Краткая история зоологии в России (12755)

Посмотреть архив целиком

Краткая история зоологии в России

Основатель эмбриологии Вольф состоял некоторое время русским академиком, но тем не менее он остался немецким ученым, и связь его имени с Россией чисто случайная.

Уже гораздо ближе к России стоял Паллас , приглашенный Екатериной для изучения России. Паллас, первоклассный наблюдатель, обладавший в высшей степени ясным умом и всюду вносивший чрезвычайную трезвость взглядов, по отношению к России является первым исследователем ее с зоологической точки зрения. С 1768 г. он начинает исследование Европейской России, а потом переносит свою деятельность за Урал, доходит до подножия Алтая и до Байкала, а на юге до Каспия и Кавказа, а в 1774 г. возвращается в Петербург, чтобы заняться обработкой добытых результатов. С 1793 - 1794 гг. он исследует на свои средства юг России и Крым и оставляет Россию в 1810 г.

Капитальное исследование русско-азиатской фауны, первое антропологическое исследование монгольского племени были результатами этих поездок. Во всяком случае, Паллас все-таки остается немецким ученым, исследовавшим Россию - родоначальником русской зоологии надо считать Бэра . Остзеец по происхождению, немец по воспитанию, он начинает свою карьеру в Германии и лишь с 1834 г., будучи приглашен нашей академией, переносит свою деятельность в Россию. Бэр является весьма многосторонним исследователем: он и первоклассный эмбриолог, обосновавший учение Кювье о типах эмбриологических, открывший яйцо млекопитающих и давший удивительное по точности описание развития позвоночных; он и ихтиолог, дающий при этом важные практические указания для русского рыболовства; он и географ, открывающий закон отклонения течения рек под влиянием вращения Земли, закон, носящий название Бэровского; он и антрополог, изучающий расовые отличия черепов или краниологию.

Попав в Россию, он предпринимает ряд экспедиций для ее изучения: на Новую Землю, в Лапландию (в сопровождении Миддендорфа ), Финляндию и ряд поездок по России, с целью изучения нашего рыбного дела. Из них наиболее замечательно исследование каспийского рыболовства, в котором принимает участие также Данилевский . Если Бэр является основателем русского анатомо-эмбриологического направления, русской антропологии и прикладной ихтиологии, то Ф. Брандт , основатель Зоологического музея Академии Наук, является продолжателем Палласа в деле изучения русской фауны и родоначальником русской фаунистики и систематики. Проследим, таким образом, ту преемственную связь, которая существует между родоначальниками русской зоологии и ее современными представителями. Вскоре мы видим в наших университетах уже не профессоров "натуральной истории", преподававших зоологию в числе прочих наук, а настоящих зоологов-специалистов.

В Петербурге - Куторга , давший несколько самостоятельных зоологических и палеонтологических исследований, в Москве - Варнек и Рулье , обладавший умом, склонным к биологическим обобщениям, в Казани Н. Вагнер , открывший замечательное явление девственного размножения личинок одного двукрылого, получившее надлежащее истолкование от Бэра, и там же - Овсянников , давший ряд эмбриологических и гистологических работ. Интересно, что все эти лица вовсе не являются учениками Бэра, а получают свое зоологическое образование или в Дерпте, или за границей, так что Бэр является без непосредственных преемников. Но начатое им дело продолжалось. И действительно, скоро русская зоология, благодаря трудам А. Ковалевского , Мечникова , а также Заленского и Бобрецкого , ученика Ковалевского, заняла видное место в науке и при том получила определенную физиономию: характерным направлением для русской зоологии является - эмбриологическое.

Русские эмбриологи, главным образом Ковалевский и Мечников, являются едва ли не главными деятелями в вопросе об установлении единства эмбриологических пластов, а следовательно и единства организации у всех животных. Если Бэру удалось свести разнообразные формы развития к определенным типам, то позднейшим эмбриологам удалось свести эти типы к одному общему постепенно осложняющемуся плану. В позднейшее время новейшее физиологическое направление опять-таки многим обязано Мечникову и Ковалевскому.

Учениками Овсянникова являются Великий , открывший многочисленность лимфатических сердец у амфибий, Гримм , Усов и отчасти Мейер . Впрочем, выражение "ученик" по отношению к русским ученым по большей части вовсе не имеет того значения, как по отношению к германским. Русские ученые по большей части получали окончательное зоологическое образование за границей, причем весьма важную в этом отношении роль играла лаборатория Лейкарта в Гиссене, а затем в Лейпциге. Учитель лишь направлял первые шаги того лица, которого он сумел заинтересовать. Вообще говоря, это поколение русских зоологов не оставило школы в буквальном значении этого слова тем не менее в Одесском, Киевском и Казанском университетах мы видим ряд профессоров и специалистов, которые отчасти являются учениками этого поколения (Бучинский , Репяхов , Рейнгард , Лебединский, Остроумов и другие). Собственно говоря, зоологическая школа, в точном смысле этого слова, была только в Москве. Там после Рулье преподавание зоологии в университете разделено было между тремя его учениками: Богдановым , Борзенковым и Усовым. Богданов прошел хорошую школу у Лейкарта.

