Понятие о конституции (10354)

Посмотреть архив целиком

План


1. Понятие о конституции. Функциональная конституция. Соматофункциональные ассоциации 3

2. Общая характеристика отряда приматов. Человек, как характерный представитель приматов. Биологические предпосылки очеловечивания 9

3. Время и территории возникновения человеческих рас 13

Литература 19


1. Понятие о конституции. Функциональная конституция. Соматофункциональные ассоциации


Конституция человека — совокупность функциональных и морфологических особенностей организма, сложившихся на основе наследственных и приобретенных свойств и определяющих реактивность организма на различные воздействия. Строение и функциональные особенности организма у различных людей в какой-то мере могут быть сходными, что позволяет говорить о типах конституции человека. Чаще конституция человека определяется по телосложению — совокупности внешних признаков: рост, вес, степень развития мускулатуры и подкожного жирового слоя, пропорциональность отдельных размеров тела, которые устанавливаются антропометрическими измерениями.

Среди специалистов нет единого мнения о человеческой конституции и условно выделено несколько подходов. Так, с точки зрения российского антрополога В.В. Бунака, следует различать два вида конституции: санитарную и функциональную. При этом в первой учитываются структурно-механические свойства организма, определяемые в первую очередь взаимоотношением трех размеров: длины тела, обхвата груди и веса тела. Под функциональной конституцией понимаются те особенности телосложения, которые непосредственно связаны со специфическими, главным образом, биохимическими, особенностями жизнедеятельности организма, и прежде всего с углеводно-жировым и водно-солевым обменом. При таком понимании функциональной конституции предполагается, что основными ее характеристиками являются степени развития мускулатуры и жироотложения.

Функциональная конституция. Представленная концепция разработана относительно недавно. Но и без такой мощной теоретической опоры, многие конституционологи строили свои схемы на основе не только внешних признаков человека, но и его функциональных (физиологических) характеристик. По таким показателям, как содержание холестерина в крови, активность различных рецепторов, функции гипофиза и щитовидной железы, уровни гормонов, можно различать людей не хуже, чем по чертам лица, а о здоровье и возможных рисках заболеваний эти признаки говорят намного больше.

Некоторые авторы пытались построить свои конституциональные схемы на основе работы желез внутренней секреции. Примерами могут служить независимые работы Н.А. Белова и итальянского исследователя Н. Пенде. В них была предпринята попытка связать деятельность разных эндокринных желез с внешним обликом человека, его психическими, эмоциональными и личностными качествами.

Впрочем, взаимосвязь всех этих признаков отнюдь не прямая. Н. Пенде взял за основу исследований типологию своего учителя Г. Виола (Пенде Н., 1930). Ему удалось выделить как минимум 8 типов телосложения, по которым можно было бы определять уровень эндокринной секреции (и наоборот). Но даже в крайних вариантах нормы, на большом количестве людей получить прямого соответствия, например, гиперактивности какой-либо эндокринной железы с резкой выраженностью морфологического конституционального типа не удается. Только в патологических случаях такая связь становится очевидной, общеизвестным примером чего может служить, например, базедова болезнь.

Сложность построения функциональных схем конституции обусловлена крайней неоднородностью функциональных признаков. Например, в схеме 1927 г., разработанной М.В. Черноруцким для выделения астенического типа используются такие признаки, как капельная форма сердца, удлиненные большие легкие, низкое положение диафрагмы, короткий кишечник, а также пониженное артериальное давление, пониженная всасывающая способность кишечника, повышенный обмен веществ, низкое содержание холестерина и мочевой кислоты в крови, гиперфункция гипофиза и щитовидной железы и гипофункция надпочечников и половых желез (Бунак В.В., 1941). Для характеристики гиперстенического типа М.В. Черноруцкий привлек еще и такие признаки, как большие размеры желудка, склонность к ожирению, высокое содержание эритроцитов и гемоглобина в крови. Видно, что морфологические, хотя и невидимые снаружи признаки смешаны тут с функциональными. Последние же имеют совершенно разные уровни. Так, уровень обмена веществ, артериальное давление и функция гипофиза - как они в реальности связаны друг с другом? Можно ли объединять их в одной схеме только на основании того, что они функциональные, а не морфологические?

