Биотехнологии и общество (11318)

Посмотреть архив целиком

БИОТЕХНОЛОГИИ И ОБЩЕСТВО


Историческим днем можно считать 14 октября 1980 года. В то утро Фондовая биржа на знаменитой Уолл-Стрит в Нью-Йорке впервые выпустила на торги 1,1 миллиона акций компании "Гентех" по 35 долларов за штуку — цене, которая взлетела через 20 минут до 89. А началось это с того, что биохимик Герберт Бойер и финансист Роберт Свенсон в 1976 году, вложив по 500 долларов каждый, основали "Ген­тех". Через четыре года каждый стал владельцем акций на сумму около 66 миллионов. Энтузиазм фондового рынка был вызван всего лишь 20 миллиграммами человеческого инсулина, полученного в 1978 году из трансгенной бактерии. С этого дня началась золотая эра био­технологии, поднявшая фармакологическую промышленность до вто­рой по доходности после компьютерных технологий позиции в аме­риканской экономике.

Агрохимические компании ожидали такого же успеха от генетически модифицированных организмов и в сельском хозяйстве. Они выбра­ли наиболее перспективное направление — устойчивость к болезням, вредителям и гербицидам. Идея выглядела очень заманчиво. Однако, такая политика оказалась недальновидной. Они забыли старое прави­ло "если хочешь продать слона, тебе сначала нужен не слон, а тот, кто его купит". Выбранное компаниями направление было привлекатель­но для фермеров, а не для покупателей в магазинах. Убедить именно простых потребителей, что предлагаемый товар лучше старого только за счет простоты выращивания оказалось не просто. Этим немедлен­но воспользовались конкурирующие компании.

Особенно усилилось негативное отношение к генетически модифи­цированным продуктам после того, как в конце 90-х годов прошлого столетия Европарламент объявил мораторий на ГМО. В то время та­кая мера была принята ЕС не столько от опасений, что ГМО опасны, сколько от того, что в Европе еще не было собственных трансгенных сортов сельскохозяйственных культур. И, закрыв доступ на Европей­ский рынок американским продуктам, ЕС, тем самым, защищал соб­ственных производителей сельскохозяйственной продукции. Сейчас трансгенные сорта уже созданы и в Европе.

В 2003 году Европарламент принял 2 закона, отменяющих мораторий и снимающий большинство ограничений на продажу генетически мо­дифицированных продуктов питания. Сейчас в Европе зарегистриро­вано (т.е. признано безвредными) около 20 трансгенных сортов сель­скохозяйственных растений.

Так, что этот вопрос имеет не только чисто медицинскую и экологи­ческую подоплеку.


ПОЧЕМУ ОНИ САМИ СОМНЕВАЮТСЯ?


В качестве одного из козырных вопросов "зеленых" является такой: "А вы можете нам гарантировать, что трансгенные организмы будут всегда абсолютно безопасны?" Любой нормальный ученый скажет, что, конечно, трансгенные организмы безвредны и можно гарантиро­вать их безопасность, но предвидеть абсолютно все невозможно. "Ага! — с победным видом кричат "зеленые", — значит, вы сами сомневае­тесь! Значит, ГМО вредны, а вы от нас скрываете!"

Это производит огромное впечатление на публику - действительно, "зеленые", наверное, правы, они однозначно и четко утверждают ГМО - яд, а ученые не уверены в безвредности ГМО. В этой связи мне ка­жется уместным процитировать Михаила Булгакова, сказавшего уста­ми доктора Борменталя: "Вы, Шариков, чепуху говорите, и возмути­тельнее всего то, что говорите ее безапелляционно и уверенно".

На самом деле ни один уважающий себя ученый никогда не будет ка­тегоричен. Это в природе исследователя — всегда сомневаться, иначе он не будет ученым. Даже в первом законе Ньютона.

Несколько лет тому назад мне довелось встречаться с директором Центра биотехнологии в сельском хозяйстве и защиты окружающей среды Радгерского университета штата Нью-Джерси (США) Питером Деем. Мне понравилась его фраза: "Проблема в том, что хотя я уве­рен, что генетически модифицированные продукты безопасны, не могу вам сказать, что они на сто процентов безопасны. Уже сидеть в этой комнате не является стопроцентно безопасным для нас. Хотя ве­роятность того, что на нас упадет потолок, исключена (наша встреча происходила до 11 сентября 2001 года), однако абсолютно исключить ее нельзя".

