Святой блаженный Андрей, Христа ради юродивый (72204-1)

Посмотреть архив целиком

Святой блаженный Андрей, Христа ради юродивый

Мельник В. И.

Те, кто отправлялся из Симбирска к преподобному Серафиму Саровскому, передают, что подвижник отказывал им в благословении, указывая на Андрея Ильича: "Зачем это ко мне, убогому, вы трудитесь приходить, — у вас лучше меня есть, Андрей ваш Ильич…"

Юродство Христа ради — особый подвиг святых Церкви Христовой. Труден и тяжек этот путь и не много святых, пришедших ко спасению таким крестоношением. Среди них симбирский блаженный старец Андрей.

Святой подвижник, вся жизнь которого была служением Господу и людям, родился в городе Симбирске 4 июля 1763 г. (по ст. стилю) в семье бедных мещан Огородниковых. Назвали его в честь святителя Андрея, архиепископа Критского. Отец его — Илья Иванович. Мать — Анна Иосифовна. Оба родителя, в особенности мать, отличались христианским благочестием.

Неизвестно, когда умерли родители святого. До их смерти он жил с ними в подгорной части Симбирска. Затем его стал опекать брат Фаддей. Была у него еще сестра по имени Наталья, которая, овдовев, поступила в симбирскую женскую обитель (вероятно, в Симбирский Спасский женский монастырь).

Однако в 1813 году умер брат Фаддей. В виду совершенной неприспособленности блаженного к уходу за собой, сестра его Наталья вынуждена была взять попечение об Андреюшке (так звали его горожане) на себя. Для этого ей пришлось покинуть стены монастыря. При помощи симбирских благодетелей, которые не оставляли своей заботой блаженного Андрея, она, как могла, служила брату до самой его кончины.

Блаженный Андрей с детских лет был избран Богом на особое, подвижническое служение. До 3-х лет он не ходил, пил и ел из чужих рук, — т. е., как говорили раньше, был "сиднем". Замечательно, что уже в детские годы он совершал поступки, свойственные святым. Так, еще в младенчестве он целовал землю. С младенчества же он совершенно не разговаривал с людьми, взяв на себя обет молчальничества. Он произносил всего лишь два слова: "мама", "Анна". Его молчание следует рассматривать как сознательный подвиг юродства Христа ради. И прежде всего потому, что несколько раз в своей жизни Андрей Ильич неожиданно для окружающих нарушал свое молчание. Это были редчайшие случаи. Так, 1825 году в Симбирск привезли одного местного помещика, который в припадке сумасшествия отчаянно хулил Бога. К нему в дом неожиданно явился Андрей Ильич и стал, как часто он делал, покачиваться из стороны в сторону. Слуга в это время нес больному ломтик арбуза, но блаженный остановил его и, оттесняя от помешанного, ко всеобщему изумлению, ясно произнес: "Он Бога бранит". Матери же этого помещика, попросившей блаженного Андрея помолиться о ней, болящей, он так же ясно ответил с церковной паперти: "Будешь здорова". И она, правда, в скором времени выздоровела.

С 7 лет из одежды отрок Андрей стал носить только длинную рубаху, а на ноги и вовсе ничего не надевал: ходил по Симбирску и зимой, и летом в любую погоду босиком.

Мать его Анна Иосифовна совершала паломничество пешком по святым местам, надолго покидая дом. Перед ее возращением блаженный отрок начинал часто кричать: "Мама Анна". Это был знаком для родных, что Анна Иосифовна уже близко к дому. Так уже в детстве проявлялось в Андрее Ильиче и прозорливость.

С самых ранних лет отрок устремил свой духовный взор к Небу, к Богу, — при этом совершенно не обращая внимания на земное: он не признавал забот о пище, одежде, человеческих условностях. В своей жизни он придерживался суровой аскезы. С малолетства блаженный Андрей спал очень мало, да и то на земле или на голых досках. Его видели спящим на лавке так, что голова его держалась на весу, ни на что не опираясь.

Воздержание в пище его было удивительным. Он не только не употреблял в пищу мяса, не пил вина, но удерживался и во всякой пище и питии, так что тело его было сухим и легким. Приходя домой, он стучал по столу и говорил: "Мама". Так он просил его покормить, даже когда был взрослым и жил у сестры. Иногда в горшочке для него разваривали сухую ягоду, которую он очень любил. Еще нравилось ему пить чай с черным хлебом, помазанным медом.

Ко всем этим его особенностям, весьма странным для окружающих людей, прибавлялось и то, что Андрей Ильич не знал, что такое смех. Он никогда не смеялся. Напротив, как юродивому, ему приходилось много терпеть от мира. Часто его дразнили, оскорбляли. Домой он порой приходил выпачканным в муке или, еще хуже, в смоле. Дети часто дергали его за его длинную рубаху, щипали тело. Все это он претерпевал кротко и смиренно, не возмущаясь и не защищая себя от оскорбителей. Тихо и мирно отходил от них.

Поведение его было тем более странным и непонятным для многих, что блаженный по одному ему известным причинам мог мешать людям заниматься своим делом. Известно, что так он поступил с одним купцом в его лавке. Тот избил блаженного и изгнал его из лавки. Однако Сам Господь наказывал обидчиков Андрея Ильича. В тот же день купец, закрывая окна своего дома, упал со второго этажа. Он едва не убился, однако сумел понять, — в чем причина его несчастья. Тотчас же послал он к Андрею Ильичу просить у него прощения. По своей кротости и незлобию блаженный простил купца и тот выздоровел.

