Сергий Радонежский (77397-1)

Посмотреть архив целиком

Сергий Радонежский

Введение

Чтобы представить себе, что такое святость, молитвенность, вера православная, надо обязательно приехать в лавру преподобного Сергия – в Сергиев Посад. Она отдалена от Москвы на 65 км – это направление Ярославской ж\д, час с небольшим на электричке. Но если путник оказался здесь однажды, то его всегда будет тянуть в эти места. В лавре бывают счастливые минуты, когда остаешься один, и в вековечной тишине, созданной монастырскими стенами, кажется : не шум машин на шоссе слышан, а гудение старинного бора. Чудится, что вот – вот прошел из своей кельи в Божий храм игумен монастыря и начал службу…

Я выбрана тему «Сергий Радонежский», т.к. она интересна, малоизученна и немного загадочна. Многие источники по-разному описывают жизнь Сергия Радонежского, не совпадают некоторые даты и по-разному описаны те или иные события. Цель данного доклада – изучить, какой источник более точен и правдоподобен. Доклад состоит из введения, основной части, состоящей из 3 глав и заключения.

Глава 1. Варфоломей Кириллович.

Точная дата рождения Варфоломея Кирилловича неизвестна: на основании разных источников называют 1314 г.(3 мая), 1319 г., 1322 г. Он родился в селе Варницы под Ростовом Великим. Отец его, боярин Кирилл, служил сначала у ростовского князя, а потом перешел на службу к Ивану Даниловичу Калите.

Варфоломей с детства был отмечен Божьей благодатью. Незадолго до рождения мать Варфоломея Мария была в церкви на воскресном богослужении. Трижды, в самые важные моменты литургии, младенец прокричал. В 1ый год жизни он отказывался от материнского молока в «постные» дни недели – среду и пятницу. С 7 лет Варфоломей был отдан в учение, которое давалось ему с большим трудом, так что он далеко отставал от своего младшего брата. Однажды Варфоломей пас коров, но они разбежались, и он не знал что делать. К нему подошел старец. Он заговорил с отроком, угостил кусочком просфоры. Мальчик пожаловался дедушке, что плохо понимает письменную грамоту. Старик утешил мальчика, благословил, проводил до дома. Погостив у родителей Варфоломея, старец покинул гостеприимный дом. К изумлению всех Варфоломей взял в руки Псалтырь и стал ясно и громко его читать. По всем описаниям выходило, что старцем был святитель Николай – любимый святой в русских семьях.

С раннего детства у него была тяга к святой жизни: Варфоломей уклонялся от детских игр, шуток, смеха и пустословия, питался только хлебом и водой, а по средам и пятницам постился.

«Поступь его, - пишет Епифаний; - была полна скромности и целомудрия, лицо его, чаще всего было задумчиво и серьезно, а на глазах нередко появлялись слезы-свидетели его сердечного умиления. Всегда тихий и молчаливый, кроткий и смирный, он со всеми был ласков и обходителен, ни на кого не раздражался и от всех любовно принимал случайные неприятности».

В 1328 г. родители Варфоломея, доведенные до нищеты, вынуждены были переселилиться из Ростова в небольшой подмосковный городок Радонеж. Они скончались в 1337 г. и были похоронены в Хотьковском монастыре. В юности Варфоломей твердо решил принять монашеский постриг и начать жизнь отшельника и после смерти родителей он раздал большую часть своего имущества бедным и вместе со старшим братом Стефаном, который после безвременной смерти жены принял монашество, поселился среди глухого леса в 10ти верстах от Хотьковского монастыря в уединенном месте, которое было очень удобно для отшельнической жизни. Братья устроили себе сначала шалаш, а потом бревенчатую келью, возле которой поставили небольшую церковь во имя Пресвятой Троицы. Образ Троицы (единого в 3х лицах Бога – Бог-Отец, Бог-Сын, Бог-Дух Святой) служил в ту эпоху символом любви и уединения.

Стефан, не выдержав тяжелой жизни отшельника, через некоторое время покинул своего брата и ушел в Москву. Варфоломей остался тверд в своих замыслах. В 1342 г. игумен Митрофан постриг его в монашество с именем Сергей и он начал свой монашеский подвиг.

Глава 2. Сергий Радонежский.

Твердость его была удивительной. Стужу, голод, жажду, изнурительную тяжелую работу – неизменных спутников жизни отшельника – терпел он со смирением. Кроме хлеба, который время от времени приносил ему из Радонежа младший брат Петр, у Сергия не было другой пищи. Зимними ночами приходили к келье стаи голодных волков, иногда приходил медведь (с ним Сергий из жалости делился скудной пищей).

Доставалось Сергию и от бесов, которые часто принимали образ страшных зверей и отвратительных гадов, чтобы устрашить подвижника. Однажды, когда он молился, они вломились к нему прямо в церковь, но вынуждены были отступить перед его верой и твердостью.

