Вышпольский Владимир Владимирович (70852-1)

Посмотреть архив целиком

Вышпольский Владимир Владимирович (1915 -1987)

Владимир Невярович, Воронеж

Потомственного дворянина Владимира Владимировича Вышпольского можно по праву отнести к категории счастливчиков. Разве это не счастье: произойти из достославного древнего рыцарского рода Х века, родиться и умереть в России, получить от природы богатырское здоровье, ум, многие иные таланты и добродетели, уцелеть в всеобъемлющих репрессиях, реализовать свои феноменальные спортивные способности, принимать участие в постановках множества кинокартин, наконец, состояться как прекрасный педагог, воспитавший всемирно известных спортсменов

В нынешних учебниках истории России тема об уничтожении традиционных российских сословий после Октябрьского переворота в 1917 году по-прежнему практически не обозначена. Между тем, один из современных историков-исследователей Сергей Маньков из Санкт-Петербурга приводит по этому поводу такие данные: «Полному физическому уничтожению подлежали (и были уничтожены!) дворянство – около 3.500.000 человек; духовенство – ок. 150.000 человек …, т. н. «кулаки»…, причем, понимание этого термина постоянно менялось, в итоге… — их численность достигла цифры в 18.000.000 человек; казачество – более 3.500.000 человек. И это только слои населения, контрреволюционные и ликвидируемые в целом, не считая «врагов народа» из других классов, которые, вполне естественно, также подлежали уничтожению».

Одним из ярчайших свидетельств о трагической судьбе дворянства в новой России стала книга внучки знаменитого русского композитора Н.А.Римского–Корсакова Ирины Владимировны Головкиной «Побежденные», написанная необыкновенно талантливо, в проникновенном захватывающем документально–художественном стиле и изданная у нас впервые в 1992 году в журнале «Наш Современник». Однако, несмотря на почти тотальные карательные чистки российского национального элитного слоя, некоторые представители родовитого русского дворянства каким-то чудом смогли не только уцелеть и выжить, но и взойти по лестнице широкого всеобщего признания и триумфальной славы

***

Потомственного дворянина Владимира Владимировича Вышпольского можно по праву отнести к категории счастливчиков. Счастье, конечно, категория весьма условная и зыбкая, но, тем не менее, разве это не счастье: произойти из достославного древнего рыцарского рода, известного еще с Х века, родиться в России и умереть на столь горячо любимой отчизне, получить от природы богатырское здоровье, ум, многие иные таланты и добродетели, уцелеть в чудовищных всеобъемлющих чистках и репрессиях, охвативших тотальным пожаром несчастную обескровленную матушку-Русь, реализовать в жизни свои феноменальные спортивные способности (Владимир Владимирович был 22-кратным чемпионом СССР по фехтованию, одинаково великолепно владея шпагой, штыком и саблей), наконец, состояться как прекрасный педагог, тренер, воспитавший всемирно известных спортсменов, принимать участие в постановках множества кинокартин, поддерживать доброе знакомство с такими персоналиями звездной величины на историческом небосклоне Отечества (да и не только Отечества!), как маршал Г. К. Жуков, актеры Николай Черкасов и Юрий Толубеев, Николай Симонов и Григорий Козинцевым и многими-многими другими выдающимися людьми.

В скромной двухкомнатной квартирке Вышпольских, что расположена на улице Восстания нынешнего Санкт-Петербурга, находили себе теплый приют и убежище и ссыльные князья Чавчавадзе и уцелевшие потомки иных некогда блистательных, а также менее известных в России дворянских фамилий. Не страдая вещизмом и сребролюбием, Вышпольский больше всего ценил в людях человечность, правдивость и доброту, проявляя неизменно к окружающим неподдельную христианскую любовь и милосердие. Был он по характеру человеком несколько даже резким, вспыльчивым, но удивительно остроумным, имел веселый нрав и феноменальное качество быстро располагать к себе людей. Существенную часть своих спортивных гонораров он жертвовал обычно малоимущим, вообще любил делать людям добро, самому дарить, а не брать от других подарки (сравн. апостольское: « блаженнее давать, нежели принимать» (Деян. 20,25) Как вспоминает дочь Владимира Владимировича Ксения Владимировна Вышпольская, художник-иконописец из Санкт Петербурга: «Папа всегда говорил: что отдаешь – это твое, а что берешь- то чужое».

Однако за внешней удачливостью в жизни Вышпольского и непостижимой везучестью скрывается и не мало трагедийного, жестокого, коварного и несправедливого. Удары судьбы не обошли удачливого героя этого очерка. Первые порции «клизмы из битого стекла» (выражение из лексикона В.В., словесный стиль которого был весьма своеобразен. Для примера, приведу еще ряд характерных для него словечек: « как карман на лбу», «гудок на бане», «слепая кишка делается зрячей»; или когда В.В. спрашивали, как он себя чувствует, он отвечал «как молодой бог средних лет» и т.п.) маленький Володя стал получать уже с детских лет.

