Розанов Василий Васильевич (70815-1)

Посмотреть архив целиком

Розанов Василий Васильевич (1856-1919)

Сергей Лабанов, Москва

2 мая (20 апреля) 2006 года исполнилось 150 лет со дня рождения великого русского философа, писателя, публициста, который всю свою жизнь провёл в непрерывном творческом труде. Глубокие, парадоксальные размышления, где отразилась вся его внутренняя суть, удивительно созвучны нашему времени. В целом, его парадоксальные размышления о России, мире, национальном, половом и религиозном вопросах можно причислить Василия Розанова к выразителям национальной идеологии

В последние пятнадцать лет в общественных кругах (особенно патриотических) усилился интерес к такому оригинальному и парадоксальному русскому философу и писателю конца XIX – начала XX века как В.В. Розанов (1856-1919). После того, как подобное случилось с его старшим другом по переписке, ещё одним великим “русским оригиналом” по переписке, ещё одним великим “русским оригиналом” К.Н. Леонтьевым, можно смело говорить о начале возрождения русской философии, и шире национальной идеологии, ярким выразителем которой был В.В. Розанов.

Недавно, на канале “Культуре” после 0 часов, прошла получасовая передача, посвящённая 150-летию со дня рождения В.В. Розанова, где принимали участие автор Правой.ру, известный православный философ Виталий Аверьянов, профессор А.Н. Николюкин, священник Максим Козлов, говорит о том, что даже современное телевидение заинтересовалось “ультраконсерватором” Розановым. Хотя сама передача была размыта слабым сценарием, и мы в течение всего 25 минут, слабо представили себе единый образ философа. Попыткой дать более чёткий образ нашего национального гения и послужит данная статья.

Всё это говорит только о том, что эффект “розановского ренессанса” оказался ещё более сильным, ибо кроме данного телевизионного фильма — передачи из печати вышли три полноценных биографии русского мыслителя (одна из них биография А.Н. Николюкина, была даже выпущена в серии ЖЗЛ). На протяжении того же времени вышли и многочисленные статьи и рецензии, касающихся определению места В.В. Розанова в культуре, а также издающееся собрание сочинений (вышел уже 21 том).

Как вполне справедиво считает В. Фатеев, вряд ли найдётся ещё такой противоречивый писатель и философ, с такими резкими и неожиданными изменениями во взглядах, как В.В. Розанов. Однако, при всей этой изменчивости, обращает на себя внимание его постоянная приверженность к одним и тем же темам. Подобно “двуликому Янусу”, он всё время колебался между двумя противоположными, взаимоисключающими точками зрения на особо интересующие его явления – христианство, иудаизм, Россия.

В своей жизни Розанов пережил несколько идейных переворотов, и без учёта различия его взглядов в тот или иной момент почти невозможно дать более объективную картину его мировоззрения, тем более, что эти мировоззрения не раз носили самый радикальный характер – так, например, его быстрый переход от консерватизма начала 1890 –х годов к увлечению его язычеством и иудаизмом, или неожиданный, после возвращения к православию и Церкви, новый виток антихристианских настроений под влиянием революционных событий 1917 года в «Апокалипсисе нашего времени», при этом умирая около стен Троице-Сергиевой лавры и исповедываясь перед смертью у обычного священника, а не у стоявшего рядом с ним о. П.А. Флоренского.

С точки зрения Г. Елисеева, самое интересное в творчестве Розанова то, что “он не испытывал никакой эволюции своих взглядов”. Казалось бы, это высказывание полностью опровергаются паредыдущими размышлениями. Однако, в случае с Розановым одинаково верно как одно, так и другое утверждение. Действительно, Василий Васильевич словно бы получил все свои темы в одночасье, в виде духовного озарения – взрыва.

Как справедливо отметил автор статьи о Розанове, опубликованной в журнале “Москва” В. Аверьянов, “Василий Васильевич действительно величайший мыслитель ушедшего в прошлое ХХ века, самый одарённый… русский мыслитель из приближённых нам”. Ему он видится чем-то вроде русского “Сократа” молодой русской философии, страстно ожидавшего теперь своего “Платона”.

Василий Васильевич Розанов родился 20 апреля (2 мая) 1856 г. в городе Ветлуга Костромской губернии. Дед Василия Васильевича был священником, а отец служил в лесном ведомстве чиновником. Мать происходила из обедневшего дворянского рода Шишкиных. В 1861 году, мальчик остался без отца в пятилетнем возрасте, и семья переехала в Кострому. Постоянные материальные затруднения мешали матери продолжить достойное существование. А в 14 лет будущий философ и писатель вообще остался сиротой. Он попал под опёку своего брата — Николая Васильевича, который, будучи учителем в гимназиях Симбирска и Нижнего Новгорода помогает ему получить гимнастическое и университетское образование. Всё это заставило воскликнуть Розанова: «Я вышел из мерзости запустения..». Детство осталось мрачным пятном в его сознании. При этом, в гимназии будущий философ учился плохо, не проявляя должного старания. Он в эти годы, много времени посвящал чтению книг и общению с товарищами.

