Аристофан

Н. Дератани

Аристофан [ок. 450 — ок. 385 до христ. эры] — виднейший древнегреческий драматург, самый яркий представитель политической комедии конца V и начала IV в. Обстоятельства его жизни нам почти неизвестны.

Родившись, повидимому, в Афинах, А. жил в эпоху самого расцвета афинской демократии и был современником продолжительной пелопонесской войны греков со спартанцами [431–404], когда в Афинах происходила ожесточенная классовая и политическая борьба. Захватившая власть радикально-демократическая партия торгово-капиталистического класса проводила агрессивную политику и стояла за продолжение войны со спартанцами, которая сулила монополию афинской торговли и обогащение. К этой партии по своим интересам примыкала и более умеренная торгово-аристократическая партия. В оппозиции была лишь земельная аристократия, которую разоряла война; она стояла за мир со Спартой, ненавидела разжигавших народ демагогов и замышляла олигархический переворот. Отстраненная от активной политики, эта группа аристократического класса старалась использовать театр как орудие пропаганды своих консервативных идей. А., не будучи аристократом, в молодости был деятельным членом аристократических клубов (так наз. гетерий), готовивших олигархический переворот, и следовательно сочувствовал идеологии земельной аристократии.

А. написал до сорока комедий, из которых до нас сохранились лишь одиннадцать. В ряде комедий А. нападает на демократию и жестоко осмеивает демагогов из торгового класса — ее вождей, которые льстят народу и обманывают его, преследуя лишь свою выгоду. Еще в одной из самых ранних своих комедий «Вавилоняне» [426] он нападал на известного демагога Клеона и его товарищей, за что был привлечен к суду, а в комедии «Всадники» [424] политическая сатира достигает наивысшего напряжения. Демос (афинский народ) здесь выведен стариком-брюзгой, глухим на ухо, стремящимся эксплоатировать всех греков для своего прокорма; его обманывает и ему льстит, как собачонка, его лукавый раб кожевник пафлагонец (т. е. Клеон), с которым в лести соперничают двое других слуг (разумеются сторонники торговой группы аристократического класса Никий и Демосфен). В конце концов пафлагонца вытесняет его соперник, мелочной торговец съестным — Агоракрит, который рассказывает, как он вернул Демосу молодость и разум, сварив его в котле. Знаменательно то, что хор этой комедии составлен из «всадников»-аристократов, нападающих на Демос. Отчасти политика демократии порицается и в комедии «Осы», поставленной на сцене в 422. Здесь осмеивается страсть афинян к сутяжничеству, в котором А. обвиняет демагогов, приучавших своей политикой народ к праздности. Но особенно резкие протесты комедий А. вызывает внешняя агрессивная политика демократии. Реакционная земельная аристократия была против разорявшей ее войны с консервативной Спартой; при этом война, поддерживаемая торговым классом, разоряла не только крупных землевладельцев, но и мелких землевладельцев-поселян. Таким образом в своем протесте против войны земельная аристократия находила в поселянах союзников и ловко играла на стремлении этих социальных слоев к миру. Уже в комедии «Ахарняне» [425] выводится крестьянин Дикэополид, которому так надоела война, что он заключает приватный мир с врагом; ахарнские угольщики (из древней Ахарнии), из которых составлен хор, готовы за это побить его камнями, но он убеждает их в выгоде своего поступка и в конце пьесы наслаждается всеми благами мира, тогда как другие терпят лишения войны. В комедии «Мир» [421] та же проповедь мира проведена в более фантастической форме. Крестьянин-винодел Тригей откармливает огромного навозного жука, поднимается на нем на небо и спускает оттуда богиню мира, которая одаряет его всеми своими благами. В комедии «Лизистрата» [411], названной по имени героини пьесы, протест против войны изображается в виде заговора женщин: они добиваются мира, временно покинув своих мужей. Та же тема была содержанием не дошедших до нас пьес — «Земледельцы» и «Грузовые суда». Новое модное учение софистов было также мишенью нападок для консервативной аристократии. Исходя из формул крайнего индивидуализма — «человек мера всех вещей», — софисты учили риторике, считая ее магическим средством, способным из «белого делать черное». В отношении религии, в связи с сопутствовавшим демократии рационализмом, софисты пришли к полному атеизму. Это новое учение А. порицал уже в несохранившейся комедии «Пирующие», а особенно осмеял в комедии «Облака». Представителем софистов здесь является философ Сократ, конечно, на самом деле ничего общего не имеющий с софистами. В пьесе зло высмеиваются плоды учения софистов. Сын поселянина Стрепсиада, Фидиппид, побывав в школе софистов, вместо того чтобы исправиться, научился лишь