Печально известный "народный академик" Трофим Лысенко был как раз очень категоричным. Броско клеймив генетиков - "мухолюбы-че-ловеконенавистники", а генетику - "продажной девкой империализ­ма", он был понятен широким массам, тем более пообещав, что при помощи "марксистской биологии" легко и быстро решит все пробле­мы сельского хозяйства. Голоса настоящих ученых не были слышны в звуках бравурных маршей. Нынешние экологисты взяли на вооружение приемы недоброй памя­ти Трофима Лысенко. Навесив новые клейма на генетиков, пообещав спасти мир, правда, не накормив его, подвергли настоящей травле выдающихся ученых. Что ж, как писал Поль Валери: "Если не могут атаковать мысль, атакуют мыслителя". В Украине такая травля нача­лась с публикаций в газетах о вреде картофеля, устойчивого к коло­радскому жуку. В них в оскорбительной форме нападали на самых из­вестных в области генетической инженерии растений ученых нашей страны. Их обвиняли в продажничестве американским фирмам и в попытке сделать из Украины полигон для испытания вредных биотех­нологий, а из народа подопытных кроликов. Автоматически авторы таких статей причисляли себя к неподкупным борцам за интересы на­рода Украины и к истинным патриотам. Один из ученых, задетых в этих публикациях, сказал: "Я бы мог подать в суд иск о защите дос­тоинства и чести и выиграть процесс, но это отняло бы у меня слиш­ком много времени. Причем для меня бы это было и хлопотно, и не­приятно, а автору статьи только дополнительная реклама".

В это же время очень кстати пришлись результаты исследований Ап-парда Пуштаи о "вреде трансгенной картошки". Эти результаты тот­час были широко распространены экологистами по всему миру как явное свидетельство вреда трансгенных продуктов. Суть его исследо­ваний сводилась к тому, что он, получив картошку, устойчивую к ко­лорадскому жуку и скармливая ее крысам, обнаружил у них расстрой­ство пищеварения, снижение иммунитета и другие отклонения. Ка­кой яркий пример вреда от биотехнологий! Однако прошло немного времени и Королевское научное общество Великобритании распро­странило отчет специально созданной комиссии по проверке резуль­татов исследований Аппарта Пуштаи. В этом отчете подробно изуча­лись условия проведения экспериментов, методики, исходный мате­риал и многое другое. Выводы были однозначны: результаты предста­вляют собой обычную научную фальсификацию. Я не говорю о том, что сама постановка экспериментов не выдерживала никакой крити­ки. Даже студент-первокурсник не допустил бы столько промахов при планировании опытов, он бы продумал нормальный контроль и ра­цион питания лабораторных животных. Но это пустяки. Самое глав­ное было в том, что Пуштаи взял вместо Вг-гена ген лектина (лектины — это вредные белки, которые угнетают действие некоторых фер­ментов, нарушают процессы пищеварения, снижают пищевую цен­ность продуктов и т.д.) То есть, Пуштаи сделал заведомо ядовитый продукт и независимо от того, провел бы он эксперименты грамотно или нет, подопытным крысам лучше не стало бы. Его эксперимент показал только очевидное: при помощи генетической инженерии можно создавать и полезные, и вредные вещи в зависимости от спо­собностей или намерений. Как говорится - если вам дали хорошее об­разование, это еще не значит, что вы его получили.

Кто-то из великих сказал: "Чем бы ученые ни занимались, в резуль­тате у них всегда получается оружие". Все зависит от того, в чьих ру­ках технология. Генетическая инженерия — инструмент, и им можно воспользоваться по-разному, как топором: при помощи топора мож­но и дом построить, и голову отрубить. Но обсуждение возможности создания трансгенного биологического оружия не являются темой этой работы.

Возвращаясь к Пуштаи, добавлю: сейчас он уже не работает в науке. Экологисты видят в этом преследования со стороны биотехнологов и представляют его как жертву собственной научной принципиально­сти. На самом деле все гораздо проще. Ни одно уважающее себя уч­реждение не примет на научную работу человека, уличенного в науч­ной фальсификации. Для ученого - это смерть. Он может заниматься чем угодно: мыть посуду, торговать гамбургерами или подметать ули­цы, но ученым он уже не будет.

Однако, разоблачения пришли потом, а тогда, в результате растрево­женного общественного мнения, в Украине прекратилась регистра­ция не только трансгенного картофеля, но и других трансгенных культур. "Патриоты" экологи не скрывали радости — еще бы, такая победа! Но прошло несколько лет и в соседней России трансгенный картофель признан безвредным и зарегистрирован. Польша, Болга­рия, Румыния тоже обошли Украину в этом вопросе. Я не сторонник бежать впереди паровоза, но так же не люблю вскакивать в послед­ний вагон уходящего поезда. Украина уже потеряла темп и трансген­ные продукты будут поступать к нам из ближнего зарубежья. Мы те­ряем возможности для укрепления экономики за счет внедрения но­вейших биотехнологий, а это, в конце концов, и наше с вами личное благосостояние. Так что, "настоящие патриоты", в данном случае, тормозят развитие не только державы, но и благополучие населения. Фраза о том, что Украина рискует оказаться на обочине мирового прогресса, уже набила оскомину, но мы, по-прежнему, регулярно ста­раемся наступать на грабли в любом вопросе.

Не может страна, создающая ракеты для запуска спутников, совре­менные самолеты, позволить игнорировать прогресс в современных высоких технологиях в биологии.


Случайные файлы

Файл
SOD.DOC
33058.rtf
104005.rtf
75008-1.rtf
1876-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.