В то же время, как вспоминал Розанов, «Симбирск стал родиною моего нигилизма». Именно здесь, учась в Симбирске, он активно читает писателей позитивистского направления: Фохта, Молешотта, а из русских – Белинского, Добролюбова, Писарева. А симбирская гимназия навсегда оттолкнула Розанова своим бездушием, формальным подходом как к самому человеку вообще, так и к самой учёбе. Все эти моменты, позднее были блестяще отражены Розановым в статьях, вошедших в книгу о образовании «Сумерки просвещения», где умудрённый педагогическим опытом, мыслитель отметил причины революционных настроений, как студентов, так и гимназистов, преподавателей. Но в то же самое время, он пережил там период «воистину без не любознательности».

В 1878 г., окончив гимназию, молодой человек решил поступить в Московский университет на историко-филологический факультет. Он надеялся найти здесь единомышленников и наставников, которые смогли бы ответить на мучившие его вопросы. В университетские же годы у него происходят кардинальные перемены в мировоззрении. Хотя, по его собственному признанию, «университет он проспал», он именно здесь стал «консерватором», поскольку «стал в университете любителем истории, археологии, любителем «прежнего». Особое значение для него в эти годы стали занятия по средневековой истории и культуре. С этого времени, Василий Васильевич, дотоле равнодушно относившегося к православию, полюбил чтение Библии.

С тех пор, Розанов перестаёт быть безбожником и Бог стал для него «мой дом», «мой угол», «родное». «С того времени и до этого дня, — отмечал Василий Васильевич в своей автобиографии, — каковы бы не были мои отношения к Церкви (изменив с ней совершенно с 1896 –1897 гг.), что бы я не делал, чтобы не говорил и не писал, прямо или особенно косвенно, говорил и думал собственно только в Боге: так что Он для всего меня, без какого – либо остатка, в то же время оставив мысль свободною и энергичною в отношении всех тем».

В университете Розанов был степендиантом А.С. Хомякова , очень любил историю. Особенно ему запомнились лекции В.О. Ключевского, который после смерти С.М. Соловьёва, с 1879 года стал читать лекции по русской истории в Московском университете. В университете Розанов был степендиантом А.С. Хомякова, очень любил историю. Особенно ему запомнились лекции В.О. Ключевского, который после смерти С.М. Соловьёва, с 1879 года стал читать лекции по русской истории в Московском университете. Но ни темы, ни хода мыслей, первой, пробной лекции Розанов так и не запомнил. Ему больше запомнилось другое: «строение мысли, строение фразы как словесного предложения». Характеризуя манеру ведения лекций Ключевского, философ продолжает: «С ним хлынула в университет огромная русская волна; в университет, несколько европейский, несколько космополитический и без определённого вкуса. И всё это от вражды к кому-нибудь, к чему-нибудь».

В итоге он делает следует следующий вывод, говоря о русском историке, который нам всем следует запомнить в нашем национальном возрождении: «Русская порода, кусок драгоценной русской почвы в её удачном куске, удачном отколе – вот Ключевский».

На третьем курсе университета Розанов женится на Аполлинарии Сусловой – «музе Достоевского», красивой и весьма своенравной женщине, дочери купца – миллионера. Много лет спустя после разлуки с Сусловой, вскоре его бросившей, Василий Васильевич сравнивал её по темпераменту с «раскольницей поморского согласия», «хлыстовской богородицей».

После окончания университета, будущий писатель работал учителем географии и истории в провинциальных городах (Брянск, Елец, Белый). Работа в гимназии не слишком привлекала Розанова, хотя детей он любил. Свободное время он посвящал философскому сочинению “О понимании”. Он опубликовал его на собственные деньги в 1886 году. Само сочинение Розанова было направлено против позитивизма. В нём он также попытался исследовать науку как цельное знание, установить её границы, и в итоге дать учение о строении, отношении к природе человека и его жизни. С точки зрения многих его современников, Розанов в этом плане “переоткрыл” ряд идей Гегеля. Но по своему характеру, изложенная работа обнаруживает сходство с философствованием античных мыслителей. Однако, книга не была принята публикой. Это и заставила Розанова перейти к другим формам творческого самовыражения.


Случайные файлы

Файл
142069.rtf
25142.rtf
72080-1.rtf
book.doc
129405.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.