Жаклин Ли Бувье Кеннеди (8566)

Посмотреть архив целиком

Жаклин Ли Бувье Кеннеди

Светлана Макаренко

Есть имена, которые притягивают Жизнь. Дают Судьбу. Приковывают - незримыми цепями. Обволакивают как туман. Оставляют свой след, свои метки, свой шарм, свою ауру, влияют на весь последующий Путь человека, носящего такое имя. Охраняют. Порой и после смерти. Таково было и есть и - будет! - и это имя: Жаклин Кеннеди. Я хорошо знаю, что после октября 1968 года она носила двойную фамилию: Кеннеди - Онассис. Знаю, что, хотя и была не слишком счастлива в этом странном браке с греческим миллиардером, окончившем лишь шесть классов школы и бывшим старше ее на двадцать с лишком лет, но зато могла мановением мизинца купить себе "счастье"! Счастье, о котором мечтают тысячи женщин : предупреждение малейших желаний, капризов - намеков, собольи шубы, стоимостью в 60. 000 тысяч долларов, уникальные драгоценности, выполненные ювелирами в единственном экземпляре, яхты, завтраки и ужины, виллы в Париже, Марокко, Италии и на греческом острове Скорпионс ( владение Аристотеля Онассиса) - с вышколенным персоналом и безмолвными, хранящими любую тайну, секретарями:Но была ли она довольна, полна, вот этим, "купленным", счастьем? Не слишком ли дорого платила она за него? В браке с Аристотелем - Сократом Онассисом мало было истинно безоблачных мгновений. Несмотря на его всегдашнюю готовность угодить несравненной Джекки в малейшей прихоти. "Она много страдала, пусть теперь покупает что хочет!" - благодушно говорил он.

Этого обаятельного, брызжущего энергией грека, уверенного в себе, умеющего пускать пыль в глаза, обворожительно улыбающегося дамам, особенно красивым , будто тень, всюду преследовал образ его первой возлюбленной - Марии Каллас - мировой оперной дивы, голос которой, даже в записях волнует до сих пор, через много лет после ее смерти - такова его пленительно - магическая сила. Дивная Мария любила Аристотеля настолько самозабвенно, что ради него решилась расстаться с законным мужем, презреть светские условности: Онассис и сам был женат. Ради каприза возлюбленного она отказалась родить ребенка, прервала беременность на позднем сроке, (семь месяцев) едва осталась жива! По желанию Аристотеля она могла полночи петь для его гостей, но отказывалась от выгодного контрактаи спектакля если Он этого не хотел! А он засыпал под ее пение! Когда Мария узнала, что у Аристотеля бурный роман с "леди Кеннеди", как называли иногда обворожительную американку в Европе, то не стала умолять любимого мужчину остаться. Слишком была горда.

Но потрясение от разрыва оказалось настолько сильным, что она потеряла голос! Что может быть страшнее для актрисы и певицы от Бога, какою была Мария Каллас?! Она говорила с горечью о связи Онассиса и Жаклин: " Он коллекционирует знаменитых женщин. Он преследовал меня, потому что я знаменита. Теперь он нашел объект, более подходящий его тщеславию - вдова президента США!: А я потеряла все, подобно Медее - героине любимой мной оперы, поверив в его Любовь!>

Но, как это не странно, и Жаклин Бувье - Кеннеди постепенно потеряла все, к чему стремилась, выходя замуж за Онассиса - спокойствие, чувство безопасности. Она переживала трагедию за трагедией: скандалы и смерти в близкой ей семье Кеннеди, смерть старшего и любимого сына Онассиса, Александра, неприятие, даже открытую враждебность Кристины, дочери Аристотеля от первого брака с Тиной Неакрос, а потом и смерть Тины, настолько загадочную, что Онассиса обвиняли в скрытом убийстве бывшей жены для обретения свободы. Свободы - моральной, ибо супруги были разведены и Тина благополучно успела выйти замуж за другого. Жаклин носила фамилию Онассис. Но все чаще чувствовала себя чужой в присутствии этого человека, чьи привычки раздражали ее, угнетали, казались насмешкой над ее изысканным вкусом, сдержанной манерой поведения, непроницаемостью, прячущей ранимость. Онассис был простым, "режуще простым", любил шумное веселье, широкие жесты, эмпульсивность эмоций: Они с Жаклин были столь разными, что предпочитали проводить время порознь. Она - в Париже и Нью - Йорке, он -в Греции. Или наоборот. Но Онассис искренне любил детей Жаклин, в особенности, - Каролину, и Жаклин, чья привязанность к детям вошла в поговорку, не могла не испытывать признательности за это.

