Вклад отечественных учёных и государственных деятелей в развитие териологии в России в XVIII веке (11394)

Посмотреть архив целиком

ВКЛАД ОТЕЧЕСТВЕННЫХ УЧЁНЫХ И ГОСУДАРСТВЕННЫХ ДЕЯТЕЛЕЙ В РАЗВИТИЕ ТЕРИОЛОГИИ В РОССИИ В XVIII ВЕКЕ


Большой вклад в развитие российской биологии, в частности, териологии, внёс русский царь-реформатор Пётр I, интересовавшийся зоологией и собиравший разнообразные коллекции животных. Увлёкшись в юности, особенно во время путешествий по Европе, зоологическими коллекциями, содержавшими, кроме прочих экспонатов, образцы млекопитающих, Пётр I заложил экспедиционные исследования природных ресурсов России ещё до основания Академии наук.

Именно по этой причине многие отрасли биологии начали формироваться в России во времена Петра I, в 1724 году основавшего Академию наук в Санкт-Петербурге, что, по мнению научной общественности, стало поворотным пунктом в развитии многих биологических дисциплин в России, в том числе и териологии. Причём, несмотря на то, что разнообразные сведения о жизни млекопитающих, их промысле и использовании в народном хозяйстве накапливались задолго до создания академии, потребовались значительные преобразования государственного устройства, обеспечившие возникновение особого научного центра (Шишкин, 1999; 2000).

Вообще же, во многом благодаря царю-реформатору, XVIII век отмечен первыми академическими экспедициями, вырастившими не одного русского академика-биолога, чьи вклады в науку выходят за рамки какой-либо одной научной дисциплины – зоологии, ботаники, географии, этнографии, исследовавших и описавших животный мир многих регионов Российской империи.

Так, основными результатами Великой Северной экспедиции, относящейся к описываемому периоду, стали не только беспрецедентные по широте охвата географические описания (с картированием) побережий империи от Беломорья до Аляски и Сахалина, но и ряд монографий, написанных участниками академического отряда: Г.Ф. Миллером, И.Г. Гмелиным, Г.В. Стеллером и С.П. Крашенинниковым.

Степан Петрович Крашенинников, первый русский академик-биолог, дал в своей знаменитой книге о Камчатке (1755) первое для Российской Империи описание региональной фауны. Работы Крашенинникова выходят за рамки одной научной дисциплины. Взятый в экспедицию в качестве академического студента, он, занимаясь в пути изучением естественной истории и другими науками под руководством И.Г. Гмелина и Г.Ф. Миллера, удивительно быстро сформировался в самостоятельного исследователя. Сопоставляя значение С.П. Крашенинникова и М.В. Ломоносова в истории отечественной науки, академик В.И. Вернадский писал: «1737 год, когда Крашенинников отправился самостоятельным учёным на Камчатку, есть памятный год в истории русской культуры. Это было первое начало самостоятельной исследовательской научной работы русского общества. В этом году Вольф писал в Академию наук барону Корфу: «Виноградов и Ломоносов начинают уже говорить по-немецки и довольно хорошо понимают то, о чем говорится... Стали они также учиться рисованию, которое им пригодится как в механике, так и в естественной истории. Зимою они будут слушать экспериментальную физику...» Два первых русских натуралиста одновременно входили в новую жизнь: один – в безлюдье девственной природы Камчатки, другой – в реформированном университете Марбурга. Когда в 1743 г. С.П. Крашенинников вернулся в Петербург, он застал в нём М.В. Ломоносова в полном расцвете научной работы и научных планов. С появлением С.П. Крашенинникова и М.В. Ломоносова подготовительный период в истории научного творчества российского народа окончился.

К сожалению, большая часть новых животных, открытых участниками академического отряда (С.Г. Гмелиным, Г.В. Стеллером, С.П. Крашенинниковым), не сохранила приоритета описаний, выполненных их авторами, так как по правилам зоологической номенклатуры отсчёт валидных (т.е. соответствующих этим правилам) названий начинается с 1758 г. – времени выхода десятого издания «Системы природы» К.Линнея.

Удачливее в этом отношении были участники Великих академических экспедиций 1768–1774 гг., проводившие свои исследования на территории от Причерноморья до Забайкалья: П.С. Паллас, И.И. Лепехин, С.Г. Гмелин, И.А. Гюльденштедт, И.Г. Георги. Особенно велик вклад П.С. Палласа. В своем выдающемся итоговом труде «Зоогеография Россо-Азиатика» он дает описание 151 вида млекопитающих, 425 видов птиц, 11 видов амфибий, 41 вид рептилий, 241 вид рыб. Значительное число из них было описано Палласом впервые. К сожалению, этот труд, за исключением небольших фрагментов, до сих пор не переведён на русский язык.

Представления об изменяемости видов, эволюции живых существ были в этот период господства теологии редкостью (работы А.Каверзнева, К.Вольфа и др.). Гениальный П.С. Паллас, поддерживавший в начале своей научной деятельности идею эволюции, позднее высказывался в пользу доминирующей доктрины о неизменности видов.

По мнению С.И. Огнёва (1951) Палласа весьма справедливо можно считать основоположником систематического изучения млекопитающих в России. Несмотря на необычайную многосторонность своих научных интересов и многочисленные труды по ботанике, геологии, палеонтологии, минералогии, физической географии, сельскому и лесному хозяйствам, технологии, медицине, этнографии и языковедению, этот удивительный учёный всё же всегда был и оставался великим зоологом. Так, Ф.Ф. Кеппен (1895) писал: "Заметим кстати, что Паллас неоднократно заявлял такие взгляды в зоологии, которые не были понимаемы его современниками, но сделались достоянием науки лишь около ста лет спустя".