издеваться над отцом и колотить его. В заключение Стрепсиад поджигает школу софистов, испортивших ему сына. «Облака», возможно, и способствовали осуждению Сократа. С нападками на модное воспитание связана резкая критика и осмеяние трагика Еврипида (см.), которого аристократия не любила как ученика софистов и как трагика реалиста, отнявшего у трагедии ее прежний высокий идеал и религиозную величавость. В комедии «Женщины на празднике Тесмофорий», поставленной в 411, Еврипид вышучивается за нападки на женщин. В комедии «Лягушки», поставленной на сцене на другой день после смерти Еврипида [405], бог вина, Вакх, беспокоясь за дальнейшую судьбу трагедии, решает вызвать из царства мертвых кого-нибудь из двух трагиков — Еврипида или Эсхила (см.); происходит их состязание, при этом искусство Еврипида подвергается жестокой критике, и на земле остается старый Эсхил. Мечты полуголодного пролетариата о новой сытой и праздной жизни, выливавшиеся в целые проекты государственного переустройства, осмеяны в комедии «Птицы» [около 414]. Герой этой пьесы, ненавидящий аристократию Эвелпид и его товарищ Пистетер ищут государства, где они могли бы жить в неге и в полном благополучии. И вот они поднимаются к птицам и в их царстве основывают город «Нефелококкикию» (по-русски Тучекукуевск). Пистетер присваивает себе царское достоинство вместо Зевса и берет его дочь себе в жены. В грубой карикатуре осмеян идеал масс в комедии «Женщины в народном собрании». Государство здесь превращается в огромный ресторан; происходит сплошной кутеж, сопровождающийся общностью женщин и полной свободой половых отношений. Жалобы на несправедливое распределение богатства служат темой комедии «Богатство» [388], самой поздней из дошедших до нас, примыкающей уже по своему характеру к более поздней, так называемой «среднеаттической» комедии. Сквозь злую сатиру в комедиях А. иногда просвечивает и положительный политический идеал аристократии: недовольная настоящим, принужденная отстранить себя от политики, она романтически переносит свои идеалы в прошлое, на начало V в. до христ. эры, на время общегреческого согласия; демос того времени — ее идеал. Характерно, что во «Всадниках» торговец Агоракрит возвращает старику Демосу его «марафонскую молодость» (т. е. времени войны с персами, начала V в. до христ. эры). Насмешка комедии А. касается и религии, А. не стесняется даже с самим Зевсом («Птицы»); особенно достается служителям культа (ср. комедию «Богатство»). Однако это вольнодумство не идет сильно вразрез с консервативной идеологией комедии; А. отстаивает старую веру против софистов («Облака»). В комедиях А. ярко отражается афинская жизнь V в., и в этом их бытовое значение. Как комический поэт А. не внес каких-либо нововведений в структуру и форму комедии, но, более других комиков обладая богатством фантазии и истинно аттическим остроумием, он умеет раскрывать свои идеи в забавных, ярких и оригинальных сценах; основная идея у него никогда не насилует развития действия, все как будто у него случайно и импровизированно, однако фабула, при всех ее вариациях, всегда слита с основным тезисом и служит его объяснением. Действующие лица А. — большею частью типы известных классов и групп; черты их характера часто утрированы до шаржа, однако наряду с этим они искусно наделены и реальными чертами, как чрезвычайно реальна и та обстановка, в которой они действуют. Талант А. проявляется и в «парабазах», этих интермедиях, в которых поэт обращается к публике, и в сатирических куплетах и задорных песенках. Язык комедий повседневный, разговорный, городской аттический язык, уснащенный каламбурами и меткими словами из жаргона, богатый и остроумными сочетаниями, и комическими словообразованиями; язык и стихотворные размеры отличаются живостью, быстротой и гибкостью.

Все это вместе взятое делает комедии А. выдающимся и в своем роде единственным памятником мировой литературы, тем более, что другие представители греческой политической комедии до нас не дошли. Как комедия политическая комедия А. не нашла себе подражателей в позднейшей литературе Греции, но уже с XVI в. вызывали подражание и оказывали влияние ее ситуации и сцены как во Франции [например Расин (см.) в «Plaideurs» подражал «Осам»], так и в Англии, особенно же в Германии [Ленц (см.), Гете (см.)].

С XVI в. начались постановки А. в Зап. Европе. У нас лишь после революции, в 1923, на сцене МХАТ была поставлена комедия «Лизистрата». После революции же у нас издан и новый перевод комедий А., выполненный Пиотровским.

Список литературы

I. Переводы: Комедии, перев. В. Т. (перевод всех комедий с французского перевода Artaud), СПБ., 1897.


Случайные файлы

Файл
131570.rtf
32137.rtf
129414.rtf
19704.rtf
3344-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.