Доминго Бадья-и-Леблих (8574)

Посмотреть архив целиком

Доминго Бадья-и-Леблих

(1766-1818)

Испанский путешественник. Побывал в Марокко (1804-1805). Путешествовал под именем Али-бея Эль-Аббаси. Определил географическое положение Мекки, описал дорогу от побережья до Мекки и Медины. Установил, что приморский хребет Эр-Риф отделен от Атласских гор долиной реки Себу. Автор книги Путешествие Али Бея в Африку и Азию . В январе 1807 года в Джидду прибыл весьма знатный паломник в сопровождении многочисленных слуг, которые расстелили в мечети молитвенный коврик их господина рядом с ковром имама. То был один из потомков Аббасидов, Алибей аль-Аббаси. Никогда ни одному арабу не пришло бы в голову усомниться в том, что перед ним мусульманин из знатного рода, погруженный в изучение западных наук и владеющий многими европейскими языками: достаточно хорошо, как он сам сказал шерифу, французским, но главным образом испанским и итальянским. Даже склонный ко всякого рода подозрениям шериф счел его арабский язык не вызывающим никаких сомнений, и местный отравитель , очаровательный молодой араб, исполнявший функции хозяина колодцев Земзема и предлагавший святую воду знатным паломникам, не получил приказа отправить Али-бея на тот свет. Кстати, на этот случай у Али-бея была припасена щепотка рвотного порошка. В действительности путешественника звали Доминго Бадья-и-Леблих. Он родился в Барселоне и получил хорошее образование. Изучал математику, географию, астрономию, физику, историю, музыку и преимущественно арабский язык. В 1801 году Доминго, получив тайное задание от испанского правительства, предпринял путешествие с научными целями в северо-западную Африку, где должен был подготовить переворот против султана Марокко. Чтобы устранить всякие сомнения относительно своей принадлежности к магометанству, он собственноручно совершил над собой обряд обрезания и, изготовив себе на имя Али-бея, родственника пророка, родословные грамоты, снабженные всеми необходимыми печатями и подписями, высадился под этим именем в Танжере. Отсюда он направился в Марокко. Население приняло его восторженно, а султан Мулей Солиман отнесся к нему как к другу и брату. Испанский король Карл IV отказался платить за доверие неблагодарностью и отозвал Али-бея. Таким образом, переворот не состоялся. Он отправился из Марокко в Александрию, куда приехал в 1806 году и где встретился с Шатобрианом. Бадья-и-Леблих был принят некоторыми знатными особами Парижа и Лондона. У испанского путешественника были весьма совершенные измерительные приборы: гигрометр, секстант, телескоп и т. д. Он обогатил географическую науку точными данными, отметив с помощью астрономических наблюдений широты различных пунктов в Красном море, где он побывал: Янбо, Джидды и других, а также приблизительную широту Медины, где он не был, и точную широту Мекки.

Впервые была измерена широта пункта, расположенного во внутренней части полуострова. Он описал сточки зрения геологии горы между Янбо и Мединой, то сланцеватые, то из вулканических пород. Кроме того, он собирал растения и насекомых. К сожалению, он вынужден был в опасной ситуации уничтожить свою коллекцию насекомых, дабы не возбудить на свой счет подозрений. Первый визит в Каабу потряс Али-бея до глубины души, хотя его впечатления и не были свободны от романтизма. Паломники должны войти в Мекку пешком, однако вследствие моего болезненного состояния я оставался на своем верблюде. Сразу же после того, как вошли в город, мы совершили общее омовение, и я тотчас же вместе со всей моей свитой был препровожден к храму. Человек, которому поручено было нас проводить, всю дорогу громко читал различные молитвы, мы же все вместе монотонно вторили ему слово за словом. Я был еще так слаб, что двое из моих людей должны были поддерживать меня. В таком состоянии я и добрался до храма, проехав всю главную улицу, чтобы войти туда через Баб-эс-Салам, то есть Ворота спасения, что почитается счастливым предзнаменованием. Сняв сандалии, я прошел через эти приносящие счастье ворота. Вот мы прошли портик, или галерею, и в тот самый момент, когда мы должны были войти в большой двор, где расположен дом Господень, наш гид остановил нас и, указав пальцем на Каабу, с пафосом произнес: Шуф, шуф эль-бейт аллах эль-харам ( Посмотрите, посмотрите, дом Господень, защита .) Окружавшая меня свита, бесконечная, насколько хватало глаз, колоннада галереи, огромный двор храма, дом Господень, покрытый снизу доверху черным покрывалом и окруженный кольцом ламп, поздний час, и молчание ночи, и наш гид, вдохновенно говоривший перед нами, все это создавало величественную картину, которая никогда не сотрется в моей памяти . Али-бей первым подробно рассказал Западу о паломничестве в Мекку, которое он увидел глазами мусульманина. Местоположение храма обозначено с точностью. Судя по описаниям, мечеть и ее главная часть Кааба находились там же, где и сейчас. Даже электрические фонари, изображенные на последних фотографиях и пришедшие на смену прежним стеклянным зеленым колпакам, подвешенным К перекладинам, опирающимся на тонкие стойки, расположены в точности так же. Большую мечеть Али-бей описывает как огороженное пространство почти прямоугольной формы, образованное роскошно украшенными галереями с тройным рядом сводов (своды ряда, находящегося со стороны двора, были увенчаны маленькими куполами); поддерживались же своды колоннами с резными капителями. Девятнадцать ворот открывают вход в эти галереи, и семь минаретов возвышаются над ними.