Вернемся к концепции Е.Н. Хрисанфовой. Стремясь избежать подобной хаотичности, она исследовала уровни активности половых гормонов у подростков. Половые гормоны делятся на мужские - андрогены и женские - эстрогены. И те, и другие имеются и у мужчин, и у женщин, но в разных соотношениях. Активность андрогенов и эстрогенов для удобства условно можно разделить на три градации - слабая активность, промежуточная и сильная. Всего существует девять возможных сочетаний и, как показали исследования, все они встречаются в реальности. Однако, частота встречаемости разных вариантов далеко не одинакова. Так, наиболее обычен случай со средней активностью обоих гормонов, причем и у мужчин, и у женщин. Такие люди составляют от 40 до 50% всей популяции. Остальные варианты немногочисленны: реже всего встречаются женщины с сильной активностью андрогенов и слабой - эстрогенов.

Особым свойством биохимических признаков, в отличие от морфологических, является значительная временная изменчивость. Морфологические признаки меняются во времени относительно медленно. Физиологические же признаки меняются не с годами, а в течение суток, часов и даже минут. Как же оперировать столь изменчивыми характеристиками?

Как выяснилось в результате длительных исследований индивидуальной изменчивости физиологических признаков, она далеко не хаотична и обычно имеет циклическую форму. Наиболее изучены суточные ритмы секреции биохимических признаков - тестостерона, инсулина, соматотропина, кортизола и других гормонов. У каждого человека суточная активность гормонов весьма стабильна, но может отличаться от характера активности у другого человека. Например, тестостерон мужчин может иметь три основных варианта суточной секреции. У большинства мужчин выявляется максимум секреции тестостерона в утренние и вечерние часы. Более редким вариантом является монотонная секреция с небольшими колебаниями уровня. Наиболее редко встречаются значительные колебания, происходящие по некоему очень индивидуальному типу. Были выделены и типы соотношений фракций эстрогенов у женщин.

Существенно, что, несмотря на огромную межиндивидуальную изменчивость биохимических показателей, индивидуальный тип секреции каждого человека и ее уровень остаются удивительно постоянными. Таким образом, даже очень вариабельные физиологические признаки поддаются конституциональной типологизации. Но пока, несмотря на теоретическую и практическую подготовленность, такая работа не проведена.

Наконец, важным свойством физиологических признаков является их тесная связь со здоровьем людей. Благодаря им возможна надежная диагностика многих заболеваний и рисков заболеваний, выявление потенциала здоровья человека.

Биохимические признаки ассоциированы с психофизиологическими процессами. Так, повышенное содержание тестостерона приводит к вспыльчивости и агрессивности, эстрогенов - к миролюбивости и эмоциональности, эндорфинов - к ощущению счастья и т.п. Но, если психика связана с биохимией, а биохимия - с телосложением, может, телосложение связано с психикой?

В мировой литературе крайне мало данных по физиологическим особенностям отдельных типов конституции. Считается, что у мужчин наиболее высокий уровень окислительных процессов свойственен грудному и грудно-мускульному типам, если использовать схему и терминологию В.В. Бунака, низкий уровень — брюшному и брюшно-мускульному. У женщин наиболее высокий уровень окислительных процессов наблюдается у астенического и атлетического типов телосложения, низкий — у мезопластического и эурипластического. Скорость кровотока и длительность задержки дыхания у мужчин и женщин в разных конституциональных группах примерно одинаковы, т.е. не связаны с типом телосложения.

При изучении гормональных факторов формообразования было установлено, что в женских группах все фракции эстрагенов характеризуются более высокими показателями у представителей пикноморфного варианта по сравнению с астеноморфным. Последнему типу, по-видимому, в целом свойственен пониженный уровень экскреции половых стероидов. Так, у юношей грудного типа в среднем почти вдвое меньший показатель экскреции общих 17-кетостероидов по сравнению с их сверстниками, относящимися к мускульному типу. Девочки дигестивного типа в пубертатный период обнаруживают опережение темпа развития по весовым признакам половой формулы по сравнению с астеноморфным вариантом, т.е. им свойственен гипергонадизм.

Систолическое давление у мужчин, равно как и содержание холестерина в сыворотке, у представителей брюшного типа значительно выше, чем у грудного и мускульного, причем это соотношение наблюдается у представителей разных этнотерриториальных групп.

