Эстония

ВВЕДЕНИЕ

После достижения независимости перед Эстонией встала непростая задача: экономическая система, доставшаяся в наследство от Советского Союза, разваливалась буквально на глазах: пустые полки магазинов, качество товаров, не выдерживающее никакой критики, талоны, очереди, обесценивающийся с каждым днем рубль-вот лишь некоторые приметы совсем недавнего времени. Естественно, долго это продолжаться не могло, была необходима коренная реформа всей экономической системы. И одной из задач реформы стала радикальная переориентация денежной политики государства.

Деньги-это общепризнанный двигатель экономики, эффективная денежная система явлеется необходимой предпосылкой экономического роста. Переход к сбалансированному денежному обращению и проведение самостоятельной денежной политики стали возможны в Эстонии лишь после введения собственной валюты. Именно поэтому основное внимание в работе я уделил вопросу подготовки и проведения денежной реформы-одному из наиболее значимых и, пожалуй, наиболее успешному событию всей экономической политики Эстонии последних лет.

Возможно, мой взгляд на реформу покажетя в чем-то недостаточно критическим, но при анализе из исходил из того, что победителя не судят. И раз эстонская крона, в жизнеспособность которой в свое время не верил почти никто, держится уже четвертый год, значит реформа была поготовлена хорошо, а отдельные недочеты не были существенными. В других же вопросах я всегда старался выделить как положительные, так и отрицательные стороны.

Большое значение в работе уделено взаимосвязи денежной политики с другими направлениями экономической политики государства. И это не случайно: деньги имеют ценность лишь постольку, поскольку они связаны с каким-либо материальным обеспечением. С другой стороны, полноценное обращение капитала не возможно без системы финансовых институтов. Поэтому если денежную политику рассматривать вне всякой связи с производственной, инвестиционной и банковской политикой, то вряд ли такой анализ окажется достаточно объективным.

1. ДО РЕФОРМЫ

После прихода к власти Горбачева и начала либеральных реформ независимость Эстонии стала гораздо более реальной целью, чем в прошлые годы. Впервые вопрос о суверенитете республики был поднят в 1987 году в одной из тартуских газет, а уже весной 1988 года правительство Эстонской ССР сформировало рабочую группу, целью которой была разработка программы экономической самостоятельности [1,c.3]. И хотя союзные власти резко осудили происходящее в Эстонии, существенного сопротивления переменам оказано не было.

Все в республике прекрасно понимали, что политическая независимость не возможна без экономической самостоятельности. Так появилась IME-программа республиканского хозрасчета. И хотя ей не суждено было воплотиться в жизнь, именно отсюда началась дискуссия о путях эстонской экономики и о перспективе введения собственной валюты, призванной устранить инфляционное воздействие с востока (большей частью в виде скрытой инфляции), гарантировать эквивалентный обмен, основанный на спросе ипредложении, преодолеть назревавший кризис наличности.

Впрочем, единого мнения по поводу собственных денег в то время не было: все были едины во мнении, что рубль не является полноценной валютой, но в вопросе о том, что должно прийти ему на смену, имелись значительные разногласия.

Некоторые экономисты предлагали перед проведением денежной реформы ввести систему платежных чеков [1,c.4], призванных защитить внутренний рынок более благополучной в экономическом смысле Эстонии от покупателей из России и других республик (впоследствии такую систему избрали Украина, Грузия и др.). Достоинством этого пути было то, что в случае успеха введение кроны было бы гораздо менее рискованным, а в случае неудачи оставалась бы еще одна попытка. Однако, такой вариант не решал многих существенных проблем (в частности, вопрос конвертируемости чека и доверия к нему вызывал вполне обоснованные сомнения), поэтому так и остался на бумаге.

Другим вариантом был выпуск в обращение, наряду с инфляционным советским рублем, конвертируемого рубля, которым предполагалось выдавать часть зарплаты. Подобная система имела место в Советском Союзе во времена НЭП-а, когда одновременно были в обращении и совзнак, и обеспеченный золотом червонец [1, c.4]. Модификацией этого плана было введение параллельного обращения рубля и кроны, однако в условиях нестабильности этот план не гарантировал устойчивость кроны.

В 1989 году было предложено выпустить в обращение параллельно в качестве официальных платежных средств крону и финскую марку (по курсу 1:1). Подобная ситуация имела место после провозглашения Эстонской республики в 1918 году [1,c.5]. Однако, не будем забывать: в 89-м году Эстония входила в состав СССР, где никто не отменял статью за нарушение правил о валютных операциях. Кроме того, хоть марки и ходили в то время в Эстонии в большом количестве, для нужд государственной денежной системы это была капля в море.

