, а националистом, проводившим обычную для Мадагаскар политику балансирования между различными внешними силами. В данном случае СССР служил противовесом западным странам, и вдобавок Мадагаскар периодически получал от него отменные подарки за удачные декларации, например, в виде нефти на 240 миллионов американских долларов: СССР был щедрым государством...


Думается, не стоит переоценивать и надежны советского руководства на построение коммунизма на далеком диковатом острове: Рацираку, скорее, поддерживали из-за его антизападной политики. Удастся построить на Мадагаскаре коммунизм или нет, сказать было сложно, но антизападная ориентация правительства Рацираки представлялась в тот период достаточно ценной и сама по себе.


20. Нет оснований считать, что современный Мадагаскар станет портить отношения с Россией: вероятнее всего, они будут развиваться, странным образом сочетаясь с прозападными - и особенно профранцузскими - ориентациями современного руководства страны. Тем не менее, не стоит и переоценивать потенциальные реверансы острова в сторону России: на практике они могут вылиться лишь в очередную попытку получения кредитов или стимулирования выгодных для Мадагаскара и часто бессмысленных для зарубежной стороны инвестиций. Сочетание профранцузской позиции руководства современного острова и его попыток налаживания связей с российскими компаниями и политическим руководством России может показаться парадоксальным, но такого рода парадоксы весьма органичны для Мадагаскара.

Мы бы рекомендовали быть более, чем острожными в такого рода контактах: они могут оказаться ценными с политической, но не экономической точки зрения.


21. Мы бы не стали полностью экстраполировать потенциально хорошие отношения современного руководства Мадагаскара с российскими политическими лидерами на экономические отношения двух стран. Никакие бумаги, подписанные политическими лидерами, не избавят российские компании на Мадагаскаре от жесткой конкуренции с западными компаниями и возможных вполне откровенных экономических диверсий со стороны последних. При этом стоит учесть, что прямой связи между подписанием политических бумаг на высшем уровне и работой государственных чиновников Мадагаскара нет - это совершенно разные аспекты жизни острова.


Современное положение на Мадагаскаре


22. Современный Мадагаскар во многом является продуктом неоколониализма: более, чем полувековое французское прямое доминирование и последующий период неоколониализма сделали страну зависимой в ее внешнеэкономической политике. Различные займы и активная работа французских компаний привели к тому, что остров стал серьезно зависим от иностранного капитала. Экспортные отрасли его, скорее, даже не могут работать так, чтобы это было выгодно Мадагаскару: чем более активно Мадагаскар вовлекается в международную торговлю, тем больше и больше он должен западным странам - это нормальное состояние неоколониальных отношений между государствами.


23. Современное состояние Мадагаскара нельзя воспринимать вне его связи с историей и изменениями в мире в целом. Сколь бы зависимым ни казался современный Мадагаскар, в ближайшей перспективе он станет вполне самостоятельным государством. Это не парадокс, но реалии “третьего мира”.


Независимый Мадагаскар вряд ли будет мощным и процветающим государством - независимый Мадагаскар, скорее, станет государством, с которым ни у кого не возникнет желания связываться. Его независимость - аналог независимости Уганды после Амина или современного стремления к независимости Руанды и Бурунди: в таких странах зарубежным компаниям просто страшно работать. Мощный подъем общественной мысли на Западе в связи с Руандой и Бурунди, объясняется очень просто: дело в том, что такие страны как Бельгия, Франция и ФРГ сделали очень значимые инвестиции в кофейные плантации двух африканских стран, и теперь, наряду с некоторыми другими западными государствами, активно заинтересованы в стабильности Руанды и Бурунди. Пока гуту убивали тутси, но при этом все-таки собирали урожаи, всё было спокойно. Когда же тутси начали убивать гуту, а те побежали в Заир, бросив очередной урожай, это вызвало подъем гуманизма на Западе: тутси традиционно были лидерами и на плантациях никогда не работали, а кофейные зерна для Бельгии всегда собирали гуту - вот и причины обеспокоенности стран “рыночной экономки и информационного общества”.


Мадагаскар идет по такому же пути, что естественно для пост-неоколониальных отношений западных государств и их бывших колоний по всему миру. Обратите на него самое пристальное внимание: российским компаниям, работающим на международном рынке, исключительно важно это учитывать.


Степень независимости многих стран - бывших колоний и неоколоний - зачастую определяется ситуацией внутри западного мира. Для 1990-х годов характерно стремительное ухудшение позиций западных стран по всем показателям, и особенно это свойственно Франции, долгое время удерживавшей свои бывшие колонии достаточно изолированным блоком. С 1993 года неоколониальные построения французов начали стремительно рушиться, и в самом ближайшем будущем можно ожидать разорения крупнейшего французского банка “Лионский Кредит”, фактически являющегося основным колониальным банком страны. Банкротство “Лионского Кредита” станет важным индикатором провала позиций Франции в самых различных колониях, в том числе и на Мадагаскаре. Так что следите за состоянием “Лионского Кредита” и по нему судите о текущей степени зависимости Мадагаскара!