Конституции и психологические особенности. Проблема соотношения психологических характеристик и особенностей телосложения наиболее детально разработана Кречмером и Шелдоном. Понимая под характером сумму возможных реакций человека, в том числе проявления воли, аффекта, а также включая в него интеллект и учитывая два типа темперамента: циклотимический и шизотимический, Кречмер поставил в соответствие особенности пикнической конституции с циклотимией, а особенности астенической конституции — с шизотимией. У здорового человека пикнического телосложения проявляются черты больного маниакально-депрессивным психозом (циклотимия). Наоборот, у здорового человека астенического телосложения шизотемический характер, выражающийся в сдержанности, скрытности, неконтактности интровертированности, что соответствует чертам больного шизофренией. При этом, по мнению Кречмера, связи особенностей конституции с психикой в крайней степени проявляются лишь у больных, у здоровых индивидов эта связь скрыта.


2. Общая характеристика отряда приматов. Человек, как характерный представитель приматов. Биологические предпосылки очеловечивания


ПРИМАТЫ, отряд млекопитающих, 2 подотряда: полуобезьяны и обезьяны. Св. 200 видов - от лемуров до человека, что ставит отряд приматов в особое положение. Для приматов характерны пятипалые хватательные конечности, способность большого пальца противопоставляться остальным; волосы, покрывающие тело и образующие у некоторых видов мантии, гривы, бороды и пр.; хорошо развитые слух и зрение. Эмоциональное состояние приматов выражается богатым набором звуков и жестов. Обитают главным образом в лесах тропиков и субтропиков. Образ жизни преимущественно дневной, древесный. Живут чаще стадами или семейными группами с достаточно сложной иерархической системой доминирования - подчинения. Размножаются круглый год, у большинства рождается 1 детеныш. Из-за уничтожения естественных местообитаний, браконьерства, бесконтрольного использования в исследовательских целях численность многих приматов резко сокращается. 50 видов и 19 подвидов в Красной книге Международного союза охраны природы и природных ресурсов.

Почти все приматы – обитатели теплого климата: Южноамериканской сельвы, Африканских лесов и Саванн, джунглей Индо-Малаиской области лесов Мадагаскара. Однако есть обезьяны например японский макак, которые могут жить даже на снегу. Отряд Приматы принято в настоящее время подразделять на два подотряда:

1. Низшие приматы, или полуобезьяны.

2. Обезьяны, или человекоподобные.

Подотряд Низшие Приматы – полуобезьян. К ним относят тупай, лемуров, долгопятов и др.

Это мелкие животные, но есть и средних размеров – с собаку. У всех полуобезьян имеются хвосты, часто пушистые. Лицевой отдел черепа вытянут, хорошо развито обоняние, на лице имеются осязательные волоски – вибриссы. Нижние зубы растут вперед образуя “гребешок” для ухода за шерстью или для соскабливания пищи. Все полуобезьяны метят территорию, на которой живут, пахучим секретом специфических кожных желез – грудинной, брюшной, горловой и др., а так же мочой. Мозг у полуобезьян небольшой, без извилин. Почти все они ведут ночной образ жизни, кроме некоторых видов древних лемуров. Живут они группами или по одиночке, рождают одного –двух детенышей. У всех, кроме долгопятов, неподвижная мускулатура лица, поэтому они не обладают такой мимикой, как обезьяны.

Тупайи являются переходной формой между насекомоядными млекопитающими и приматами. По строению черепа, передних конечностей, зубов, по биохимическим показателям они ближе к приматам. По-малайски тупайя означает “белка”, они небольшие, живут на деревьях и похожи на белок с пушистым хвостом.

