Архиепископ Иоанн (Братолюбов) (72197-1)

Посмотреть архив целиком

Архиепископ Иоанн (Братолюбов)

Мельник В. И.

На городском кладбище Ульяновска, недалеко от кладбищенской церкви Воскресения Христова есть замечательная могила. Внутри белой металлической ограды стоит внушительных размеров лакированный крест, на котором прибита железная табличка с эпитафией и надписью: архиепископ Иоанн.

Могила эта замечательна тем, что после церковной службы сюда часто заходят люди, молятся, поют "Со святыми упокой…" Хотя архипастырь умер еще в 1968 году, народу на могиле становится год от году все больше. Из уст в уста передают люди память о необычном архиепископе, вся жизнь которого без остатка была посвящена Богу и Церкви.

Архиепископ Иоанн (в миру Сергей Васильевич Братолюбов) служил в городе Ульяновске с 1953 по 1959 год — вплоть до закрытия в то тяжелое для Церкви время архиерейской кафедры в Ульяновске.

Родился высокопреосвященный Иоанн 16 июня 1882 года в Казани в семье протоиерея. Последовательно учился в Казанском духовном училище, затем Семинарии и Академии. Окончил Казанскую Духовную Академию в 1906 году со степенью кандидата богословия.

Замечательно, что и начал и окончил он свою священническую деятельность в г. Симбирске. В 1906 году он определяется в Симбирскую Духовную Семинарию в качестве помощника инспектора.

Неизвестно, в какое именно время созревает у него решение стать монахом, — очевидно, давно, так как с детства, по утверждению знающих людей, будущий архипастырь юродствовал. В 1907 году архиепископ Симбирский и Сызранский Иаков постриг о. Иоанна в монашество, и он был посвящен в иеромонаха. В этот же год церковное начальство переводит о. Иоанна на должность помощника смотрителя в Усть-Сысольское Духовное училище.

Очевидно, о. Иоанн проявляет большое старание в монастырском служении и обнаруживает высокую духовную устремленность, так как уже в 1912 году он возводится в сан архимандрита и назначается в Могилевскую пастырскую школу заведующим.

С 1917 года он получает назначения в духовные учебные учреждения и переходит на епархиальную службу. Сначала он исполняет обязанности настоятеля Тюменского Свято-Троицкого мужского монастыря, затем служит священником в Елисейской епархии, и снова настоятелем монастыря — на этот раз Тобольского Знаменского.

В 1923 году сам Святейший Патриарх Тихон, ныне канонизированный Русской Православной Церковью как святой, посвящает архимандрита Иоанна во епископа Березовского, и владыка получает в управление Тобольскую епархию. Бог судил так, что вся жизнь владыки Иоанна прошла в скорбях и переездах с места на место. Уже в 1924 году он назначается епископом Воткинским, затем в 1927 году — епископом Шацким, в 1929 году — епископом Уральским, в 1930 году — епископом Курганским.

Все эти годы были очень трудными в жизни Русской Православной Церкви. Это было время гонений на тех архиереев и священников, которые не перешли к "обновленцам" и остались верны истинной Церкви. Гонения эти привели к тому, что в 1931 году владыка Иоанн был осужден по статье 58, п. 10-11, сроком на 5 лет.

О всех его дальнейших испытаниях дает представление документ, найденный в Ульяновском областном государственном архиве: рапорт, написанный самим архиепископом Иоанном 28 января 1954 году в Президиум Верховного Совета СССР (Р — 3705, оп. 1, ед. хр. № 30, с. 53):

"Будучи Епископом Курганским я 23. 10. 1931 года был арестован, находился в заключении в Свердловском ГПУ, осужден по статье 58, п. 10-11 на 5 лет, отбывал наказание с июля 1932 года в Ташкентском лагере, а с 4-го апреля 1933 года по 30 октября 1936 года был в Бек-Буди Узбекской ССР".

Известно, что арест владыки был связан с "раскрытием" деятельности "Союза богоспасающей России" во главе с епископом Серафимом (Коровиным). По сфальсифицированному делу в ноябре 1931 года было арестовано 56 человек. Среди них три епископа, четыре благочинных, 11 священников, 8 монахинь. Создание организации в 1926 году приписывалось епископу Серафиму, стоявшему на позициях свт. Тихона. В документах следствия утверждалось, что с 1930года руководство организацией, якобы, перешло в руки протоиерея собора Вознесения города Ялуторовска Алексея Вино-градова. Кроме епископа Курганского Иоанна Братолюбова в большевистскую душегубку был втянут епископ Пермский Иринарх (Синеоков-Андриевский). Перечислять все имена и кары, которым подверглись священнослужители, просто невозможно. Материалы этого "дела" составили пять томов. (Глинский С. Рясоносные враги // Красное знамя [Тюмень]. 1937. № 195. 23 августа.; Наука и религия. М., 1922. № 2. С. 2).

Далее в своем рапорте владыка писал: "С 12 декабря 1936 года по 16 октября 1937 года по своей инвалидности проживал в г. Казани. 16 октября 1937 года был арестован и постановлением Тройки НКВД ТАССР по "Кра" 29 ноября 1937 года приговорен на 10 лет и отбывал наказание в 7-м отделении Сев. Ураллаге НКВД до 9 февраля 1943 года, когда (в порядке директивы НКВД НКЮ и Прокурора СССР от 23 октября 1942 года за № 467 (18-71) 117 с.) освобожден досрочно."

