Проблема ядерного сдерживания (20482)

Посмотреть архив целиком












Проблема ядерного сдерживания




План



  1. Введение.

  2. Способность ядерного сдерживания России.

  3. История проблемы ядерного сдерживания.

  4. Понятия сдерживания.

  5. Система ПРО.

  6. Военная и морская доктрина РФ.

  7. Заключение.




Вряд ли надо напоминать, что Россия сегодня оказалась в сложном геополитическом положении при отсутствии политического единства в обществе, слабой экономике. В этих условиях важнейшее значение в деле обеспечения военной безопасности России играют стратегические ядерные силы (СЯС), основу которых составляют РВСН - единственный пока сохранившийся, по моему мнению, реальный инструмент сдерживания большинства потенциальных внешних угроз.

Поэтому оправданно и впредь иметь достаточный ядерный потенциал, способный обеспечивать сдерживание от развязывания агрессии против России и осуществления военно-политического давления на нашу страну. Это достигается наличием возможностей российских СЯС нанести агрессору в ответном ударе неприемлемый для него ущерб.

При этом стратегические ядерные возможности сторон должны основываться на оценке реальных возможностей других ядерных держав, а не на декларируемых намерениях. Поэтому оправданно и впредь иметь достаточный ядерный потенциал, способный обеспечивать сдерживание от развязывания агрессии против России и осуществления военно-политического давления на нашу страну.

Это достигается наличием возможностей российских СЯС нанести агрессору в ответном ударе неприемлемый для него ущерб. При этом стратегические ядерные возможности сторон должны основываться на оценке реальных возможностей других ядерных держав, а не на декларируемых намерениях.

Пока мы еще имеем реальную силу для того, чтобы осуществлять стратегическое сдерживание. Однако нельзя не учитывать того, что при нынешнем уровне бюджетного финансирования все три компонента, составляющие СЯС России, с каждым годом будут все больше подвержены начавшейся деградации и вполне могут без принятия соответствующих мер утратить способность выполнять свою основную задачу - осуществлять ядерное сдерживание.

В этом случае в мире может остаться одна ядерная сверхдержава, осуществляющая диктат в соответствии со своими национальными интересами и применяющая силу по своему усмотрению в любой точке земного шара.

Поэтому дальнейшее развитие российских СЯС и все сокращения стратегических вооружений в рамках уже заключенных и будущих договоров по СНВ следует проводить весьма осмотрительно, не допуская сокращения своих СЯС до уровня, при котором осуществление ядерного сдерживания станет невозможным.

На ближайшие 15-20 лет Россия сохранит возможность ядерного сдерживания. Такое мнение, как передает корреспондент РИА "Новости", высказал в понедельник на пресс-конференции директор Центра по изучению проблем разоружения, энергетики и экологии при Московском физико-техническом институте Анатолий Дьяков.

Снижение числа боеголовок до уровня 1,5 тысяч, что в последнее время предлагает Россия, более чем достаточно, подчеркнул он. При этом Дьяков напомнил, что, по американским оценкам, попадание даже одной ядерной боеголовки на территорию США нанесет непоправимый ущерб.

Ядерное сдерживание, по мнению Дьякова, остается реальным фактором в отношениях между Россией и США. Современную задачу эксперт видит в трансформации этого фактора и создании условий для того, чтобы оно не выходило на первый план отношений двух стран.

Для достижения этой цели, по мнению российского эксперта, необходимо снизить количество боеголовок например до уровня 1,5 тыс, достигнуть договоренности о понижении уровня боеготовности ядерных сил и внедрить меры транспарентности в процесс уничтожения боеголовок.

Россия, считает эксперт, была бы готова обсуждать США и проблемы тактического ядерного вооружений при условии готовности США приступить к выводу своих тактических ядерных средств из Европы. Эти вооружения с точки зрения безопасности России имеют стратегический характер, подчеркнул Дьяков.

Основополагающим принципом при разработке планов обеспечения национальной безопасности по-прежнему должна оставаться оценка реальных возможностей, а не декларируемых намерений. Наиболее надежным способом обеспечения безопасности всех сторон является подход, в основу которого изначально заложен баланс интересов сторон, подчеркивает Анатолий Дьяков.

ПРОБЛЕМА ядерного сдерживания существует столько же времени, сколько само отечественное ядерное оружие (ЯО). Причем сдерживающие качества нашего ЯО постоянно возрастали, и к концу восьмидесятых годов вероятность глобального конфликта была исчезающе малой - в том числе и за счет массирования ЯВ СССР и США.

