Чем закончилась попытка создать пролетарскую биологию (76433-1)

Посмотреть архив целиком

Чем закончилась попытка создать пролетарскую биологию

Э.И.Колчинский

В 20-х—начале 30-х годов отечественная наука претерпевала, если можно так сказать, преобразования в отношениях с властью, которая не могла обойтись без ученых, но и не довольствовалась прежними, сложившимися до революции формами взаимодействия с ними. Большевики стремились использовать науку для создания мощного военно-промышленного потенциала, реорганизации сельского хозяйства, построения новых форм общественной жизни, идеологического оправдания своей политики, повышения международного престижа. Если кризис в странах Запада (в годы Веймарской республики в Германии и "великой депрессии" в США) заставлял многих задумываться об объявлении "выходного" для науки, то есть многолетнего моратория на исследования, то в СССР власть видела в науке главное средство для выхода из глобального национального кризиса. Прометеевская вера коммунистических вождей в науку побуждала их к организации новых научных учреждений, вузов, кафедр, журналов и к изданию научной литературы в таких масштабах, о которых ученые в других странах не могли и мечтать. В условиях, когда государство стало единственным источником средств для проведения научных исследований, их политизация и идеологизация были неизбежны.

Из естественных наук биология в наибольшей степени оказалась восприимчивой к политическим и идеологическим влияниям. Стремление понять суть этого явления и мотивы поведения советских ученых-биологов породило обширную литературу, в которой анализируются взаимоотношения между наукой, идеологией и властью, осуществлявшей непрерывный контроль за всеми сторонами жизни общества и каждым ее членом [1]. Основное внимание, как правило, уделялось деятельности Т.Д.Лысенко и ее связи с партийно-государственной политикой [2]. При этом обычно не учитывается, что появление этой фигуры в высших эшелонах науки связано с многочисленными попытками в 20-х—начале 30-х годов создать некую "пролетарскую" или "диалектическую" биологию. В те годы не только и даже не столько политическое руководство, сколько ученые были инициаторами идеологизации и диалектизации естествознания. Первые диалектизаторы биологии, среди которых впоследствии оказалось немало жертв сталинских репрессий, активно участвовали в создании научных марксистских организаций, печатались в идеологических журналах, обсуждали вопросы о соотношении марксизма и различных естественно-научных концепций Шла борьба внутри биологического сообщества, члены которого по-разному реагировали на попытки диктовать тематику исследований в их области. Борьба сказывалась на ритуале научных мероприятий, на идеях, ценностях, традициях науки, на стиле поведения ученых с власть предержащими.

Важнейшей предпосылкой для появления лысенкоистского варианта советской биологии стала деятельность нескольких марксистских научных организаций в годы "культурной революции" (1929—1932). Часть из них возглавлял И.И.Презент, ставший вскоре правой рукой Лысенко и его главным идеологом. На основе неиспользованных ранее архивных материалов я постараюсь показать, насколько события "культурной революции" предопределили судьбу отечественной биологии в последующие десятилетия. Но вначале о некоторых результатах "советизации" и диалектизации биологии в годы НЭПа.

Начало диалектизации биологии

С первых лет советской власти правительство установило административный контроль над деятельностью институтов, лабораторий, музеев, вузов. Предпринимались и шаги по идеологизации естествознания. Для пропаганды марксизма и подготовки кадров в области образования и науки создавалась сеть марксистских учреждений и организаций [3]. Еще в 1918 г. была открыта Социалистическая академия общественных наук, в 1923 г. переименованная в Коммунистическую. В апреле 1925 г. в Комакадемии создается Секция естественных и точных наук, субсидировавшая исследования, важные для борьбы за материализм. Некоторые молодые талантливые биологи на первых порах связывали себя именно с Комакадемией. Вначале существование двух академий с их конкурентными отношениями было полезно для российской науки — оно добавляло новое измерение к разнообразию ее институциональной базы. Однако со временем, проигрывая научное соревнование старой академии, деятели Комакадемии все чаще нападали на нее с политических позиций.

В 1919 г. был образован Коммунистический университет им. Я.М. Свердлова, а двумя годами позже — Институт красной профессуры (ИКП). Здесь готовилась партийная молодежь и для научной работы в области естествознания. Преподавателей и слушателей особенно не загружали работой. Как позднее вспоминал лауреат Нобелевской премии академик И.Е.Тамм, за "паек, комнату, жалование, в общем, материальную обеспеченность и занятие своей научной работой" ставилось лишь одно условие — "материалистическое мировоззрение в философии, науке и общественных вопросах" [4]. В 1924 г. создается Тимирязевский научно-исследовательский институт, в регламент которого впервые вводились ограничения для работы по естественно-научной тематике. По утвержденному в Главнауке положению в институте могли работать только "лица, обладающие строго материалистическими взглядами в области естествознания", а от сотрудников некоторых подразделений требовалось уже "диалектико-материалистическое мировоззрение" [5]. Взамен ликвидированных массовых обществ (Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии, Пироговского общества, Русского технического общества и др.) возникают общества по пропаганде марксизма среди естествоиспытателей: Общество воинствующих материалистов (1923), Кружок врачей-материалистов (1924), Кружок биологов-материалистов (1925), Общество материалистических друзей гегелевской диалектики (1927) и т.д.

