Жизнь и деятельность Сергия Радонежского (8552)

Посмотреть архив целиком

1.ВВЕДЕНИЕ

В своей теме “Жизнь и деятельность Сергия Радонежского” хочется рассказать о его жизни и подвигах, его значении в истории русской церкви, русского подвижничества, русского просвещения и вообще нравственного воспитания русского народа.

Его духовное потомство было одною из главных духовных сил, содействующих духовному претворению разных полуязыческих племен, раскинутых по пространству северной и средней России, в одно целое великорусское племя.

Если бы возможно было, говорит известный наш историк Ключевский В.О., воспроизвести писанием все, что соединилось с памятью преподобного Сергия, что молчаливо передумано и перечувтвовано перед его гробом миллионами умов и сердец”.(Ключевский В.О. “Благодатный воспитатель русского народного духа”. Тр. Цветок № 9).

2. СЫН РАДОСТИ

2.1. Детство Варфоломея

Кирилл и Мария - родители Сергия, уже имели сына Стефана, когда Бог даровал им другого сына - будущего основателя Троице - Сергиевской лавры, красу Церкви Православной и несокрушимую опору родной земли. За долгое время до появления на свет этого святого младенца дивный знак был подан со стороны Бога, который нес в себе такой смысл, что будет рожден великий избранник. Несколько раз младенец, будучи еще в материнском чреве, кричал во время церковной службы. И вот 3 мая 1319 года в доме боярина Кирилла была всеобщая радость и веселье. Марии и ее мужу Бог послал сына.

В сороковой день после рождения Мария и Кирилл понесли своего младенца в церковь, чтобы совершить над ним святое крещение, и в то же время исполнить свое обещание представить дитя в непорочную жертву Богу, который дал его. Благоговейный иерей, по имени Михаил, нарек младенцу во святом крещении имя Варфоломей.

Между тем мать, а потом и другие стали примечать в младенце нечто необыкновенное : младенец всем на удивление не пил материнского молока по средам и пятницам, также он не брал грудь матери, если Мария съедала перед кормлением мясное блюдо.

На седьмом году жизни Варфоломея родители отдали учиться грамоте. Вместе с Варфоломеем учились и два брата его : старший Стефан и младший Петр. Братья обучались успешно, хотя Петру в то время не было и шести лет, а Варфоломей далеко отставал от них. Учитель наказывал его, товарищи упрекали и даже смеялись над ним, родители уговаривали ; да и сам он напрягал все усилия своего детского ума, проводил ночи над книгою, и часто, укрывшись от взоров людских, где – нибудь в уединении, горько плакал о своей неспособности, горячо и усердно молился Богу и просил его : “дай же Ты мне, Господи, понять эту грамоту; научи Ты меня, просвети и вразуми!” Но грамота все же ему не давалась.

Раз отец послал его в поле искать убежавших жеребят. Это поручение пришлось особенно по душе мальчику, любившему уединяться от людей.

Идя по дороге мальчик увидел, что очень старый человек молится на коленях под дубом. Отрок тихо подошел к нему и стал терпеливо ждать окончания молитвы. После того, как старец поднялся с колен, он посмотрел на мальчика и спросил его , “что тебе надобно, чадо?” и с детской простотой поведал старцу свое сердечное горе.

- “Меня отдали учиться грамоте”, сказал сквозь слезы Варфоломей : “ и больше всего желала бы душа моя научиться читать, но вот сколько ни стараюсь, никак не могу выучиться; помолись за меня Богу, отче святой, - попроси у Господа, чтобы Он открыл мне учение”.

Старец же вознес руки к небу, поднял свои глаза на небо, прочитал надлежащую молитву, а по окончании ее благословил Варфоломея и дал поцеловать свой крест. А затем произнес : “Веруешь ли, и больше сих узриш и о грамоте, чадо, не скорби; ведый буди известно, яко от сего дня дарует ти Господь грамоте”. Мальчик поклонился старцу и пригласил к своим родителям в дом отдохнуть, сказав, что в его доме таких людей почитают.

2.2. Юный постриженик

Размышляя о суете всего земного, блаженный юноша нередко повторял сам себе слово пророческое : “кая польза в крови моей, всегда сходити ми во истление?” Рассуждая таким образом, Варфоломей стал просить у своих родителей благословения избрать путь иноческой жизни . Не раз он говорил отцу : “отпусти меня, батюшка, с благословением, и я пойду в монастырь”. И родители, конечно, от всего любящего сердца благословили послушного сына.

Варфоломей принял постриг 7 октября 1342 года от некоего игумена Митрофана на 24 – м году жизни. В этот день церковь празднует память святых мучеников Сергия и Вакха : по обычаю того времени Варфоломею и было дано имя Сергий.

И был Сергий первый постриженик своей уединенной обители, первый начинанием и последний мудрованием, первый по счету, и последний по тем смиренным трудам, которые сам на себя возлагал.

Семь дней провел новопостриженный Сергий неисходно в своей церкви вместе с игуменом Митрофаном.