"ГРАДА СИМБИРСКА ЧУДНАЯ ПОХВАЛО И ЗАСТУПЛЕНИЕ…"

Блаженный Андрей Ильич с давних пор, еще при жизни своей, почитался всеми симбирянами, независимо от того, к какому сословию они принадлежали, — как заступник, хранитель г. Симбирска. Тогда это был весьма небольшой дворянско-купеческий городок, так что жизнь Андрея Ильича проходила можно сказать, на глазах у всех горожан, — тем более, что в свою маленькую хижину, где он жил с сестрой, он приходил лишь ночевать, остальное время проводил на улице. Потому-то многие эпизоды его жизни сохранились в народной памяти.

Заступником Симбирска блаженного считают не случайно. Деревянный Симбирск, как известно, неоднократно горел. Однако при жизни Андрея Ильича в городе ни разу не было больших опустошительных пожаров. Интересно, что после смерти святого пожары в Симбирске возобновились. Может быть, отсутствие пожаров связано было с тем, что одним из обычных занятий блаженного были частые и быстрые переходы из одной части города в другую? После таких переходов он мог стоять на одном месте в каком-то внутреннем созерцании часами, переминаясь с ноги на ногу, качаясь из стороны в сторону, подобно колокольному языку, и произнося ему лишь одному внятное: "Бум, бум, бум…" Не пробуждал ли блаженный таким образом симбирский народ к покаянию и праведной жизни в Боге, к отрешению от житейской суеты?

Известности Андрея Ильича как праведника и защитника Симбирска много способствовал 1812 год, когда перед лицом грозной опасности, в людях усилилась религиозность. Умножилось и число паломников. Те, кто отправлялся из Симбирска к преподобному Серафиму Саровскому, передают, что подвижник отказывал им в благословении, указывая на Андрея Ильича: "Зачем это ко мне, убогому, вы трудитесь приходить, — у вас лучше меня есть, Андрей ваш Ильич…"

"ПРОВИДЕЦ СУДЕБ ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ…"

Господь наградил своего угодника даром прозорливости. Все горожане знали о том, что каждое действие Андрея Ильича имеет потаенный смысл. Если он подавал кому-то деньги, то человеку этому способствовал успех в делах или повышение по службе. Так, в 1825 году он вбежал в дом советника А.Ф.С. Схватив медные деньги с подоконника, он стал совать их домашним А.Ф.С. В удивлении от его действий они клали деньги на свое место, однако он снова и снова протягивал им эту денежную мелочь, причем делал вид, что пересчитывает деньги. Никто не понял в этот день, что именно хотел сказать им своими действиями юродивый. Но вскоре дело разъяснилось. Через некоторое время Павла Л., зятя советника, назначили на должность казначея.

Если же блаженный Андрей подавал человеку щепку или горсть земли, — то это было знаком скорой кончины. Часто предупреждал он людей о смерти, готовя их к христианской кончине, и тем, что приходил к ним в дом и, вытягиваясь, подобно покойнику, ложился под образами в переднем углу. Однажды зашел он в дом к госпоже Быковой, когда она, отправившись после родов, шла в баню. Он прошел в ее спальню и лег на диван, сложив руки на груди. Возвращаясь из бани, женщина простудилась и вскоре, умерла, скончавшись на том самом диване.

Андрей Ильич захаживал к секретарю консистории Прозорову. Однажды по приходе он составил в переднем углу стулья и лег на них, подобно покойнику. В скором времени после этого предсказания умер один из членов семьи. Одной симбирянке он предсказал иноческую жизнь (она стала одной из сестер Спасской обители), а при виде ее матери лег, вытянувшись, и скрестил руки на груди — та вскоре умерла. Таких случаев предсказаний скорой кончины известно немало.

Живал Андрей Ильич у некоей Агафьи Фаддеевны (это была его племянница, дочь брата Фаддея), племянница которой однажды сильно заболела. Агафья Фаддеевна просила его вымолить у Бога жизнь племянницы, однако, зная Божью волю, он жестами стал ей показывать, чтобы больную положили, как обычно кладут усопших, в передний угол. И действительно, в непродолжительном времени та умерла.

Одна инокиня Спасского женского монастыря рассказывала, как Андрей Ильич предупредил ее о неприятном известии, содержавшемся в письме: "Я вышла в другую комнату, а тут Андрей Ильич пьет чай с блюдечка, стоявшего на полу. Едва развернула я это письмо, чтобы прочитать, как старец начал вырывать и бросать его и прятать от меня под кровать, то под шкаф. Потеряв терпение, я говорю ему с досадою: "Что это, Андрей Ильич, не даешь ты мне прочитать письмо", а он все одно и тоже… вырывает письмо и прячет его, а в рот мне сухарь сует… Наконец, не без труда отняла я письмо; но едва пробежала его, как узнаю о кончине сестры-благодетельницы. Только тогда поняла я, отчего Андрей Ильич не давал мне читать письмо".


Случайные файлы

Файл
132240.rtf
62417.rtf
14081.rtf
184531.doc
96272.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.