Лемуры – самые типичные представители полуобезьян; распространены на Мадагаскаре. Древние лемуры живут большими группами. Есть лемуры с яркой окраской; например, у кошачьего лемура на хвосте чередуются белые и черные кольца и белые круги у глаз. Название этот лемур получил за звуки, похожие на мурлыканье. Кошачий лемур – дневной, питается фруктами, цветами, листьями. Помимо крупных лемуров есть мелкие карликовые виды, например мышиный лемур, размером с кулак, с огромными глазами, он весит 40-60 грамм. Это ночные охотники на насекомых. Из всех полуобезьян ближе всего к обезьянам стоят долгопяты, живущие в Индонезии и на Филиппинах. Они размером с крысу, имеют огромные глаза, светящиеся в темноте, за что их называют “долгопят – привидение”. Голый хвост с кисточкой служит балансиром при прыжках. Лицевой отдел – не вытянутый, как у других полуобезьян, а укорочен, а это означает, что обоняние слаборазвито. У долгопятов есть мимические мышцы, и они могут гримасничать, как обезьяны. Мозг сравнительно большой, задние конечности длиннее передних, удлинена и пяточная кость, за что их и называют долгопятами.

Подотряд Высшие приматы – человекоподобные. Все высшие приматы делятся на две секции – широконосые и узконосые обезьяны. Разделение основано на различиях в строении носовой перегородки: у широконосых обезьян она широкая и ноздри смотрят в сторону, а у узконосых узкая, ноздри обращены вниз. Отличаются они и по местам обитания. Все широконосые обезьяны живут в южной Америке и их называют обезьянами Нового Света; узконосые обезьяны живут в Африке и Азии и их называют обезьянами Старого Света.

Гоминиды (от лат. homo — человек), семейство отряда приматов. Включает человека современного типа (Homo sapiens) и ископаемых людей: питекантропов, неандертальцев и, вероятно, некоторых ископаемых высших приматов типа австралопитеков. Изучение современных и ископаемых приматов дает материал, позволяющий понять, каким образом возникли характерные особенности человека, которые в итоге вывели его за пределы мира животных.

Общим предком человекообразных обезьян и наиболее высокоорганизованного в отряде приматов семейства гоминид (людей) была одна из ветвей узконосых обезьян. Древнейшие представители этой ветви уже передвигались по земле на задних конечностях, помогая себе передними. Более или менее выпрямленное положение тела и перенос центра тяжести в основном на задние конечности резко изменило соотношение между всеми органами животного: грудная клетка становилась шире и короче; позвоночный столб постепенно терял форму дуги, свойственную всем животным, передвигающимся на четырех ногах, и приобретал S-образную форму, что придавало ему гибкость. Движения передних конечностей стали более свободными и разнообразными. Это оказалось очень полезным, так как облегчило добывание пищи. На ранних этапах эволюции приматов наши отдаленные предки жили на деревьях. Однако непосредственными предками гоминид были наземные двуногие обезьяны. Переход к наземному образу жизни осуществился задолго до появления первых гоминид. Переход к прямохождению, освободившему руку от участия в передвижении тела,— лишь одно и далеко не единственное. условие превращения нашего далекого предка в человека. Не менее важным был и стадный образ жизни, при котором слабость одной особи компенсировалась усилиями совместно обороняющегося стада, а опыт, приобретенный индивидуумом, быстро становился достоянием других членов стада. Высокий уровень развития мозга и психики, использование различных предметов в качестве орудий для охоты и защиты от врагов стали главнейшими предпосылками очеловечивания, основой для развития мышления и трудовой деятельности. Прежде чем человек окончательно выделился из мира животных, прошел длительный период времени.

Некоторые виды человекообразных обезьян погибли в борьбе за существование. Различные виды обезьян совершали от случая к случаю отдельные трудовые операции, забрасывали их, снова к ним возвращались, пока труд из исключения не стал правилом. Естественный отбор обеспечивал выживание особей и групп, обладавших способностью к трудовой деятельности. Переход от использования различных предметов в качестве орудий труда к регулярному и сознательному их изготовлению дал той группе приматов, из которой впоследствии возник человек, огромные преимущества перед остальными.

3. Время и территории возникновения человеческих рас


Специалисты по эволюции гоминид считают, что в антропогенезе снижалась интенсивность биологической эволюции (явление самоустранения естественного отбора). Однако весьма вероятно, что у наших предков, уже принадлежавших к людям современного вида, естественный отбор еще сохранял определенное значение до поздней поры палеолита. Именно в эпоху позднего палеолита, когда наши предки интенсивно расселялись по континентам (в соответствии с гипотезой моноцентризма), в процессе отбора формировались многие расовые особенности, характерные для экваториальных, европеоидных и монголоидных рас.

