Кайе Огюст Рене (Коилье) (8538)

Посмотреть архив целиком

Кайе Огюст Рене (Коилье)

(1799 или 1800-1838)

Французский путешественник. Впервые в истории европейских путешествий нового времени пересек Западную Сахару, исследовал восточную окраину песчаной пустыни Эль-Джуф, плато Эль-Эглаб, Эрг-Игиди, оазисы Араван, Тауденни, Тафилалет. Первым сообщил Европе достоверные сведения о Томбукту торговом городе на Нигере, королеве пустыни , как его называли в Европе. Кайе был сыном приговоренного к пожизненному заключению пекаря, человеком без имущества, почти без образования, не имевшим покровителя в каком-либо ведомстве или научной организации. Только страсть и непреклонная воля побудили его уже в юные годы принять решение найти Томбукту город, воплотивший в себе, по его мнению, все чудеса Африки. (Вероятно, он читал восторженные рассказы об этих чудесах, появившиеся после завоевания Наполеоном Египта.) В шестнадцатилетнем возрасте на грузовом судне Луара в качестве слуги он впервые попал в Сенегал (Сенегамбию). Узнав о британской экспедиции под началом майора Грея, которая искала пропащего без вести Мунго Парка, он последовал за ней без средств и без всякого оснащения. Кайе, считавший, что майор Грей с радостью Примет любого нового помощника, выехал с двумя неграми из Сен-Луи и добрался до Горе. Но там его отговорили от намерения присоединиться к экспедиции и устроили на какую-то должность на Гуадалупе. Не прожив и шести месяцев на этом острове, Кайе вернулся в Бордо, затем снова отправился в Сенегал. В это время офицер Партарьё, посланный майором Греем на побережье, собирался в путь с товарами для своего начальника. Кайе вызвался сопровождать его без определенной должности и без жалованья. Караван состоял из семидесяти человек, белых и негров, и тридцати двух верблюдов. 5 февраля 1819 года он покинул Гандиоллу (в Кайоре). Прежде чем достигнуть страны волофов, караван прошел по пустыне. Путники жестоко страдали от жажды, так как стремясь захватить побольше товаров, не взяли с собой достаточного запаса воды. В Булибабе, населенной скотоводами фульбе, караван отдохнул и пополнил бурдюки для перехода через вторую пустыню. Обойдя стороной Фута-Торо с его воинственно настроенным населением, Партарьё вошел в пределы Бонду. Ему очень не хотелось заходить в Булибане столицу страны и резиденцию альмами, но враждебность жителей, отказывавшихся снабжать экспедицию зерном и водой, а также строгий наказ майора Грея, воображавшего, что альмами, получив с каравана мзду, пропустит его, заставили Партарьё заехать в этот город. Грозный альмами сразу потребовал подарков, но при этом отказался дать англичанам разрешение идти в Бакеле на Сенегале.

Участники экспедиции решили силой Проложить себе дорогу, но их окружило множество воинов, которые заняли колодцы. Сопротивление было немыслимо. Альмами продиктовал условия мира, получил новые подарки и потребовал, чтобы англичане ушли по направлению к Фута-Торо. Путешественники оказались в сопровождении конвоя. Переход через область Фута-Торо среди враждебного населения был еще труднее. Съестные припасы и воду приходилось покупать на вес золота. Наконец, обманув сопровождавших его туземцев, Партарьё направился в Бакеле. Это было не отступление, а настоящее бегство. Личные вещи, груз, оружие, животных все они оставили или побросали по дороге. В Бакеле проживали французы, которые радушно встретили путешественников. Кайе, больной лихорадкой, вскоре принявшей опаснейшую форму, вернулся в Сен-Луи. Но ему не удалось там обосноваться, и он принужден был возвратиться во Францию. Только В 1824 году он смог опять приехать в Сенегал. Этой колонией тогда управлял барон Роже, стремившийся не только расширять торговые связи Франции, но и умножать географические познания. Поэтому Роже снабдил Кайе средствами, чтобы тот прожил некоторое время среди народа бракна и изучил там арабский язык и мусульманскую религию. Жизнь среди этих недоверчивых и фанатичных кочевников-мавров оказалась нелегкой. Кайе, которому не позволяли даже вести дневник, вынужден был хитростью добиваться права посещать хотя бы ближайшие окрестности. В его дневнике имеются любопытные подробности о жизни бракна, о их пище, состоящей почти из одного молока, о жилищах простых шатрах, ничуть не защищавших от непогоды, о бродячих певцах геуес , о средствах, применяемых женщинами, чтобы растолстеть (это представлялось им идеалом красоты), а также о природе страны и обо всем, что дает ее плодородная почва. Самые любопытные из сведений, собранных Кайе, относятся к социальному строю. Бракна делятся на пять различных сословий: хассанов, или воинов, неслыханно ленивых, грязных и гордых; затем марабутов, то есть жрецов; зенагов отверженных, подвластных хассанам; ларатинов (рабов детей мавров и черных рабынь, их не продают) и рабов (негров). В мае 1825 года Кайе возвратился в Сен-Луи. Барон Роже находился в отъезде, а его заместитель, по-видимому, не проявлял особой благожелательности. Наконец, Кайе нашел службу в Сенегамбии, а затем в Сьерра-Леоне. Только весной 1827 года, располагая значительной суммой денег, изучив арабский язык и мусульманский образ жизни, он смог приступить к осуществлению своего дерзкого замысла. Закупив товары, Кайе завязал связи с мандинго и сераколетами, которые занимались торговлей и разъезжали по всей Африке.

