Н. П. Гиляров-Платонов – критик нигилизма (70842-1)

Посмотреть архив целиком

Н. П. Гиляров-Платонов – критик нигилизма

(к 182-й годовщине со дня рождения)

Сергей Лабанов, Москва

Фигура Никиты Петровича Гилярова-Платонова (1824-1887) до сих пор остаётся в тени общественного внимания. А между тем он интересен как представитель русской академической философии, последователь славянофильства и замечательный критик нигилизма

А также антинациональных, антигосударственных и антирелигиозных идей начала 1860-х годов в России, заключающихся в ненависти и нелюбви к своей собственной стране. Философ, богослов, экономист, педагог – вот основные сферы деятельности этого замечательного человека и учёного, о котором, к сожалению, сейчас редко вспоминают.

Н. П. Гиляров-Платонов родился 23мая/4 июня 1824 года в семье приходского священника Петра Никитского. Учился в Московской духовной семинарии и Московской духовной академии. Фамилия «Гиляров» была дана ему в академии, как это было распространено в то время. Она происходит от латинского слова, обозначающее радость, веселье, весёлый. Эту же фамилию получили и все его братья. Вторую же часть своей фамилии «Платонов» он присоединил после получения премии митрополита Платона (Левшина).

По окончании курса в июле 1848 года Никита Петрович был определён бакалавром по классу библейской герменевтики и учения о вероисповеданиях, ересях и расколах. В 1850 году возведён в степень магистра. В 1854-55 годах читал лекции по истории русской церкви в миссионерском отделении при академии.

В 1855 году Гиляров-Платонов получает увольнение от церковно-училищной службы. Причины её до сих пор остаются неясными. По-видимому, главную роль сыграл донос завистливых коллег о неосторожных высказываниях Н. П. Гилярова-Платонова, критиковавшего преследования старообрядцев. Это было неуместно для преподавателя кафедры, задачи которой было именно обличение раскола. Кроме этого, на дворе был 1855 год, шла Крымская война, в ходе которой некоторые группы старообрядцев – липован, живших в низовьях Дуная, поддерживали турок, и в этих условиях любая критика действий властей могла расцениваться чуть ли не как государственная измена. Московский митрополит Филарет (Дроздов) вынужден был уволить Никиту Петровича, что, в итоге, и спасло его от многих неприятностей. И в дальнейшем митрополит Филарет всегда ценил и уважал Гилярова-Платонова, а тот считал владыку своим духовным отцом и учителем. Кроме этого, в тот же год он был уволен и стал служить на светской должности в Министерстве народного просвещения, борясь за распространение просвещения в народе.

В 1856 году Никита Петрович становится цензором Московского цензурного комитета, в 1862 году назначен чиновником особых поручений при министре народного просвещения, а в 1863 году – управляющим Московской синодальной типографией. В 1857 году Гиляров-Платонов был командирован за границу для сбора сведений о заграничных учебных заведениях, в первую очередь еврейских раввинских училищах. С этой задачей мог справиться только Никита Петрович, во многом благодаря своему прекрасному знанию древнееврейского языка. Вскоре по возвращению в Россию Я.И. Ростовцев, председатель Комиссии по выработке положения об улучшении быта крестьян, привлёк его к составлению «Свода печатных мнений по крестьянскому вопросу». Сам Гиляров-Платонов прекрасно справился с поставленной задачей, обнаружив в себе способности редактора, умеющего найти самое ценное в ворохе бесчисленных прожектов, посланных в комиссию Ростовцева.

В 1862 году он подготовил записку для министра с предложением использовать духовенство для распространения грамотности в народе. Собственно говоря, с момента крещения Руси духовенство всегда занималось просвещением, но Гиляров предложил придать этому государственную поддержку и разработать единую образовательную программу, единую систему оценок и т.д. Его проект лёг в основу создания церковно-приходских школ, расцвет которых пришёлся уже на 1870-90 годы, т.е. когда Священным Синодом руководил К.П. Победоносцев.

С конца 1867 года Гиляров-Платонов начал издавать «Современные известия», первую московскую ежедневную газету. В ней он из номера в номер публиковал статьи по церковным и текущим политическим вопросам.

Во многом Никита Петрович был продолжателем и распространителем идей философов — преподавателей духовных академий, таких как Ф.А. Голубинского, В.Д. Кудрявцева-Платонова, А.И. Введенского, В.Н. Карпова, Н.В. Скворцова, С.С. Гогоцкого, Ф.Ф. Сидонского и П.Д. Юркевича (1827-1874). Кроме этого, он интересен и тем, что был страстным и последовательным борцом с нигилизмом как общественным явлением.