На страницах общенаучных, биологических, философских и общественно-политических журналов — "Спутник коммуниста", "Пролетарская культура", "Вестник знания", "Коммунистическая мысль", "Вестник Коммунистической академии" (ВКА), "Под знаменем марксизма" (ПЗМ) и др. — печатались статьи по философским проблемам эволюционной теории, физиологии, генетике, евгенике. Так постепенно складывалась организационная основа для внедрения идеологии марксизма в биологию.

Первоначально диалектизацией биологии занялись марксисты, имевшие смутные представления о ней, но лихо делившие ее концепции на диалектические и метафизические: А.Н.Бартенев, Г.А.Гурев, М.Попов-Подольский, В.Рожицын, М.Равич-Черкасский, В.Н.Сарабьянов и др. Осужденные за вульгаризацию марксизма, они вскоре уступили место профессиональным биологам. В 1925 г. публикуются работы ботаника Б.М.Козо-Полянского, систематика А.А.Любищева, психоневролога В.М.Бехтерева, генетика А.С.Серебровского, эмбриолога М.М.Завадовского, заявивших о своей приверженности официальной философии.

Политизация биологических дискуссий началась, когда в них включились биологи и философы, получившие образование на рабфаках, в ИКП и комвузах. Появляются труды биологов, изначально обсуждавших научные проблемы с позиций диалектического материализма: ботаник И.М.Поляков, физиолог Б.М.Завадовский, генетик Н.П.Дубинин. Особое значение имела деятельность И.И.Агола, С.Г.Левита, В.Н.Слепкова, Е.А.Финкелыптейна [б], которые вскоре возглавили марксистские организации и учреждения, связанные с биологией. Имея опыт гражданской войны, зная методы студенческих и партийных чисток, они активно использовали политические аргументы, внося в дискуссии дух непримиримости, обвиняя оппонентов в витализме, мистицизме, идеализме, телеологии. На формирование взглядов биологов в СССР влияли и немецкие биологи-марксисты, эмигрировавшие в СССР в 20—30-е годы: бывший военный комиссар Баварской республики М.Л.Левин и ученик Э.Геккеля Ю.Шаксель, "первый марксист среди биологов и первый биолог среди марксистов" [7]. Утверждается даже, что "черты идеологической воинственности и бескомпромиссности" у первого поколения биологов-марксистов были "следствием свойственной их учителям-немцам прямолинейности и твердости" [8].

Подобный стиль усваивали и другие участники дискуссий. Возрастала агрессивность формулировок. Выступая 20 ноября 1926 г. в Комакадемии, генетик А.С.Серебровский заклинал присутствовавших "рассеять туман ламаркизма" и звал к бескомпромиссной борьбе с ним "под знаменем революционного марксизма всюду, и в первую очередь здесь, в стане нашей Коммунистической Академии" [9]. По словам Ф.Добржанского, эмигрировавшего позднее в США и ставшего там одним из главных генетиков XX в., уже в 1926 г. основным аргументом в биологических спорах часто становилась апелляция к диалектическому материализму [10], что соответствовало провозглашенному еще в первых номерах журнала "Под знаменем марксизма" лозунгу о союзе философии диалектического материализма и естествознания [11].

Обычными становились и аргументы о практической пользе определенных идейных взглядов для строительства нового мира. Например, евгеник М.В.Волоцкой утверждал, что предлагаемое им насильственное (вплоть до стерилизации) предотвращение размножения особей с нежелательными генами обеспечит улучшение качества популяций человека, а тем самым быстрое построение социализма. Стерилизация, по его мнению, прекратит воспроизводство потомства с патолого-анатомическими отклонениями, снизит интенсивность борьбы за существование в обществе, покончит с анархией в размножении и придаст плановую организованность социальным процессам [12]. Правительство финансировало многочисленные зарубежные экспедиции Н.И.Вавилова, связанные с поисками исходного материала для обещанного им быстрого выведения высокоурожайных и устойчивых сортов культурных растений.


Случайные файлы

Файл
Psychology.doc
168903.rtf
138514.rtf
83527.rtf
159372.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.