Линейные корабли (20161)

Посмотреть архив целиком

Линейные корабли типа «Советский Союз»



Боевым уставом Военно-Морских Сил РККА - 1930 г. (БУ-30) линейные корабли при-знавались главной ударной силой флота, а курс на индустриализацию открывал реальные перс-пективы в их создании. Однако дело сдерживалось не только ограниченными возможностями, но и догматизмом, крайностями в развитии военно-морской теории. Ведущим теоретикам Б.Б. Жреве и М.А. Петрову, выступавшим за пропорциональное соотношение различных классов ко-раблей в боевом составе флота, на рубеже 20-30-х гг. наклеили ярлыки апологетов «буржуазной старой школы»; при этом М.А. Петров, блестяще отстоявший флот от коренного его сокращения в острой полемике с М.Н. Тухачевским на заседании РВС СССР, оказался в тюрьме, где в пос-ледствии и погиб.

Под влиянием заманчивой идеи решить задачи морской обороны СССР путем массо-вого строительства сравнительно дешевых подводных лодок, торпедных катеров и гидросамоле-тов верх в теоретическом споре одержали не всегда компетентные специалисты так называемой молодой школы; некоторые ее представители из конъюнктурных соображений подрыва автори-тета «старых спецов» искажали картину борьбы на море в ходе первой мировой войны, идеали-зируя боевые возможности «новых средств», например, подводных лодок. Иногда такие одно-сторонние концепции разделяли и руководители Военно-Морских Сил РККА; так, в октябре 1933 г. сам начальник ВМС СССР (наморси) В.М. Орлов с подачи наиболее агрессивного «тео-ретика» А.П. Александрова потребовал «разоблачения в печати» и «изъятия из обращения» кни-ги «Англо-американское морское соперничество», изданной Институтом мирового хозяйства и политики; один из ее авторов - П.И. Смирнов, занимавший должность заместителя инспектора ВМС РККА, осмелился объективно показать то место линкоров в составе флота, что А.П. Алек-сандров расценил как «беззастенчивую атаку на линию партии в военно-морском строительст-ве, подрывающую уверенность личного состава в своем оружии» [1].

Примечательно, что еще в период увлечения москитными силами (октябрь 1931 г.) группа инженеров КБ Балтийского завода в Ленинграде словно предвидела скорую необходи-мость этих кораблей; они представляли руководству промышленности докладную записку, в ко-торой содержались предложения о начале подготовительной работы, выборе типов, составлении проектов, укреплении материальной базы, конструкторских и рабочих кадров [1]. Многие из подписавших этот документ участвовали в проектировании советских линкоров. Важность пост-ройки крупных кораблей в середине 30-х гг. стала очевидна для наморси В.М. Орлова, его заме-стителя И.М. Лудри и начальника Главморпрома наркомата тяжелой промышленности Р.А. Муклевича.

Наибольших успехов в 1935 г. добилось Центральное конструкторское бюро спецсудо-строения Главморпрома (ЦКБС-1), возглавлявшееся В.Л. Бжезинским. Среди целого ряда перс-пективных проектов прорабатывались шесть вариантов линкоров стандартным воодоизмещени-ем от 43 000 до 75 000 т. По результатам работы главный инженер ЦКБС-1 В.П. Римский-Кор-саков (в недавнем прошлом - заместитель начальника Учебно-строительного управления ВМС) составил обобщенный свод ТТЭ, который В.Л. Бжезинский 24 декабря 1935 г. доложил руковод-ству Морских Сил и Главморпрома [1]. Первый наряд на эскизное проектирование «проекта №23 линкора для Тихоокеанского флота» Главморпром выдал Балтийскому заводу уже 21 фев-раля 1936 г., однако задание на этот проект не утвердили и подвергли корректированию по вари-антам ЦКБС-1. В.М. Орлов признал «интересными и актуальными» для ВМС проекты линкоров стандартным водоизмещением 55 000-57 000 и 35 000 т (вместо варианта 43 000 т); 13 мая 1936 г. он дал указания И.М. Лудри о выдаче «ясных заданий» флотскому Научно-исследовательско-му институту военного кораблестроения (НИВК) и промышленности для «окончательного эскиз-ного проектирования крупных кораблей» в развитие избранных вариантов [1]. Предварительные тактико-технические задания на эскизы, разработанные под руководством начальника Отдела кораблестроения УВМС инженер-флагмана 2 ранга Б.Е. Алякрицкого, утвердил 15 мая 1936 г. И.М. Лудри [1].