В 1990 года один из экономистов пошел еще дальше и предложил использовать финскую марку как единственное законное платежное средство [1, c.5]. И хотя это предложение не было лишено остроумия, его воплощение представлялось весьма сомнительным. Даже если предоложить, что самостоятельное регулирование денежной эмисии-это роскошь, без которой Эстония в то время вполне могла обойтись, при этом варианте все же остаются нерешенными некоторые серьезные проблемы. Валютный резерв республики находился в то время за границей, просто так никто бы Эстонии марок не дал, а заработать их самим в условиях централизованного регулирования экспорта и закрытых границ было весьма затруднительно.

Весьма интересным было предложение международной группы, предполагавшее взятие кредита в размере 600 млн. шведских крон, которые должны были стать покрытием кроны, и наделить исключительным правом эмиссии валютный совет из 3 шведских и 2 эстонских представителей. Однако, этот проект не нашел поддержки в правительстве и встретил противодействие Банка Эстонии, который был устранен из системы регулирования денежного обращения. Кроме того некоторые экономисты считали что сумма займа является недостаточной [1, c. 5-6]. Немаловажным был и вопрос залога.

Как мы видим, эти варианты были слишком радикальны для союзной республики, но не отвечали многим требованиям, предъявляемым к валюте независимого государства. И после того, как в апреле 1990 года был объявлен переходный период к восстановлению независимости, выбор был окончательно сделан в пользу полноценной национальной валюты. В июле того же года Банк Эстонии создал рабочую группу по подготовке реформы [1, c.6].

2. ДЕНЕЖНАЯ РЕФОРМА КАК ВАЖНЕЙШИЙ УСПЕХ ДЕНЕЖНОЙ ПОЛИТИКИ ЭСТОНИИ

2.1. ПОДГОТОВКА РЕФОРМЫ.

Не секрет, что денежная реформа-это отнюдь не простой обмен денег. Для того, чтобы новая валюта стала действительно жизнеспособной, экономическая политика должна была обеспечить решение целого ряда проблем. И вот важнейшие из них:

2.1.1. Достижение ценового равновесия. Перед проведением обмена денег Эстония нуждалась в существенных макроэкономических преобразованиях, связанных с переходом от командной экономики к рынку. И одной из наиболее болезненных проблем на этом пути была реформа цен. В условиях централизованного планирования цена товара или услуги не связана ни с равновесием спроса-предложения, ни с производственными издержками. Это неизбежно приводило к острому дефициту одних товаров, в то время как другие, которые никто не хотел покупать, пылились на магазинных полках. И если Советский Союз мог позволить себе такую роскошь как миллиардные дотации, то для маленькой Эстонии продолжение подобной политики грозило экономической катастрофой.

Кроме того, экономика всех советских республик ориентировалась в то время на дешевое российское сырье и энергоносители, что вело к неэффективному расходованию ограниченных ресурсов. Опыт Литвы, оказавшейся после провозглашения независмости в марте 1990 года в условиях энергетичесуой блокады, показал, насколько порочна подобная практика. В этих условиях только коренная реформа ценообразования могла смягчить неизбежный в будущем переход на мировые цены.

Если добавить к этому очереди, которых прежде Эстония не знала, отсутствие в магазинах самого необходимого, талоны на масло, сахар и мыло, то вывод напрашивается сам собой. Ни экономическая самостоятельность, ни нормальная финансовая система не могут иметь места в условиях, когда деньги не выполняют ни одной из своих трех функций: ни средства накопления (из-за недоверия к деньгам запасы в основном делались в виде крупы, мыла или носок), ни меры стоимости (как я уже сказал, цена товара не говорила ни о чем), ни средства обмена (распространение бартера и все возрастающее количество талонов ясно свидетельствовали об этом).

В этих условиях правительство Эстонии решилось на крайне непопулярный, но единственно возможный шаг. 15 октября 1990 года цены на продовольствие поднялись в 3-4 раза, подорожание промтоваров было менее резким, но все же весьма ощутимым. Компенсации распространялись только на детей, пенсионеров, инвалидов и многодетных матерей, причем размер пособия (60 рублей) был более чем скромным.

Пожалуй, в случае с повышением цен наиболее ярко проявился конфликт финансовой политики и политики социальной защиты. Однако печальный опыт Украины, Белорусии и многих других государств еще раз свидетельствует: за все в этом мире надо платить, даже за отсрочку оплаты. Ни одно из постсоциалистических государств не избежало роста цен, и в конечном итоге чем раньше страна прошла через это, тем легче был выход из кризиса.


Случайные файлы

Файл
18147.rtf
102343.rtf
82150.rtf
141253.rtf
95176.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.