Всю свою жизнь Гиляров боролся с нигилизмом и радикальной западной философией, заполонившей тогда Россию. В 1850-е годы философ сближается с кружком московских славянофилов, особенно с А.С. Хомяковым. С Алексеем Степановичем его объединяло отрицательное отношение к католичеству и протестантизму как к двум разновидностям одной «западной» ереси и неприятия философии рационализма в целом и учения Гегеля в частности. Основным философским сочинением Гилярова является его работа, посвящённая критическому разбору философии Гегеля (1846). Одна из частей данного исследования была опубликована под названием «Рационалистическое движение философии новых времён» в журнале «Русская беседа» (1859. №1), другая часть, содержащая критику 1-го раздела «Феноменологии духа» обширными выписками из неё появились уже после смерти автора в журнале «Вопросы философии и психологии» в 1891 году.

Русский философ считал гегелевскую философию логическим завершением западноевропейской философии, выбравшей одностороннее рационалистическое направление в мысли. Рационалистическое направление в развитии философии, по его мнению, «основывается на забвении этого, «самого главного двигателя нашего знания». В этом отношении мыслитель показывает вполне закономерный крах абсолютного материализма в теоретической философии и «интеллектуализм» в философии критической.

Вместе с тем, его взгляды и взгляды славянофилов «родственны, но не тождественны». «Я один, — писал он, — я не человек кружка… и мои мысли, идущие из начал, в печати не провозглашённых более или менее систематически». В противоположность Хомякову и вразрез с традицией формального богословия, он различал христианство и историческое православие, в котором идея христианства ещё не раскрылась во всей своей полноте. С одной стороны, веря в материальный и общественный прогресс, он, в тоже самое время, был убеждён, что внутренняя природа человека, остаётся всё та же от века и подвиг совершенствования принадлежит каждому лично».

Однако славянофильские идеи отчётливо сказались в литературно-критических статьях мыслителя. Так, в одной из статей, проводится мысль автора о необходимости преодолеть «безобразное раздвоение» литературы, видящей русскую действительность через призму ценностей западно-европейской цивилизации. Здесь он упрекает в этом А.С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова, Н.В. Гоголя. Кроме этого самого Гоголя он критикует за преобладание в его творчестве отрицания над утверждением положительного содержания русской жизни. В статье «О новой повести г-жи Кохановской» Никита Петрович определяет главную задачу писателя: «Главнейшая задача художника не казнить действительность во имя идеи», «отыскивать блеск идеи и в самой тёмной действительности».

Подтверждением такого отношения к жизни и литературе служит его отношение к Л.Н. Толстому. Ценя его как величайшего художника, он в то же самое время, непримиримо относился «к духовной гордости» его «Исповеди», что привело к разрыву в их взаимоотношениях. При этом он положительно относился к Ф.М. Достоевскому. Долгое время, до конца жизни Фёдора Михайловича, между ними была глубокая и прочная дружба.

Подходя к оценке русского государства с монархически-патриотических позиций, Гиляров-Платонов защищает в лице нынешнего государства саму форму государственного устройства, как механизм ограничения врождённой человеку своекорыстия. При этом мыслитель критикует западнические основы самодержавия, начавшиеся проявляться в петровскую эпоху. Кроме этого, в противовес «идеи раздора», которая «присуща западному уму при суждении о государстве и общественных отношениях», он рассматривает общества как органическую целостность, скреплённую любовью, (здесь он вплотную соприкасается с А. А. Григорьевым и А. С. Хомяковым).

К восьмидесятым годам позапрошлого века в русской патриотической прессе сложился своеобразный триумвират ведущих русских публицистов и идеологов, во многом определяющих духовную атмосферу в стране – М. Н. Катков, И. С. Аксаков и Н. П. Гиляров-Платонов. Эти великие русские публицисты во многом дополняли друг друга. Так, один занимался защитой русской государственности, второй – в большей степени проблемой сохранения культуры и развития славянства. Гиляров-Платонов особое внимание обращал на духовную жизнь общества, освещая в своих изданиях жизнь Церкви, вопросы немецкого просвещения.

Разумеется, не только литературный стиль и полемистический темперамент отличали этих ярких публицистов друг от друга. Единство основополагающих ценностей не мешало им по тактическим соображениям резко расходиться. Так, в бурной дискуссии между «классицистами» и «реалистами» Гиляров-Платонов поддержал последних. Это вызвало резкую полемику с убеждённым «классицистом» Катковым.

Заслуги же данного патриотического «триумвирата» трудно недооценивать: все писавшие об этой эпохе современники и историки признали, что в 1880-е годы в общественном сознании стали доминировать православно-монархические настроения, сменившие нигилистические и западнические теории. Эта «благодетельная реакция», по словам К. Н. Леонтьева, была бы невозможна без напряжённой работы данной когорты мыслителей, к числу которых принадлежал и Никита Петрович.


Случайные файлы

Файл
81570.rtf
33979.rtf
1166-1.rtf
160755.rtf
151432.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.