Аксаков Сергей Тимофеевич (8142)

Посмотреть архив целиком

Аксаков Сергей Тимофеевич

(1791 – 1859)

Знаменитый русский писатель. Отпрыск старинного дворянского рода, Аксаков, несомненно, получил в детстве живые впечатления гордого семейного сознания этой родовитости. Дедушка Степан Михайлович мечтал, что внук станет именно продолжателем "знаменитого рода Шимона" – легендарного варяга, племянника короля норвежского, выехавшего в Россию в 1027 г.

Сергей Тимофеевич Аксаков (1791-1859), русский писатель, литературный и театральный критик. Член-корреспондент Петербургской АН (1856). Выходец из старинного дворянского рода, отец славянофилов И. С. Аксакова и К. С. Аксакова и мемуаристки В. С. Аксаковой. Родился 20 сентября (1 октября) 1791 года в Уфе, но вырос в пределах нашей области в селе Аксакове (Багрово в «Семейной хронике») ныне Бугурусланского района

Именно природа Оренбургского края наполнила душу Сережи Аксакова, вошла в него такой благодатью, что это осталось на всю жизнь обостренным чувством родной земли, ее тихой прелести и красоты, и эти места дали потом писателю не только фон, но и все содержание для его будущих произведений.

После гимназии учился в университете Казани (не окончил курса), несколько лет служил в Петербурге, где познакомился с Державиным и Шишковым, укрепившим "русское направление" молодого Аксакова.

В 1811 году переехал в Москву. Вошел в литературно-театральную среду, сблизился с С. Н. Глинкой, занимался театральными переводами (из Шиллера, Мольера и др.). В 1816 году, женившись, уехал в село Ново-Аксаково, с 1826 года жил преимущественно в Москве и своих подмосковных усадьбах, постоянно выступая с литературной и театральной критикой в журналах "Вестник Европы", "Московский вестник", в газете "Молва" и других московских изданиях. В 1827-1832 годах цензор Московского цензурного комитета; уволен за пропуск в печать шуточной баллады В. А. Проташинского (под псевдонимом Елистрат Фитюлькин) "Двенадцать спящих будошников", выказавшей "непочтительное отношение к московской полиции", и 3-го номера журнала "Европеец" И. В. Киреевского с окончанием "крамольной" статьи последнего "Девятнадцатый век" (что способствовало сближению их семей). С 1833 года инспектор московского Константиновского землемерного училища, с преобразованием его в 1835 году в Межевой институт - первый его директор (до 1838 года).

С конца 1820-х годов гостеприимный и хлебосольный дом Аксакова - один из центров литературной жизни Москвы, и хотя именно здесь организационно сложилось славянофильство, исключительные благородство и терпимость хозяина сделали его двери открытыми для приверженцев самых разных направлений. Аксаковские "субботы" посещали актеры и литераторы М. П. Погодин, С. В. Шевырев, известный композитор, автор оперы на сюжет из древнерусской истории "Аскольдова могила" Верстовский - большой друг Аксакова, Щепкин, И. И. Панаев, Гоголь, не раз читавший там свои произведения и отметивший 1 апреля 1849 года у Аксакова на Сивцевом Вражке свое сорокалетие, у него бывали как славянофилы (А. С. Хомяков, И. В. Киреевский и П. В. Киреевский и др.), так и их оппоненты (Н. В. Станкевич - до 1837 года, Герцен, М. А. Бакунин, В. Г. Белинский, которого Аксаков устроил в Межевой институт преподавателем и которому помог издать в долг его "Грамматику", Т. Н. Грановский, Чаадаев, известный переводчик Н. Х. Кетчер и др., а позднее - Загоскин, Лев Толстой, Шевченко, декабрист С.Г.Волконский.

Яркие картины бытовой и литературно-театральной жизни Москвы запечатлены в мемуарах Аксакова "Воспоминания" (1956) и особенно в "Литературных и театральных воспоминаниях" (1858). Получили известность стихи Аксакова (главным образом направленные против школы "романтиков", а также патриотические и стилизующие народные песни, в т.ч. "Уральский казак", 1821), его басни, социально-обличительные фельетоны, очерк "Буран" - предвестие пейзажно-описательной и автобиографической прозы Аксакова. Вершиной последней, как и всего художественного творчества Аксакова, стали "Записки об уженье рыбы" (1847, первоначально под названием "Записки об уженье"; 2-е дополненное изд. 1854), "Записки ружейного охотника Оренбургской губернии" (1852, 2-е дополненное изд. 1853), "Рассказы и воспоминания охотника о разных охотах" (1855) и особенно книга "воспоминаний прежней жизни" "Семейная хроника" (1856) с ее продолжением - повестью "Детские годы Багрова-внука" (1858; ее "Приложение" - классика отечественной детской литературы, "сказка ключницы Пелагеи" "Аленький цветочек"), в живом и непосредственном бытописании проводившие мысль о целительной силе природы и высоконравственности патриархального образа жизни (которому следовал и сам Аксаков - мудрый и терпимый друг многих современников, любящий отец четырнадцати детей).