Предполагают, что характерные расовые особенности древних негроидных и австралоидных популяций складывались в Африке и Южной Азии в условиях жаркого и влажного климата и выраженной инсоляции. Многие признаки экваториальных рас могли иметь при этом адаптивное значение. Антропологи указывают на интенсивно пигментированную кожу с большим количеством меланина, черный цвет волос и темные глаза, курчавые волосы. Возможно, адаптивное значение имели поперечно расположенные, широко открытые носовые отверстия широкого носа, сильное развитие слизистой губ у большинства негроидов и австралоидов.

Из расовых признаков, характерных для европеоидов, действием отбора можно объяснить депигментацию кожи, волос и радужных глаз. На севере Европы имели наибольшие шансы выживания и размножения обладатели рецессивных мутаций генов, определяющих указанные признаки. Этому способствовали условия ледникового периода и послеледникового времени с преобладанием прохладного или даже холодного, влажного климата со значительной облачностью и пониженной инсоляцией. Среди северных континентальных монголоидов Сибири также наблюдается некоторая тенденция к депигментации волос, глаз и особенно кожи.

Если австралоидные расы формировались, вероятно, в тропиках Юго-Восточной Азии, негроидные — в аналогичной зоне Африки, а европеоидные — в умеренной климатической зоне Средиземноморья, Восточной Европы и Западной Азии, то область происхождения монголоидных рас надо искать в полупустынных и степных районах Центральной Азии, где с конца ледникового периода господствовал резко континентальный сухой климат с большими суточными и сезонными колебаниями температуры, сильными ветрами, нередко переходящими в настоящие пыльные бури, во время которых переносились массы песка, раздражающего и слепящего глаза. Узкий разрез глаз монголоидов, сильное развитие складки верхнего века и эпикантуса служили защитой против указанных вредных факторов.

Снижение роли естественного отбора эволюции человека началось, как предполагается, еще в эпоху первобытно-общинного строя, вероятно, при переходе от палеолита к мезолиту (среднему каменному веку), т. е. за 16-12 тыс. лет до наших дней. Культурная среда, создававшаяся в результате коллективного труда нашими предками, уменьшала необходимость в телесном приспособлении в процессе расогенеза. Сочетание конкретных условий различных регионов в процессе расогенеза определяло специфику действия естественного отбора. Основные особенности австралийцев сложились на стадии их предков в Юго-Восточной Азии, а при переселении в Австралию они лишь незначительно изменились.

При освоении экваториальными популяциями юга Африки (пустыня Калахари) складывается своеобразная бушменская (южноафриканская) раса, сочетающая признаки негроидов и некоторые монголоидные особенности (желтоватый оттенок кожи, развитая складка верхнего века, эпикантус, низкое переносье). Возможно, здесь, в условиях, близких к центральноазиатским, естественный отбор способствовал некоторым благоприятным мутациям.

Америка заселялась примерно в то же время, что и Австралия, преимущественно древними монголоидами из Северо-Восточной Азии, у которых еще не сформировались многие характерные особенности этих рас (узкий разрез глаз, эпикантус, низкое переносье). При заселении древними людьми различных климатических поясов Америки биологическое приспособление, видимо, не играло уже существенной роли, поэтому здесь не возникло таких резких расовых различий, как в Евразии и Африке. Хотя у некоторых групп индейцев Калифорнии и тропической зоны Южной Америки отмечен ряд «экваториальных» признаков, таких, как темная кожа, курчавые волосы, широкий нос, утолщенные губы, что свидетельствует об определенном результате действия естественного отбора. По мнению Н.Н. Чебоксарова, сложные процессы расообразования в позднем палеолите не сводились к действию естественного отбора. На материале ряда сложных ареальных признаков (группы крови, зубные признаки, кожные узоры) можно видеть, что человечество может быть подразделено на две большие группы популяций: западную и восточную. К первой принадлежат африканские негроиды и европеоиды, ко второй — монголоиды, включая американских индейцев. Популяции австралоидов Юго-Восточной Азии и Океании занимают промежуточное положение. Возможно, данное явление свидетельствует о первоначальном разделении человечества на две ветви — западную и восточную. Как можно объяснить наблюдаемое? Процесс сапиентизации, т. е. формирования человека современного вида, должен был предшествовать расообразованию, что сопровождалось вовлечением древних досапиентных человеческих популяций. Группы древних сапиенсов, составившие позднее основу больших рас человечества, унаследовали многие нейтральные особенности более древних гоминид. Сторонники данного взгляда на протоисторию (см.: Полицентризм) выделяют на географической карте, по крайней мере, два центра образования рас (для негроидов и европеоидов и для монголоидов).