Так, вскоре после установления советской власти в Омске, где проживала семья Вышпольских, в дом к «нетрудовым элементам» нагрянули с обыском чекисты. Родители Володи, Владимир Евгеньевич и Елизавета Филипповна, некоторые фамильные ценности, которыми они дорожили, прежде всего, в силу особых памятных дорогих сердцу событий и связей, незадолго до обыска успели спрятать под полом на кухню. Сверху тайника они положили коврик, на который поставили стол. Среди спрятанных вещей, в частности, были: часы, подаренные Станиславом Августом Понятовским Елене Круковской, прабабушке маленького Володи; серебряные шпоры генерала Брусилова, у которого дядя Владимира Вышпольского Михаил Филиппович Иордан служил адъютантом и некоторые другие. Были у Вышпольских и иные фамильные вещи, которыми они дорожили больше жизни. К таким предметам, в частности, относилось колечко «Маркиза» с зеленым гранатом, подаренное лично Цесаревичем Николаем (будущим Государем Императором Николаем II, святым страстотерпцем), Елизавете Филипповне Вышпольской. Так вот, когда чекисты обыскали дом, то поначалу ничего существенного обнаружить не смогли. Вышпольские жили достаточно скромно и не любили роскоши. Маленький же Володя, которому тогда было всего 4 годика, приученный говорить всегда только правду, неожиданно для родителей обратился к отцу со словами: «Папочка, а покажи дядям, что вы с мамой спрятали под полом». Первый, столь, казалось бы, несправедливый подзатыльник, который получил от отца Володя, вскоре ознаменовал новую серию, уже гораздо более весомых оплеух судьбы на тернистой тропе его яркой и восхитительной жизни. Очень скоро, мальчик стал понимать, что постоянно не вписывается в какие-то незримые и неведомые ему списки, обеспечивающие в безопасном движении по жизни зеленый свет. Вследствие этого, приходилось постоянно смиряться, пропуская вперед менее способных, но с трудовым рабоче-крестьянским происхождением, сверстников. Потомков же «помещиков и буржуев», как чуждых простому трудовому народу, не принимали тогда во многие учебные заведения, нередко лишали крова, продовольственных пайков и других элементарных средств на выживание. Но опустим подробности к не столь уж актуальной ныне теме. Каким-то чудом Володе Вышпольскому удалось благополучно окончить 10-ку, после чего он даже дерзнул поступить в омское военное училище (бывший кадетский корпус, который, кстати, закончили в свое время братья Куйбышевы). Однако туда Вышпольского по причине дворянского происхождения не взяли. Чаша терпения юноши к тому времени, видимо, была уже переполнена. Испытав глубокое разочарование в жизни, Владимир в порыве отчаяния убегает из дома. Вскоре беглец прибился каким-то образом к труппе цирка Шапито, с которым пробыл около полутора лет и благодаря своим природным физическим данным даже освоил профессию воздушного гимнаста. Но с заоблачных высей молодого «мистера Икса» сойти на землю все же смогла заставить властная и сильная характером мама, Елизавета Филипповна, которая, приехав на гастроли цирка в Ирбит, попросту увезла сына с собой домой, в Омск. Там Владимиру удается поступить, а впоследствии с отличием окончить железнодорожный техникум. Но мысль получить высшее образование Вышпольский не оставил, и вскоре он предпринимает поистине дерзкую попытку поступления в ВУЗ, на сей раз столичный, пусть, правда, не военный (куда так хотелось бы пойти учиться!) и не столь уж престижный, — в Московский институт физкультуры. На сей раз выбор Вышпольского оказался удачным. На его дворянское происхождение посмотрели, как говорится, сквозь пальцы, и талантливого молодого человека зачислили студентом института, в котором, по удивительному стечению обстоятельств, в то время среди сотрудников было не мало лиц из благородных русских семейств. К примеру, один из преподавателей, С.С. Каменев, происходил из старинного боярского рода. Когда его спрашивали в отношении родства с его революционно знаменитым однофамильцем, он мрачнел лицом и отвечал: «Нет, не родственник и даже не однофамилец!». Среди преподавателей института было и еще несколько человек из числа уцелевших от красного революционного террора. Это фейхмастер еще царского времени Тимофей Иванович Климов и Юрий Константинович Мордовин (Мордовин в свое время закончил Императорский Пажеский Корпус).

Вышпольского в институте очень скоро заметили, ибо обладал он не только потрясающей природной реакцией и каким-то особым видом атакующего напора, но и неподдельным изяществом и благородством, что передается, как ныне известно, прежде всего, на генетическом наследственном уровне. А в рыцарском роду Вышпольских было немало славных воинов и отважных военачальников, благороднейших мужей, отменно владевших холодным оружием.


Случайные файлы

Файл
90053.rtf
75789.rtf
144087.rtf
164483.rtf
1946-1947.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.