Барт Генрих

(1821-1865)

Немецкий путешественник. За шесть лет прошел по Сахаре и Судану более 20 тысяч километров, составил довольно точные карты посещенных им стран и собрал обширные географические, этнографические и лингвистические материалы. Основной труд Путешествия и открытия в Северной и Центральной Африке (в 5-ти тт.), впервые опубликован в 1855-1858 годах. Генрих Барт был сыном крестьянского сироты, ставшего впоследствии богатейшим гамбургским купцом. Отец научил сына ценить все буржуазные добродетели и дал ему блестящее образование. Уже с юных лет Барт отличался трудолюбием, способностью к языкам и замкнутостью. В 1844 году в Берлинском университете он был удостоен ученой степени за работу о торговых связях античного Коринфа. Отец поощрил его за это поездкой по странам Средиземноморья. Генрих, и до этого очень любивший путешествовать, использовал ее для первых систематических исследований. В Северной Африке (от Туниса до Египта) он занялся совершенствованием своих знаний в арабском языке и получил кое-какой опыт общения -давшийся, правда, довольно трудно с мусульманами, чья ненависть к чужакам возросла еще больше в результате колониальной войны, которую Франция вела в Алжире. Барт попробовал свои силы в качестве приват-доцента, но не добился успеха. Лекции явно оказались не его стихией. А увлечь студентов курсом античной географии в Берлине, да еще в 1848 году, было вообще безнадежным предприятием. В конце 1840-х годов торговые круги в Англии проявили большой интерес к поискам удобного пути в Судан полосу степей и саванн к югу от Сахары. Они попытались разведать караванные пути от Средиземного моря к Судану. При поддержке английского правительства было решено направить в Судан через Сахару смешанную научно-торговую экспедицию . Для участия в ней требовались смелые и хорошо подготовленные к трудному пути люди. Начальником экспедиции был назначен опытный английский путешественник Джеймс Ричардсон, уже знакомый с дорогой от Триполи до Мурзука. В 1848 году в Лондоне вышла в свет его двухтомная монография Путешествия по великой пустыне Сахаре в 1845-1846 гг. . По рекомендации известного немецкого географа Карла Риттера в состав экспедиции вошел и 25-летний Генрих Барт. Третьим участником экспедиции стал другой немец, находившийся на английской службе, 27-летний доктор, геолог и астроном Адольф Офервег. В декабре 1849 года немецкие участники экспедиции прибыли в Тунис и по побережью достигли Триполи, откуда совместно с Ричардсоном в марте 1850 года направились в Мурзук. Несмотря на практические цели экспедиции, у ее участников преобладал интерес к научным исследованиям и географическим открытиям.

Это предопределило большое значение результатов экспедиции, несмотря на преждевременную смерть большинства ее участников.Уже на пути из Триполи в Мурзук путешественники решили двигаться не известным путем, а через почти безжизненную каменистую пустыню Хамадаэль-Хамра. После недолгой остановки в Мурзуке экспедиция опять отправилась не прямо на юг по старой караванной тропе, ведущей прямо в область Борну в Судане, а повернула на запад и достигла Гата вблизи восточной оконечности Ахаггара. Здесь Барт изучал наскалах Тассилин Аджера рисунки древних жителей Сахары, свидетельствующие о богатстве флоры и фауны в центре современной пустыни несколько тысячелетий назад. Эти находки Барта и его научные выводы об изменении климата Сахары и условии жизни ее населения в исторически обозримое время опередили на 100 лет тот бурный интерес к палеогеографии Сахары, который вызвали в середине XX века новые находки наскальной живописи в Ахаггаре А. Лотом и другими французскими учеными. Барт интересуется также языком и бытом туарегов, растительностью и животным миром пустыни, фиксирует высоты над уровнем моря, отмечает положение горных сооружений, встреченных на пути экспедиции в Центральной Сахаре, определяет координаты географических объектов. Он регулярно совершает в одиночку самостоятельные экскурсии в сторону от главного маршрута экспедиции, не раэ-оказываясь перед опасностью смерти от жажды. Барт не раз находился на грани гибели. Однажды его спасла собственная кровь, которую он высасывал, погибая от жажды, в другой раз туареги, которые до этого угрожали его жизни. Из Гата экспедиция повернула на юг и в октябре 1850 года вместе с караваном, груженным солью, достигла Агадеса. Через плато Аир (Азбен) англичане двинулись к реке Сокото, от нее повернули на восток. Основная часть пути через Сахару с севера на юг осталась позади. Из Агадеса все участники экспедиции сначала совместно направились дальше на юг к границам государства Борну. В январе 1851 года было решено идти к столице Борну Кукане (Кука), находившейся вблизи озера Чад, разными путями. Ричардсон кратчайшим маршрутом направился из Таджелета в Кукаву, но скончался в пути в марте 1851 года от тропической малярии. Офервег избрал маршрут от Зиндера на восток в район Маради на юге Нигера для проведения топографических работ, а Барт в Кано, который когда-то разыскивал Клаппертон. Встретиться они предполагали в Кукаве. Но когда Барт пересек границу султаната Борну, он узнал, что Ричардсон умер. Кано предстал перед исследователем как город торговли и ремесел. Он был узловым центром в сети транссахарских путей торговцев солью, на его рынках продавались клинки, сделанные мастерами сонинке, французский шелк, венецианский цветной бисер, а также местные хлопчатобумажные ткани и кожаные изделия.