Концепция строительства двух типов линкоров (большего и меньшего водоизмещения) основывались на различиях театров военных действий - открытого Тихоокеанского, ограничен-ных Балтийского и Черноморского. Составители ТТЗ исходили из оптимальных характеристик кораблей, определявшихся уровнем техники и опытом минувшей войны, боевой подготовки. Од-нако в начальной стадии проектирование испытывало сильное влияние иностранного опыта и договорных ограничений водоизмещения, предусматривавшихся Вашингтонским (1922 г.) и Ло-ндонскими (1930 и 1936 гг.) соглашениями, в которых СССР официально не участвовал. В.М. Орлов склонился к уменьшению водоизмещения и калибра вооружения первого линкора Тихо-океанского флота, а для второго избрал вариант относительно небольшого, но быстроходного корабля, воплощенный в проектах французского «Дюнкерка» и германского «Шарнхорста». При обсуждении эскизов не прошло предложенное КБ Балтийского завода размещение всех трех ба-шен главного калибра «большого» линкора в носовой части корпуса (по примеру английского линкора «Нельсон»). За основу был принят эскиз ЦКБС-1, в котором две трехорудийные башни размещались в носу, а одна - в корме. 3 августа 1936 г. В.М. Орлов утвердил ТТЗ на эскизное проектирование линкоров типов «А» (проект 23) и «Б» (проект 25), предложенное на конкурсной основе ЦКБС-1 и КБ Балтийского завода.

В соответствии со специальным положением, утвержденным В.М. Орловым и Р.А. Муклевичем 21 августа 1936 г., работа над проектами велась в тесном взаимодействии началь-ников КБ и ЦКБС-1 С.Ф. Степанова и В.Л. Бжезинского с представителями ВМФ, наблюдавши-ми за проектированием. Экспертизу возложили на начальников флотских институтов под общим руководством начальником НИВКа инженер-флагмана 2 ранга Е.П. Либеля.

В ноябре 1936 г. материалы эскизных проектов линкоров «А» и «Б» вместе с отзыва-ми наблюдающих и НИВКа рассматривались в Отделе кораблестроения УВМС (начальник - ин-женер-флагман 2 ранга Б.Е. Алякринский). Для составления общего технического проекта пер-вого из линкоров избрали наиболее продуманный вариант КБ Балтийского завода (стандартное водоизмещение 45 900 т) с изменениями, утвержденными наморси В.М. Орловым 26 ноября 1936 г.; водоизмещение, например, допускалось в пределах 46-47 тыс. т при увеличении осадки в полном грузу до 10 м, предусматривалось усиление бронирования палуб и носовой оконечнос-ти. Разработка общего технического проекта линкора типа «Б» поручалось ЦКБС в развитие представленного им же эскизного при стандартном водоизмещении 30 900 т (полное 37 800).

Выполняя постановление правительства от16 июля 1936 г., Отдел кораблестроения УВМС выдал 3 декабря заказ Главморпрому на постройку восьми линейных кораблей со сдачей флоту в 1941 г. В Ленинграде предполагали строить два линкора проекта 23 (Балтийский завод) и столько же проекта 25, в Николаеве - четыре проекта 25 [1]. Это решение фактически означало очередную корректуру программы кораблестроения второй пятилетки (1933-1937 гг.), дополняя ее ранее не предусмотренными линейными кораблями. Однако реализация новых планов усиле-ния флота встретила серьезные затруднения, часть которых определялась огромным объемом опытных работ, способных обеспечить успех проектирования и строительства; имелось в виду изготовление паровых котлов, отсеков противоминной защиты, броневых плит, макетов турбин-ных и котельных отделений в натуральную величину, испытания воздействия бомб и снарядов на палубную броню, систем орошения, дистанционного управления, кондиционирования воздуха и т.п. Особенно сложными оказались проблемы создания артиллерийских установок и турбин-ных механизмов большой мощности.

Все эти затруднения преодолевались в обстановке дезорганизации управления флотом и промышленностью, вызванной репрессиями 1937-1938 гг., когда жертвами стали практически все руководившие выбором типов и созданием будущих линкоров. Усугубилось и без того бедст-венное положение с наличием квалифицированных командных и инженерно-технических кадр-ов, в результате чего закладка кораблей в 1937 г. не состоялась, а сами задания на проектирова-ние подверглись серьезным изменениям. От проекта 25 отказались, в дальнейшем от трансфор-мировался в тяжелый крейсер (проект 69, «Кронштадт») [2]. В августе-сентябре того же года но-вое руководство ВМС РККА (наморси - флагман флота 2 ранга Л.М. Галлер) переработали ра-нее составленный план постройки кораблей, рассчитанный на десять лет. Этот вариант предус-матривал перспективное строительство 6 линкоров типа «А» и 14 типа «Б» вместо 8 и 16. Одна-ко и такой усеченный план, представленный в Комитет Обороны Маршалом Советского Союза К.Е. Ворошиловым в сентябре 1937 г., так и не был утвержден официально.

Несмотря на проблематичность реализации десятилетней программы, правительство решением от 13/15 августа 1937 г. определило переработку технического проекта 23 с увеличе-нием стандартного водоизмещения до 55-57 тыс. т при оптимизации броневой и конструктивной подводной защиты и отказе от двух кормовых 100-мм башен. Рост водоизмещения, отражавший объективную необходимость совмещения мощного вооружения, надежной защиты и высокой скорости, доказывал обоснованность первоначальных заданий 1936 г. Одновременно ЦКБ-17 получило разработанное комиссией флагмана 2 ранга С.П. Ставицкого тактико-техническое за-


Случайные файлы

Файл
27115.rtf
123993.rtf
16722.rtf
94145.rtf
45883.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.