Иоганн Рихтер (74237-1)

Посмотреть архив целиком

Иоганн Рихтер

Е. Книпович

Рихтер Иоганн Пауль Фридрих (литературный псевдоним Жан-Поль (Jean Paul), Johann Paul Friedrich Richter, 1763—1825) — немецкий беллетрист-юморист и сатирик. Р. в семье органиста, впоследствии пастора. С 1781 Р. в Лейпциге изучал некоторое время теологию, затем античную литературу гуманистов, великих буржуазных сатириков и просветителей. Первая книга Р. — сатира на умственную жизнь и быт «маленького Парижа» — Лейпцига — носит название произведения знаменитого памфлетиста Эразма Роттердамского «Lob der Dummheit» (Похвала глупости). Первым романом, намечающим основные линии творчества Р., явился роман «Die unsichtbare Loge» (Незримая ложа, 1793); имя Р. получило известность после выхода в свет романа «Hesperus oder 45 Hundsposttage» (Геспер или 45 дней собачьей почты, 1795). За ним последовали «Blumen- Frucht- und Dornenstücke oder Ehestand, Tod und Hochzeit des Armenadvokaten F. St. Siebenkäs» (Отрывки о цветах, плодах, шипах, или супружество, смерть и свадьба адвоката для бедных Зибенкейза, 1796—1797). В Веймаре Р. познакомился с Гёте, Шиллером, Гердером. Затем появляются «Titan» (Титан, 1800—1803), в 1804 «Flegeljahre» (Озорные годы, 1804—1805) и «Vorschule der Aesthetik». В том же году он окончательно переселился в Байрейт. В байрейтский период своей жизни Р. издал романы «Dr. Katzenbergers Badreise» (Путешествие д-ра Катценбергера на воды, 1809) и «Der Komet oder Nikolaus Marggraf» (Комета или Николай Маркграф, 1820—1822) и др.

Р. вышел на лит-ую арену, когда замерло течение «Бури и натиска», отражавшее в литературе протест «плебейских» элементов бюргерства не только против феодализма, но и против ограниченности общебуржуазных стремлений. Убежденный сторонник идей Великой революции, чуждый узкому национализму, ищущий в умственной жизни Германии национального преломления «всечеловеческих» (т. е. буржуазно-демократических) идей, Р. непосредственно примыкает к «штюрмерам», но вместе с тем является учеником великого просветителя — Лессинга.

Подобно «штюрмерам» Р. является певцом и апологетом низших слоев третьего сословия («Зибенкейз», «Leben des Quintus Fixlein» («Жизнь Квинта Фикслейна», 1796), «Озорные годы»). От «штюрмеров» идет и руссоистская борьба Р. за свободу чувства. Близка к «штюрмерам» и социология Р. — восприятие государства и общества как живого организма, который не должен терпеть насилия и принуждения. В полном согласии с традициями XVIII в. Р. во время наполеоновских войн четко отделяет вопрос национального освобождения Германии от ненависти к французскому народу, французской культуре и Великой революции.

В последнем своем романе «Комета» Р. клеймит политику Священного союза и начатую в Германии «травлю демагогов».

Социология, этика, мораль, эстетика Р. противостоят тому периоду немецкой литературы, который немецкие писатели-демократы 30—40-х гг. звали «периодом искусства», «периодом идеализма» или даже «периодом Гёте». В своем не только личном, но и социальном бунте против «холодного, односложного, бездушного бога» Гёте и «скалоподобного» Шиллера (Р. воспринял Шиллера в Веймаре не как «штюрмера» и автора «Разбойников», а как автора «Мессинской невесты») Р. предвосхитил отношение к «периоду искусств» интернациональной демократии 30-х и 40-х гг., особенно ярко проявившееся у Гейне и Герцена. Счеты свои с «миром эстетической видимости» (Меринг) Р. сводит в романе «Титан», который вместе с «Vorschule der Aesthetik» является наиболее ценной частью его творческого наследия. Он не только дает почти портретное изображение жизни при веймарском дворе, не только переносит характерные для Гёте черты на образ ледяного эгоиста Гаспарда, но на судьбе Дианы и художника Шоппе показывает, что искусство, оторванное от жизни, может привести только к смерти и безумию.

Все проблески буржуазного демократизма и творческого реализма в произведениях Р. конечно не могли развиться в стройное и логическое целое. Социально-политическое бессилие немецкой буржуазии, ее бесправие и безволие тяготеют и над творчеством Р. «Немецкое убожество» (Энгельс) определяет слабость его положительных утверждений. Р. дал замечательные образцы буржуазной сатиры на жизнь немецких захолустных княжеств, на мелкие интриги при дворе («Незримая ложа», «Геспер» и «Титан»), на те государства, где, по его выражению, «вопреки фараонову сну семь жирных коров пожирают семь тощих, богатые — бедных, высшие — низших, дворяне — крестьян, и один — всех». Р. неоднократно говорит, что любовь к человечеству не отделима от ненависти к его угнетателям.