24. Мадагаскар - страна с очень нестабильным политическим курсом, и едва ли не нормой стало его радикальное изменение - от прозападного и профранцузского к просоциалистическому и затем опять к прозападному. Повороты политики Мадагаскара очень круты, но начались они не сегодня и посему завершатся не завтра. Пытаясь разобраться в их логике, мы пришли к выводу, что суть их - только в балансировании между различными странами. На Мадагаскаре очень сильны националистические настроения и все иностранцы воспринимаются одинаково негативно. Туристы не вызывают столь резких эмоций, но те, кто ориентирован на работу на острове, воспринимаются чаще всего как эксплуататоры.


25. Нужно учитывать, что политическая нестабильность на Мадагаскаре может продолжаться неопределенно долго: она есть, скорее, форма самозащиты этого государства от иностранных вторжений разного рода. Аналогичные формы самозащиты находят место во многих африканских государствах, периодически устраивающих на своих территориях аналог ада, который нацелен прежде всего на то, чтобы изжить любых иностранцев. Нестабильность многих африканских стран является средством достижения реальной национальной независимости и поэтому может длиться очень долго. Она может продолжаться до тех пор, пока страна полностью не перестанет вызывать у иностранных государств какой-либо интерес и, как следствие такового, желание превратить ее в свой придаток.


26. Попытки повлиять на политику Мадагаскара реальны. Они дают результаты, хотя и в высшей степени ненадежные. Можно инвестировать деньги и инсталлировать нужных начальников (что и было сделано во время предпоследних выборов Президента и Премьер-министра), но добиться стабильности удобной кому-либо власти на Мадагаскаре практически невозможно (что и доказали последние выборы Президента и Премьер-министра). Это всегда было проблематично, а сейчас - тем более. В период неоколониализма вслед за инвестициями во власть предержащих можно было спокойно грабить страну. В период пост-неоколониализма вслед за первыми инвестициями в марионеток нужно делать все новые и новые - для их поддержания. А между тем “кот давно уже перестал ловить мышей” и существует, похоже, сам по себе и сам для себя.


27. Политическая нестабильность, несомненно, влияет на экономику страны, но данное влияние отнюдь не однозначно. Политическая нестабильность сказывается, прежде всего, на внешнеэкономическом поведении и очень мало - на отраслях, ориентированных на внутренний рынок и связанных с удовлетворением потребностей местного населения. Для российских компаний внутренний рынок Мадагаскара мало интересен. Экспортным же отраслям экономики страны на долгое время гарантирована нестабильность.


28. Зависимость Мадагаскара от западных стран не носит рокового характера. Российские компании могут начинать активно работать на острове в области экспорта сельскохозяйственной продукции и в горнорудных отраслях промышленности. И то, и другое - дело, не вполне простое, но разрешимое, и наверняка найдется немало способов реализации такого рода проектов. Конечно, любой из них нужно рассматривать конкретно.


Финансы и экономика Мадагаскара


29. Экономика Мадагаскара имеет два совершенно различных уровня: внутренний, ориентированный на местный рынок, которого слабо касаются какие бы то ни было внешние события (на него вряд ли влияют даже изменения политической власти в стране); и внешний, дающий стране и ее населению очень немного и который население не в состоянии, пожалуй, самостоятельно воспроизводить, так как на острове нет ни маркетинговой сети, ни денег для развития экспортных отраслей и активного поиска альтернативных партнеров.


Внутренняя экономика Мадагаскара достаточно стабильна, и гарантией сохранения стабильности является ее базисность, совершенно африканская базисность. Внешняя экономика нестабильна и не может стабилизироваться по своей сути. Она крайне зависима от внешних рынков, и если прежде западные компании использовали это для получения продукции по низким ценам и на предельно выгодных для них условиях, то теперь это оборачивается против них же самих - в виде откровенных сложностей в приобретении продукции на острове в целом. Мадагаскар мало что имеет от своего экспорта и поэтому может относиться к нему с нескрываемой небрежностью.


30. Традиционный сельскохозяйственный экспорт Мадагаскара находится в состоянии глубокого кризиса. Кофейные зерна робуста на мировом рынке - не самый большой дефицит. Цена их достаточно высока, а кроме того - часто колеблется, да и пристраивать их непросто. Гвоздика и ваниль, производимые на Мадагаскаре, скорее всего, вообще не имеют перспектив.


Мадагаскар знает отдельные вспышки заработков на производстве цемента, добыче креветок и т.п., но это, действительно, достаточно случайные заработки, которые неожиданного появляются и еще более неожиданно исчезают.


31. Вероятно, Мадагаскар имеет определенные перспективы в горнорудной промышленности: на острове есть различные полезные ископаемые, которые могут представлять интерес для многих компаний и стран. Но и это вряд ли сделает Мадагаскар богаче, поэтому он, скорее всего, всерьез не заинтересован в разработке своих месторождений полезных ископаемых.

...На данную тему сложно говорить вкратце - ее нужно рассматривать специально, в зависимости от конкретных интересов российской стороны.


32. В целом, можно сказать, что экономические перспективы Мадагаскара не самые благоприятные. В частности, совершенно очевидно, что свои долги он не в состоянии вернуть даже в самом-самом отдаленном будущем. Он сможет это сделать только в том случае, если западные валюты постигнет судьба российского рубля, что, скорее всего, и случится через некоторое время: есть немало оснований считать, что в недалекой перспективе мировой рынок может быть сотрясен кризисом, равным финансово-экономической катастрофе 1929 года.


