Российский Север в современной геополитике (26566-1)

Посмотреть архив целиком

Российский Север в современной геополитике


Пространства России: ее благо или проклятье?

Знаменитый полярный исследователь В. Стефансон [1] писал, что исторически человечеству хорошо были известны проблемы южных стран. В Египте и Вавилоне были пустыни, но их умели орошать и не стремились к освоению таких "холодных" стран, как Греция и Италия. В свою очередь учёные греки и римляне утверждали, что туманный и морозный климат в местах проживания франков и германцев задерживает высшее развитие человека и что от этих стран и народов едва ли можно ожидать чего-нибудь хорошего.

В места со страшно холодным климатом ссылали нередко опасных граждан Римской империи. Один из них, римский поэт Публий Овидий Назон, с ужасом писал о суровом климате места своей ссылки - территории современной Молдавии:

"...Здесь замерзает вино, сохраняя форму сосуда;
Вынут из кладки - не пьют: колют, глотая куском.
Высказать вам, как ручьи промерзают до дна от морозов
Как из озер топором ломкую воду берут?"

(Цит. по [2, с. 3])

О пространствах России, где "цепенеет оледенелый человеческий дух", говорил Гегель, а его современник И. Форстер писал об обитателях севера Скандинавии как о несчастных и жалких: "Подавленные неблагоприятной природой, они застыли в животном одурении. У них нет способности почувствовать великое и прекрасное, нет других прав, кроме права сильного; они отвыкли от человечности и сострадательной любви" (пит. по [3, с. 42]).

Выдающийся мыслитель того же времени И. Гердер, описывая черты лица народов, "живущих вблизи Северного полюса", отмечал: "Чем севернее, чем дальше в глубь калмыцких степей, тем более плоски и дики черты лица - на северный или калмыцкий лад" [4, с. 144]. Правда, в другом месте Гердер критиковал попытки приложения законов холода к объяснению физиологических феноменов. Что касается збщих выводов, которые делались на основании такого, взятого изолированно, принципа или даже его частичного применения на целые народы, на большие области Земли и, более того, на тонкую сферу деятельности человеческого духа, то следует жазать: "Чем более остроумно, чем более систематично продумывали и формулировали подобные выводы, тем рискованнее были они. Их шаг за шагом опровергают 1римеры, взятые из истории, даже физиологические аргументы, - потому что одновременно действует много сил, даже много противоречивых сил" [4, с. 205].

Но всех мыслителей прошлого в рассуждениях о роли холода в жизни народов превзошел наш современник В. Клименко. «Никогда еще, - пишет он, - великие цивилизованные идеи не приходили из стран с коротким летом и восмимесячной зимой. Наоборот, история показывает, что из этих стран в периоды климатических опти-мумов и локальных демографических взрывов приходили только "лихие люди", способные лишь к насилию и бессмысленному разрушению и в лучшем случае к растворению в более благоприятной среде» [5].

Гордый своей причастностью к цифрам и расчетам, Клименко свысока взирает на пространства России, приходя к выводу о непригодности 11 млн 57 тыс. км2 из ее 17 млн км2 для постоянного проживания населения. По меркам Клименко, население не должно существовать там, где среднегодовая температура ниже -2°, а высота над уровнем моря выше 2000 м. Другим странам, согласно Клименко, повезло больше. В Бразилии таких непригодных площадей, по его подсчетам, только 46 тыс. км2, в Индии - 39 тыс. км2, в Аргентине - 33 тыс. км2, в Казахстане их всего 10 тыс. км2, в Судане лишь 2 тыс. км2, а в Австралии едва наберется 1 тыс. км2 [5].

Если следовать Клименко, то подлежащими эвакуации населения окажутся Николаевск-на-Амуре (среднегодовая температура -2,4°), Братск (-2,6°), Чита (-2,9°), расположенный на широте Киева Кызыл (-4,5°), вся Северная Монголия и даже лежащий на широте Парижа китайский город Хайлар (-2,6°). Выходит, нельзя жить не только в сибирской тайге, но и в степях и полупустынях Тувы, где население разводит верблюдов и выращивает бахчевые культуры. А вот юг Камчатки заселению подлежит (станция Озерная +1,3°), как и тундры Кольского полуострова (Мурманск -около 0°). Ведь используемая Клименко в качестве показателя суровости климата низкая среднегодовая температура воздуха отражает прежде всего его континентальность.

Многим нашим современникам кажется, что в стремлении человечества к своим высокоширотным пределам достигнута последняя черта, за которой царит неодолимый холод. Расхожими стали в последние годы представления о пространствах России как о ее "зле и проклятье". На их преодоление нужно тратить много усилий, сооружать сложную инфраструктуру, содержать громоздкий бюрократический аппарат. "Мы отдаем нашим необъятным просторам больше, чем мы получаем от них, они как бы высасывают соки из организма страны, постоянно подталкивая ее на путь экстенсивного развития. И если бы за Уралом плескался океан, Россия уже давно была бы полноправным членом сообщества цивилизованных стран", — пишут географы А. Трейвиш и В. Шупер [б].

