Крестовский Всеволод Владимирович (70849-1)

Посмотреть архив целиком

Крестовский Всеволод Владимирович (1840 - 1895)

Александр Репников, Москва

К 165-летию со дня рождения писателя, офицера, военного корреспондента, автора романов "Петербургские трущобы" и "Вне закона"

Долгое время отечественные телезрители следили за приключениями героев телесериала «Петербургские тайны», поставленного по роману Всеволода Владимировича Крестовского «Петербургские трущобы», который неоднократно переиздавался в последние годы. Благодаря телевизионной постановке Крестовский известен сейчас как «автор одного романа». Такая же участь постигла его и при жизни, а между тем Всеволод Владимирович написал ряд произведений, сохранивших свою актуальность и до сегодняшнего дня.

Всеволод Крестовский родился 165 лет назад — 11 февраля 1840 года. Он происходил из старинного, но разорившегося дворянского рода. Еще в гимназии он начал писать стихи и рассказы. Один из них «Вдовушка» попал в руки инспектору гимназии, был найден скабрезным и предан сожжению. Самому Крестовскому было приказано больше не заниматься пустяками, но к счастью, он продолжал писать. После окончания гимназии его произведения печатаются в «Отечественных записках», «Русском слове» и других журналах. Литературный успех пришел к Крестовскому после того, как был опубликован его роман «Петербургские трущобы», увидевший свет в журнале «Отечественные записки» в середине 60-х гг.

Роман был написан на богатом фактическом материале. Что бы изучить жизнь обитателей трущоб, Крестовский совершал путешествия в городские вертепы, и злачные места, что было далеко не безопасно. Один раз он, даже провел ночь в полиции, после посещения трактира, где в момент его присутствия произошла драка между ворами. Читающая публика восприняла роман как увлекательное авантюрное произведение. Но сам автор надеялся, что его произведение, прежде всего, «заставит читателя призадуматься о жизни и участи петербургского бедняка». В обращении к читателю романа он задавался вопросом: «Отчего эти голод и холод, эта нищета, разъедающая в самом центре промышленного богатого и элегантного города, рядом с палатами и самодовольно — сытыми физиономиями? Как доходят люди до этого позора: порока, разврата и преступления?» 11. Этот же вопрос вполне можно задать и сегодня.

Важное место в творчестве Крестовского занимала национальная проблематика. Так, в незавершенной трилогии «Тьма Египетская», «Тамара Бендавид» и «Торжество Ваала» затрагивался «еврейский вопрос». Характерно, что, по словам самого автора, у него ушло «до десяти лет на изучение библии, талмуда и проч., не говоря уже о личном, практическом знакомстве с еврейским бытом и миром» 22. Крестовский «считал необходимым подковаться... на четыре ноги», прежде чем приступать к такой острой теме. Публикация трилогии в «Русском вестнике» натолкнулась на сопротивление редактора журнала М.Н. Каткова, и только после его ухода стало возможно напечатать произведение полностью. Переизданная в 1993 г. книга и поныне пользуется вниманием читателей. Найти ее в продаже практически невозможно.

Роман Крестовского «Кровавый пуф», состоящий из двух произведений: «Панургово стадо» и «Две силы» был переиздан 1995 году. Он имеет подзаголовок «Хроника нового смутного времени Государства Российского» и затрагивает «польский вопрос». В 1863 г., в период польского восстания, Крестовский прибыл в Польшу в качестве члена комиссии для исследования подземелий Варшавы, в которых повстанцы укрывались от правительственных войск. Именно находясь в Варшаве, и общаясь с поляками, он задумал написать этот роман.

Повесть Крестовского «Деды», рассказывающая о царствовании Павла I явилась результатом изучения исторических источников, обнаруженных в архивах. При этом Крестовский стремился избавить образ Павла I от огульного очернения.

Увлекательный роман Крестовского «Вне закона», не уступающий по сюжету «Петербургским трущобам», был переиздан в 1995 году в серии «Старый уголовный роман». Рассматривая в нем вечную проблему «преступления и наказания», автор показал, как совершенное преступление разъедает душу человека. Идея «высшего суда», находящегося «вне закона» и вне людской компетенции, незримо присутствует в романе. Судьба сама карает преступников и предателей, и в конце книги главная героиня говорит своему соучастнику: «Нас оправдал суд человеческий, но все-таки и вы, и я... все мы несем в самих себе нашу заслуженную кару, только кара эта — вне закона» 33.

В 1867 г. Крестовский поступил юнкером в Ямбургский уланский полк и вскоре получил офицерский чин поручика. В период русско-турецкой войны 1877-1878 гг. он посылал корреспонденции с театра военных действий. Военная служба Крестовского нашла свое отражение в нескольких книгах, одна из которых — «Очерки кавалерийской жизни», была переиздана в 1998 году. Знавший об офицерском быте, Крестовский был весьма озабочен тем, что офицеры из-за стесненности в деньгах вынуждены уходить «в службу по акцизу, по контролю или по железным дорогам» 44.

Умер Крестовский 18 января 1895 г. в Варшаве и был похоронен в Петербурге на кладбище Александро-Невской лавры.

15 Крестовский В.В. Петербургские трущобы. Т.1. М., 1994. С.25.

26 Крестовский В.В. Торжество Ваала. Деды. Т.2. М., 1993. С.436.

37 Крестовский В.В. Вне закона. М., 1995. С.381.

48 Крестовский В.В. Очерки кавалерийской жизни. М., 1998. С.5.

Список литературы

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://www.i-deti.ru/


1

2

3

4

5

6

7

8


Случайные файлы

Файл
kurs game.doc
38751.rtf
183912.rtf
182807.rtf
118319.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.