Владимир Афанасьевич Обручев (8326)

Посмотреть архив целиком

Владимир Афанасьевич Обручев

Володар ЛИШЕВСКИЙ

После завершения среднего образования в 1881 г. он решил поступить в Горный институт в Петербурге. Окончание его давало возможность работать на Урале, Кавказе и путешествовать. Так будущий ученый хотел осуществить свою мечту, которая возникла еще в детском возрасте, – стать путешественником.

«Когда мне было 6...7 лет, – вспоминал позже Владимир Афанасьевич, – моя мать по вечерам читала мне и моим братьям сочинения Купера... Потом родители стали покупать нам сочинения Майн-Рида и Жюля Верна. Мы мысленно одолевали льды Арктики, поднимались на высокие горы, спускались в глубины океанов, изнывали от жажды в пустыне, охотились за слонами, львами, тиграми, переживали приключения на таинственном острове...

И тогда я решил, что, когда вырасту, сделаюсь путешественником...

В этих любимых книгах мне нравились не только охотники и моряки; в них часто описывались ученые, иногда смешные и донельзя рассеянные, как Паганель в «Детях капитана Гранта». Ученые знали название камней и растений, определяли морских рыб через окна «Наутилуса», находили выход из трудных положений. И мне хотелось сделаться естествоиспытателем, открывать неизвестные страны, собирать растения, взбираться на высокие горы за редкими камнями».

Несмотря на большой конкурс (в тот год в Горный институт принимали всего 40 человек), Обручев успешно сдал вступительные экзамены и был зачислен на первый курс.

Учеба продвигалась успешно. Но вдруг на третьем курсе Владимир стал писать стихи, рассказы и решил бросить институт, чтобы всецело заняться литературным трудом. О своем намерении он сообщил преподавателю Полозову, который с трудом отговорил юношу от принятого решения и убедил его в необходимости окончить высшее учебное заведение. Только имея какую-либо специальность, говорил Полозов, можно стать настоящим писателем; активная деятельная жизнь дает необходимый материал для литературной работы.

После окончания третьего курса В.А. Обручев принял участие в геологической экскурсии вдоль реки Волхов, которую проводил профессор И.В. Мушкетов. Встреча с умным, много знающим преподавателем, умеющим захватывающе интересно рассказывать о своем предмете, сильно повлияла на юношу и определила его дальнейшую судьбу. Он решил стать геологом.

После окончания Горного института в 1886 г. Обручеву предложили принять участие в экспедиции в Среднюю Азию, где строилась железная дорога от Каспийского моря к Самарканду. Строителям потребовалась помощь геологов для нахождения источников воды и способов закрепления песков.

За три месяца Обручев прошел вдоль Копетдага, углубляясь в пустыню Каракум, обследовал долину реки Теджен до афганской границы, потом по долине реки Мургаб спустился до города Мерва (ныне Мары), затем пересек пески и вышел к Амударье у Чарджуя (Чарджоу). Вместе с Обручевым шли два казака (для охраны).

«По неопытности я не завел себе палатки, – вспоминал впоследствии ученый. – Часто ночевал под открытым небом, питался иногда одними сухарями и чаем, если не попадалась дичь или не было кочевников, у которых можно было купить барана».

В конце 1886 г. Обручев вернулся в Петербург и опубликовал отчет об экспедиции. В следующие два года исследования в Средней Азии были продолжены, а результаты их отмечены Географическим обществом серебряной и золотой медалями.

Молодой ученый предлагал вести борьбу с подвижкой песков тремя способами: сохранять всюду естественную растительность (полный запрет на заготовку топлива и выпас скота в полосе железной дороги, близ населенных пунктов, пашен, садов), возобновлять растительность там, где она уничтожена, посадкой растений-пескоукрепителей и осуществлять мероприятия по механической защите от перевеваемого песка. Классификация типов песков (бугристые, грядовые, барханные, стенные), предложенная Обручевым, сохранилась до настоящего времени. Много других выводов, объяснений явлений, происходящих в пустынях, терминов введены в науку Обручевым, общепризнаны и стали ее золотым фондом.

Летом 1887 г., когда молодой ученый после окончания геологических исследований вдоль Закаспийской железной дороги составлял отчет о своей экспедиции, при Иркутском горном управлении впервые была учреждена должность штатного геолога. По предложению И.В. Мушкетова на нее был назначен В.А. Обручев. 12 сентября 1888 г. он вместе с женой и маленьким сыном отбыл к месту новой службы.

Путешествие было долгим и трудным. До Нижнего Новгорода ехали но железной дороге, потом до Перми по Волге и Каме – на пароходе, затем снова по железной дороге до Тюмени. Дальше железной дороги не было. До Томска пришлось добираться на пароходе по Туре. Тоболу, Иртышу, Оби и Томи, а последние полторы тысячи километров трястись в тарантасе. Весь переезд из Петербурга в Иркутск занял более месяца. (Теперь этот путь поезд покрывает менее чем за 4 дня, а самолет – за 7 часов.)