Самостоятельные исследования Богданова малочисленны, но он играл роль в истории русской зоологии, как организатор ученых обществ, конгрессов, музеев, выставок, а главное, как основатель зоологической школы. Рано умершие Зенгер и Раевский , а также стяжавший себе репутацию первоклассного путешественника Федченко , затем целый ряд зоологов, занимавших и занимающих по большей части кафедры в высших учебных заведениях, являются его учениками: В. Вагнер , Зограф , Кулагин и Тихомиров в Москве; Митрофанов , Насонов и рано умерший Ульянин в Варшаве, Коротнев в Киеве; Шимкевич в Петербурге. Учеником Борзенкова и заместителем его по кафедре явился Мензбир , который как орнитолог в то же время является и учеником известного путешественника Северцова . Если прибавить к перечисленным зоологам еще лиц, получивших медицинское образование, а потом сделавшихся зоологами, как Горонович и профессора: Э. Брандт , Кащенко , Холодковский (ученик Э. Брандта), и лиц, получивших свое зоологическое образование за границей, как например Шевяков - ученик Бючли, Полежаев - ученик Шульце, или сделавшихся зоологами самоучкой, как рано умерший Шманкевич, известный своими опытами над влиянием среды на животных, то картина зоологической преемственности будет почти полной и роль московской школы при этом выступить с надлежащей ясностью.

Отметим также деятельность варшавских профессоров: Ганина и Вржесниовского (ученик ботаника, исследовавшего простейших животных - Ценковского ) и учеников первого: Урбановича и Нусбаума . Последний, как и некоторые другие русские зоологи, например, Давыдов, Бедряга, живут всегда за границей и всецело перенесли туда свою деятельность. В настоящее время лабораторное дело поставлено довольно прочно. Во многих университетах совершается та постоянная лабораторная работа, которая выдвигает постепенно новые поколения исследователей: в Варшаве работают Эйсмонд , Руднев , Мордвилко и другие. В Москве, у профессора Мензбира: Иванцов, Суткин, Львов, Северцов (теперь уже профессор в Юрьеве) и другие; в Санкт-Петербургском университете лабораторному делу положено было начало Мережковским , учеником Вагнера, и в Санкт-Петербургском университете работали: Книпович , Фаусен, Ю. Вагнер, Бялыницкий-Бируля , С. Илер, Педашенко , Тарпани; Римский-Корсаков и другие. Следует отметить также участие русских женщин в зоологической работе: рано умершая Павлова , Переяславцева , бывшая директором Севастопольской станции, Андрусова (ныне Фаусек ), Российская (ныне Кожевникова), Е. Вагнер и другие.

Громадное большинство перечисленных зоологов является представителями того анатомо-эмбриологического направления, которое получило начало от Бэра. Направление, представленное в начале русской зоологической эпохи Ф. Брандтом, тоже получает довольно широкое развитие. В Казани работали над русской фауной Эверсман , в Санкт-Петербургском университете Кесслер , главный инициатор по организации съездов естествоиспытателей в России, в Академии Наук - известный герпетолог Штраух . В Петербурге группируются около Кесслера и Штрауха более молодые силы, частью их ученики, как М. Богданов, Герценштейн , Плеске , Никольский , Бихнер и целый ряд еще более молодых сил. На Кавказе в этом направлении работает - Радде .

Одновременно с Ф. Брандтом в Академии Наук, в качестве хранителя, работал энтомолог Менетриэ , участвовавший в экспедициях в Бразилию и на Кавказ. Он является родоначальником русских энтомологов, группирующихся главным образом около Русского энтомологического общества. Имена Блекера, Моравица , Остен-Сакена , Порчинского , Родошковского, Семенова, Якобсона и целого ряда энтомологов связаны с деятельностью этого общества. Мы видели, что Бэр явился и первым зоологом-путешественником, так что последующие зоологи-путешественники - Миддендорф, Северцев, Федченко, Пржевальский - являются лишь продолжением того, что было начато Бэром. Все они являются исследователями нашего севера, русских азиатских владений или близлежащих к ним стран. Только Миклуха-Маклай из русских зоологов-путешественников пытался перенести деятельность в иные, более далекие пункты земного шара. Точно так же получившая от Бэра толчок прикладная зоология начинает развиваться.


Случайные файлы

Файл
122545.rtf
30341.rtf
31990.rtf
ref12353.DOC
11387-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.