Организация наступательного боя с задачей овладения крупным городом (20591)

Посмотреть архив целиком


Организация наступательного боя с задачей овладения крупным городом


Опыт наступательных боев в ходе Великой Отечественной войны дает возможность сделать некоторые выводы, характеризующие ведение уличного боя в городе.

Бой в городе - ближний бой в наиболее полном смысле этого слова. Боевые действия в городе происходили на улицах и в переулках, во дворах и внутри домов. В этих условиях важнейшее значение имела решительность и инициатива начальников всех степеней, выучка и находчивость солдат, их подготовка к самостоятельным, действиям.

Бой внутри крупного, хорошо укрепленного и подготовленного к обороне населенного пункта, заранее превращенного обороняющимися в город-крепость, распадался на ряд частных боев отдельных подразделений, представлявших последовательный штурм отдельных зданий, опорных пунктов, узлов сопротивления, кварталов.

Каждое подразделение решало самостоятельную тактическую задачу в осуществлении общего плана борьбы за овладение городом. При этом бой в городе заключался не в вытеснении противника из определенных районов, а в решительных наступательных действиях с целью полного уничтожения или пленения всего гарнизона города и овладения всей его территорией.

Бой за крупный населенный пункт обычно складывался из трех периодов: борьбы на ближайших подступах к городу, борьбы за овладение его окраиной, борьбы внутри города с развитием успеха к его центру и закреплением в нем.

Боевые действия первого периода не отличались в основном от наступательных действий в полевых условиях; важно было изолировать от гарнизона города войска противника, оборонявшие подступы к городу, и лишить их взаимной поддержки.

Борьба за окраину города и особенно внутри него уже принимала характер, совершенно отличный от характера действий и форм наступления в полевых условиях: здесь необходимо было применять тактические формы и приемы боя, отвечавшие условиям города и тем задачам, которые ставятся войскам и возникают перед ними в связи со спецификой городского боя. [17]

Решающим периодом боевых действий являлась борьба внутри города. В одних условиях она была скоротечной и измерялась днями, в других - весьма длительной и продолжалась неделями и даже месяцами, но во всех случаях наступление осуществлялось непрерывно с неослабевающей настойчивостью.

Ограниченность обзора, трудность наблюдения, отсутствие нейтральной зоны между боевыми порядками сторон препятствовали массированному использованию артиллерии и авиации.

Для достижения решающего успеха в наступлении внутри города атакующие подразделения должны были широко применять маневр, обеспечивавший охват и окружение противника в опорных пунктах или на определенных участках. Осуществление маневра было сковано распланировкой улиц, наличием инженерных заграждений, продольным и фланговым обстрелом противникам улиц, огнем и дымом пожаров, обрушившимися стенами домов. Часто маневр мог быть осуществлен лишь через проломы в стенах дворов, через подвалы, по крышам и чердакам. Но и в этих необычайно сложных условиях наши наступавшие подразделения стремились применить маневр, так как фронтальные действия были связаны обычно с большими потерями и вели к затяжке боя. Только внезапность боевых действий могла обеспечить быстрый разгром живой силы противника в штурмуемом объекте.

Постоянная возможность активного воздействия противника на фланги и тыл наших наступавших частей и подразделений обязывала последние постоянно быть готовыми перейти к круговой обороне и ведению боя в отрыве от соседей.

В значительной мере успех борьбы за овладение населенным пунктом зависел от того, насколько полны были данные о противнике, о системе его обороны, насколько тщательно был разработан план боя, проведена подготовка частей, налажено взаимодействие различных родов войск и организовано материальное обеспечение боя.

В боях внутри города наиболее эффективным являлось использование небольших, хорошо подобранных отрядов из различных родов войск. Основная роль в них принадлежала пехоте, которая вела штурм объекта, должна была проникнуть внутрь его, овладеть им. Подразделения других родов войск, участвовавшие в штурме, действовали в интересах стрелкового подразделения. Для уничтожения прочно укрытых целей, для борьбы с огневыми средствами обороны необходимо было применять огонь артиллерии. Разминирование подступов и зданий, подрывные работы и устранение противотанковых и противопехотных препятствий, а также укрепление захваченных рубежей являлись задачей саперов. Обстрел противника с малых дальностей и поддержку огнем продвижения стрелков, саперов и автоматчиков непосредственно к штурмующему объекту осуществляли отдельные орудия, танки и самоходно-артиллерийские установки. Противник, прочно укрепившийся в отдельных комнатах или частях зданий, недоступных для артиллерийского обстрела, иногда мог быть уничтожен только огнеметчиками. Прикрытие [18] дымами наступавших подразделений успешно осуществлялось химическими подразделениями. Таким образом, только правильно организованное взаимодействие подразделений различных родов войск в составе штурмовой группы обеспечивало успех штурма опорного пункта.