-“Вот, отче”, с тихою грустью сказал тогда юный инок своему отцу Евангельскому : “ты уже уходишь и оставляешь меня одиноким в этой безлюдной пустыне. Давно я желал уединиться и всегда просил о том Господа”. В заключение своей беседы Митрофан сказал Сергию, что на месте его пустынножительства распространит Господь обитель великую и именитую, из которой пронесется слава имени Божия. Потом он благословил своего постриженика и удалился.

3. ЖИЗНЬ В ПУСТЫНЕ

И остался Сергий один, в своей излюбленной пустыне, остался без предшественника и сподвижника, без наставника и без помощника, с единым Богом вездесущим и всегда готовым придти на помощь к призывающим его.

Много искушений было у пустынника : голод, жажда, мороз, страх, уныние и терзание души, тягость и волнение. И невидимые враги старательно преследовали его, пытались помешать в получении удовлетворения для его души. Во время ночной молитвы ему представлялись ужасающие ведения и слышались такие вопли : “Беги отсюда”, или “Не надейся здесь жить”. Мужественный подвижник прогнал пустынные страхи и погружался в молитву, которую читал с огромной верой в душе. Он обуздывал свою плоть постом, трудами и долговременными молитвами на коленях, Иногда стаи голодных волков рыскали вокруг кельи с истошными взвываниями, подбирались к жилищу святого Сергия и медведи. Однажды, Сергий увидел у своей кельи медведя и поняв, что тот голоден, сжалился над ним, как над человеком. Он вынес бедному животному кусок хлеба. Зверь приметил место, где проживал человек, накормивший его, часто приходил к нему за утешением. Сам же Сергий привык миловать зверя, деля с ним хлеб, даже иногда отдавая ему последний кусок, рискуя умереть от голода.

Не больше двух – трех лет прошло со времени поселения Сергия в глухих лесах Радонежских, как в Радонеже и соседних селениях заговорили о молодом пустыннике. И вот один за другим, стали приходить к нему, сначала ради душеполезной беседы и совета духовного – в чем любвеобильный пустыннник им не отказывал, - а потом нашлись желающие и жить близ него. Иногда приходили по два – три человека, и припадая к стопам его, умоляли, чтобы позволил им поселиться тут.

Жаль было пустыннолюбному Сергию расставаться со своим уединением; притом он опасался, чтобы суровая пустыня не разочаровала его сподвижников, чтобы не пришлось им уйти отсюда с роптанием. Он говорил и объяснял, что их ждут большие трудности пустынной жизни, но они обещали с божьей помощью терпеть и преодолевать все трудности и несчастья. Так собрались к Сергию до 12 братьев, построили кельи, а обитель свою обнесли оградой для безопасности от зверей.

Около двенадцати лет протекло со времени прихода к Преподобному Сергию его первых сподвижников, а игумена в новой обители все еще не было. По глубокому смирению Сергий не хотел принимать ни игументства, ни сана священника. Он управлял только посредством своей жизни. Он был первый из тех, кто чувствовал себя на правах слуги или обыкновенного работника. Сергий строил кельи, рубил дрова, пек хлеб, варил пищу, носил воду. Но братья чувствовали нужду в игумене – наставнике, и неотступно они умоляли Сергия принять на себя настоятельство. Смиренный отшельник долго не соглашался. Но, наконец, братолюбие одержало победу.

Взяв с собой двух старцев, Сергий отправился в Переяславль – Залесский к Афанасию, епископу Волынскому, которому святой митрополит поручил свои дела на время своего отсутствия в Царьграде. Сергий просил назначить игумена для новой обители. “Я слышал о тебе, - сказал святитель, - тебя избрал Господь. Ты будешь служить в обители Святой Троицы”. Так преподобный Сергий принял посвящение в сан игумена.

4. ПУСТЫННАЯ НИЩЕТА И ПОДВИГИ ИГУМЕНА

Мало по – малу расширялась обитель Сергиева и принимала вид вполне благоустроенного монастыря.

Не удивительно посему, что богатая благочестием пустыня Сергиева часто нуждалась в самом необходимом, т. е. хлебе, муке, соли.

Сам преподобный игумен меньше всего заботился о насущном хлебе лично для себя, и потому не редко случалось, что недостаток в пропитании ему приходилось терпеть прежде всех.

Так, выше были описаны подвиги его постничества в младенчестве и отрочестве. Став священником, он часто по несколько дней пребывал без еды. Пробывши однажды три дня без еды пресвятой Сергий пришел к старцу Даниилу и сказал ему : “Я слышал, что хочешь сделать сени у себя под кельей; я сделаю тебе сени, а ты дашь мне хлеб за труд”. Даниил сказал, что у него есть хлеб, но он испорчен, на что Сергий ответил, что ему сгодится и испорченный хлеб. Он построил старцу сени, получил обещанный за труд хлеб. Сотворив молитву, он растворил хлеб водой и утолив голод воздал хвалу Богу за пищу и за прожитый день.


Случайные файлы

Файл
25901-1.rtf
ref-20944.doc
78015.doc
4693-1.rtf
112337.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.