«Приходили к преподобному звери лесные, и птицы небесные прилетали к нему. И однажды было такое видение: все небо над лаврой заполнили голуби, и был к нему голос с небес: «Как много птиц в небе над монастырем, так много будет твоих учеников».

Прошло всего 2-3 года, и о юном пустыннике заговорили как в Радонеже, так и в соседних селеньях. Один за другим жители стали приходить к нему ради духовного совета, а потом нашлись желающие разделить его подвиг. Сергий сначала не соглашался принимать их, но, тронутый их мольбами, решил отказаться от своего уединения. Так сложилась небольшая община, рост которой Сергий сначала ограничивал «апостольским числом» - двенадцать. Однако со временем всякие ограничения были отменены. Пришельцы построили себе кельи, обнесли обитель высоким тыном и стали жить, во всем подражая Сергию. Никакого определенного монастырского устава не существовало, не существовало, впрочем, и самого монастыря. Каждый монах жил отдельно от других, сам добывал себе пропитание, вел свое хозяйство. Семь раз в день братья встречались в церкви на молитве. Варфоломей праздничные дни для свершения литургии приглашали священника из ближайшего села. Все свободное от молитвы время монахи проводили в постоянном труде, причем Сергий работал больше всех: он своими руками построил несколько келий, рубил и колол для всех дрова, молол в ручных жерновах, пек хлеб, варил пищу, кроил и шил одежду и приносил воду. По словам Епифания, Сергий служил братии как купленный раб, всячески стараясь облегчить их трудную жизнь. Несмотря на воздержание в пище он был очень силен и необычайно вынослив. Однако такая жизнь не могла продолжаться долго. Когда число монахов умножилось, возникла нужда как-то организовывать их жизнь. В 1354 г. живший в Переяславле-Залесском епископ Волынский Афанасий по поручению митрополита Алексия поставил Сергия в игумены (настоятели) и одновременно расположил его в сан священника. Но и после этого он продолжал учить не столь словом, сколько своим примером. В последующие годы обитель расширилась и приняла вид вполне благоустроенного монастыря. Разбросанные в беспорядке кельи были собраны в правильный 4хугольник и расположены вокруг церкви. Прежняя Троицкая церковь стала тесной. Ее разобрали и поставили на ее место другую, гораздо более просторную. Позже (примерно в 1372 г.) в Троицком монастыре был введен общежительный устав. Он был очень строг: монахам запрещалось иметь личную собственность, и каждый отныне должен был трудиться на благо монастыря. Учреждены были должности келаря, духовника, экклесиарха.

Новым было для России монашеское общежитие. Радонежская братия стала выражать недовольство руководством Сергия. Возмущался и брат Стефан, вернувшийся к Сергию. Тогда преподобный ушел из лавры и основал на реке Киржач новую обитель. Но согласие не восстановилось в Радонеже. Некоторые из монахов стали уходить к Сергию. И тут оставшиеся через митрополита Алексия просили Сергия вернуться в Радонеж. Преподобный возвратился, и с тех пор мир в обители больше не нарушался.

С годами местность вокруг монастыря становилась все более заселенной. Вслед за монахами пришло в эти места много крестьян-переселенцев, которые быстро вырубили леса, распахали поля. Затем мимо монастыря была проложена дорога в северные города. Обитель Сергиева как бы вдруг выдвинулась из дремучих лесов на распутье людской жизни. Но и после этого еще очень долго уделом Сергиевых иноков была самая суровая, ни чем не прикрытая бедность. Монахи нуждались буквально во всем: недоставало пищи, одежды, вина для литургии, воска для свеч, елея для лампад (вместо них перед образами зажигали лучины), взамен пергамента для книг употребляли бересту, ели и пили из деревянных сосудов, которые изготавливали своими руками. В это скудное время, по свидетельству сподвижников Сергия, его молитвами стали совершаться чудеса. Так, например, после горячей молитвы игумена вблизи обители из-под земли пробился обильный источник холодной ключевой воды (до этого братии приходилось с немалым трудом приходилось доставлять воду издалека). Затем, благодаря молитвам святого, случилось несколько чудесных исцелений. Слава о Сергии стала греметь по всей округе. К нему потянулись болящие и калеки, и многие после бесед со святым и его молитв испытывали облегчение, а некоторые и вовсе получали полное исцеление. Сергий умножением числа посетителей благосостояние монастыря стало поправляться. Но сам Сергий никогда не имел пристрастий к земным вещам, все раздавал братии или беднякам. До самой смерти он носил сшитую им самим ветхую одежду из сермяжной ткани и простой овечьей шерсти. Между тем известность его распространилась далеко за пределы Радонежа. Даже патриарх

Константинопольский знал о Троицком игумене и отправлял к нему свои послания.






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.