Пол в храме земляной; чтобы сесть, на нем расстилают циновки. Но от галерей шесть дорог, мощенных крупным кварцевым камнем, ведут к центру, к первому кругу, вымощенному точно таким же образом: там стоят четыре здания: это молитвенные места, предназначенные для тех, кто выполняет четыре главных обряда правоверных мусульман. Два маленьких здания предназначены для совершения обрядов малекитов и ханбалитов, двухэтажное для турок, отправляющих обряд ханефи. Наконец, терраса самого большого строения служит местом молений для шафиитов. ( Малекиты , ханбалиты , ханифиты , шафииты обозначения приверженцев различных толков в ортодоксальном исламе, названных по имени их основателей.) Здесь же находится колодец Земзем и маленькая комната, где собраны кувшины, которыми"паломники черпают воду из колодца. Именно здесь хлопочут многочисленные служители во главе с хозяином колодца . На маленькой террасе находятся два горизонтальных циферблата солнечных часов, указывающих время молитвы. Согласно преданию, колодец этот был сотворен Господом, чтобы спасти от смерти Агарь и ее сына Исмаила, изгнанных Авраамом в пустыню. Из этого колодца в изобилии берут воду для питья и для кропления. Разукрашенная арка, называемая Баб-эс-Салам, или Ворота спасения, ведет к центральному кругу, вымощенному мрамором. Справа от арки Минбар, то есть кафедра для пятничных проповедей; она стоит на возвышении. Слева Макам Ибрахим, что значит место Авраама; оно покрыто крышей, покоящейся на шести пилястрах. Половина заполненного таким образом пространства окружена решеткой, дверь которой закрыта на серебряный замок. Наконец, в центре возвышается Кааба, покрытая до уровня мраморного цоколя черным покрывалом с расшитой золотом полосой. Покрывало меняют каждый год, причем старое режется на кусочки и раздается в качестве реликвий, а храм одевают новой рубашкой , подаренной Каиром и привезенной караваном паломников.Здание (во времена Мухаммеда оно было языческим храмом) очень старое. Оно состоит из единственной комнаты с дверью, расположенной на высоте человеческого роста. По свидетельству Али-бея, некогда существовала как будто и другая дверь напротив, следы которой сохранились. Черный камень плотно вставлен в угол стены, ниже уровня двери; часть, выступающая из стены, оправлена в серебро. Дав точные размеры черного камня, он добавляет: Мы полагаем, что этот чудесный камень есть прозрачный яхонт, принесенный с небес Аврааму архангелом Гавриилом как божественный знак. Когда же коснулась его рука нечистой женщины, камень стал черным и непрозрачным.

С точки зрения минералогии это глыба вулканического базальта, усеянная на срезе маленькими черепично-красного цвета кристалликами полевого шпата в виде точек, чешуек и ромбиков. Цвет самого базальта черный, очень густой, как у бархата или угля, за исключением одной выпуклости, тоже слегка окрашенной красным . Только Али-бею, единственному из жителей Запада, посетивших Мекку, удалось увидеть внутреннюю часть Каабы и участвовать в уборке храма честь, которая предоставлялась лишь самому шерифу и немногим другим знатным лицам, им приглашенным. Двадцать девятого января, пишет Али-бей, дверь Каабы была уже открыта и перед ней стояла огромная толпа, но лестницы не было. Султан-шериф, взобравшись на плечи одних и на головы других, вошел в Каабу вместе с главными шейхами племен; другие хотели сделать то же самое, но стражники-негры охраняли вход от толпы, раздавая удары направо и налево. Я держался подальше от дверей, опасаясь толпы, как вдруг по приказу шерифа хозяин Земзема рукой сделал мне знак приблизиться. Но как пройти через тысячу людей, стоявших впереди меня? Все мекканские водоносы подходили сюда, неся наполненные водой мехи, которые они передавали по рукам до самых стражников-негров у двери, вместе с мехами передавали и маленькие метелки из пальмовых листьев. Негры начали брызгать водой на пол залы, выложенный мрамором; туда же лили и розовую воду. Вода протекала через отверстие под порогом двери, и верующие с жадностью ее собирали. Но так как этой воды было недостаточно и так как самые дальние громкими криками требовали воды испить и омыться, стражники-негры кружками и просто руками стали обильно поливать ею народ. Они позаботились о том, чтобы передать мне маленький кувшин и кружку, я выпил столько, сколько смог, а остальное вылил на себя, ибо эта вода, пусть очень грязная, несет в себе благословение Божие, к тому же розовое масло придает ей прекрасный запах. Затем я сделал усилие, чтобы приблизиться; несколько человек приподняли меня над толпой, и, идя по головам, я, наконец, добрался до двери, где стражники-нефы помогли мне войти. Я был подготовлен к этой процедуре: на мне не было ничего, кроме рубашки, касшаба, то есть одежды из белой шерсти без рукавов, тюрбана и ххайка. Султан-шериф подметал залу. Лишь только я вошел, стражники сняли с меня мой ххайк и дали мне пучок маленьких метелок; я взял несколько штук в каждую руку. Как раз в этот момент стражники обильно полили пол водой, и я счел себя обязанным со всем усердием веры мести обеими руками, хотя пол был уже чист и блестел, как зеркало. Во время этой процедуры шериф, который уже кончил подметать и орошать зал благовониями, был погружен в молитву.


Случайные файлы

Файл
14092-1.rtf
~1.DOC
185244.rtf
12915.rtf
25968-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.