Крупнейшие энергетики России: А. В. Винтер (1878–1958) (8318)

Посмотреть архив целиком

Крупнейшие энергетики России: А. В. Винтер (1878–1958)

Гвоздецкий В. Л.

"У вас есть много хороших инженеров, но Винтер – фигура совершенно исключительная. Таких, как он, мало на свете. Их можно перечислить по пальцам. Это полководец" – так отозвался в 1932 году о крупнейшем отечественном энергетике известный американский гидростроитель, ведущий консультант Днепростроя Х. Томсон. Глубокие технические знания, инженерный талант, профессиональная карьера Винтера уходят корнями в его детские и отроческие годы.

Александр Васильевич Винтер родился в поселке Старосельцы Гродненской области в семье разнорабочего. Отец, будучи по профессии кузнецом, слесарем, железнодорожным машинистом, с ранних лет развил в сыне любовь и интерес к технике. Пройдя курс обучения в реальном училище, юноша поступает на механическое отделение Киевского политехнического института. Однако в 1900 г. за участие в студенческих волнениях и распространение нелегальной литературы он был отчислен из института, арестован и в 1901 г. выслан в Баку под надзор полиции. Он мог разделить судьбу тех своих сверстников, которые вместо учебы, профессионального становления и работы на благо Отечества выбрали пагубный путь революционного расшатывания России. Для энергетической среды, в которую предстояло влиться Винтеру, такая возможность, к сожалению, была вполне реальной.

Особенностью российского энергетического сообщества начала XX века было наличие трех социальных категорий: профессионалов-революционеров с техническим образованием, считавших своей главной задачей ниспровержение царского режима и радикальное переустройство страны (Г. М. Кржижановский, Л. Б. Красин, В. В. Старков, П. Г. Смидович и др.), технократов, стоявших в стороне от революционных баталий и занимавшихся исключительно инженерным делом (Г. О. Графтио, К. В. Кирш, К. А. Круг, Л. К. Рамзин и др.) и, наконец, тех специалистов, которые в студенческие годы в силу юношеского фрондерства и ложно понимаемой героики подполья случайно втянулись в противостояние режиму, как следствие были исключены из учебных заведений (наиболее активных – сослали), спохватились, одумались, стали искать пути возобновления учебы и уже более никогда не впадали в соблазн "поиграть в революцию". К числу последних относился и Винтер. Прибыв в Баку, он навсегда расстался с политическими шалостями и полностью погрузился в близкий и понятный ему мир техники и инженерного дела.

Работая стажером Акционерного общества "Электрическая сила", Винтер прошел хорошую практическую школу по эксплуатации, ремонту и монтажу энергетического оборудования. Он занимается наладкой электродвигателей и паровых машин на нефтяных промыслах, а чуть позже под руководством известных инженеров Р. Э. Классона, Л. и А. Красиных участвует в строительстве электростанции в Белом городе. Благодаря трудолюбию и хорошим практическим знаниям, Винтер назначается помощником заведующего, а позже заведующим бакинскими электростанциями на Биби-Эйбате и в Белом городе. Имелся производственный опыт, но сказывалось отсутствие инженерного образования, и в 1907 году он поступает в Петербургский политехнический институт на электромеханическое отделение.

По окончании института в 1912 году молодой инженер получает приглашение возглавить строительство крупнейшей и первой в России районной электростанции "Электропередача", работающей на торфе (ныне ГРЭС им. Р. Э. Классона). В крайне трудных условиях, в 70 километрах от Москвы в глуши лесов, болот и озер, строились дороги, мосты, дома, возводились основные и вспомогательные инженерно-технические сооружения. Строительство продолжалось три года. В 1914 году станция была сдана в эксплуатацию. Москва, а также текстильные фабрики Орехова, Павлова, Богородска получили первую электроэнергию.

Сооружение "Электропередачи" имело большое значение. Во-первых, было положено начало строительству районных электростанций, когда один источник энергии обеспечивает целую сеть потребителей. Во-вторых, впервые в мире был осуществлен опыт широкого промышленного использования местного топлива – торфа, что при его огромных запасах было для России исключительно важным. В-третьих, в процессе строительства и эксплуатации станции впервые в отечественной энергетике заявило о себе такое явление, как возникновение команды единомышленников-профессионалов, объединенных общими идеями и усилиями в реализации одной большой задачи. А. В. Винтер, Р. Э. Классон, Г. М. Кржижановский, И. И. Радченко… Именно на "Электропередаче" будущие "полководцы" отрасли обрели опыт сотрудничества и понимания друг друга с полуслова; в дальнейшем это постоянно и очень помогало их деятельности на ниве электрификации.