У Мадагаскара нет особых шансов ощутимо повысить уровень жизни на острове, и в таких условиях самое спокойное отношение населения его к экономической деятельности и дальнейшие социально-политические беспорядки гарантированы.


33. Мадагаскар не имеет программы, которая позволила бы ему добиться реальной экономической независимости. Не менее важно, что у него нет даже устойчивых ориентаций на последовательное решение этой проблемы.


34. В случае с Мадагаскаром не стоит отождествлять экономическую и политическую зависимость страны. В экономическом плане Мадагаскар зависим от иностранного капитала, у него громадные внешние долги и так далее. С другой стороны, иностранный капитал зависим от Мадагаскара в не меньшей степени. Западные страны всё не избавятся от навязчивого желания вернуть долги, но наиболее удивительно даже не это: они никак не хотят переориентировать экономики своих стран, чтобы меньше зависеть от природных ресурсов, расположенных в других регионах мира; они не готовы воспринять свои же рыночные принципы и просто покупать сырье, пусть даже у слабых во всех отношениях государств. В результате получается, что наиболее спокойные люди в пост-неоколониальную эпоху - это жители стран “третьего мира”.


Политически Мадагаскар достаточно независим. Его независимость проявляется в периодической реализации потенциальных возможностей студенческих бунтов, забастовок и так далее. В сочетании с почти перманентно слабыми властями и лидерами, которые никогда не становятся диктаторами, это ведет к тому, что в течение самого короткого времени может быть смещено любое правительство, и сколько бы денег не вложили западные страны в его выборы, ничего не помогает. Рацирака столь долго продержался у власти только потому, что разумно выдерживал баланс между СССР и западными странами.


Мадагаскар политически независим своей политической нестабильностью, тем, что он предлагает западным странам тратить все больше средств, не предоставляя им при этом каких бы то ни было гарантий. В период классического колониализма и неоколониализма вложения метрополий приносили реальные плоды - в пост-неоколониальный период надежного и значимого результата они не дают.


Это - нечто новое и весьма забавное в отношениях “сильных” западных государств и слабого “третьего мира”, определяющее множество черт современной международной экономики и, не исключено, обещающее доминировать в перспективе. В такой ситуации российским компаниям имеет смысл быть максимально осторожными с масштабными долговременными инвестициями в страны типа Мадагаскара.


35. Несмотря на весь национализм Мадагаскар не настолько силен, чтобы обеспечить себе экономическую самостоятельность. Он слишком зависим от мирового рынка. Собственную маркетинговую сеть компании Мадагаскара не создают и вяло дожидаются, пока кто-нибудь что-нибудь у них купит. Часть продукции откровенно зациклена на французский рынок.


Трудно сказать, насколько это беспокоило лидеров Мадагаскара прежде. Похоже, только Рацирака пытался как-то решить данную проблему и добиться реальной экономической независимости острова. Первая его попытка не удалась. В современных же условиях Мадагаскар, скорее, не будет вообще ничего делать для достижения независимости во внешнеэкономической деятельности: проще и спокойнее дожидаться провала западной пост-неоколониальной политики. Думается, опыт государств Западной Африки, где позиции Франции радикально ослабли в последние два-три года, учтен на Мадагаскаре.


36. Мадагаскар - безнадежный должник, который не в состоянии никогда и никому вернуть свои долги; нет просто ни одного шанса. Из этого вытекает немало следствий. Одно из них заключается в том, что в подобной ситуации имеет смысл занимать у кого угодно и сколько угодно - это не меняет положения. Если под заем нужны обещания, то они спокойно и без проблем даются. Другое следствие состоит в том, что Мадагаскар не слишком заинтересован в зарабатывании валюты. Он имеет определенный минимум, нужный для того, чтобы покрывать потребности страны в некотором импорте. Если же появится “лишняя” валюта, она уплывет из страны на погашение гигантского долга, или его процентов, или процентов с процентов, и так далее - как бы там ни было, денег на острове не останется. В таком варианте Мадагаскар может равнодушно относиться к самым экономически выгодным проектам международной кооперации: государство живет не реализацией такого рода проектов, а займами. Поймите это простое положение, и оно сослужит Вам добрую службу в контактах с Мадагаскаром.


37. Дальнейшее снижение материального уровня населения Мадагаскара вряд ли возможно: оно и так вышло на предел того, что есть в современном мире (так сказать, штрафная рота перед атакой на восточном фронте - дальше и хуже некуда). Это напрямую детерминирует экономическое поведение жителей Мадагаскара: они совершенно не заинтересованы в развитии внешнеэкономической деятельности. За последние 130 лет контакты с иностранцами принесли острову только угнетение и зависимость даже в обеспечении самих себя продуктами питания. Поэтому не важно, что говорит текущее руководство: оно решает политические задачи и добывает очередные кредиты, большую часть которых само и потребляет. В таких условиях страна будет делать всё новые и новые долги и попытки МВФ эксплуатировать ее традиционными методами вряд ли к чему-либо приведут. Обычно они вызывают только рост цен на продукты питания и товары народного потребления, а на Мадагаскаре в последние годы лишь дают повод к очередным волнениям и могут привести к радикальной замене с таким трудом посаженных Президента и Премьер-министра.


