Кениантроп

Новый кениантроп заставляет задуматься

В конце марта 2001 г. весь мир облетела радостная для антропологов весть о находке почти полного черепа нашего, как полагают, наиболее прямого предка, выделенного даже в особый род Kenyaanthropus. Название указывает на то, что находка была сделана в Кении, вот уже более полувека являющейся «вотчиной» семейства Лики. На этот раз автором научной сенсации является 29-летняя Луиза, дочь знаменитых Ричарда и Мив Лики. Отец Ричарда – «Лики I» – совершил в середине XX в. самую настоящую революцию в антропологии, доказав, что наши предки как минимум в десять раз старше полумиллиона лет – времени эволюции человека по оценке Дарвина. Сенсационная находка, сделанная представителем третьего поколения Лики, была описана в середине марта в Nature, одном из наиболее престижных научных журналов, и с ее значимостью для мировой науки согласился даже Дон Джохансон, долгие годы не находивший общего языка с семейством Лики.

Напомним, что экспедиция Джохансона в 1974 г. обнаружила на берегах эфиопской реки Афар почти полностью сохранившийся скелет африканского австралопитека (Australopithecus africanus), получивший имя Люси.

Джохансон довольно долго оспаривал у Лики пальму первенства в открытии наших прямых предков не только в научной печати, но и в телевизионных диспутах. Ричард Лики вполне справедливо указывал на то, что Люси не является представителем прямой линии, ведущей к современному человеку, а относится к австралопитекам, или «южным обезьянам», которые, как и развивавшиеся параллельно им парантропы, «окололюди», окончательно вымерли около 1 млн лет назад, не оставив никаких потомков. Правда, Лики был вынужден согласиться с Джохансоном в том, что Люси на полмиллиона лет старше открытого им человека умелого, Homo habilis, который делал великолепные каменные орудия.

И вот новое открытие, которое показало, что спор тем жарче, чем меньше доказательств. Теперь Джохансон сразу признал правоту Лики.

Линия H.sapiens в эволюции начиналась с неких обезьяноподобных ардипитеков, которые жили 4,5 млн лет назад. Ардипитек Limnopithecus anamensis был найден неподалеку от кенийского города Ломекви в августе 1999 г. Новый род кениантропов, которому он дал начало, жил примерно 3,2–3,5 млн лет назад. Его представители были «антропами», то есть предками человека, а не «питеками», то есть человекообразными обезьянами.

По мнению Лики, потомки кениантропов, H.rudolfensis, жили по берегам озера Рудольфа (сейчас – озеро Туркана) около 2 млн лет назад. Почти полный скелет молодого H.rudolfensis был найден в 1984 г. Помимо всего прочего, H.rudolfensis отличался от кениантропа значительно большим мозгом.

Эволюционными ветвями H.rudolfensis были H.habilis, «человек умелый», и H.erectus, «человек прямоходящий». Кто из них был предком современного человека, пока остается загадкой, для ответа на этот вопрос необходимо больше фактического материала.

Почему же Джохансону пришлось признать правоту своего оппонента? Дело в том, что новый кениантроп, K.platiops («плосколицый»), имел плоское лицо, типичное для людей. Его коренные зубы (моляры) были меньше, чем у Люси, а это означает, что, в отличие от Люси, которая питалась корнями и травой с жесткими растительными волокнами, кениантроп ел плоды и ягоды, а также, подобно современным шимпанзе, ловил насекомых. Судя по размерам черепной коробки, мозг кениантропа был как у шимпанзе.

«Раньше наука имела лишь одного кандидата на нашего прямого предка, – сказала Мив Лики на пресс-конференции в Вашингтоне. – Теперь их два. И я бы не утверждала, что наш кандидат лучше, это просто еще один кандидат. Лично я верю в то, что мы вскоре найдем других». Джохансон добавил, что видов-претендентов стало значительно больше.

Для определения возраста находок используются различные методы. В частности, зная частоту мутаций, можно оценить относительный возраст, или время расхождения видов, по различиям в первичной структуре сходных белков или непосредственно в геномах.

Сравнение гемоглобинов шимпанзе и человека показало существование различий в порядке аминокислот. Зная приблизительный эволюционный возраст вида шимпанзе, ученые рассчитали время появления ветви людей. Результат просто поразил их: получалось, что человек как род эволюционирует уже на протяжении 5 млн лет, то есть в 10 раз дольше, нежели считал Дарвин!

Вскоре анализу стали подвергать не белки, а непосредственно гены, которые несут более подробную информацию об эволюционной истории организмов. Сначала сравнивали ДНК-отпечатки, с помощью которых сегодня проверяют отцовство и идентифицируют личности. Потом появилась знаменитая полимеразная цепная реакция, или ПЦР, позволяющая снять сколько угодно копий с определенного участка ДНК, что намного облегчило анализ.

