Деникин Антон Иванович (70854-1)

Посмотреть архив целиком

Деникин Антон Иванович (1872-1947)

Владимир Букарский, Бендеры

Сегодня, спустя почти 60 лет, останки Антона Ивановича Деникина – заслуженного офицера, героя русско-японской и первой мировой войны – возвращаются на Родину. Генерал Деникин мечтал увидеть возрождённую Россию. Мечтал вернуться в освобождённую Россию и Иван Ильин. Им это не удалось при жизни. Но всё же Родина их приняла

В Россию прибывают останки генерала Антона Ивановича Деникина и философа Ивана Александровича Ильина. 3 октября они будут преданы земле в некрополе Свято-Донского монастыря. Чему нас могут научить эти люди? Что ценное мы можем извлечь для себя из всего опыта их жизни, их мыслей, их страданий? Особенно сегодня, когда угроза новой смуты в России нарастает с каждым днём?

Об Иване Ильине долго рассказывать вряд ли стоит. Гораздо лучше перечитать все произведения этого великого и замечательного нашего философа – от общефилософских («Философия Гегеля как учение о конкретности Бога и человека»), так и программно-политические («О русской идее», «О национальной форме», «Жизненные основы федерации» и т.д.) и пророческие («Что сулит миру расчленение России»). Мы обнаружим здесь для себя всё – и обратим свои взоры в 90-е, поймём, как нам всем тогда не хватало книг Ильина.

На судьбе Антона Ивановича Деникина нам следует остановиться подробнее. Он, как известно, родился 4 декабря 1872 года в Варшавской губернии в бедной семье майора, бывшего крепостного. Его отец был в юности продан помещиком в рекруты, дослужился до майора, в 64 года вышел на пенсию, вторично женился на польской католичке Елизавете Фёдоровне Вршесинской. От этого брака и родился сын Антон.

Сына воспитывали «в русскости и православии». Отец был глубоко верующим человеком, не пропускал церковных служб и сына всегда водил с собой в церковь. С детства Антон Иванович стал прислуживать в алтаре, петь на клиросе, бить в колокол, а впоследствии читать Шестопсалмие и Апостола.

В 10 лет он поступил в Ловичское реальное училище, где проявил блестящие способности к математике. С детства мечтая о военной службе, Деникин после окончания реального училища поступил в Киевское пехотное юнкерское училище и закончил его в 1892 году. Затем он в 1899 году заканчивает Академию Генштаба, будучи произведённым в капитаны.

Летом 1902 года капитан Деникин был переведен в Генеральный штаб и назначен на должность главного адъютанта 2-й пехотной дивизии, расквартированной в Брест-Литовске, затем он командовал ротой 183-го пехотного Пултусского полка, наконец, осенью 1903 года он вновь получил назначение в Варшаву, в штаб 2-го кавалерийского корпуса на должность офицера Генерального штаба. Здесь в чине капитана и застала его русско-японская война.

В марте 1904 года Деникин подал рапорт о переводе в действующую армию. В период войны он возглавлял штабы различных соединений и не раз командовал боевыми участками. Одна из сопок была названа Деникинской – в честь схватки, в которой Антон Иванович штыками отбил наступление противника. За проявленные личное мужество и отличные качества боевого офицера, Деникин удостоился чина полковника и был награждён двумя орденами – Св. Станислава и Св. Анны.

Деникин приветствовал Манифест 17 октября, считая его началом преобразований, но к революции 1917 года отнёсся крайне отрицательно. Он поддержал реформы Петра Столыпина, полагая, что они способны разрешить самый главный вопрос России – крестьянский.

В 1906 году Деникин служил в штабе 2-го кавалерийского корпуса, затем в течении 4 лет командовал штабом 57-й пехотной резервной бригады. 29 июня 1910 года он назначен командиром 17-го пехотного Архангелогородского полка. В июне 1914 года, за три месяца до войны, Деникин был произведён в генерал-майоры.

В начале Первой Мировой войны (которую в России до 1917 года называли Великой Отечественной) генерал-майор Деникин назначен на должность генерал-квартирмейстера 8-й армии генерала Брусилова. По собственному желанию перешел в строй и был назначен 6 сентября 1914 года командующим 4-й стрелковой («Железной») бригады, развернутой в следующем году в дивизию. «Железная» дивизия генерала Деникина прославилась во многих сражениях во время Галицийской битвы и на Карпатах. Осенью 1914 года за бои у Гродека генерал Деникин был награжден Георгиевским оружием, а затем за смелый маневр у Горного Лужка — орденом Св. Георгия 4-й степени, в 1915 году за бои у Лутовиско — орденом Св. Георгия 3-й степени.