Созданные на оренбургском материале, книги Аксакова приобрели общерусское значение. «Превосходная книга Аксакова «Записки ружейного охотника Оренбургской губернии» облетела всю Россию», — пишет Н. А. Некрасов. «Такой книги у нас еще не бывало», — утверждал И. С. Тургенев.

Читая описания оренбургской степи, мы словно вдыхаем ее неповторимый аромат и видим милые сердцу каждого оренбуржца «приземистый рассыпчатый ковыль, сизый горный шалфей, белую низенькую полынь, чабер и богородскую траву…». Говоря о связях Аксакова с оренбургским краем, можно без конца цитировать его книги — настолько насыщены они «оренбургским элементом».

Никакая другая местность нашей необъятной страны не описана так обстоятельно и точно и вместе с тем так любовно и художественно, как описана в книгах Аксакова эта часть Оренбуржья, его «аксаковская зона».

С. Т. Аксакова мы, можем по праву считать исследователем Оренбургского края, ибо его произведения в своей совокупности составляют целую энциклопедию по нашему краю, по которой можно изучать его природу, прекрасно знакомиться с его флорой и фауной и вместе с тем получить отчетливое представление о населении края, каким оно было полтора века назад, об этническом его составе, социальной структуре, о быте и нравах.

Аксаков оставил также книгу "Биография М. Н. Загоскина" (1853), мемуары "История моего знакомства с Гоголем" (полностью опубл. 1890), очерки "Собирание бабочек", "Очерк зимнего дня" и "Встреча с мартинистами" (все 1859), в котором критиковал "масонов" с позиции своего "русского направления" и любви ко "всему ясному, прозрачному, легкому и свободно понимаемому".

Умер Аксаков в Москве 30 апреля (12 мая) 1859 года.

Любовь к природе – совершенно чуждую его матери, истой горожанке, – будущий писатель унаследовал от отца. В первоначальном развитии его личности все отходит на второй план пред воздействием степной природы, с которой неразрывно связаны первое пробуждение его наблюдательности, его первое жизнеощущение, его ранние увлечения. Наряду с природой крестьянская жизнь вторгалась в пробуждающуюся мысль мальчика. Крестьянский труд рождал в нем не только сострадание, но и уважение. Женская половина дворни, как всегда, хранительница народно-поэтического творчества, знакомила мальчика с песнями, сказками, святочными играми. И "Аленький цветочек", записанный много лет спустя по памяти с рассказа ключницы Пелагеи, – лишь малый обрывок того огромного мира народной поэзии, в который вводили мальчика дворня, девичья, деревня. Но ранее народной литературы пришла городская. С характерным для него упоением он погрузился в "Россиаду" Хераскова и сочинения Сумарокова; его "сводили с ума" сказки "Тысячи и одной ночи", а наряду с ними читались "Мои безделки" Карамзина и его же "Аониды".

Довольно рано к влияниям домашним и деревенским присоединились влияния казенной школы. И казанская гимназия, куда Аксаков поступил на десятом году жизни, и новый воспитатель, суровый и умный Карташевский, и товарищи, и новые интересы – все это сводилось в целый мир, благотворно влиявший на открытую впечатлениям душу. Гимназия была выше обычного уровня; даже по замыслу основателей она должна была представлять собой нечто вроде лицея. В гимназии Аксаков провел всего три с половиной года, конец которых обогащен новыми литературными интересами. В университете он пробыл лишь полтора года, продолжая также брать уроки в гимназии, но эти полтора года много значат в его развитии. Трудно даже сказать, что сыграло здесь большую роль: собирание бабочек или товарищеский журнал, который он издавал вместе с И. Панаевым, увлечение театром или литературные споры. Французские лекции натуралиста Фукса, несомненно, сыграли серьезнейшую роль в упрочении той врожденной наблюдательности Аксакова, которая впоследствии давала И. С. Тургеневу право ставить его в известных отношениях выше Бюффо-на. Здесь он осмыслил свою любовь к природе, здесь закрепил любовь к литературе.

Получив университетский аттестат, Аксаков провел год в деревне и в Москве, а затем переехал с семьей в Петербург. Карташевский уже приготовил для своего питомца должность переводчика в комиссии составления законов, где он сам состоял помощником редактора. В Петербурге Аксаков сблизился с артистом Шушериным, бывал у адмирала Шишкова, познакомился со многими актерами и писателями, пламенно увлекался театром, много беседовал о литературе, но не видно, чтобы какие бы то ни было искания в той или другой области занимали его. О политической мысли и говорить нечего; она проходила мимо него, и он вполне присоединялся к вкусам Шишкова. Князь Шихматов казался ему великим поэтом. У Шишкова собирались Державин и Дмитриев, граф Хвостов, князь Шаховской и другие, составившие потом консервативную "Беседу русского слова". В эти годы Аксаков жил то в Петербурге, то в Москве, то в деревне. После женитьбы (1816) на Ольге Семеновне Заплатиной он пытался поселиться в деревне. Пять лет он прожил с родителями, но в 1820 г. получил в вотчину то самое Надеждино (Оренбургской губернии), которое некогда было поприщем злодейств изображенного им Куроедова.


Случайные файлы

Файл
69154.rtf
90073.rtf
183819.rtf
58504.rtf
164249.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.