Из жизни птиц ...

Ковчегин Игорь


КАК СМОТРЯТ ПТИЦЫ, ЧТО ВИДЯТ

Зрение имеет в жизни птиц исключительно большое значе­ние. Могут быть птицы, лишенные голоса, но птиц, лишенных глаз, слепых, не существует. Нет птиц и с недоразвитыми гла­зами. И есть много видов птиц, у которых глаза развиты силь­нее, чем у других соответствующего размера животных. У сары­ча, например, объем глаза примерно равен объему глаза челове­ка, а у беркута глаз значительно больше человеческого. А ведь беркут по весу в 30—40 раз меньше человека. Вес глаз у сов составляет одну треть веса ее головы.

Острота зрения у птиц изумительна. Сапсан видит неболь­ших птиц, величиной с горлицу, с расстояния более чем в один километр. Лишенные обоняния птицы могут разыскивать свою добычу по слуху или с помощью зрения. Гриф примечает в го­рах свою добычу — павшее копытное иногда с высоты двух-трех километров.

Как известно, у птиц голова свободно поворачивается на шее до 180 и даже 270 градусов. Они этим пользуются. В осо­бенности любят крутить головой и оглядываться совы. Совы не могут поводить глазами направо налево; глазные яблоки у них плотно заклинены в глазницах. А к тому же у них глаза, в от­личие от других птиц, направлены вперед. Поэтому в лесу при­ходится иногда наблюдать такую на первый взгляд странную картину: сова сидит на дереве спиной к наблюдателю, а голова ее перевернута так, что клюв находится прямо на линии сере­дины спины, и взгляд птицы направлен прямо назад. Сове это удобно. Она может, не производя ни малейшего шума и не тратя времени на повороты, спокойно осматривать все, что вокруг нее происходит. Ну, а может ли оглянуться летящая утка, особенно, если сзади опасность? Поворот головы, малейшее отвлечение внимания от полета для нее может означать гибель. Да и бегу­щей птице оглядываться назад не с руки.

Что же тогда делать?

Прежде чем ответить на этот вопрос, давайте посмотрим, как расположены глаза на голове птицы. За исключением сов, глаза у птиц располагаются не спереди головы, а по бокам, и видят птицы больше вбок, чем вперед. Поэтому общее поле зрения птиц очень велико. Воробьиные птицы и голуби могут, не поводя гла­зами и не ворочая головой, охватить сразу зрением до 300 гра­дусов, только одна шестая окружности остается за пределами видимого. Завидный кругозор! Напомню, что у человека общее поле зрения составляет всего 150 градусов.

Есть и более «счастливые» птицы. У козодоев височный край глаза обращен слегка назад и поле зрения у него составляет 360 градусов. Это значит, что козодой может, не поворачивая головы, совершенно свободно замечать, что происходит впереди него, сбоку и сзади. Выгодное положение для этой птицы! Ведь козодой ловит свою добычу, мелких насекомых, в воздухе. Если он будет гоняться только за тем, что приметил спереди, сыт не будет. Полет у козодоя ловкий, верткий. Что ему стоит, приме­тив мелькнувшую сбоку или даже сзади добычу, сразу развер­нуться и схватить ее своей широкой пастью. Для этого и надо прежде всего заметить эту добычу, т. е. видеть во время полета и спереди, и сзади.

Но один козодой такой счастливчик. Видеть, что проис­ходит сзади, может и вальд­шнеп. Кормясь, он засовывает свой клюв в мягкий грунт, на ощупь разыскивает себе там пищу, забывая, можно сказать, обо всем окружающем. Огляды­ваться ему совсем некстати. Боковая (и даже чуть-чуть на­зад) посадка глаз вполне позво­ляет ему заметить приближаю­щуюся опасность, не поворачи­вая головы, не вынимая без надобности клюв из кормного участка почвы.

Такое широкое поле зрения нужно не всем птицам. Хищни­кам оно ни к чему. Хищные птицы, как правило, кормятся довольно крупной добычей, при­мечают ее заранее и, устремив­шись к ней, должны все время зорко держать ее в поле своего зрения. Глаза у хищника на­правлены вперед, общее поле зрения не так уж велико(у пус­тельги, например, 160 градусов), зато у них бинокулярное0 зре­ние развито лучше. Но, конечно, лучше всего бинокулярное зрение развито у сов. Но и совы уступают в этом отношении человеку.

Хищная птица не видит, что происходит сзади нее, да ей это и не нужно. Она нуждается только в переднем и частично в боковом зрении. А если надо рассмотреть, что происходит позади, хищник поворачивает голову, как и сова, назад, нацели­вая на интересующий его предмет свое бинокулярное зрение.

Утка в этом отношении — прямая противоположность ястре­бу. Ей полезно видеть, что происходит сзади, причем видеть, так сказать, мимоходом, не поворачивая головы. Вот она пропускает через клюв жирный ил на берегу водоема. Видеть здесь особенно нечего. Пусть лучше глаза следят за тем, что происходит сзади. Видеть сзади нужно утке и во время полета. А что, если сзади хищник? И утка действительно может заметить его, не повора­чивая головы. Вот что значит поле зрения в 360 градусов!