Последовательно и настойчиво внедряется мысль, что из-за бездумного освоения Севера обезлюдели брошенные деревни центральных районов и даже города Московского и Ленинградского регионов [7]. В Государственном Комитете РФ по вопросам развития Севера создан отдел переселения северян. Заместитель его начальника пишет, что выселение людей с Севера позволит высвободить значительные государственные средства, поскольку годовые затраты на содержание северянина достига'ют сегодня 12-13 тыс. деноминированных рублей в год [8]. Подобные суждения не сопровождаются никакими балансовыми расчетами, показывающими, сколько же приносит или мог бы принести северянин стране и как соотносятся затраты на северянина с 60% валютных поступлений, даваемых Севером государству.

Главная черта России - безлюдность громадных пространств. После распада СССР Россия все еще занимает 12% земной суши. Почти половина ее пространств не отягощена аитропогенной и техногенной нагрузкой. Это значит, что, пролетая над ними на самолете или рассматривая их аэрокосмические снимки, невозможно обнаружить следов человеческой деятельности - населенных пунктов, дорог, водохранилищ, линий электропередач, возделанных полей. На Севере таких площадей насчитывается всего 2.8% [9, 10].

Если на карте современной России провести линию Архангельск - Хабаровск, то она приблизительно разделит страну на две равные части. На пространстве правой северо-восточной половины карты окажется при этом около 7 млн человек. Это примерно 5% населения России, а 95% ее жителей дислоцировано юго-западнее, на левой половине карты. Правая половина карты и есть Российский Север. Редкие поселки и города можно сравнить с островками в океане. Преодоление пространств между ними наземным путем смертельно опасно. Административно-территориальные границы условны и не имеют никакого реального значения.

Плотность населения в Тюменской области, Красноярском и Хабаровском краях составляет 1-2 человека на 1 км2, в Магаданской области - 0,3-0,4 человека на 1 км2. Все население огромной Якутии (почти 1/5 часть России) не превышает 1 млн человек. Еще менее заселены -некоторые автономные округа: Эвенкийский, Таймырский, Корякский, где на одного человека приходится уже по 10-50 км2. Житель Российского Севера в 100-200 раз богаче природно-территориальными ресурсами и жизненным пространством, чем среднестатистический житель планеты.

Чтобы представить разбросанность и немногочисленность северного населения, приведу пример Диксонского района Таймырского автономного округа. Этот округ по площади больше Украины и Белоруссии вместе взятых. Одним контуром пересекающих его гор Бырранга можно свободно накрыть Кавказ. Под стать округу и площадь Диксонского района, превышающая Московскую область. Но в отличие от нее все население Диксонского района городское, сельского нет. Оно сосредоточено в одном городе Диксоне и составляет 1,6 тыс. жителей. От Диксона до центра Таймырского округа Дудинки надо лететь несколько часов вертолетом. Расстояние до нее такое же, как от Новгорода или Тамбова до Москвы. А жителей в Дудинке чуть меньше, чем в подмосковной Истре, - 35,5 тыс, человек.

С юга к Таймырскому округу примыкает Эвенкийский автономный округ. По площади он меньше Таймырского, но больше всей Украины и Молдавии. На территории Эвенкийского округа живут всего 22,6 тыс. человек.

Вот численность населения (тыс. человек) некоторых известных городов Российского Севера [11]: Дудинка - 35,5; Игарка - 18,2; Анадырь - 13,5; Черский - 8,2;
Тикси - 7,8; Тура - 6,1; Среднеколымск - 4,8; Нижнеянск - 2,7; Верхоянск - 1,9; Диксон- 1,6.

Из всех городов Сибирского Севера выделяется своей численностью Норильск. Вместе с пригородами его населяют 260 тыс. человек, из них в самом Норильске живут 163,4 тыс. человек.

Ни в одной стране не сохранилось столь обширных площадей с незаселенной, а значит, еще неразрушенной природной средой, как в России в ее северных и восточных владениях. Глобальная роль России в том и состоит, что она своего рода биосферный резерват земного шара. Именно ее холодные консервирующие пространства являются главным поставщиком кислорода планете, а не тропические леса, которые больше расходуют кислород на процессы гниения, чем производят его. С позиции национального богатства завтрашнего дня сохранившаяся природная среда и красота /территории станут главной ценностью любой страны. Уже сейчас для многих стран нетронутые ландшафты представляют не меньшие богатства, чем их недра. За их чистую воду и чистый воздух ожидаются главные войны XXI века. Цена жизненного пространства растет гораздо быстрее добываемого посредством его разрушения сырья. Сырье можно будет заменить другим, ненарушенную территорию заменить будет нечем.


Случайные файлы

Файл
36600.rtf
77562-1.rtf
41594.rtf
138634.rtf
147920.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.