Зимой Обручев знакомился с литературой, а в мае 1889 г. начал изучение геологии Восточной Сибири и поиск полезных ископаемых. Он исследовал Ленский золотоносный район, берега реки Ангары, окрестности озера Байкал, другие места Сибири.

Условия работы из-за бездорожья были очень тяжелыми. Ученый вспоминал: «Вьючные лошади местами увязали до брюха, что вызывало остановки; казаки спешивались и помогали лошадям подняться или развьючивали их, вытаскивали из грязи и опять вьючили. В лесу вьюки нередко зацеплялись за деревья и расстраивались... Гнус, в виде комаров и мошки, вился тучами над лошадьми и всадниками... люди ехали в черных сетках-комарниках, усиливавших духоту знойного и влажного летнего дня».

Путешественнику приходилось часто спать на земле у костра, бродить по трудно проходимой местности, страдать от насекомых, мокнуть под дождем или в болоте, спускаться со свечой в сырые и холодные шахты, вырубленные иногда в вечной мерзлоте. Но Обручев был неутомим. Он обследовал штольни, шахты, штреки, карьеры, по вечерам разбирал и сортировал образцы, вел дневник, делал зарисовки, чертил карты.

В 1892 г. Обручеву предложили принять участие в экспедиции Г.Н. Потанина в Китай. Потом он напишет о нем книгу, в которой расскажет об этом замечательном исследователе природы и населения Внутренней Азии, Алтая и Казахской степи. В предисловии к книге ученый отмечает: «Всем известно имя Н.М. Пржевальского, знаменитого русского путешественника, который первый проник в глубь Внутренней Азии...

Гораздо меньше известно широким кругам советских читателей имя Г.Н. Потанина, изучавшего Внутреннюю Азию в те же годы и совершившего пять больших путешествий по Монголии, Китаю и восточной окраине Тибета. Исследуя природу Монголии и Китая, изучая быт, обычаи монгольских и тюркских народностей Азии, он подолгу жил в селениях, городах и монастырях. Потанин входил в тесное общение с населением, чему много способствовала его жена Александра Викторовна, сопровождавшая Григория Николаевича в путешествиях (кроме последнего), подчеркивавшая своим присутствием их мирный характер и имевшая доступ в семейную жизнь, закрытую для постороннего мужчины».

Обручев с радостью принял приглашение. Так как путешествие обещало быть долгим, он отправил жену и двоих сыновей в Петербург. До Томска они добирались с караваном золота, который два раза в год отправляли из Иркутска в Петербург, а дальше – пароходом и по железной дороге.

В 1892...1894 гг. Обручев в качестве геолога экспедиции Русского географического общества, возглавляемой Потаниным, прошел «от Кяхты до Кульджи» – так и называется впоследствии написанная им книга. Чтобы не привлекать к себе внимания местного населения, он путешествовал в китайском костюме.

Работа была очень тяжелой. Надо было вести геологические наблюдения, маршрутную глазомерную съемку, так как подробные карты отсутствовали, производить барометрические замеры высот, собирать всевозможные образцы, обрабатывать их и паковать в ящики, писать дневник и т.д. За два с небольшим года пройдено 13625 километров, произведено 800 измерений высот, собрано 7000 образцов пород и отпечатков ископаемых животных и растений, покрыто маршрутной съемкой 9500 километров. «Только горячий интерес к работе, страсть исследователя помогли мне преодолеть все лишения и трудности», – писал позже ученый.

За это путешествие и выполненный колоссальный объем работы Географическое общество России присудило Обручеву большую золотую медаль и премию Пржевальского, а Парижская академия наук – премию имени П.А. Чихачева.

С Потаниным Обручев не встретился. Когда он прибыл в провинцию Сычуань, где была назначена встреча, то узнал, что Потанин прервал путешествие и уехал из Китая, потрясенный сообщением о смерти жены.

Путешествие Обручева в Центральную Азию дало науке ряд интересных новых географических и геологических данных. Он впервые изучил в общих чертах геологическое строение этого региона (в составе экспедиций Потанина и Пржевальского не было специалиста-геолога) и доказал, что в этом районе Земли, начиная с мезозоя, господствовал континентальный климат, опровергнув существовавшее мнение о том, что здесь ранее плескалось третичное море.

В дальнейшем Обручев вел исследования Забайкалья, а в 1898 г. переехал в Петербург для обработки обширнейшего материала, полученного им в путешествиях. В 1898...1900 гг. он совершил несколько поездок за границу: в Германию, Австрию, Швейцарию и Францию для ознакомления с геологическими музеями этих стран и участия в Международных географических и геологических конгрессах.


Случайные файлы

Файл
childhood Pushkin.doc
16835.rtf
143718.doc
55355.rtf
145628.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.