Ось Москва-Тегеран (24686-1)

Посмотреть архив целиком

Ось Москва-Тегеран

 Центр Специальных Метастратегических Исследований подготовил проект "Геополитическое будущее России". Этот текст, обобщающий результаты нескольких лет интенсивных разработок, является реферативным изложением Евразийской Доктрины в ее актуальном виде с подробным рассмотрением геополитических, стратегических, правовых, этических, военных и экономических реформ, альтернативных как прошлому коммунистическому, так и настоящему либеральному политическому курсу России. Это ни больше ни меньше как проект создания Новой Империи. Ниже мы публикуем одну главу из раздела "Предел Мира" данного проекта. Желающие ознакомиться с полным текстом "Геополитическое будущее России" могут обратиться в редакцию "Элементов".

 1. Исламский союзник России

Политика Евразийской Империи и южном направлении должна ориентироваться на твердый континентальный альянс с той силой, которая удовлетворяет и стратегически, и идеологически, и культурно общей евразийской тенденции антиамериканизма. Принцип "общего врага" здесь должен быть решающим фактором.

На Юге Евразии существует несколько геополитических образований, которые могли бы теоретически выступать в роли южного полюса Новой Империи. Так как Индию и Китай следует отнести к зоне Востока и связать с перспективой паназиатской интеграции, то остается только исламский мир, простирающийся от Филиппин и Пакистана до стран "магриба", т.е. Западной Африки. В целом вся исламская зона является естественно дружественной геополитической реальностью по отношения к Евразийской Империи, так как исламская традиция:, более политизированная и модернизированная, чем большинство других евразийских конфессий, прекрасно отдает себе отчет в духовной несовместимости американизма и религии. Сами атлантисты рассматривают исламский мира в целом как своего потенциального противника, а следовательно, Евразийская Империя имеет в его лице верных потенциальных союзников, стремящихся к единой цели — подрыву и в перспективе полному окончанию американской, атлантистской доминации на планете. Было бы идеально иметь интегрированный исламский мир как южную составляющую всей Евразийской Империи, простирающуюся от Средней Азии до Западной Африки, религиозно единую и политически стабильную, основывающую свою политику на принципе верности традиции и духу. Поэтому в дальней перспективе Исламская Империя на Юге ("новый халифат") может стать важнейшим элементом Новой Евразии наряду с Европейской Империей на Западе, Тихоокеанской на Востоке и Русской в Центре.

 

2. Версии современного ислама

Однако в настоящий момент исламский мир крайне разобщен и внутри его существуют разнообразные идеологические и политические тенденции, а также противоположные друг другу геополитические проекты. Самымы глобальными являются следующие течения:

  1. иранский фундаментализм (континентального типа, антиамериканский, антиатлантистский и геополитически активный),

  2. турецкий светский режим (атлантистского типа, акцентирующий пантюркистскую линию),

  3. панарабизм, проповедуемый Сирией, Ираком, Ливией, Суданом, отчасти Египтом и Саудовской Аравией (довольно разноплановые и противоречивые проекты в каждом конкретном случае),

  4. саудовский ваххабитский тип фундаментализма (геополитически солидарный с атлантизмом),

  5. разнообразные версии "исламского социализма" (Ливия, Ирак, Сирия, модели близкие к панарабизму "левого" толка).

Сразу ясно, что чисто атлантистские силы в исламском мире, будь они "светскими" (как в случае Турции) или исламскими (в случае Саудовской Аравии), не могут выполнять функцию южного полюса Евразии в глобальном проекте континентальной Империи. Остается "иранский фундаментализм" и "панарабизм" (левого толка).

 

3. через Иран к теплым морям

С точки зрения геополитических констант, приоритетом в этом вопросе обладает, безусловно, Иран, так как он удовлетворяет всем евразийским параметрам — это крупная континентальная держава, тесно связанная со Средней Азией, радикально антиамериканская, традиционалистская и акцентирующая одновременно "социальный" политический вектор (защита "мустазафов", "обездоленных"). Кроме того, Иран занимает такую позицию на карте материка, что создание оси Москва— Тегеран решает огромное число проблем для Новой Империи. Включив Иран в качестве южного полюса Империи, Россия мгновенно достигла бы той стратегической цели, к которой она шла (неверными путями) несколько столетий выход к теплым морям. Этот стратегический аспект — отсутствие у России такого выхода — был главной козырной картой атлантистской геополитики еще со времен колониальной Англии, которая полностью контролировала Азия и Восток, пользуюсь именно отсутствием у России прямого доступа к южным берегам континента. Все русские попытки выйти в Средиземноморье через Босфор и Дарданеллы были стремлением к соучастию в политической организации прибрежных районов Евразии, где безраздельно властвовали англичане, легко пресекавшие любые попытки русской экспансии через контроль над этой береговой зоной. Однако, даже если бы России удалось это осуществить, атлантистский контроль над Гибралтаром всегда оставался бы препятствием для действительно крупномасштабных морских операций и не дал бы России подорвать английское могущество. Только Иран, континентально примыкающий к России и выходящий непосредственно в Индийский океан, и тогда и теперь мог и может быть радикальным решением этой важнейшей геополитической проблемы. Получив стратегический доступ — в первую очередь военно-морские базы — на иранские берега, Евразия будет в полной безопасности от стратегии "кольца анаконды", т.е. от реализации традиционного атлантистского плана по "удушению" континентальных пространств материка через захват прибрежных территорий по всей протяженности Евразии, и особенно на Юге и Западе.