Рекомендации российским компаниям

по работе на Мадагаскаре


Чего не стоит делать


1. Лучший способ сделать принципиально неверные выводы в маркетинговом исследовании по Мадагаскару и, тем более, при построении инвестиционной политики на Мадагаскаре, - это учитывать только современное состояние острова и последние решения как его правительства, так и разного рода западных организаций типа Мирового Валютного Фонда. Это гарантирует полное непонимание ситуации и неверную оценку тенденций, и именно так поступают многие западные аналитики и компании.


Подобный путь гарантирует российской стороне потерю денег вообще или, в лучшем случае, недополучение планируемой прибыли. При проведении маркетинговых исследований по Мадагаскару нужно учитывать константы поведения власть предержащих острова, стремление доминирующей этнической группы мерина к независимости и изящное балансирование правителей острова между различными внешними силами, по крайней мере, с середины XIX века. Только на подобной основе маркетинговая политика в отношении Мадагаскара может быть разумной.


2. Для установления нормальных связей с Мадагаскаром ни в коем случае не стоит пытаться проводить политику неравноправных отношений. Нельзя рассматривать Мадагаскар как недоразвитую страну - он зависим экономически, но не примитивен. Он сильно отличается и от Западной Европы, и от России, но это - государство, имеющее свои стандарты и представления на счет того, как строить общество и развивать экономику. Если российская сторона будет копировать западный подход и рассматривать Мадагаскар только как место получения сверхприбыли, то провал любых инвестиций гарантирован.


Если идти по этому пути, то можно выиграть в отдельной операции, но проигрыш в целом неизбежен. Основная беда западных компаний состоит в том, что они по причине своей невероятной жадности ничего не оставляют в том месте, где сами получают прибыль, и в итоге местное население совершенно не заинтересовано в продолжении контактов. Это же касается и западной элиты, обретающейся в бывших колониях: западные колонисты могут прожить там две сотни лет, но не сделают ни одного шага к пониманию местных людей. В частности, им проще обучать целую страну французскому языку, нежели самим выучить местный язык.


Особенности рынка Мадагаскара и положение в странах “третьего мира” в целом


3. Положение на Мадагаскаре характерно для многих стран “третьего мира”. Их рынки стремительно деградируют, и работать там становится все труднее - это не катастрофа для мировой торговли и международных инвестиций, но индикатор радикальных изменений в мире и в отношениях между странами. До сих пор доминирование западных компаний, рассматривавших весь земной шар лишь как приложение к собственным интересам, было безусловным, но сейчас положение меняется. Западные страны уже не так сильны и не в состоянии оказывать прямое давление везде, где хотели бы, за исключением своих явных вассалов (например, США на Гаити). Западные компании не могут более оставаться продолжением “Министерств Колоний” своих стран, а работать на основании рыночных стандартов они не способны.


Российские компании находятся в более благоприятных условиях хотя бы потому, что имеют колоссальные ресурсы на собственной территории. Для достижения коммерческого успеха им не нужно пытаться копировать западные страны и искать места, где много дешевой рабочей силы и можно не заботиться об охране природы, но при расчете себестоимости выпускаемой продукции нужно учитывать затраты на содержания коррумпированного правительства, периодическую отправку армии для поддержания порядка и демократии, и так далее. Все это - бесперспективная суета.


Очень важно, что Россия никогда и не шла по этому пути. Иностранный отдел ЦК КПСС мало заботился об извлечении экономической выгоды из существования просоветских лидеров во многих странах. Нет СССР, нет КПСС, а в западных государствах практически все осталось так же, как было во времена классического империализма, вплоть до различного рода учреждений, занимающихся делами колоний и бывших колоний. За немногочисленные колонии отчаянно цепляются (пример - Франция). Но главное - то, что западные компании, работающие в странах “третьего мира” и на Мадагаскаре в частности, отнюдь не являются частными компаниями, работающими на основании принципов свободной рыночной экономики. Они, скорее, реализуют политику своих государств в отношении бывших колоний, и по-прежнему вторжение одной из западных стран на новый неоколониальный рынок есть более итог соглашений между государствами - метрополиями. Мадагаскар в этом смысле не является исключением.


Современные российские утопии и реальность Мадагаскара


4. Российские компании, ориентирующиеся на долговременные перспективы и начинающие работать на Мадагаскаре, должны четко осознавать, что никакие теоретические стандарты рыночной экономики здесь не применимы - все это выдумки московских журналистов, вначале взахлеб писавших о коммунизме и промывавших всем мозги в одном направлении, а теперь ругающих его, увлекшись другой фикцией - рыночной экономикой. Поверхностность образования журналистов и суетность их жизни позволяют им питаться фантомами, тем более, что за такого рода вещи они как раз и получают деньги, но представителям российских компаний, занимающимся реальным делом, не стоит обращать внимания на вздор. Рыночной экономики на Мадагаскаре нет, и не нужно пытаться ее там искать или, тем более, “строить” самим.


