Жизнь как "антиэнтропийный процесс" (11580)

Посмотреть архив целиком

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ


«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ

УНИВЕРСИТЕТ

ЭКОНОМИКИ И ФИНАНСОВ»





Реферат по концепции современного естествознания


Тема:

Жизнь как «антиэнтропийный процесс»



Выполнили:

студенты 1 курса

ОЭФ


Научный руководитель:






Санкт-Петербург

2008


Содержание


Этика жизни и традиции русской философии

Концепция этической гносеологии

"Живая этика"

Натуралистические представления русской философии

Жизнь как «антиэнтропийный процесс»

Несколько иная трактовка жизни как антиэнтропийного явления

Список используемых источников информации


Этика жизни и традиции русской философии


Русскую этическую мысль можно назвать этикой жизни. Для нее характерно прежде всего осознание самоценности жизни, нравственное освящение жизни как фундаментальной ценности, причем жизни, наполненной духовным смыслом.

Этот духовный смысл жизни по-разному трактовался в различных философских концепциях.

Именно этика составляла ядро русской религиозной философии. Даже экономические и социологические построения, осуществленные, например, С. Булгаковым и С. Л. Франком, основывались на фундаментальных нравственных принципах этики солидарности.


Концепция этической гносеологии


Более того, в русской философии была предложена концепция этической гносеологии, т. е. гносеологии, включающей в себя этические регулятивы. В работе "От критицизма к этической гносеологии" Д. И. Менделеев в противовес неокантианской идее о ценностной нейтральности науки проводит принципиально иной подход - этической нагруженности любого знания. Трактуя познание как познавательную деятельность, регулируемую определенными нормами и идеалами, он подчеркивает, что в сам познавательный процесс включены этические регулятивы. К сожалению, этот подход, делающий акцент на этической оценке любых форм знания и методов науки, на выявлении познавательных идеалов разных наук, не получил в дальнейшем какого-либо продолжения и развития. Лишь в наши дни, когда остро встал вопрос о необходимости оценки и исследовательских проектов, и технологических нововведений, осознается перспективность идеи этической гносеологии.

Этические концепции, развитые в русской религиозной философии, не смогли стать теоретическим основанием для построения биоэтики. Они лишь задавали ведущий вектор отношения человека к миру, к жизни, к окружающей природе. К сожалению, они, будучи весьма спекулятивными, были далеки от моральных коллизий, возникавших в повседневной жизни, в медицинской практике, в отношениях человека к живым существам. Для того чтобы эта традиция русской философии, существующая в текстах выдающихся русских мыслителей, стала живой традицией, необходимо осмыслить с позиций, развитых этими мыслителями, новые моральные коллизии и альтернативы, встающие в наше время. Между тем современные иерархи русской православной церкви в отличие от католических идеологов далеки от этических проблем биотехнологии и медицины и вообще не обсуждают их.


"Живая этика"


В отечественной философской мысли существует и другое направление, которое также можно охарактеризовать как этику жизни. Это - "живая этика", развитая рядом представителей буддистской мысли. Наиболее известным представителем этого направления является Н. К. Рерих - создатель так называемой "Живой Этики". Согласно Н. К. Рериху, наша планета вступила в эпоху Огня, где возрастает роль психических энергий и вообще космических энергий. Овладение психической энергией предполагает нравственное преобразование природы. Оум - психическая энергия трех миров. Сердце - средоточие психической энергии, которая является частью общей, космической энергии. Необходимо соединить сердца и соответственно психические энергии "в хоровод согласия". Поэтому духовное преображение человека осуществляется не в одиночестве, а в общине, в сотрудничестве с космической иерархией. Сами названия этических статей Н. К. Рериха - "Общее дело", "Живая мудрость", "Мир всему живущему", "Свобода познания", "Борьба с невежеством", "Справедливость", "Чуткость", "Помощь", "Польза Доверия", "Благожелательство", "Труд", "Содружество", "Взаимность", "Милосердие", "Сопротивление злу" - показывают, что это была этика взаимной солидарности, милосердия и справедливости, основанная на религиозных и философских ценностях буддизма.