Можно ли обеспечить эффективное сдерживание при резком снижении количества ЯО у России и наличии национальной ПРО США, эффективность которой возрастает при снижении количества ЯО у другой стороны? Каковы наиболее общие, системные характеристики и признаки эффективного сдерживания? Есть ли альтернатива ядерному военно-политическому сдерживанию крупномасштабных конфликтов?

Именно стратегическое ЯО надежно исключает возможность ядерной и неядерной агрессии против России. При этом ЯО - это прежде всего средство предотвращения, а не ведения войны (в чем, собственно, и заключаются функции сдерживания). Однако ядерное сдерживание обеспечивается лишь при определенных условиях и подходах.

Уже в период атомной монополии США сдерживающую роль играл фактор неопределенности исхода атомной бомбардировки СССР, потому что нельзя было гарантировать надежное выполнение боевой задачи и в силу вероятных технических сбоев, и за счет противодействия советских ВВС. А советские войска стояли в центре Европы.

Карибский кризис 1962 года впервые полномасштабно демонстрирует эффект взаимного ядерного сдерживания. По свидетельству Роберта Макнамары, несмотря на перевес 17:1 (5 тыс. боеголовок США против 300 у Советского Союза), Соединенные Штаты не считали, что располагают способностью нанести успешный "первый удар".

То есть уже тогда можно было понять: для эффективного ядерного сдерживания США достаточно обеспечить их убежденность в том, что при любых - даже наиболее благоприятных для США - сценариях гипотетического ядерного конфликта мы сможем нанести ответный удар по территории США хотя бы единичными зарядами.

В дальнейшем наращивание ЯО СССР обесценивает идеи широкомасштабной ПРО и приводит к подписанию Московского Договора по ПРО 1972 года. Однако с начала 90-х годов в России нарастают кризисные тенденции в ядерной оружейной сфере, и к концу 90-х годов ситуация изменяется в сторону, выгодную лишь США. Начинается "вымирание" наших стратегических ядерных сил (СЯС), и параллельно интенсифицируются работы по национальной ПРО территории США.

Такова краткая динамика ядерной военно-политической ситуации. В момент наивысшей нашей мощи ядерное сдерживание приобрело фактически стабильный характер, исключающий угрозу развязывания войны. В последующий период такое положение вещей не только не сохранилось, но, напротив, вновь возникла реальная угроза силового давления на Россию вплоть до организации внешней агрессии против нее.

Эффективность ядерного сдерживания (тождественная глобальной стабильности) - отнюдь не академическая проблема. В сфере внешней политики - это сохранение мира. Во внутренней - вопрос оптимизации оборонных усилий. К сожалению, концептуальная работа по осмыслению проблем ЯО в СССР велась недостаточно.

Можно согласиться с констатацией Андрея Кокошина: "Отечественная теория ядерного сдерживания разрабатывалась у нас со значительным опозданием по отношению к развитию его материальной основы". Более того - по узко понятым политическим и идеологическим соображениям считалось нецелесообразным использовать само понятие "сдерживание".

В результате ряд базисных тезисов уже тогда выглядел сомнительно. В частности, считалось необходимым обеспечить теоретическую возможность уничтожения до 50 и более процентов военно-экономического потенциала (ВЭП) США. Хотя ядерное сдерживание обеспечивалось при намного меньших уровнях потенциального ущерба.

Логически обоснованной ядерной политики не смогли обеспечить и Соединенные Штаты. В журнале "Шпигель" в августе 1998 года было опубликовано интервью бывшего командующего стратегическим авиационным командованием США генерала в отставке Джорджа Ли Батлера. На вопрос "Хорошо ли представляли... себе американский президент и его советники последствия ядерной войны?", Батлер ответил так: "Нет, никто из нас. Мы никогда не понимали, каковы реальная опасность и последствия. Возьмем, например, противоатомные бункеры для членов правительства. Не было ни одного случая, когда обсуждался бы вопрос о том, что увидят эти руководители, когда выползут из своих противоатомных убежищ, кем они тогда будут управлять или кто поднимет телефонную трубку на другом конце провода".

С тех пор ситуация если и изменилась, то скорее в худшую сторону. По-прежнему превалирует военно-технический аспект - в то время как системный центр тяжести пора сместить на аспект военно-политический, и даже, более того, - психологический.

Совокупные ЯВ ядерных держав - это, по сути, не имеющая никаких близких аналогов, взаимосвязанная крупнейшая инженерно-техническая система, на создание которой были затрачены колоссальные материальные и интеллектуальные усилия, но которую нельзя задействовать в режиме хотя бы ограниченного опробования, не говоря уже о полномасштабной ее работе. Ее боевую эффективность можно оценивать лишь в виртуальном режиме.


Случайные файлы

Файл
80304.doc
125406.rtf
74543-1.rtf
18387.rtf
50374.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.