Стрелковым подразделением, которому ставилась задача овладеть крупным опорным пунктом или кварталом города, обычно являлся стрелковый батальон. Стрелковый батальон, усиленный огневыми и инженерными средствами, представлял собой штурмовой отряд, решавший основные тактические задачи в бою за овладение городом. Наиболее оправдал себя следующий состав штурмового отряда: стрелковый батальон, от взвода до роты саперов, 1-2 взвода крупнокалиберных пулеметов, отделение - взвод ранцевых огнеметов, батарея 120-мм минометов, взвод 45-57-мм пушек, взвод 76-мм полковых орудий, 1-2 батареи дивизионных пушек, от взвода до роты танков или батарея самоходно-артиллерийских установок. При наличии в обороне противника особо прочных сооружений отряду придавалась также батарея 152-мм гаубиц или хотя бы 1-2 гаубицы, а в ряде случаев даже батарея 203-мм гаубиц и подразделение гвардейских минометных частей.

Командир штурмового отряда (командир батальона) должен был организовать в составе отряда штурмовые группы, распределить между ними средства усиления отряда и нацелить их на объекты штурма, указав последовательность овладения ими. В штурмовом отряде создавались от 3 до 6 штурмовых групп, группа обеспечения (из средств усиления, не вошедших в штурмовые группы) и резерв (рота - взвод).

Штурмовому отряду обычно ставилась задача: последовательно штурмуя опорные пункты, овладеть улицей.

Группа обеспечения отряда, в состав которой входили огневые средства усиления (артиллерия, минометы, тяжелое пехотное оружие), вела огневое окаймление намеченного к штурму объекта с флангов и в глубину, подавляла в период штурма огневые средства противника в соседних зданиях, обеспечивала огневое взаимодействие между штурмовыми группами и отражение контратак.

Штурмовая группа являлась основой штурмового отряда и основным решающим звеном уличного боя. Штурмовая группа как тактическая форма организации войск в боях за город возникла в Сталинграде и оправдала себя во всех последующих боях за города-крепости. Наличие в составе штурмовой группы подразделений различных родов войск, участие которых необходимо в городском бою, позволяло ей успешно вести самостоятельный бой за овладение опорным пунктом. Штурмовая группа имела возможность приданными ей средствами усиления разрушить в ходе боя объект атаки, поджечь его, уничтожить гарнизон и, овладев объектом, закрепиться в нем. Успех ее действий решал выполнение задачи, поставленной отряду в целом.

Обычный состав штурмовой группы: до роты пехоты, отделение - взвод станковых пулеметов, 1-2 отделения саперов, 5-8 [19] ранцевых огнеметов, 2-3 химика со средствами задымления, 1-2 крупнокалиберных пулемета, от четырех до шести орудий (батальонной и полковой артиллерии, а при наличии особо прочных объектов атаки - и более крупных калибров), взвод танков или самоходно-артиллерийских установок.

Штурмовая группа делилась на две - три штурмующих подгруппы, подгруппу обеспечения (усиления), подгруппу закрепления и резерв. Каждая штурмующая подгруппа состояла из двух - трех отделений стрелков и автоматчиков, нескольких огнеметчиков, саперов, в некоторых случаях химиков.

Штурмующая подгруппа должна была ворваться в атакуемый объект и вести бой внутри него до полной очистки всего дома от противника.

Каждая штурмующая подгруппа вела бой во взаимодействии с соседними. Захватив здание, подгруппа переходила к атаке следующего объекта.

Задачей подгруппы обеспечения, в состав которой входили приданные штурмовой группе огневые средства, было подготовить и прикрыть своим огнем действия штурмующей подгруппы и приданных ей танков, огнеметчиков и саперов. После захвата объекта штурмующей подгруппой подгруппа обеспечения немедленно переносила огонь по целям следующего объекта, подготавливая его атаку.

Подгруппа закрепления (отделение - взвод стрелков) должна была очистить захваченный объект от уцелевших в нем солдат и офицеров противника, закрепить его оборону и обеспечить непрерывность штурма дальнейших объектов пополнением штурмующих подгрупп или созданием новой подгруппы.

Следует указать, что приведенный выше состав штурмовых отрядов и групп в Отечественной войне отнюдь не был принят как шаблон, как постоянная организация во всех условиях боя внутри населенных пунктов. Как показал опыт Великой Отечественной войны, состав как штурмового отряда, так и штурмовых групп зависел в первую очередь от имевшихся сил и средств, а также от задачи, ставившейся штурмовой группе в связи с типом зданий, характером планировки города, системой обороны противника, плотностью ее насыщения огневыми средствами, численностью гарнизонов отдельных объектов.

