Октавия Младшая (8866)

Посмотреть архив целиком

Октавия Младшая

Октавия Младшая была родной старшей сестрой Октавиана Августа. Она называлась младшей в отличие от ее сводной сестры Октавии Старшей (у римлян не было личных женских имен, и женщины носили имя рода, к которому принадлежали; поэтому все женщины рода Октавиев назывались Октавиями, все женщины рода Юлиев были Юлиями и т. д.; иногда имя женщины могло быть образовано от третьего имени ее отца).

Октавиан Август очень хорошо относился к Октавии Младшей, которая, как пишет Плутарх, «была настоящим чудом среди женщин» (Плут. Ант. XXXI).

Октавия Младшая. Базальт. Париж. Лувр

Октавия была не только красива, но и добродетельна. Она самоотверженно принесла себя в жертву политике и позволила брату распоряжаться ее судьбой.

И Юлий Цезарь, и Октавиан рассматривали семейную жизнь как часть политики и принуждали своих родных жертвовать личной жизнью ради политики.

Октавия была замужем за Гаем Клавдием Марцеллом, от которого имела двух дочерей и сына (Марцеллу Старшую, Марцеллу Младшую и Марцелла).

В 54 г. до н. э., когда внезапно умерла Юлия, дочь Юлия Цезаря и жена Гнея Помпея, Цезарь, желая во что бы то ни стало сохранить родство с Помпеем, стал предлагать ему в жены Октавию, невзирая на то, что она была замужем (Свет. Юл. 27).

Хотя брак Октавии с Помпеем не состоялся, тем не менее Октавиан хорошо усвоил повадки Юлия Цезаря в обращении с родственниками и впоследствии так распоряжался их судьбами, как будто это не люди, а марионетки.

Когда Октавия овдовела, Октавиан с великой поспешностью в 40 г. до н. э. выдал ее замуж за Марка Антония, дабы достигнуть хотя бы временного перемирия со своим мощным противником. Едва ли добродетельной и скромной Октавии был по душе Марк Антоний, этот скандальный пьяница с повадками грубого солдафона. Однако она не стала противиться воле своего могущественного младшего брата, так как думала, что ее замужество может спасти государство от ужасов гражданской войны; в Риме на этот брак возлагали большие надежды.

«Все хлопотали о браке Антония и Октавии в надежде, что эта женщина, сочетавшись с Антонием и приобретя ту любовь, какой не могла не вызвать ее замечательная красота, соединявшаяся с достоинством и умом, принесет государству благоденствие и сплочение. Когда обе стороны изъявили свое согласие, все съехались в Рим и отпраздновали свадьбу, хотя закон и запрещал вдове вступать в новый брак раньше, чем по истечении десяти месяцев со дня смерти прежнего мужа; однако сенат особым постановлением сократил для Октавии этот срок» (Плут. Ант. XXXI).

Всеми силами пыталась Октавия примирить мужа с братом; она говорила им: «Если зло восторжествует и дело дойдет до войны, кому из вас двоих суждено победить, а кому остаться побежденным – еще неизвестно, я же буду несчастна в любом случае» (Плут. Ант. XXXV).

Антоний покинул Италию и отправился на войну с парфянами. На Востоке он снова встретился с Клеопатрой.

Октавия хотела отвратить Антония от Клеопатры, во всем ему угождала, была безупречной супругой и родила ему двух дочерей (Антонию Старшую и Антонию Младшую). Однако Клеопатра, хитростью и честолюбием не уступавшая Октавиану, не пребывала в бездействии. Плутарх об этом рассказывает так:

«Чувствуя, что Октавия вступает с нею в борьбу, Клеопатра испугалась, как бы эта женщина, с достойной скромностью собственного нрава и могуществом Октавиана соединившая теперь твердое намерение во всем угождать мужу, не сделалась совершенно неодолимою и окончательно не подчинила Антония своей воле.