Он ловко избегал всяческих недоразумений, выдавая себя за египтянина, захваченного в плен и увезенного во Францию, а теперь через Томбукту якобы возвращавшегося на родину. Эта хитрость оградила его от враждебности местного населения. 22 марта 1827 года Кайе выехал из Фритауна в Каконди, селение, расположенное на берегу Рис-Нуньиш. Он воспользовался своим пребыванием в этом месте, чтобы собрать некоторые сведения о ландума и налу. Эти племена, подвластные фульбе из Фута-Джалона, не исповедовали магометанской веры и поэтому были весьма привержены к спиртным напиткам. 19 апреля 1827 года Кайе с единственным носильщиком и одним проводником отправился, наконец, в Томбукту. Он с большой похвалой отозвался о фульбе и дикалонке, богатые и плодородные земли которых ему пришлось пересечь. Кайе переправился через главный приток Сенегала Бафинг, неподалеку от истока, там, где он имеет в ширину всего около сотни шагов и только полтора фута в глубину. Но быстрота течения и огромные глыбы черного гранита, загромождавшие русло, делали переход через него трудным и опасным. Кайе девятнадцать дней отдыхал в деревне Гамбая, где жил проводник, согласившийся сопровождать его только до этого пункта. Затем путешественник добрался по местности, перерезанной речками и ручьями, уже начинавшими затоплять всю страну, до Канкана. 30 мая Кайе перешел Танкисо, большую реку с крутыми берегами, относящуюся к бассейну Джолибы (Нигера), которую путешественник увидел 11 июня в Курусе. Даже так близко от истоков Джолиба имела девятьсот футов в ширину, при скорости течения в две с половиной мили в час . Кайе вступил в область Канкан, где проживали представители племени фульбе. Фульбе ярые магометане и питали ненависть к христианам. Они не разъезжали повсюду, как мандинго, а любили свой родной дом. Фульбе или хорошие земледельцы, или ловкие купцы. Они воинственны и патриотичны. Город Канкан расположен посреди окруженной высокими горами равнины, на которой в изобилии растут дынное дерево, баобаб и масляная пальма, называемая также сэ (Мунго Парк называл его ши ). Кайе прожил в Канкане четыре недели, прежде чем представился случай отправиться в Самбатикилу. Его беззастенчиво ограбил хозяин дома, где он остановился, и ему так и не удалось добиться от правителя города возврата украденных товаров. От Канкана до Уасулу дорога идет по плодородным землям, в это время года находившимся под посевами и почти сплошь залитым водой. Местные жители оказывали Кайе теплый прием. Путешественник переправился через многочисленные притоки Джолибы, в том числе через Сарано, а затем сделал остановку в Сигале, где жил вождь уасулу, которого звали Барамиза.

Он мало чем отличался от своих подданных и, как они, курил и нюхал табак. Этот вождь считался обладателем большого количества золота и рабов; от подданных он часто получал в дар скот; у него было много жен, и каждая из них жила в отдельной хижине, так что получалось маленькое селение, окруженное отлично обработанными полями. Покинув область Уасулу, Кайе вступил в пределы Фулу, где жители, также как и в Уасулу, говорят на языке мандинго; они идолопоклонники, вернее, не признают никакой религии. В Самбатикиле путешественник посетил дом альмами. Мы вошли, говорит Кайе, в помещение, служившее ему спальней, а его лошадям конюшней. Постель властелина помещалась в глубине; это были подмостки, возвышавшиеся дюймов на шесть, с расстеленной поверх бычьей шкурой и с грязным пологом для защиты от москитов. В жилище вождя не было никакой мебели... . Альмами тут же сообщил путешественнику, что вскоре представится, случай добраться до Тиме, города, откуда отправлялся караван в Дженне, стоявший на реке Бани, правом притоке Нигера. Кайе прошел по области, населенной племенем бамбара, и вскоре прибыл в красивый городок Тиме, где жили мандинго магометане. С востока над ним возвышалась цепь гор высотой примерно в триста пятьдесят сажен. Кайе добрался до этого селения в конце июля. Здесь он хотел залечить рану на ноге, сильно воспалившуюся от ходьбы по мокрой траве. Поэтому он решил не присоединяться к каравану, шедшему в Дженне, и остаться в Тиме до полного выздоровления. К тому же француз заболел цингой. 9 января 1828 года Кайе покинул Тиме и добрался до Кимбы, деревушки, где собирался караван, направлявшийся в Дженне. Около этой деревни высится горная цепь, неправильно именуемая Конг , так как это слово у всех мандинго означает просто гору. Караван двигался по стране бамбара, которых мандинго считают прирожденными ворами, хотя они были склонны к воровству ничуть не больше тех, кто их в этом обвинял. Дженне когда-то назывался страной золота . На самом деле в его окрестностях золото не встречается, но купцы из Буре и мандинго из области Конг часто привозят его туда. Путешественник отмечает, что Дженне окружен глинобитной стеной длиною в две с половиной мили и высотою в десять футов. Дома построены из кирпича, высушенного на солнце, и по величине не уступают крестьянским домам в Европе. Все они покрыты плоской кровлей и не имеют окон по фасаду. Это шумный и оживленный город, куда ежедневно приходит какой-нибудь купеческий караван. Поэтому здесь часто можно видеть иноземцев. Число жителей доходит до восьми десяти тысяч. Они очень трудолюбивы и сообразительны, опытны во всех ремеслах и заставляют своих рабов производить товары на продажу.


Случайные файлы

Файл
123260.rtf
30748.rtf
178540.rtf
25401.rtf
142526.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.