Создание оси Москва — Тегеран разом рассекает "анаконду" в самом уязвимом месте и открывает России безграничные перспективы к приобретению все новых и новых плацдармов внутри и вовне Евразии. Это — самый существенный момент.

 

4. Среднеазиатская Империя

С другой стороны, существует проблема бывшей советской Средней Азии, где сегодня конкурируют три геополитические тенденции — "пантюркизм" (Турция, атлантизм), "ваххабизм" (Саудовская Аравия, атлантизм) и "фундаментализм" (Иран, антиатлантизм) и "фундаментализм" (Иран , антиатлантизм). по вполне понятным причинам "панарабизма" среди тюркоязычных в большинстве своем народов Средней Азии быть не может. Наличие же параллельно с этим мощной прорусской ориентации также следует принимать в расчет, но трудно себе представить, каким образом эти исламские регионы с пробуждающимся национальным самосознанием смогут снова примкнуть к России бескровно и безболезненно. Совершенно очевидно, что среди "непромосковских" тенденций Новая Империя может опираться только на проиранскую ориентацию, которая выведет этот регион из-под прямого или косвенного контроля атлантистов. Одновременно с этим прочная ось Москва—Тегеран снимет все противоречия между русофильством и исламизмом (иранского типа) сделает из них одну и ту же геополитическую тенденцию, ориентированную и на Москву и на Тегеран одновременно. Параллельно с этим такая ось автоматически означала бы прекращение гражданского конфликта в Таджикистане и Афганистане, которые подпитываются только за счет геополитической неопределенности этих образований, раздираемых противоречиями между исламско-иранским фундаменталистским вектором и тяготением к России. Естественно, на фоне такого противоречия обостряются и мелкоэтнические трения, а также облегчается деятельность атлантистских "агентов влияния", которые прямо или косвенно (через Турцию и Саудовскую Аравию) стремятся дестабилизировать внутриазиатские пространства в их ключевых центрах.

Иран геополитически и есть Средняя Азия, точно так же, как Германия есть Средняя Европа. Москва как центр Евразии, ее полюс, должна в рамках Новой Империи делегировать Тегерану миссию наведения "иранского мира" ("Pax Iranica") на этом пространстве, организацию прочного среднеазиатского геополитического блока, способного противостоять атлантистскому влиянию во всем регионе. Это означает, что будет резко прерваны пантюркистская экспансия, а также финансово-политическое вторжение саудитов. Традиционно враждебный и Турции и Саудовской Аравии Иран выполнит эту функцию гораздо лучше, чем русские, которые решат свои геополитические проблемы в этом сложном центре только с помощью стратегического участия иранской стороны. Но здесь, как и в случае с Германией, речь не должна идти о создании Иранской Империи или об "иранизации" Средней Азии. Следует говорить о "Среднеазиатской Империи", которая на федеральных началах смогла бы интегрировать различные народы, культуры и этносы в единый южный геополитический блок, создав, тем самым, стратегически однородное, но этнически и культурно многообразное исламское образование, неразрывно связанное с интересами всей Евразийской Империи.

 

5. Армянский вопрос

В вопросе оси Москва — Тегеран важное место занимает армянский вопрос, так как он традиционно служит центром дестабилизации в Закавказье. Надо заметить, что армяне — арийский народ, ясно осознающий свою иафетическую природу и родство с индоевропейцами, особенно азиатскими — т.е. с иранцами и курдами. С другой стороны, армяне — народ христианский, их монофизитская традиция вписывается именно в общий настрой Восточной Церкви (хотя она и прознана Православием еретическим течением), и геополитическая связь с Россией осознается ими очень живо. Армяне занимают земли крайней стратегической значимости, так как через Армению и Арцах лежит путь из Турции в Азербайджан и далее Среднюю Азию. В оси Москва — Тегеран Ереван автоматически становится важнейшим стратегическим звеном, дополнительно скрепляющим Россию с Ираном, и отрезающим Турцию от внутриконтинентальных пространств. При возможной переориентации Баку с Анкары на Тегеран в общем проекте Москва — Тегеран быстро разрешится и карабахский вопрос, так как все четыре стороны будут жизненно заинтересованы в немедленном установлении стабильности в столь важном стратегическом регионе. (В противном случае, т.е. при сохранении протурецкой ориентации Азербайджана, эта "страна" подлежит расчленению между Ираном, Россией и Арменией.) Почти то же самое относится и к другим регионам Кавказа — Чечне, Абхазии, Дагестану и т.д., которые будут оставаться зонами конфликтов и нестабильности только при столкновении в них геополитических интересов атлантистской Турции с евразийской Россией. Подключение сюда иранской геополитической линии мгновенно лишит всякой правдоподобности видимость столкновения между "исламом и православием" на Кавказе, которую пытаются придать конфликтам в этой области турецкие и российские "агенты влияния" атлантизма, и восстановит мир и гармонию.


Случайные файлы

Файл
164122.rtf
179141.rtf
VSP.DOC
59433.rtf
3271-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.