Во время своих первых путешествий (1768-1774 гг.), совершенных в восточные губернии Российской империи и на Урал, П.С. Паллас собрал обширный материал по фауне Восточной России и Сибири, а накопленные во время этих экспедиций сведения и по сей день представляют огромную научную ценность, так как характеризуют состояние этих районов более чем 200 лет назад. В 1793-1794 гг. Паллас снова побывал на нижней Волге, а также в Крыму, природу которого он тщательно исследовал. Все собранные гениальным зоологом материалы тщательно редактировались и выходили в свет в виде многочисленных статей, очерков, монографий, точное число которых не установлено и по сей день. Например, согласно данным Ф.Ф. Кеппена (1895), полная библиография научных работ Палласа насчитывает 158 источников. Особое место в этом ряду занимает "Novae species Quadrupedum e Glirium ordine" (1778), в котором знаменитый учёный привел подробное описание систематических особенностей, внутренней анатомии и географического распространения животных, дал описание новых для науки видов млекопитающих. Помимо этого труда, капитальным жизненным трудом Палласа является "Zoographia Rosso-Asiatica", над которой учёный трудился около сорока лет. Это научное издание вышло в свет в 1831 году, однако до настоящего времени учёные постоянно обращаются к этой классике зоологической науки.

В конце XVIII столетия своей фундаментальностью, основательностью и разнообразием подходов в зоогеографии отличалась деятельность академика П.С. Палласа, исследования которого и участников академических экспедиций были обобщены в "Zoographia Rosso Asiatica" (1811). Паллас не только проводил фаунистические исследования, раньше Кювье составил естественную классификацию животных, но и, в отличие от своих зарубежных современников Бехштейна, Наумана, Нельсона, Одюбона, Гульда и др., исследовал влияние внешних условий на распространение и жизнь животных. Этому способствовали его обширнейшие знания и научные интересы в области физической географии и задачи экспедиции. Одним из первых наиболее точную характеристику деятельности Палласа дал Н.А. Северцов: "... это была заслуга неизбежного Палласа. Мы называем его неизбежным, потому что нет отрасли естественных наук, в которой он не проложил бы нового пути, не оставил бы гениального образца для последовавших за ним исследователей" (1950. С. 15). И далее: "По своей многосторонности Паллас напоминает энциклопедических учёных древности и средних веков; по точности и положительности это учёный современный, а не XVIII века, и как ни велика его учёная слава, она все еще не может сравняться с его заслугами для науки" (С. 18).

Экспедиции учёных XVIII века, посещавшие Сибирь, старались обходить труднодоступные для конных караванов горные районы нынешней Кемеровской области стороной. Так, экспедиция П. С. Палласа (1771 г.) прошла значительно северней этой области, на ходу собирая и описывая представителей местной фауны. Тем не менее в своей монументальной книге - «Zoogeographia Rosso-Asiatica» (Pallas, 1831), Паллас приводит описание нового вида млекопитающих впервые обнаруженного им здесь - это Sorex minutissimus Pall., - крошечная бурозубка, голотип которой отловлен в окрестностях села Кийского на реке Кие.

Несколько ранее по реке Томи прошёл один из отрядов экспедиции Д.Г. Мессершмидта. В 1721 году он поднялся из Томска вверх по реке до её верховий. Бывал в «Кузнецких горах» и С.П. Крашенинников в 1772 году. Позднее эта территория неоднократно посещалась зоологами основанного в 1888 году Томского университета. Однако исследования эти носили характер разовых посещений, или целью их являлась какая-либо небольшая группа видов в пределах локальной территории (Баранов, 2003).

Помимо упомянутых научных работ П.С. Палласа, огромную роль по-мнению С.И. Огнёва (1951), сыграли "академические экспедиции" И.И. Лепёхина и С.Г. Гмелина, являвшихся руководителями "Оренбургских" и "Астраханских" отрядов.

Во время своих экспедиций, охвативших почти всю Европейскую часть России от Каспийского моря до Белого и от Белоруссии до Урала включительно, И.И. Лепёхиным были собраны огромные и разносторонние материалы по фауне млекопитающих. Так, в "Дневных Записках" этого знаменитого учёного-естествоиспытателя (Лепехин, 1771-1804), приведён не только перечень всех видов млекопитающих, обитающих в том или ином районе, но и дана характеристика ценных промысловых животных, раскрыты особенности промысловой охоты, характеристики промыслов, их значение в экономике регионов, выявлена специфика орудий лова. Особенно много в трудах И.И. Лепёхина биологических характеристик различных видов млекопитающих, а также экологических обобщений, многие из которых предвосхитили ряд мыслей, высказанных спустя много десятков лет. Так, например, очень интересны рассуждения этого учёного о несомненной связи плодовитости и периодических колебаниях численности таёжных животных с урожаем семян хвойных пород, а также о зависимости миграций белки и кедровки от кормовых условий. По сравнению с биологическими и экологическими данными различных видов животных, материалов, касающихся систематических особенностей видов относительно немного. Например, в его "Дневных записках" имеются лишь беглые систематические заметки, а в "Прибавлениях" к ним и специальных статьях описано немногим более ста видов животных. При этом не во всех описаниях даны названия и часто отсутствуют диагнозы видов.


Случайные файлы

Файл
158463.rtf
7163-1.rtf
76977-1.rtf
20818-1.rtf
13733.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.