Но все чаще ловила себя на мысли, что , по ночам, открыв окна в кабинете своей роскошной комнаты на вилле острова Скорпионс или иллюминатор в спальне на плавучем дворце "Кристина", - забывает, о своем присутствии в настоящем. Она была сердцем в другом времени. Там, где не ощущала себя просто тенью. Всего лишь безликой мисисс Онассис. Там, где еще был жив Джон. Джон Фицджеральд Кеннеди. 35 -ый президент Соединенных Штатов Америки.

Жаклин Ли Бувье родилась 28 июля 1929 года. Девочка появилась на свет в семье, которая по праву могла гордиться своими предками - французами и относить себя к старейшим представителям американской аристократии. Такими, как Вадербильды, Рокфеллеры или Дюпоны. Жизнь протекала с комфортом, даже роскошно.

Вот только семейный очаг Джейнет и Джека Бувье плохо хранил тепло. В конце концов и вовсе погас. Супруги Бувье подали на развод. Жизнерадостный, любящий женскую красоту и все радости мира Джек, которого за темный цвет волос и широту натуры называли "Черный Шейх", не слишком страдал от того, что расстался с женой. Больше всего его угнетала разлука с дочерьми, Ли и Джекки. Он оплачивал их обучение в школе Чапин, дорогом заведении миссис Портер ( Фармингтон ) и в Парижском пансионе, покупал им лошадей для верховой езды, наряды, духи и безделушки. Девочки обожали отца, и втайне не могли простить матери ее упрямого нежелания сохранить брак! Они с трудом терпели ее постоянное стремление вмешиваться в их жизнь и поучать. Даже после их замужества и рождения детей. Джейнет не воспринимала их обид всерьез. Ведь он считала себя истинной леди! Вскоре она вновь вышла замуж - за Хью Очинклосса, обеспечившего и ей и дочерям вполне комфортную жизнь без постоянной угрозы разорения и с полной гарантией соблюдения всех светских приличий. Гор Видал, родственник Очинклоссов, вспоминает: "Ни у Джекки , ни у Ли, ни у меня не было денег,хотя люди так не считали." Ему вторит Джон Хастед, приятель Жаклин Бувье, какое то время бывший даже ее женихом...

В те дни Джекки ездила в крошечном стареньком автомобильчике и совершенно не походила на богачку. Тогда она была просто прелесть, отличалась свободомыслием, острым умом и чувством юмора".Работая в газете, после завершения образования, Жаклин получала 56 долларов 27 центов в неделю, иногда какие -то суммы подкидывала мать, 50 долларов в месяц давал отец. Это был весь ее доход. Поэтому, когда она встретила Джона Кеннеди - начинающего политика, уже балотировавшегося в сенаторы - и начался их красивый, головокружительно - быстрый роман, многие усматривали в нем всего лишь желание Жаклин выйти замуж за человека "богаче ее отчима и отца, чтобы не от кого не зависеть материально." Да, какой то элемент расчета, может быть, и присутствовал здесь, и в этом, в конце - концов, нет ничего дурного, но загадка эмоциональной привязанности Жаклин к Джону Кеннеди, загадка ее постоянного прощения всех слабостей мужа - слабостей, ранивших ее душу так глубоко, что она и сама этого порой не представляла, была вот в чем: Джон Фицджеральд Кеннеди сильно напоминал Джекки безумно любимого ею отца!