Наиболее распространенным источником ДНК для подобного рода анализов является материал из генома митохондрий, размер которого достигает 16,5 тыс. пар нуклеотидов. Так же часто используют ДНК из мужской половой Y-хромосомы, имеющей устойчивые маркеры, по которым можно достаточно надежно сверять сходство строения генов разных людей.

Преимущество такого выбора состоит в том, что митохондриальная ДНК передается только по материнской линии (с цитоплазмой яйцеклетки), а Y-хромосома передается только от отца к сыну, или по мужской линии. Это дает возможность сравнивать женскую и мужскую линии эволюции человека, т.е. искать на молекулярном уровне Адама и Еву. Первый подобный анализ был проведен в середине 1980-х гг. и дал поразительный результат: наша антропологическая праматерь Ева жила в Африке 140–200 тыс. лет назад.

Тогда более точно определить дату было невозможно, поскольку скорость мутирования ДНК митохондрий приходилось оценивать предположительно: люди африканского происхождения имеют больше мутаций в ДНК по сравнению с белыми, но неизвестна точка отсчета для африканцев. Поэтому первые результаты и имели 50%-ный разброс. Оставалось ждать создания более точных методов определения нашей эволюционной истории...

Расшифровка генома человека резко повысила интерес к его происхождению и выявлению биологических механизмов эволюции. Широкомасштабно идет работа по прочтению генома шимпанзе как самого близкого к нам вида человекообразных обезьян. Достаточно сказать, что мы отличаемся друг от друга всего лишь 1% генов.

Как более древний вид, шимпанзе отличается более вариабельным геномом, в нашем геноме мутаций значительно меньше, а именно – в 4 раза.

Однако геномная гомогенность или гетерогенность определяется не только возрастом, но и еще одним фактором. Сванте Паабо, руководитель Института эволюционной антропологии в Лейпциге, отмечает: «Гомогенность генома вида H.sapiens показывает, что наш вид произошел от очень небольшого числа «основателей», а современные человекообразные обезьяны суть потомки гораздо больших популяций».

Чтобы пояснить, что имеется в виду, приведем несколько примеров. Общеизвестно, что буры Южной Африки являются потомками бежавших от голода фризов и фламандцев, живших некогда на территории нынешней Голландии. Буры не заключали браков с зулусами и жили очень изолированно. Подобная генетическая изоляция вела к довольно быстрому накоплению генетического «груза». Например, известна такая мутация, как «порфирия», которая проявляется в кожных кровоизлияниях. В тяжелых случаях она смертельно опасна. Так вот, из-за изоляции частота порфирии у буров в 1 млн раз выше, нежели у голландцев.

Вспомним знаменитых амишей в штате Пенсильвания на Атлантическом побережье США. Эти выходцы из Нидерландов, принадлежащие к секте меннонитов, переселились в США в XVIII в. из-за религиозных преследований у себя на родине. Сейчас их насчитывается около 90 тыс. человек. Они ведут замкнутый образ жизни, сохраняя традиции XVIII в. – до сих пор используют одежду без пуговиц (с крючками и петлями), не имеют машин, телефонов, радио и т.п. Следствием их изоляции является высокая частота маниакально-депрессивного психоза по сравнению с остальным населением страны. Или другой пример – болезнь Альцгеймера в израильском анклаве Вади-Ара встречается на 20% чаще, чем в среднем по стране.

Итак, мы ведем наше происхождение из Африки, причем, похоже, волны миграций наших предков охватывали весь остальной мир не единожды (достаточно вспомнить яванского человека и синантропа, а также находку вполне «человеческого» черепа в Грузии). Но больше всего нас интересует последний «исход», именно его мы связываем с происхождением современного человека. И здесь молекулярная биология сказала свое веское слово.

В конце прошлого года с месячным интервалом журнал Nature опубликовал две фундаментальные работы о миграции человека из Африки и его распространении по всему миру. Статьи ценны тем, что в качестве материала для анализа были взяты образцы ДНК из митохондрий и Y-хромосомы.

Начнем с Y-хромосомы. Анализ проводили ученые восьми стран, которые обследовали 1062 человека из различных районов мира. В ДНК Y-хромосомы было выделено 167 определенных участков-маркеров, по которым и шло сравнение. Совокупность изменений в маркерах отражает «молекулярную историю» миграции человека. Анализ выделил 22 «пункта назначения» движения миграционных волн, что дало возможность построить генеалогическое древо рода человеческого. Помогало в этом, в частности, наличие уникальных групп маркеров, характерных, например, только для Японии, которая сохранила древнюю генетическую память благодаря своей географической изоляции и историческому изоляционизму, когда правители просто пресекали какие бы то ни было контакты своих подданных с иноземцами.






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.