О маркетинговых обследованиях по Мадагаскару


5. Инвестиции в различные отрасли Мадагаскара обязательно должны предваряться маркетинговыми исследованиями - в противном случае есть неплохая возможность потерять деньги. Ни в коем случае не спешите инвестировать средства в Мадагаскар! Ситуация на острове не вполне ясна и тривиальна, и без предварительной работы по обследованию местного рынка возможны крутые провалы. Исследования должны касаться не только технико-экономических показателей производства той или иной продукции на Мадагаскаре, но и состояния культурных, политических и социальных процессов на острове. Это исключительно важно: технико-экономические показатели могут казаться отличными и перспективными, но очередная смена правительства часто приводит к радикальному изменению внешнего курса и ситуация оказывается неблагоприятной для инвесторов - так бывало не раз. Между тем культурные, этнические, социальные процессы на острове не есть сплошной хаос - они имеют свою логику и вполне поддаются анализу. Логика их далеко не всегда благоприятна для зарубежных инвесторов, но это не значит, что ее следует игнорировать.


6. В зависимости от профиля российской компании и ее специальных интересов, можно найти оптимальные пути налаживания контактов на рынке Мадагаскара. Хотим отметить, что ситуация здесь не однозначная, но и не хаотичная, а выход на местный рынок и установление выгодных для России партнерских отношений не просты, но и не катастрофически сложны - это вполне решаемые задачи.


7. Условия работы российской компании в случае ее постоянного представительства на Мадагаскаре и инвестиций в него и при контактах на уровне отдельной купли-продажи принципиально различаются. В зависимости от потребностей может быть разработана оптимальная стратегия начала работы на острове, но опять-таки - это можно делать только на основании детальных инструкций российской стороны относительно ее реальных целей и задач на данном рынке.


8. Если Ваша ориентация на рынок Мадагаскара не носит случайного характера и Вы действительно планируете относительно стабильную работу или выполнение значимых по объему операций, то начало работы должно быть глубоко продуманным итогом специально разработанной программы. Поймите, пожалуйста, что западные компании отнюдь не мечтают о том, чтобы вступить в свободную конкуренцию с российскими коллегами на принципах рыночной экономики не только где-то “там”, но и на маленьком убогом Мадагаскаре. Они долго эксплуатируют эту страну и вряд ли захотят уступать ее просто так.


Следует учесть, что именно Франция является основным зарубежным инвестором на Мадагаскаре и, хотя ее позиции в 1994 - 95 годах драматически слабеют, она все еще остается здесь достаточно сильной. Дальнейшее ослабление Франции откроет отличные возможности для начала работы на рынке Мадагаскара. О положении Франции в мире можно писать очень много, но это особая тема, которая освещается в аналитической справке по Франции. Здесь же мы повторим только одно: Франция - основной западный эксплуататор Мадагаскара - начала радикально слабеть, что дает возможность наладить устойчивые отношения с островом.


9. Если российская компания ориентируется на стабильную работу на Мадагаскаре, то ей имеет смысл начинать с небольшой тестовой сделки, например, попробовать что-то купить или продать. Это стоит делать не ради купли или продажи как таковой, но ради того, чтобы увидеть своими глазами, как именно делается реальный бизнес на Мадагаскаре. Такого рода опыт будет исключительно ценным для реализации более масштабных сделок.


10. Для российских компаний Мадагаскар может быть привлекателен своей дешевизной: это одна из самых бедных стран мира и, следовательно, рабочая сила здесь дешева. В реальности положение не столь оптимистично: все дешевое - и тем более очень дешевое - часто оказывается весьма дорогим. Дешевизна рабочей силы компенсируется массой негативных и крайне дорогостоящих аспектов ведения бизнеса на Мадагаскаре. Прежде, чем инвестировать деньги в Мадагаскар, мы бы рекомендовали Вам провести детальный анализ реальной, а не номинальной стоимости Вашей планируемой продукции.


Какие российские компании могут быть успешными на рынке Мадагаскара


11. На Мадагаскаре могут достичь успеха российские компании, ориентированные на решение долговременных задач, по крайней мере, глядящие на два - три года вперед и верящие, что Россия и мир будут существовать и через несколько лет. В таком варианте можно начинать контактировать с Мадагаскаром. Он может стать достаточно выгодным и надежным партнером, но для этого нужно приложить некоторые усилия - и дело не ограничивается выгодностью Ваших предложений. Здесь, как и во многих других странах, дело не только, а иногда и не столько в деньгах: существует целый комплекс факторов, которые нужно учитывать в контактах с государственными и частными компаниями острова.


Представительство российских компаний на Мадагаскаре


12. Если российская компания ориентируется на достаточно долговременные контакты с Мадагаскаром, то лучший вариант заключается в создании собственного маркетингового офиса на острове. Это имеет смысл делать, например, тем компаниям, которые собираются покупать кофе, ваниль и другие сельскохозяйственные продукты. Такого рода политика также имеет смысл для горнорудных компаний, даже если они не ориентированы на немедленное начало работы на Мадагаскаре.