И это направление в русской этике было все же далеким от моральных коллизий повседневной жизни, от анализа критических ситуаций, требующих морального выбора. Она выдвигала скорее абсолютный вектор в ориентациях человека, в его отношениях к миру, к другим людям, к животным и жизни вообще. Правда, надо сказать, что П. Бадмаев, основавший в Петербурге лечебную школу тибетской медицины и переведший основной трактат по тибетской медицине "Худ-ши", пытался осмыслить этику врачей, исходя из буддизма. В "Этике тибетских врачей" П. Бадмаев подчеркивал, что "традиции врачебного сословия требуют от каждого врача шести условий: быть вполне способным для врачебной деятельности, быть гуманным; понимать свои обязанности, быть приятным для больных, не отталкивать их от себя своим обхождением, быть старательным в делах и быть ознакомленными с науками". Основное требование к врачам заключается в "исполнении долга". И все же П. Бадмаев был скорее переводчиком тибетского трактата, он стремился ознакомить общественность России и с этической теорией, и с медицинской практикой Тибета, но не построить, исходя из канонов буддизма, медицинскую этику, отвечающую новым условиям и новым задачам, вставшим перед врачами.


Натуралистические представления русской философии


Существовало в России и третье направление в этике жизни, которое, по-моему, было гораздо ближе к острым коллизиям повседневной жизни и критическим ситуациям, требующим морального выбора. Это направление можно назвать натуралистическим, поскольку ориентируется на естественные науки, на биологию прежде всего, хотя и указывает на ограниченность существующих в естествознании теорий. Представителей этого направления этики жизни в русской мысли достаточно много, и они предложили интересные и перспективные этические концепции. Их объединяет стремление осмыслить жизнь как природно-исторический феномен и обосновать этику из идеи борьбы со смертью.

Наиболее известным представителем этого направления в начале XX в. был Н. А. Умов - выдающийся русский физик, философские работы которого, в том числе и этические, к сожалению, мало известны. В своих статьях - "Agaph", "Недоразумения в понимании природы", "Задачи техники в связи с истощением запасов энергии на земле", "Культурная роль физических наук" Н. А. Умов развивает комплекс идей, обосновывающих этику жизни. Он исходит из того, что жизнь специфична по своей организации и для ее постижения недостаточно физикалистских понятий и методов. Специфика жизни заключается в ее антиэнтропийности1, в том, что всегда связана с борьбой с тем, что Умов называет "нестройностью". Этот термин по своей сути тождествен тому, что в современной физике называют хаосом, неорганизованностью, беспорядком. По словам Умова, "нестройность есть то вероятное состояние, к которому стремится неорганизованная природа. Напротив, стройность движений есть основа организованной материи... Картину превращения нестройности в стройность представляет и историческая жизнь человеческого общества... Прирожденные нам стройности заключают уже в себе элементы этики. Нравственные принципы не могли бы руководить поведением существ, природа которых была бы образована из нестройностей". Подчеркивая, что "эволюция живой материи в общих чертах увеличивает количество и повышает качество стройностей в природе". Н. А. Умов выдвигает предположение о том, что следует дополнить законы термодинамики новым законом, который фиксировал бы антиэнтропийность живого и тем самым включил бы процессы жизни в процессы природы.

Не приемля неокантианского ограничения этики анализом нравственного поступка личности и нравственных отношений между людьми, разрыва между теоретическим и практическим разумом, Н. А. Умов проводит мысль о том, что этика должна основываться на осмыслении специфичности - жизни, что этика неразрывно связана с естествознанием: "Погружение мысли исключительно в область узкочеловеческих интересов приводит к нравственной беспомощности при неудовлетворенности жизни". Сохраняя ориентацию на науку, на естествознание (высоко оценивая, в частности, значение теории эволюции Дарвина),

Н. А. Умов настаивает на том, что основная цель этики - в стремлении устранить бедствия человеческой жизни с помощью деятельного вмешательства в жизнь природы, в превращении хаотических сил природы в организованные, "стройные". Он выдвигает .новую заповедь новой этики: "Твори и созидай на основе научного знания". Как мы видим, ведущие ценности новой этики жизни - борьба с хаосом, любовь и творчество - отнюдь не противопоставляются Н. А. Умовым природным процессам, наоборот, они выводятся из жизни, из ее специфики как антиэнтропийного явления. Эти ценности укоренены в жизни: "Эволюция живой материи представляет собой естественную историю борьбы за осуществление высших проявлений стройности этических идеалов". Этические идеалы не противопоставляются жизни, подобно тому, как это делали неокантианцы, противопоставляя сферу должного сфере сущего. Наоборот, они должны быть выведены из жизни, из первичных форм стройностей, существующих в органической жизни и развивающихся до высшей формы - этических идеалов добра и любви. Тем самым Н. А. Умов задает новый ориентир этике - ориентир борьбы с силами хаоса, беспорядка во имя утверждения жизни. "Величественная задача гения человечества - охранение, утверждение жизни на земле".


Жизнь как «антиэнтропийный процесс»


Случайные файлы

Файл
116188.rtf
loc3.doc
54315.doc
47781.rtf
28681-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.