И все же плебейский демократизм «штюрмеров» претерпел большие изменения у Рихтера, творившего в эпоху примирения Гёте и Шиллера с немецкой действительностью. В мире своих плебейских героев Рихтер видел малые дела, простые чувства, верность природе. Мещанские идиллии Р. написаны о людях бездейственных, которые черпают свое счастье в себе самих («Жизнь Квинта Фикслейна», «Озорные годы»). Активное вмешательство в жизненные дела, попытки переустройства жизни являются для Р. началом, вносящим внутренний разлад в человеческую психику. Сквозь все его романы проходит взаимно связанная и взаимно ответственная дружеская пара — человек действия и человек бездейственный; верное природе дитя, которому все удается из-за внутренней гармоничности. Таковы Фенк и Оттомар в «Незримой ложе», Виктор и Фламин в «Геспере», Зибенкейз и Лебгебер в «Зибенкейзе». Высшей точки это противопоставление достигает в «Титане», где Р. пробует также его уточнить. Рокайроль, действенность которого эгоистична, антигуманна, — это, по определению Р., «раб прошлого», в нем Р. воплотил хищную активность «жирных коров, поедающих тощих»; сыном будущего, подлинным титаном является Альбано, и Р. тщетно старается дать этому образу черты иной, гуманной и альтруистической действенности. Альбано отрицает мир эстетической видимости, Альбано защищает Великую революцию от нападок герцога Гаспардо, Альбано хочет участвовать в национально-освободительных войнах республиканской Франции. Но дальше декларация Альбано не идет, и если Р. достаточно ясно обрисовал ложный «титанизм» (Линда и Рокайроль), то образ истинного титана ему не удался и противоречие между действенностью и гармонической верностью природе он не разрешил и не мог разрешить.

Вместе с Лоренсом Стерном Р. является родоначальником той литературы, в которой основным героем является сам автор и которая получила высшее свое выражение в творчестве Генриха Гейне. В творчестве Р. сильны также черты реализма, которые делают его предшественником и учителем не только Гейне и младогерманцев, но и более поздних реалистов (Келлер напр.). Несомненным предшественником и учителем Гейне является Р. в своей теории и практике комического. В «Vorschule der Aesthetik» Р. дает обоснование своему юмору, который он звал «смехом сквозь слезы». Юмор, по Р., должен иметь серьезную, даже трагическую основу, потому что он является смехом над людским безумием, а «безумие друга наполняет нас горькой болью: и разве не все люди любимые друзья наши». Кроме этой, по определению Гейне, «серьезной подмалевки шуток» Р. очень полно владеет оригинальной техникой комического. Из неожиданного сближения понятий Р. выводит новые и правильные заключения. Форма романов Р. крайне причудлива и своеобразна, так же как и его язык. Лирические отступления, вводные эпизоды, своеобразие в подаче материала (напр. собачьи депеши в «Геспере», написанные столь лаконично, что их почти нельзя расшифровать) делают его произведения чрезвычайно трудными и мало доступными по форме.

Р. высоко ценили представители буржуазной и буржуазно-демократической литературы первой половины XIX в. в Германии (Берне, Гейне, Мундт, Лаубе, Планк, Гервинус и т. д.). После довольно длительного забвения интерес к творчеству Р. стал возрождаться в Германии в 10-х гг. XX века, причем в центре внимания эстетической и декадентской критики оказались болезненная раздвоенность и композиционная разорванность творчества Р., а не буржуазно-сатирические и реалистические его элементы. В столетнюю годовщину смерти Р. (1925) в Байрейте организовано специальное «Jean-Paul-Gesellschaft» (Жан-полевское общество).

В России Р. пользовался вниманием и успехом в 40-х гг. прошлого столетия. К этому времени относятся все русские работы о Р., а также и все переводы его на русский язык.

Список литературы

I. Наиболее полное собр. сочин.: Jean Pauls Werke (с биограф. R. Gottschall’я), 60 Theile, Berlin, Hempel, 1879. С 1927 в Веймаре изд. критическое собрание сочинений Ж.-Поля, рассчитанное на 22 тт., под ред. E. Berend’a. До июля 1934 вышло 12 тт. Произведения Р. переводились на русский яз. гл. обр. в журналах первой половины XIX в.: «Мнемозина» (1824, т. I), «Московский телеграф» (1827, №№ 10, 11), «Московский вестник» (1827, тт. I, II, III: 1830, т. IV), «Современник» (1838, т. XII

1841, т. XXII), «Московский наблюдатель» (1839, т. I) и др. Отд. издания: Антология из Жан-Поля Рихтера, СПБ, 1844

Цветы, плоды и шипы, или брачная жизнь, смерть и свадьба адвоката бедных Зибенкейза, перев. Е. Г. Бартеневой, Роман, СПБ, 1899.

II. Автобиография: Wahrheit aus Jean Pauls Leben, 8 Bde, Breslau, 1826—1833 (Bde 2—8 v. C. Otto u. E. Förster)

Spazier R. O., Jean Paul Friedrich Richter. Ein biographischer Commentar zu dessen Werken, 5 Bde, Lpz. — Berlin, 1833—1836

Nerrlich P., Jean Paul und seine Zeitgenossen, Berlin, 1876

Его же, Jean Paul, Berlin, 1889






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.