Кетрин Келли в своей знаменитой книге "Жаклин", посвященной жизни первой леди США, пишет об этом так: "Хотя Черный Шейх являлся консерватором и республиканцем, а Кеннеди был демократом, оба мужчины отлично поладили и имели много общего начиная с легкомысленного отношения к женщинам, которых они часто меняли. Они так никогда и не стали верными мужьями. Оба они обладали острым умом и не терпели глупости. Имея большой опыт обращения с женщинами, они слыли светскими людьми. Они любили спорт, страдали от болей в пояснице и умели хорошо жить!" Это сходство подтверждала позднее и сама Жаклин: "Они были очень похожи друг на друга. Мы обедали втроем и они разговаривали о спорте, политике и девушках - то есть, обо всем том, о чем любят поговорить все жизнелюбивые мужчины на свете"! - с мягкой улыбкой заключала первая леди, вспоминая мужа и отца. 25 июня 1953 было объявлено о помолвке между сенатором Д- Ф. Кеннеди и Жаклин - Ли Бувье. 12 сентября того же года в поместье Очинклоссов - Бувье Хаммерсмитт состоялось мероприятие, которое все газеты позже назвали "самым значительным событием года": Джек и Джекки, - как их именовали друзья, а вслед за ними и пол - Америки, стали мужем и женой.

Мистер Бувье не смог сопровождать свою дочь к алтарю из - за обильных винных возлияний, которые закончились беспамятством и испорченным парадным фраком. Спас честь юной новобрачной свекор, подаривший в тот день невестке не только свое внимание, как отец, но и пару алмазных серег - до той поры у Джекки драгоценностей не водилось! Она осталась ему сердечно признательной за это до конца его дней. Медовый месяц молодые провели в Мексике, на модном курорте Акапулько. Вернувшись из путешествия энергичный молодой сенатор с головой окунулся в предвыборную борьбу, а Джекки привыкала к большому семейству Кеннеди и обустраивала свой первый дом в Джорджстауне. Энергично - шумная, постоянно соревнующаяся друг с другом компания братьев и сестер Кеннеди долго не могла привыкнуть к тихой, изысканной, углубленной в себя Жаклин, проводившей большую часть вечеров за чтением или следящей за тем как в столовой накрывают стол к ужину на двенадцать и более персон. Она говорила позже, что ей весьма трудно было привыкнуть к тому, что муж мог вернуться домой с неожиданными гостями - людьми, помогавшими ему в предвыборной кампании, и всех их надо было принять, угостить и каждому сказать что - либо уместное. Ее всегда страшили сборища и толпы. Поначалу Джекки робела, но постепенно страхи проходили. Холодильник в доме Кеннеди в Гикори - Хилл всегда был полон холодного пива и рыбы разных сортов, закусок и сладостей для неожиданного застолья на скорую руку. Когда бы не вернулся домой молодой политик - сенатор, его всегда ожидал горящий огонь в камине уютной столовой, стол, накрытый к ужину или чаю. Играла негромкая музыка с пластинки. Если супруг возвращался один, Жаклин старалась не докучать ему утомительными разговорами и расспросами о политике. Просто готовила коктейль - его любимый "дайкири" - и развлекала веселой болтовней о пустяках. Знакомые беззлобно вспоминали, что они оба "любили посплетничать и знали массу всяких забавных слухов и анекдотов о знаменитостях и политиках, так как Кеннеди был всегда очень хорошо информирован". Впрочем, сплетни никогда не выходили за порог дома. Жаклин была очень щепетильна в этом вопросе. Она сама признавалась в одном из интервью:" В первый год нашей совместной жизни мне было очень трудно. Он приходил домой в семь или восемь часов вечера, часто позже. Почти каждый выходной он куда то уезжал произносить речи. Я не ездила с ним. Я оставалась дома. Обычно он так уставал, что мы ходили в гости лишь раз в неделю". Журналист Мартин Чайлд вспоминал о Жаклин того периода:"С ней нелегко было общаться. Близкие друзья считали ее слишком застенчивой и очень сдержанной; в основном она говорила об охоте, балете, Бодлере, и о людях, которых, хорошо знала." Джон Кеннеди же, если начинали говорить о чем то сложном и высоком, улыбался, зевал, поднимался наверх и ложился спать.


Случайные файлы

Файл
CBRR4325.DOC
94080.rtf
29969-1.rtf
240-2197.DOC
19248.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.