Существование собственного офиса позволяет наладить стабильные связи с местными компаниями и постепенно определить реальные, надежные пути кооперации с ними. Ситуация на Мадагаскаре очень нестабильна и требует постоянного учета большого количества часто меняющихся нюансов. Здесь, вообще, многое определяется именно нюансами и оперативностью Вашей реакции на изменения в стране. На практике это можно делать, лишь имея на острове своего постоянно работающего человека. В противном случае Вы гарантированно станете аутсайдером, не способным адекватно и вовремя реагировать на изменения ситуации в стране.



О письменных контактах и их связи с деятельностью на Мадагаскаре


13. Контакты с компаниями Мадагаскара на основании прямых письменных запросов могут быть не только бесполезными, но и откровенно вредными. Причина проста: до 1960 года Мадагаскар был колонией; до 1975 года оставался государством, в котором иностранцы - прежде всего, французы - контролировали большинство контактов с внешним миром. Хотя в период 1975 - 89 годов многое изменилось, после 1989 года во внешней политике и экономике острова опять стали задавать тон западные страны.


Ваш письменный запрос почти наверняка останется без ответа или не будет иметь позитивного отзыва. В лучшем случае, может прийти вежливый, но пустой ответ. Дело в том, что в нынешних компаниях, в той или иной степени ориентированных на внешний рынок и контакты с иностранцами, достаточно много западных специалистов, но даже если их нет, остаются тесные связи с западными компаниями. То, что называется коррупцией, не может не процветать в таких условиях. Западные компании при активной поддержке своих государств очень серьезно поддерживают коррупцию. Именно они являются основным источником последней в Африке и в том числе на Мадагаскаре. С этой бедой сложно бороться где угодно, но если есть сторона, которая активно ее поощряет, то становится совсем плохо.


Излишняя прямолинейность в письменных запросах на Мадагаскар может реально повредить Вашей компании. Не исключено, что Ваш запрос попадет к реальным конкурентам - представителям какой-либо западной компании, работающей на острове. В таком случае может завязаться переписка и от Вас начнут требовать все больше деталей, которые в любой момент могут быть использованы против Вас же.


Некоторые тонкости, которые стоит учесть в работе на Мадагаскаре и контактах с компаниями этой страны


14. Основное, что стоит понять представителям российских компаний, выходящих на рынок Мадагаскара, состоит в том, что работа на нем во многом определяется нюансами и письменные соглашения здесь - пустое место. Положение в стране настолько сложное и перманентно нестабильное, что никакая, пусть даже самая хорошая, бумага не может ничего гарантировать.


15. Представителям российских компаний важно учесть, что иностранцы всегда присутствовали на Мадагаскаре только в качестве внешней силы и в громадном большинстве случаев давили на него. Может быть, единственное исключение составил СССР, который периодически (фактически) дарил Мадагаскару большое количество нефти, давал кое-какие кредиты и учил молодежь острова. Все же остальные эксплуатировали его крайне жестоко.


Население Мадагаскара воспринимает иностранцев как лгунов и эксплуататоров. Естественной реакцией являются попытки использовать деньги иностранной компании и ничего не давать взамен, или же, в крайнем случае, отделаться минимумом. Это - форма защиты и мести коренного населения острова.


Исключительно важно понять, что такая реакция проявляется спонтанно: об этом никто никогда не говорит и сознательно никто ничего подобного не делает - всё реализуется без лишних деклараций. Народ сер, но мудр, а начальники - также часть народа - могут спокойно брать взятки от западных компаний, не проявляя при этом особой активности и продолжая ссылаться на объективные обстоятельства.


Россия никогда не эксплуатировала Мадагаскар, но - вопреки любой логике - она может оказаться в общем ряду иностранных колонизаторов на острове, что гарантирует самое недоброжелательное отношение: масса улыбок и замечательных деклараций, но работать будет нелегко.


16. Мадагаскар - не та страна, где коммерческие вопросы можно решать быстро. Исключение, пожалуй, составляют небольшие разовые операции, которые реализуются при плотном непосредственном контакте с мадагаскарской стороной. Поэтому российским компаниям, которые смотрят только на месяц - два вперед, лучше даже не начинать здесь работать. На Мадагаскаре слишком давний и сложный каскад проблем, где переплелись интересы отупевшего французского колониализма и коррумпированного местного аппарата, мощные стремления к свободе и независимости населения острова, плюс интересы южно-африканских компаний, начинающих постепенно включать Мадагаскар в сферу своих жизненных интересов, - это игра, которую ведут весьма серьезные игроки. Они пребывают в различных состояниях, но гораздо важнее то, что игра началась не вчера и завершится не завтра.


17. Для того, чтобы наладить отношения с Мадагаскаром нового типа - страной, достаточно не зависимой от западных государств и банков - нужно начинать систематическую работу, ничего не дожидаясь. Это дело достаточно долгого времени, и в краткие сроки задачу не решить. Если Вы хотите работать на Мадагаскаре, то нужно начинать работу, не дожидаясь какого-либо улучшения положения на острове (оно может не наступать еще десятки лет).


18. Контакты с Мадагаскаром не вполне просты (и не только для российских компаний) по тем причинам, что положение на острове весьма путанное: государство контролирует здесь очень многое, и часть отраслей - исключительная его монополия, например, экспорт сельскохозяйственной продукции или разработка месторождений полезных ископаемых. Проблема состоит в том, что никогда нельзя точно определить, насколько сильны позиции западных компаний в тех или иных отраслях.