Поэтому Клеопатра прикидывается без памяти в него влюбленной и, чтобы истощить себя, почти ничего не ест. Когда Антоний входит, глаза ее загораются, он выходит – и взор царицы темнеет, затуманивается. Она прилагает все усилия к тому, чтобы он почаще видел ее плачущей, но тут же утирает, прячет свои слезы, словно желая скрыть их от Антония. Все это она проделывала в то время, когда Антоний готовился двинуться из Сирии к мидийской границе (Мидия – страна в Закавказье). Окружавшие ее льстецы горячо сочувствовали египтянке и упрекали Антония, твердя ему, что он жестокий и бесчувственный, что он губит женщину, которая лишь им одним и живет. Октавия, говорили они, сочеталась с ним браком из политического расчета, подчиняясь воле брата, – и наслаждается своим званием законной супруги. Клеопатра же, владычица огромного царства, называется лишь любовницей Антония, но не стыдится, не отвергает этого имени – лишь бы только видеть Антония и быть с ним рядом, но если отнять у нее и это последнее, то она умрет. В конце концов Антоний до такой степени разжалобился и по-бабьи растрогался, что отправился в Александрию, всерьез опасаясь, как бы Клеопатра не лишила себя жизни» (Плут. Ант. LIII).

Октавия, чтобы удержать Антония, уехала из Рима и направилась к нему. Но в Греции она получила письмо от Антония и вынуждена была вернуться в Рим.

«Когда Октавия вернулась из Афин, Октавиан, считая, что ей нанесено тяжкое оскорбление, предложил сестре поселиться отдельно, в собственном доме. Но Октавия отказалась покинуть дом мужа и, сверх того, просила Октавиана, если только он не решил начать войну с Антонием из-за чего-либо иного, не принимать в расчет причиненную ей обиду, ибо даже слышать ужасно, что два величайших императора ввергают римлян в бедствия междоусобной войны: один – из любви к женщине, другой – из оскорбленного самолюбия. Свои слова она подкрепила делом. Она по-прежнему жила в доме Антония, как если бы он и сам находился в Риме, и прекрасно, с великодушною широтою продолжала заботиться не только о своих детях, но и о детях Антония от Фульвии. Друзей Антония, которые приезжали от него по делам, она принимала с неизменной любезностью и была за них ходатаем перед Октавианом. Но тем самым она невольно вредила Антонию, возбуждая ненависть к человеку, который платит черной неблагодарностью такой замечательной женщине» (Плут. Ант. LIV).

Клеопатра сумела настолько подчинить Антония своей воле, что в 37 г. до н. э. он послал Октавии развод и официально женился на египетской царице.

«В Рим Антоний отправил своих людей с приказом выдворить Октавию из его дома, и она ушла, говорят, ведя за собой всех детей Антония (кроме старшего сына от Фульвии, который был с отцом), плача и кляня судьбу за то, что и ее будут числить теперь среди виновников грядущей войны. Но римляне жалели не столько ее, сколько Антония, и в особенности те из них, которые видели Клеопатру и знали, что она и не красивее и не моложе Октавии» (Плут. Ант. LVII).

Октавия больше замуж не вышла. Она жила в Риме и растила не только своих детей, но и детей Антония от Фульвии и от Клеопатры (всего девять человек). Она умерла в 11 г. до н. э., окруженная всеобщим уважением и почетом.

В 1927 г. при раскопках мавзолея Октавиана Августа в Риме обнаружили надгробную плиту Октавии и ее мужа Марцелла с лаконичной и бесстрастной надписью: «Марцелл, сын Гая, зять Августа Цезаря; Октавия, дочь Гая, сестра Августа Цезаря».

В честь Октавии и в память ее сына Марцелла Август построил в Риме театр Марцелла и портик Октавии (это была замкнутая крытая двойная колоннада, окружавшая значительное пространство, где находились два храма, зал, библиотека и сад с фонтанами и статуями работы знаменитых греческих мастеров). От театра Марцелла сохранилась часть внешней стены, а от портика Октавии – фронтон и несколько колонн.

Список литературы

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/History/fedor/01.php







Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.