Кроме положения глаз, большое значение имеет у птиц направление наиболее острого зрения каждого глаза. Это направ­ление зависит от анатомического устройства глаз разных видов птиц и никогда не бывает у них одинаковым. Наиболее острое зрительное восприятие у птиц обычно направлено вбок, за пре­делы бинокулярного зрения, что позволяет летящей птице иметь справа и слева но зависимые друг от друга поля ясного зрения.

Показательно в этом отношении сравнение ласточек и стри­жей. И те и другие кормятся в воздухе однородной пищей — воздушным планктоном, а глаза у этих птиц устроены по-раз­ному. Стриж смотрит в основном вперед. Другое дело — ласточ­ка. Острое зрительное восприятие у нее направлено главным образом вбок, и она превосходно замечает каждую мошку, про­мелькнувшую мимо нее, спереди ли она пролетела или сбоку. Летательный аппарат у ласточки таков, что она может сейчас же сделать поворот и схватить промелькнувшую добычу. Ско­рость полета ласточки не так уж велика, и она делает разворо­ты на месте очень легко. Стриж делать разворот на месте не может, он слишком стремительно летает. Из-за особенностей своего зрения стриж просто и не заметит мошку, которая нахо­дится сзади, он ловит только то, что спереди. Какой способ охоты «выгоднее»? Пока воздушного планктона в воздухе много, это совер­шенно все равно. Но когда в воздухе пищи становится меньше, первым попа­дает в трудное положение стриж. Того, что он «пропашет» своим клювом в воз­духе по прямой, ему уже недостаточно. Возможная пища справа и слева от него скрыта благодаря особенностям зрения. Ласточка же превосходно выходит из положения, поворачиваясь за каждой промелькнувшей сбоку мошкой. Мало того, она может даже, летая вдоль при­гретой солнцем скалы или стены дома, спугивать крылом насекомых и тут же их схватывать. Поэтому стриж не мо­жет долго задерживаться у нас до осени, а ласточка может. Птицы мало смотрят вверх. Для них главное то, что проис­ходит на земле. Это сказывается и га устройстве их глаз. В сет­чатой оболочке дневных птиц, верхний ее сегмент, тот, который воспринимает лучи, идущие от земли, более насыщен так называемыми биполярными0 клетками и ганглия­ми0, скажем попросту, лучше видит, тогда как нижний сегмент, отражающий небо, обеднен этими образованьями. Вот и приходится птице, если ей нужно повниматель­ней рассмотреть, что проис­ходит на небе (скажем, не ле­тит ли хищник), закидывать голову на спину и смотреть вверх в таком положении.

Что отражают глаза птицы, имеют ли они «выражение»? У ястреба светло-желтые глаза, они оставляют неприятное впе­чатление, кажется, что ястреб обладает злым характером. Одна­ко здесь дело вовсе не в характере, просто радужина у этого хищника желтая, а глаза его не выражают ровным счетом ничего. Глаза старых бакланов светятся глубоким зеленым тоном и тоже ничего не выражают. Все это — внешнее оформление глаз, не связанное с тем, как птица себя ведет.

Некоторые виды птиц должны хорошо видеть в разных сре­дах. Крохаль, например, и баклан видят хорошо в воздухе и ничуть не хуже в воде. Для этого нужна повышенная способ­ность к аккомодации0. И действительно, баклан способен изме­нять преломляющую силу глаза на 40—50 диоптрий0, тогда как человек — всего только на 14—15 диоптрий. Но вот у сов спо­собность к аккомодации совсем незначительна, каких-нибудь 2—4 диоптрии. Вследствие этого они, по-видимому, ничего не могут видеть в непосредственной от себя близости.

Задают иногда вопрос, есть ли у птиц цветное зрение. Ответ на этот вопрос напрашивается сам собою. А для чего же тогда птицам яркие краски, для чего пестрая и часто весьма, ориги­нальная расцветка? Наблюдения показывают, что многие детали оперения птицы имеют сигнальное значение для них и прекрас­но ими воспринимаются. Другое дело — видят ли птицы цвета именно так как видит их человек. Это остается еще неясным. Но, видимо, особых отличий глаза птицы в этом отношении не имеют. Птиц иногда удается, например, дрессировать на цвета.

ИСКЛЮЧЕНИЯ ИЗ ПРАВИЛА

Птицы принадлежат к теплокровным животным с постоян­ной температурой тела. Теплая кровь может быть и у лягушки, если ее держать в хорошо нагретом помещении. У мухи и кома­ра, которые энергично и исключительно быстро работают своими крыльями во время полета, тоже может быть высокая темпера­тура. А вот постоянной она у них не бывает. К животным с по­стоянной температурой тела принадлежат только птицы и мле­копитающие. Они имеют совершенную терморегуляцию, т. е. могут поддерживать в своем теле постоянную температуру, не зависящую от температуры среды.

Температура тела у птиц очень высокая. Значительно выше, чем у человека. Например, у певчего дрозда она достигает 45,5 градуса Цельсия, а в среднем для всех птиц (если можно говорить о средней) она равна примерно 42 градусам. Правда, у некоторых видов птиц температура тела значительно ниже ука­занной, особенно у водоплавающих. В частности, у гусиных птиц и у поганок она равна 39,9 градуса, у пингвина Адели всего только 37,4 градуса.


Случайные файлы

Файл
157335.rtf
130240.rtf
46161.rtf
1708-1.rtf
132851.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.