В боях за овладение крупными населенными пунктами состав подгрупп в штурмовых группах и их задачи были различны, да и сами подгруппы именовались по-разному. В некоторых случаях в штурмовых группах создавались подгруппы разрушения, задымления, поджигания и т.п.

Построение боевых порядков наступающего в значительной мере зависело от распланировки города, огневой насыщенности обороны, расположения и мощности опорных пунктов. Для преодоления на узком фронте многочисленных инженерных сооружений и последовательного овладения рядом мощных опорных пунктов, в условиях, когда по мере приближения к центру города сопротивление противника [20] возрастало, было необходимо глубокое эшелонирование боевых порядков. Этим обеспечивалось последовательное наращивание силы ударов наших войск, развитие успеха и своевременное отражение контратак. Отсюда вытекало требование наличия сильных резервов.

Боевые порядки, как правило, строились в два или три эшелона. В боях в Берлине стрелковый полк наступал на фронте 400-600 м двумя эшелонами. Стрелковый батальон атаковал на фронте 200-300 м и строил свой боевой порядок в два эшелона, имея в первом эшелоне две роты. При этом в городских условиях подразделения второго и третьего эшелонов могли быть укрыты от артиллерийского и минометного огня противника и замаскированы от его наблюдения.

Артиллерия в боях внутри города распределялась следующим образом: ее большая часть (подразделения полковой, дивизионной, корпусной артиллерии и даже часть орудий большой мощности) включалась в состав штурмовых групп, а также использовалась для стрельбы прямой наводкой по особо прочным целям и поддержания действий стрелковых подразделений; остальная часть артиллерии использовалась для создания артиллерийских групп - полковых, дивизионных, корпусных и армейской и вела огонь с закрытых огневых позиций, поражая во взаимодействии с авиацией наиболее жизненно важные объекты в глубине обороны противника, уничтожая его резервы и подвергая обстрелу возможные районы сосредоточения его танков и живой силы, а также огневые позиции вражеских батарей.

Танки и самоходно-артиллерийские установки обычно действовали двумя или тремя эшелонами: первый непосредственно поддерживал действия штурмовых групп и двигался в боевых порядках пехоты; второй (танки прорыва), следуя за первым на удалении 400-500 м, вступал в бой за овладение особо мощными и важными объектами; третий (танковый резерв) использовался для отражения контратак противника и следовал на удалении 1-1,5 км от второго.

Опыт ряда операций Великой Отечественной войны по овладению крупными населенными пунктами показал, что, несмотря на все элементы внезапности и случайности городского боя, на трудность наблюдения и изучения расположения войск противника, его огневых средств и системы обороны, боевые действия в городе должны осуществляться по детально разработанному плану.

План боя предусматривал расчленение боевых порядков противника в период боя за окраину города, захват отдельных опорных пунктов и узлов сопротивления в глубине города и закрепление в них, своевременное достижение наступавшими подразделениями намеченных на местности рубежей, действия их в пределах установленных разграничительных линий. Планом определялись силы и средства, участвующие в атаке, способы ее проведения, поддержка атаки артиллерией, стоящей на закрытых позициях, меры по отражению контратак. Заблаговременное доведение плана боя [21] до исполнителей обеспечивало выполнение подразделениями задач, достижение успеха в бою и высокий темп наступления.

План боя разрабатывался соответствующими штабами на основе тщательно обработанных, возможно более подробных разведывательных данных; в плане обычно предусматривались: состав штурмовых отрядов, их боевые порядки, ближайшие и последующие задачи, сроки их выполнения, методы артиллерийского обеспечения действий штурмовых отрядов, какой район или намеченный к штурму объект в какой срок и какими силами должен быть закреплен, порядок переподчинения артиллерийских частей и подразделений с развитием боя, мероприятия по обеспечению взаимодействия между частями и подразделениями по рубежам и задачам наступающих частей.

При организации взаимодействия устанавливался порядок прикрытия пехотой орудийных расчетов, особенно при перемещении артиллерии по улицам, при смене огневых позиций.

Артиллерия калибра 152 мм и 203 мм, действовавшая на улицах большого города, а также артиллерия, входившая в состав штурмовых групп и отрядов, была вынуждена часто менять огневые позиции. Перемещение артиллерии по улицам сопряжено было с большими трудностями. Загроможденность улиц обломками разрушенных зданий не позволяла передвигаться с большой скоростью; кроме того, часто в отдельных домах оставались неуничтоженные автоматчики и гранатометчики противника, которые обстреливали артиллерию, двигавшуюся по улицам.

Особенно опасны для артиллерии в этот период были гранатометчики, которые вели огонь из окон верхних этажей и чердаков.