Факторы расообразования. Длительное воздействие внешних природных условий на человека, продолжавшееся тысячами лет, в условиях малоразвитых форм труда и общества в верхнем палеолите (40-30 тыс. лет назад), не могло не вызвать биологических реакций организма, связанных с его анатомическими изменениями. При этом наследственно закреплялись изменения пограничных со средой частей тела. Эти изменения были адаптивными и составляли ядро расовых особенностей. В закреплении признаков важную роль должен был сыграть естественный отбор.

От непосредственного воздействия внешней среды, несмотря на активное ее освоение, не вполне освободился и современный человек. Для медицины важной проблемой является влияние на организм человека быстрых изменений условий среды, поэтому большое значение придается акклиматизации и краевой патологии, связанной с эндемическими (местными) болезнями.

На ранних стадиях существования Homo sapiens развитие расовых признаков и их закрепление происходило при совокупном действии отбора, изоляции и метисации. В будущем значение отбора снизилось, расообразование происходило в меньшей зависимости от среды, все более определяясь социально-экономическими факторами.

Существенными факторами расообразования у человека стали изоляция и метисация в их взаимодействии. Это — специфически человеческие факторы расообразования в условиях общественного развития.

На ранних стадиях отдельные кровнородственные группы были немногочисленными, мало соприкасались друг с другом. На этой ступени расовые признаки могли генетически закрепляться в изолированных эндогамных родах.

В длительно изолированной этнической группе, благодаря дрейфу генов, могут развиться признаки, отличные от соседних групп. Так, в изолятах горцев возникали отличия в цвете глаз, в концентрации групп крови. Расовые типы эскимосов, огнеземельцев, бушменов появились в условиях изоляции.

Численное увеличение родовых групп и племен, их расселение на более обширной территории вело к расширению ареолов расовых типов. С развитием общества уменьшалась изоляция между родовыми и племенными группами, усиливалось смешение между ними. Смешение рас вело к образованию новых рас, а с другой стороны, к постепенному сглаживанию расовых отличий. В случае изоляции смешанной расовой группы признаки расового типа закреплялись.

Дальнейшее развитие человечества, приведшее к образованию народов, а затем наций, и все нарастающее общение внутри данных образований и между ними вело к еще большему смешению уже не между отдельными этническими группами, а в более широких масштабах. В этих условиях фактор метисации перестает играть расообразовательную роль. Он приводит к нивелировке расовых типов. Образование наций и больших многонациональных государств ведет к очень большому расовому смешению человечества. Будущее человечество будет все менее различаться в расовом отношении, станет более однородным по физическому типу.

Особой проблемой является исследование значения полового отбора в возникновении расовых различий. Ч. Дарвин привел следующие аргументы в пользу теории доминирующего значения полового отбора в расогенезе. Расовые признаки не могли быть созданы естественным отбором в силу их бесполезности. С другой стороны, расовые признаки — особенности внешности человека, привлекающие внимание. Эталоном красоты у отсталых народов является собственный антропологический тип. Наиболее энергичные и сильные мужчины племени, по мнению Ч. Дарвина, отбирая наиболее красивых женщин себе в жены, формировали тип племени. В стороне от его внимания остается вопрос о причинах возникновения расовых признаков, которые в процессе полового отбора стабилизировались в антропологическом типе. Наконец, нельзя переносить нейтральность расовых признаков у современного человека в поздний палеолит, когда они обладали адаптивным значением. Половой отбор мог лишь усиливать черты, возникшие ранее. Наконец, групповая форма брака в первобытнообщинном строе могла препятствовать половому отбору.

Литература


Антропология. Христоматия. 2-е изд.,испр и доб. – М.: Российское психологическое общество, 1999.


5




Случайные файлы

Файл
88172.doc
145394.rtf
3303.rtf
142255.rtf
159667.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.