Коррупция - самая больная проблема Мадагаскара. Она активно подпитывается иностранными компаниями, и порой может оказаться, что государственный чиновник в реальности есть служащий западной компании. К большому сожалению, априори это крайне сложно определить.


19. Как нами не раз уже отмечалось, Мадагаскар - страна, не вполне зависимая, но и не вполне независимая (ситуация откровенно противоречива). В итоге часть информации на острове и об острове может просто скрываться. Даже если компании Мадагаскара получат от российской стороны обоснованные и очень выгодные для них предложения, может не последовать никакой реакции. Причина не в том, что на Мадагаскаре не могут считать или не любят деньги, но в том, что островитяне весьма коррумпированы и зависимы от Франции, и порой они больше зарабатывают, как раз игнорируя выгодные предложения “со стороны”.


В этой связи, если российская компания жизненно заинтересована в стабильных контактах с Мадагаскаром и имеет достаточные средства, то, вероятно, лучший способ проникновения на местный рынок - организация выставки своей продукции и / или сервиса. Выставка даст возможность решить основную проблему: информация о видах сервиса и / или продукции российской компании перестанет быть строго конфиденциальной, о ней узнает достаточно большое количество местных компаний и государственных организаций. Это важно по той причине, что государство не занимает откровенно про-западных позиций и при наличии экономически выгодных предложений будет, скорее, реагировать на них позитивно. Самое главное и сложное - чтобы об этих предложениях стало известно.


Такого рода выставка-презентация может быть не очень большой. Основное - в распространении информации по самым различным каналам и возможности личных контактов с представителями компаний Мадагаскара. Личные контакты исключительно важны - на основании только бумаг ничего сделать, скорее, нельзя.


О российских инвестициях в Мадагаскар


20. Зарубежные инвестиции в 1990-е годы достаточно сложны для российских компаний по нескольким причинам. С одной стороны, западные компании сталкиваются с серьезными финансовыми проблемами. В особенности это касается тех, кто работает на колониальных рынках. Очень часто они, сохраняя респектабельный внешний вид, фактически являются банкротами и в таком варианте не могут составлять серьезной конкуренции.


С другой стороны, страны “третьего мира”, коль скоро речь идет об инвестициях именно в них, очень сильно изменились: ни одна из них не хочет более оставаться жертвой; они позволяют инвестировать капитал, а потом дают развиться внутренним проблемам. У западных стран нет выбора: они не имеют достаточного количества ресурсов на своих территориях и вынуждены искать их по всему миру. В силу традиционных стандартов западной социо-культурной системы ее устремления направлены на страны “третьего мира”, где можно (было) дешево получать ресурсы. Прежде такая ориентация давала результаты, но она всегда подстраховывалась возможностью прибытия в страну армии из метрополии для наведения нужного порядка и подкреплялась жестким подавлением местного населения при умелом применении принципа “разделяй и властвуй”.


В 1980-е и, тем более, 1990-е годы положение существенно изменилось. Принципы разделения и властвования стали использовать сами страны “третьего мира”. Они избрали средством борьбы с иностранными экономическими интервенциями тактику превращения собственной территории в крайне непривлекательную. Например, там начинается бесконечный и мало понятный межплеменной конфликт, который может длиться десятки лет, затухая и вспыхивая вновь и вновь.


Мадагаскар в этом отношении - не исключение. У него есть все для того, чтобы процесс распада страны на большое количество слабо связанных друг с другом территорий, каждая из которых вправе отрицать свою причастность к прежним долгам Мадагаскара, начал воплощаться в действительность. Традиционный доминант острова - этническая группа мерина - тем более не имеет отношения к долгам, так как именно она являлась основным объектом колониального и неоколониального подавления.


21. Если российская компания начнет масштабные инвестиции в Мадагаскар или любое другое государство “третьего мира”, пребывающее в аналогичном состоянии, то она легко может стать в один ряд с западными компаниями и империалистическими государствами.


Не думайте, пожалуйста, что термины империализм, эксплуатация и т.п. были исключительно частью коммунистической пропаганды - это реальность множества стран третьего мира”. СССР активно вмешивался в отношения колоний и метрополий и помогал первым реально освобождаться от зависимости, решая тем самым исключительно важную задачу ослабления метрополий. Западные страны, которые держатся не на мифической рыночной экономике, а на своей колониальной системе и неравноправных экономических отношениях, сталкиваются сейчас с совершенно естественными следствиями прошлой политики СССР.


Современное состояние стран третьего мира, когда они сложно управляемы, но берут все новые и новые кредиты, которые вряд ли собираются возвращать (вернуть их крайне сложно, а часто просто невозможно), - это естественное состояние, вытекающее из изменения расстановки сил в метрополиях и (бывших) колониях.


В такой ситуации российский инвестор может оказаться в общем ряду западных компаний, сталкивающихся с “ватным” сопротивлением “третьего мира”: никто не против и все за, но сделать что-либо крайне сложно по миллиону объективных причин социального и природного характера.