Энтузиазм энергетического сообщества в вопросах развития отрасли резко контрастировал с пассивностью и медлительностью официальных властей. Большие затруднения приносила стихийность рыночных отношений и особенно частная собственность на землю. "Сколько пришлось затратить времени и средств,– вспоминал А. В. Винтер,– для того, чтобы насытить волчьи аппетиты многих фирм! И когда электростанция была построена, мы не могли вывести из нее, как из заколдованного круга, электроэнергию. Трасса в Москву проходила по более чем 200 участкам частных земель. Владельцы требовали денег. Мы должны были месяцами уговаривать тех, кто ничего не хотел и капризничал или предъявлял нам фантастические и глупые требования".

Намерения пришедших в октябре 1917 года к власти большевиков скорейшим образом электрифицировать страну, естественно, вызвали положительный отклик в энергетических кругах. Ленин сразу же после революции ввел в практику регулярное проведение встреч с ведущими специалистами отрасли. Одним из первых приглашенных в Смольный был Винтер. На встрече с Лениным он рассказал о трудностях в снабжении топливом, целесообразности использования местных энергоресурсов, и в первую очередь торфа, нехватке энергетических мощностей. Итогом встречи стало постановление СНК о строительстве Шатурской ГРЭС. По предложению главы государства руководителем строительства назначили А. В. Винтера.

В процессе возведения станции были решены такие инженерно-технические проблемы, как разработка технологии заготовки торфа и строительство подсобных сооружений на болотных топях, возведение для энергообеспечения стройки временной линии от "Электропередачи", создание экспериментальной вспомогательной электростанции для опытной отработки процесса сжигания торфа и т. д. Строительство станции было завершено в 1925 году. Дальнейшее решение получила проблема использования торфа в качестве топлива ТЭС. В результате проведения опытов по сжиганию кускового торфа, отличавшегося высокой влажностью, на движущихся механических решетках была разработана схема предварительной подсушки топлива с последующим его сжиганием в шахтно-цепных топках. Метод стал впоследствии применяться во всем мире, а Россия вышла на первое место по использованию торфа в качестве энергетического сырья.

"Электропередача" и Шатурская ГРЭС были важными вехами на пути к Днепрогэсу – творческой вершине Винтера, принесшей ему славу крупнейшего энергостроителя XX столетия. Вопрос о возведении мощнейшей гидроэлектростанции решался непросто. Дело заключалось в следующем: или Советский Союз отдает полностью на откуп иностранцам строительство флагмана индустриализации, что неизбежно грозило не только финансовыми, но и пропагандистско-идеологическими потерями, или он возводит станцию своими силами, ограничивая иностранную помощь лишь поставками оборудования и их консультационным обеспечением. Но такого опыта у отечественных энергостроителей еще не было.

Вопрос был поставлен на специально созванном зимой 1927 года заседании Политбюро ВКП(б). В совещании, которое проводил И. В. Сталин, принимали участие политическое руководство и ведущие энергетики страны – Н. И. Бухарин, К. Е. Ворошилов, М. И. Калинин, В. В. Куйбышев, В. М. Молотов, Г. К. Орджоникидзе, А. И. Рыков, Б. Е. Веденеев, А. В. Винтер, Г. М. Кржижановский и другие. Дискуссия длилась несколько часов, высказывались различные точки зрения. В решающий момент, когда Сталин, повернувшись к энергетикам и пристально глядя на них, вкрадчиво спросил: "Может быть, послушаем строителей. Какое ваше мнение, товарищи?", воцарилась томительная тишина. "Нужно строить своими силами",– произнес, наконец, Винтер, беря на себя всю тяжесть ответственности. "Хорошо, будем строить сами",– подвел черту под обсуждением Сталин.

Все инженерно-техническое руководство развернувшимися в 1927 году работами было возложено на Винтера. Через 5 лет – 10 октября 1932 года – состоялся пуск Днепрогэса. На станции было установлено 9 турбоагрегатов мощностью 62 тыс. кВт каждый. Мощность одной турбины превосходила всю установленную мощность Волховской ГЭС. Бетонная плотина длиной 780 метров создавала напор воды около 38 метров. Вырабатывавшаяся электроэнергия питала специально построенные индустриальные объекты, составлявшие единый Днепровский промышленный комплекс. Глава группы американских советников Х. Купер на торжественном открытии Днепрогэса сказал: "С точки зрения достижений инженерного искусства днепровские сооружения являются самыми значительными из подобного рода сооружений, когда-либо выполненных человеком. Трудности, которые здесь преодолены с большим успехом, были также исключительные. Следует отметить, что русские рабочие-строители проявили себя с самой лучшей стороны, и их работу я оцениваю как особенно успешную. Днепрострой выполнил то, что мне казалось невозможным".


Случайные файлы

Файл
76983-1.rtf
29913.rtf
58535.rtf
112321.rtf
73766.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.