Здесь, вновь прервав цитирование рапорта владыки Иоанна, отметим, что его досрочное освобождение из лагерей НКВД стало частью общего изменения ситуации, сложившейся в СССР вокруг Православной Церкви в годы Великой Отечественной Войны. Дело в том, что почти с самого начала войны с Германией И. В. Сталин под давлением обстоятельств изменил политику советского правительства в отношении РПЦ. "Полностью прекратилась антирелигиозная пропаганда, была свернута деятельность "Союза воинствующих безбожников" … В июле-августе 1941 г. еще нередки были аресты священнослужителей, но с осени они почти прекратились. Более того, из лагерей освободили десятки священнослужителей, в том числе к сентябрю 1943 г. шесть архиепископов и пять епископов" (История Русской Православной Церкви. Т. 1. 1917-1970. СПб, 1997. С. 320). В числе освобожденных пяти епископов был и владыка Иоанн.

Ситуация в стране менялась. 4 сентября 1943 года митрополита Сергия из Ульяновска, где он находился в эвакуации, срочно вызвали в Москву. Сталин принял тогда трех иерархов Русской Православной Церкви — митрополитов Московского и Коломенского Сергия Страгородского, Ленинградского и Новгородского Алексия Симанского и экзарха Украины Николая Ярушевича. Сталин хотел знать нужды Церкви. Прежде всего это была необходимость широкого открытия храмов и выборов Патриарха, а также кадровая подготовка священнослужителей. Главное же — нужно было срочно освободить архиереев, находившихся в ссылках, тюрьмах и лагерях. Сталин на это сказал: "Представьте список, мы его рассмотрим".

8 сентября 1943 года состоялся Собор епископов, в котором участвовало 19 архиереев, среди которых был и архиепископ Сарапульский Иоанн Братолюбов. Известно, что на Собор многих архиереев доставляли на военных самолетах. Почти все они были исповедниками, прошедшими через тюрьмы, лагеря и ссылки. Архиепископ Сарапульский Иоанн (Братолюбов) и епископ Молотовский Александр (Толстопятов) были освобождены незадолго до Собора. На Соборе архиепископ Иоанн виделся с архиепископом Красноярским Лукой (Войно-Ясенецким), который ныне прославлен Церковью в лике святых. На Соборе был избран двенадцатый Патриарх Московский и всея Руси — Сергий (Страгородский). Вскоре после этого вышедшие из застенков архиереи разъехались по своим епархиям. Среди таких "прощенных властью" архиереев были архиепископы: Казанский — Андрей (Комаров), Ставропольский — Антоний (Романовский), Астраханский — Филипп (Ставицкий), Краснодарский — Фотий (Тапиро), Уфимский — Стефан (Проценко). А также епископы: Кировский — Вениамин (Тихоницкий), Свердловский — Варлаам (Пикалов), Ростовский — Елевферий (Воронцов), Молотовский — Александр (Толстопятов).

Архиепископ Иоанн Братолюбов был назначен из Сарапулы в Тулу. Если бы обстоятельства не сложились столь счастливо для владыки, неизвестно как бы и где закончилась его жизнь: как и в жизни, в лагерях он был верен Богу до мелочей, ничем не поступался в своих принципах… Особо доверенным людям, своим прихожанам, он признавался, вспоминая время, проведенное в сталинских лагерях, что никогда не шел на компромиссы с лагерным начальством, а потому постоянно получал самый жесткий лагерный режим. Только Бог уберег его от гибели в нечеловеческих условиях. Сам он ощущал главной своей духовной задачей в этих условиях — сохранить верность Господу во что бы то ни стало: "Я в ссылке не поддавался. С какими словами ушел, с такими и вернулся". То есть владыка Иоанн в годину испытаний сумел сохранить Слово Божие и верность Истине Христовой.

Продолжим цитирование его рапорта:

"По прошению своему Митрополитом Московским Сергием (Страгородским) и Его Священным Синодом в июне 1943 г. определен на кафедру Архиерейскую. Был Архиепископом Ижевским до 14 февраля 1945 г. С 14 февраля 1945 г. по 18 ноября 1948 г. Архиепископом Уфимским".

Пока нет подробных сведений о служении владыки Иоанна в Уфимской епархии. Но об одном из эпизодов его жизни все же нельзя не сказать. Речь идет о том, что по благодати Божией он заметил и выделил одного из угодников Божиих — Николая Чигвинцева, ныне прославленного РПЦ в лике святых. Высокопреосвященный Иоанн в 1945 году сумел рассмотреть в скромном, услужливом Николае Чигвинцеве истинного угодника Божия, молитвенника и подвижника Православной Церкви. Будучи сам страдальцем за веру Христову и не отступивший от своих убеждений, владыка увидел, как Николай искренне стремится к монашескому деланию, и предложил ему принять монашеский постриг. В день Преображения Господня, 19 августа 1945 года алтарник Сергиевского собора города Уфы Николай Чигвинцев был пострижен высокопреосвященным Иоанном в монашество с наречением имени Моисея. В этот же день монах Моисей (Чигвинцев) был рукоположен в иеродиакона, а через месяц в иеромонаха. Владыка поставил его служить в Сергиевском соборе в должности псаломщика (с исполнением священнических обязанностей), а потом и священника.


Случайные файлы

Файл
prok.doc
15301.rtf
99134.rtf
100483.rtf
5178-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.