Но Барт видел и теневые стороны того благополучия, которое возникло вместе с приходом купцов из Кацины, спасавшихся бегством от берберских захватчиков. Мы исследовали вдоль и поперек все жилые кварталы, и я с высоты седла мог наблюдать самые разнообразные сцены общественной и частной жизни. Картины тихого уюта и домашнего счастья, пустого мотовства и безнадежной бедности, активной деятельности и сонного безделья. В одном случае в глаза бросается продуктивное ремесленное производство, в другом налицо ярко выраженное равнодушие. Я увидел на улицах, рынках и в домах все стороны жизни. Это была богатая, красочная картина мира, живущего для самого себя и внешне, казалось бы, довольно отличного оттого, что мы привыкли видеть в европейских городах, и все же в своем многообразии очень сходного. Здесь мы видели множество лавок, полных местными и привозными товарами, с покупателями и продавцами, имевшими самый различный облик, цвет кожи и одежду. Но все они были объединены одной целью: в крике и споре выторговать себе хоть какое-то преимущество перед другими. Вот затененный шатер вроде загона, полный полуголых и полуголодных рабов, оторванных от своей родины, жен или мужей, от своих детей или родителей. Построенные в ряд. словно скот, они затравленно глядят на покупателей, в страхе ожидая, в чьи же руки будет вручена их судьба. Другая часть шатра наполнена тем, что отвечает самым разнообразным потребностям людей, где богатый найдет изысканные деликатесы для дома, а бедный остановится, разглядывая разложенный товар и пытаясь унять голод . Исследователь, настроенный столь сочувственно и внимательно, даже не подозревал, что налаженные им контакты в области торговли, политики и транспортно-географических связей, не искоренят существующую нищету, а, напротив, усугубят ее. Как и многие другие, он стал первопроходцем колониальной эпохи в надежде, что она будет способствовать укреплению централизованной власти и положит конец работорговле и произволу некоторых местных вождей, что путем расширения торговли и внедрения европейского способа производства будут разрешены многие социальные противоречия. Именно поэтому он внимательно изучал исторические и культурные достижения суданских народов. Барт первым из европейцев собрал устные предания и открыл для европейской науки Тарик-эс-Судан, ценнейшую хронику XVII века, а также многие другие рукописи. Прибыв из Кано в Кукаву, Барт стал готовиться к экспедиции на озеро Чад. Она состоялась в апреле, то есть за два месяца до начала дождливого сезона. Поэтому попытки Барта обнаружить пространства открытой воды оказались безуспешными. Погружаясь почти по седло в топкий грунт, он рассматривал стада слонов, видел бегемотов, крокодилов, антилоп и бесчисленное множество водоплавающих птиц.

В мае 1851 года в Кукаву прибыл Офервег, истощенный и страдающий малярией. Значительная часть задач, поставленных перед научно-торговой экспедицией , была выполнена, но молодых путешественников охватила страсть к новым исследованиям. Почти не отдохнув в столице Борну, Офервег и Барт направляются в самостоятельные маршруты. Офервег занялся исследованиями берегов и островов озера Чад, очертания которого до этого были лишь очень схематически нанесены на карту Денемом в 1823 году. Барт в конце мая 1851 года направился на юг, в область Адамава. Он посетил крупный торговый центр Йолу, город, лежащий к юго-западу от Чада и основанный за десять лет до этого народом фульбе. Он полагал, что неподалеку от него находится мощный приток Нигера река Бенуэ. Конечно, то и дело пересекать таким образом границы враждующих государств было небезопасно, но исследователю, великолепно знавшему Коран и даже получившему прозвище Абд-эль-Керим (Слуга Всемилостивейшего), грозило значительно меньше опасностей, чем его предшественникам. 15 июня он, первым из европейцев после братьев Лендеров, стоял на берегу реки Бенуэ и любовался зеленой полоской воды, отражавшей галерейные леса, и богатым ландшафтом Адамауа пространством для деятельности будущих поколений . Барт с подъемом описывает широкую и величественную реку, текущую по совершенно ровной местности... . Исследование самого Чада привело Барта к убеждению о невозможности произвести съемку его берегов, так как очертания озера меняются каждый месяц... . Затем Барт вновь вернулся на север в Борну, где соединился с отрядом Офервега. В сентябре октябре 1851 года Офервег и Барт совместно исследовали область Канем к северо-западу от озера Чад, а в самом конце 1851 начале 1852 года приняли участие и военном походе правителя Борну в район низовьев Логоне, крупнейшего левого притока Шари. Редко где путешественников встречали с таким гостеприимством, как встретили проживавшие здесь канембу,.чье трудолюбие, богатство и красота всегда привлекали охотников за рабами из Борну. Всю неприглядность подобных грабительских походов Барт смог увидеть воочию, когда вместе с войском Борну направился в окрестности озера Чад, лежащие южнее. Бесконечные колонны украшенных перьями солдат, пеших и восседавших на лошадях, верблюдах и мулах, гнали около трех тысяч человек, оставляя по дороге более половины из них мертвыми и изувеченными. В марте августе 1852 года Барт посетил страну Багирми в нижнем течении Шари. Ему удалось проникнуть только до Масеньи. Дальнейшему продвижению вмешал плен, к счастью кратковременный, во время которого Барт тренировал свое терпение, изучая записки Мунго Парка.


Случайные файлы

Файл
30636-1.rtf
182795.rtf
2.109 (2).doc
185242.rtf
рик.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.