22. Российские инвестиции в Мадагаскар возможны, но все зависит от того, в какой области и как именно Вы собираетесь их делать. Очень рекомендуем Вам не горячиться и прежде, чем инвестировать нечто, провести детальные обследования. Ситуация может оказаться не вполне однозначной. В целом, говорить об этом достаточно сложно: нужно знать конкретику и иметь хотя бы минимальный опыт контактов в частной области промышленности или сервиса. Только тогда можно определить оптимальный путь инвестиций и чего реально ожидать российской компании от такого рода деятельности. Вариантов множество: в области горнорудной промышленности можно столкнуться с южно-африканскими конкурентами, которые, как вдруг окажется, уже достаточно давно оперируют на Мадагаскаре; в сфере экспорта сельскохозяйственной продукции, несомненно, нужно ожидать столкновения с американскими и французскими компаниями, искусственно занижающими цены, и так далее.


Мы не думаем, что стоит считать французских или американских коллег, равно как и южно-африканских, непревзойденно развитыми и умелыми. Российские компании вполне могут конкурировать с ними даже на рынке Мадагаскара. Единственное - следует учитывать, что слишком прямолинейное понимание ситуации в экономике и политике страны, несомненно, может привести к провалам.


23. Вопрос о российских инвестициях в иностранные государства и, тем более, государства “третьего мира” в высшей степени сложен. Похоже, что в начальный период экономической экспансии российские компании пытаются воспроизводить тактику западной стороны, к примеру, создают все те институты, которые присутствуют в западной системе (банки, биржи и т.п.), и пускаются в различного рода инвестиционные проекты.


Дело в том, что это - имитация и, как любая имитация, она вряд ли может быть вполне успешной. Инвестиции в Мадагаскар не вполне благоприятны для российской стороны: западные компании работают там в течение долгого времени, они имеют больший опыт и являются реальными, серьезными конкурентами.


Но главное - даже не это. Основное преимущество российских компаний состоит в том, что они выпускают основную массу продукции на своей территории, где могут всё и полностью контролировать: добычу и производство, качество и количество. Зачем это менять? “Третий мир” прошел через длительный период эксплуатации и не склонен более выступать в роли жертвы. Он имитирует привлечение инвесторов, и нестабильность становится нормой: после того, как в страну сделаны значимые инвестиции, там начинаются волнения и совершенно непредвиденные сложности для иностранцев.


Такого рода тактика, к примеру, применяется Китаем с тем лишь отличием, что Китай - могучая социо-культурная система, способная с большими легкостью и успехом лавировать между врагами, то есть между западной и российской социо-культурными системами. Китай может спокойно привлекать иностранный капитал и затем постепенно его национализировать (читай, присваивать).


Примерно такую же тактику пытается использовать Мадагаскар, хотя его лавирование между основными державами и не дает пока абсолютно позитивного результата. Эта тактика прослеживается в текущий период - привлечение иностранных инвестиций без каких бы то ни было гарантий, что эти инвестиции не останутся на бумаге или не осядут в карманах высокопоставленных местных чиновников.


Основное преимущество российских компаний и российской социо-культурной системы - в их самодостаточности. Попытки повторить путь Запада, который многое вынужден делать из необходимости, в наследие от колониального прошлого и в силу своей социо-культурной специфики, не могут дать позитивного результата.


24. Компании России, которые захотят прочно укрепиться на Мадагаскаре и сделают масштабные инвестиции в него, могут столкнуться с серьезным сопротивлением западных “коллег”. Пока деньги будут вводиться на остров, серьезных проблем возникнуть не должно - они появятся позже. Наверняка окажется, что отдельные правительственные чиновники, от которых на Мадагаскаре - как и везде - зависит очень многое, ведут себя странным образом. Другие проблемы будут носить совершенно нелепый и, казалось бы, случайный характер. Это связано с коррумпированностью государственного аппарата: достаточно заплатить лишний раз - и нужный результат на руках. Платить могут Ваши конкуренты: они уже набили руку в этом деле.


Конкуренция западных компаний на Мадагаскаре


25. Российским компаниям, интересующимся Мадагаскаром, нужно учитывать, что они могут столкнуться там с французскими и некоторыми другими европейскими компаниями. Это характерно, например, для экспорта сельскохозяйственной продукции, в частности, кофе. В горнорудной и смежных отраслях промышленности опять-таки, скорее всего, доминируют французы, хотя на 100 % однозначно утверждать мы это не беремся. Несомненно, что в перспективе серьезными соперниками станут горнорудные компании ЮАР, которые сейчас стремительно распространяются по югу Африки и начинают работать в новых и новых странах. Если конкуренция французских компаний - во многом анахронизм и отчаянное положение экономики Франции сделает со временем свое дело, то конкуренция южно-африканских компаний гораздо более серьезна. За их спинами стоит мощное государство, которое провело косметические изменения и благодаря выдвижению черных лидеров делает то, чего не могли сделать западные компании даже в период своего наибольшего распространения в регионе. Мадагаскар долгое время выпадал из поля зрения ЮАР, но это - дело временное.


Автор Д.В. Николаенко

49




Случайные файлы

Файл
332.doc
132824.rtf
ГОСТ Р 51032-97.doc
14016.rtf
180957.rtf