Пехота, как правило, пробиралась по дворам, подвальным помещениям и таким образом отрывалась от своей артиллерии; последней приходилось двигаться без пехотного прикрытия. В боях за г. Берлин был такой случай. Пехота оставила без прикрытия свою артиллерию, а сами артиллеристы не организовали серьезного прикрытия орудий, выдвинутых для стрельбы прямой наводкой. В результате этого артиллеристы попали под огонь автоматчиков и гранатометчиков противника, уцелевших в верхних этажах зданий, и потеряли сожженными 4 орудия и 3 трактора с прицепами. Это произошло потому, что взаимодействие артиллерии с пехотой, хотя и тщательно организованное в начале боя, в ходе боя было нарушено.

Бои в населенных пунктах показали, что оставлять артиллерию без пехотного прикрытия нельзя, так как это ведет к крупным потерям в личном составе артиллерии; в то же время штурмовые группы, оставшись без артиллерийской поддержки, замедляли темп продвижения и не выполняли поставленной им боевой задачи.

Перемещение артиллерии осуществлялось обычно перекатами; одно орудие меняло огневую позицию, а другое вело огонь; однако огонь одного орудия не обеспечивал надежного прикрытия: пехота также должна была прикрывать артиллерию; только при таком условии задача могла быть решена с наименьшими потерями. [22]

При организации взаимодействия танков с артиллерией необходимо было учитывать, что из танка невозможно было обнаружить многие, часто наиболее опасные цели, в первую очередь угрожавшие танку, поэтому командиры подразделений артиллерии, пехоты и танков должны были тщательно согласовывать действия своих подразделений и совместно продумывать построение их боевого порядка.

Командир танка, получив цель и уяснив ее, намечал путь подхода к позиции, с которой можно было наилучшим образом поразить указанную ему цель.

Выход танка на огневую позицию должен был прикрываться огнем артиллерии и пулеметов. Если их взаимодействие не было правильно организовано, то во многих случаях, как показал опыт боев в крупных городах, особенно на территории противника, задача оставалась не решенной, так как танк подвергался уничтожению.

Общевойсковой командир на местности показывал передний край обороны противника, точно указывал отдельные здания и развалины, в которых находился противник, места скопления его живой силы и огневых средств, наиболее прочные сооружения противника на данном участке, рубеж возможного наибольшего сопротивления и направление вероятных контратак противника.

Огнем артиллерии штурмовой группы управлял старший артиллерийский командир, назначенный в эту группу.

Осуществление организации и управления боем, обеспечение надежной, непрерывной связи в городских условиях оказывалось значительно более сложным делом, чем в полевом бою. В городских условиях был обычно затруднен, а иногда и совершенно исключен важнейший элемент управления боем - личное наблюдение командирами всех степеней за действиями частей и подразделений. Даже подразделения, которые действовали рядом, были отделены одно от другого высокими зданиями, развалинами, стенами, усиленно обстреливаемыми улицами и переулками, каналами и потому часто не имели связи между собой и не видели друг друга. Связь со старшим начальником легко нарушалась и командиру ведущего бой подразделения (штурмовой группы или отряда) приходилось самостоятельно решать вопрос о дальнейших действиях. Поэтому в городском бою особенно необходимо было выдвигать наблюдательные и командные пункты как можно ближе к боевым порядкам подразделений, обеспечивая командирам непрерывность наблюдения за действиями войск. Опыт показал недопустимость удаления наблюдательных пунктов командиров стрелковых рот (штурмовых групп) от боевых порядков подразделений более чем на 100-150 м, а командиров стрелковых батальонов - более чем на 250-300 м; чаще всего командир батальона находился вместе с командиром одной из стрелковых рот, зачастую даже в том доме, где шел бой. Командиры взводов находились непосредственно в боевых порядках своих взводов. Командиры артиллерийских и танковых подразделений, приданных штурмовым отрядам и группам, как правило, со [23] своими радиостанциями, находились при командирах этих отрядов и групп. Для своевременного получения сведений о ходе боя и передачи указаний командира части командирам подразделений связь в звене стрелковый полк - стрелковый батальон обычно обеспечивалась не только по радио, но и телефоном, посыльными и при первой возможности офицерами связи. Последнее особенно важно было при руководстве действиями штурмовых отрядов и штурмовых групп.

Командир батальона (штурмового отряда) управлял боем рот (штурмовых групп), приданными и поддерживающими подразделениями, используя все средства и виды связи и все возможности личного общения с подчиненными командирами. Командир штурмовой группы передавал распоряжения входившим в состав группы подразделениям через посыльных, простейшими световыми сигналами и лишь в редких случаях при благоприятных условиях по проводной связи.

Очень важно было точно обозначать положение своих подразделений для своей артиллерии и авиации. [24]