Во время отступления в сентябре 1915 года дивизия контратакой взяла Луцк, взяв в плен около 20 тысяч человек, что равнялось всей численности Деникинской дивизии, за что генерал Деникин был произведен в генерал-лейтенанты. Вторично генерал Деникин взял Луцк во время Брусиловского наступления в июне 1916 года. За прорыв неприятельских позиций во время Брусиловского наступления и за вторичное взятие Луцка — снова награжден Георгиевским оружием, осыпанным бриллиантами с надписью «За двукратное освобождение Луцка». 9 сентября 1916 года генерал-лейтенант Антон Деникин назначен командиром 8-го армейского корпуса.

Февральский переворот ошеломил Деникина, человека либеральных взглядов, сторонника конституционной монархии и радикальных общественных реформ: «Не были подготовлены вовсе ни к такой неожиданно скорой развязке, ни к тем формам, которые приняла революция».

С конца марта 1917 Деникин служит в Ставке помощником начальника штаба Главковерха, с 5 апреля по 31 мая – начальником штаба Главковерха генерала М.В. Алексеева. Деникин, наблюдая за смутой, боролся за ограничение полномочий солдатских комитетов хозяйственными функциями, за увеличение представительства в них офицеров, стремился предотвратить создание комитетов в дивизиях, корпусах, армиях и на фронтах. На посланный военным министром Гучковым проект создания системы солдатских организаций с достаточно широкими полномочиями, Деникин ответил телеграммой: «Проект направлен к разрушению Армии».

Выступая на офицерском съезде в Могилёве (7-22 мая), говорил: «В силу неизбежных исторических законов пало самодержавие, и страна перешла к народовластию. Мы стоим на грани новой жизни..., за которую несли голову на плаху, томились в рудниках, чахли в тундрах многие тысячи идеалистов». Однако, подчёркивал Деникин: «глядим в будущее с тревогой и недоумением», «ибо нет свободы в революционном застенке», «нет правды в подделке народного голоса», «нет равенства в травле классов» и «нет силы в той безумной вакханалии, где кругом стремятся урвать всё, что возможно, за счёт истерзанной Родины, где тысячи жадных рук тянутся к власти, расшатывая её устои».

После увольнения Алексеева с должности Главковерха (в ночь на 22 мая), выступая на закрытии съезда, Деникин подчеркнул, что с русским офицерством осталось «всё, что есть честного, мыслящего, всё, что остановилось на грани упраздняемого ныне здравого смысла»: «Берегите офицера! — призывал Деникин — Ибо от века и доныне он стоит верно и бессменно на страже русской государственности». Новый Главковерх Брусилов 31 мая назначил Деникина главнокомандующим Западного фронта. 8 июня, объявляя войскам фронта о своём вступлении в должность, заявил: «Твёрдо верю, что в победе над врагом — залог светлого бытия Земли Русской. Накануне наступления, решающего судьбы Родины, призываю всех, в ком живёт чувство любви к ней, выполнить свой долг. Нет другого пути к свободе и счастью Родины».

После провала наступления фронта (9-10 июля), вызванного полнейшим разложением Армии, 16 июля главнокомандующий Западного фронта Антон Деникин на совещании в Ставке в присутствии членов Временного правительства выступил с речью, в которой обвинил правительство в развале армии и выдвинул программу её укрепления из 8 пунктов:

1) Сознание своей ошибки и вины Временным правительством, не понявшим и не оценившим благородного и искреннего порыва офицерства, радостно принявшего весть о перевороте и отдающего несчётное число жизней за Родину.

2) Петрограду, совершенно чуждому армии, не знающему её быта, жизни и исторических основ её существования, прекратить всякое военное законодательство. Полная мощь Верховному главнокомандующему, ответственному лишь перед Временным правительством.

3) Изъять политику из армии.

4) Отменить "декларацию" (прав солдата) в основной её части. Упразднить комиссаров и комитеты, постепенно изменяя функции последних.

5) Вернуть власть начальникам. Восстановить дисциплину и внешние формы порядка и приличия.

6) Делать назначения на высшие должности не только по признакам молодости и решимости, но, вместе с тем, по боевому и служебному опыту.

7) Создать в резерве начальников отборные, законопослушные части трёх родов оружия как опору против военного бунта и ужасов предстоящей демобилизации.

8) Ввести военно-революционные суды и смертную казнь для тыла — войск и гражданских лиц, совершающих тождественные преступления.

Закончил Деникин своё обращение к Временному правительству словами: «Вы втоптали в грязь наши знамёна. Теперь пришло время: поднимите их и преклонитесь перед ними».

Позже, оценивая программу Деникина, изложенную 16 июля, историк-эмигрант генерал Головин писал: «Хотя генерал Деникин и не произносит слов «военная диктатура», но требования, изложенные в пунктах 2, 3, 4, 5 и 8, могли быть осуществлены лишь военной силой». Понятно, что у подавляющего большинства членов Временного правительства осуществлять эту программу не было ни воли, ни желания.


Случайные файлы

Файл
113777.rtf
3449.rtf
55662.rtf
4417.rtf
dissert.DOC




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.