Лев Платонович Карсавин (30554-1)

Посмотреть архив целиком

Лев Платонович КАРСАВИН

1882, Петербург - 1952, Абезь.


1. Вступление.

Жизненный путь русского мыслителя Льва Платоновича Карсавина , его философия малоизвестны как на родине, так и за рубежом. Ни одна из его книг (в том числе и по истории средневековой религиозности) не была переиздана. Столь удивительное забвение при знакомстве с его сочинениями вызывает своего рода чувство духовного протеста против состоявшейся несправедливости. Но для этого, по-видимому, существовали особые, глубинные основания, в немалой степени связанные с духовной и политической ситуацией эпохи, с самой личностью мыслителя, задание которой объективно очень

часто становились вызовом реальности.

Пока нам остается только констатировать: личность Карсавина сложна, и тайна ее навсегда останется скрытой от нас. Очень сложна и мысль философа. У него было видение всеединства мира, и он создал универсальную метафизическую систему. Ему свойственно искание и утверждение Истины, духовной целостности , потребность в которой Карсавин как русский человек всегда ощущал в душе. И значение Карсавина определяется в значительной мере тем , что за каждым его словом, за каждой мыслью чувствуется эта целостность.

А.А.Ванеев (1922-1985) познакомился с Карсавиным весной 1950г. в абезьском лагере. Абезь - это железнодорожная станция и поселок неподалеку от Северного полярного круга в республике Коми. Там находится лагерь для заключенных, предназначенный для тех, кто по возрасту или по состоянию здоровья был непригоден для работы в каменноугольных шахтах Инты. Об этом времени была написана книга воспоминаний А.Ванеева ”Два года в Абези”, посвященная Л.П.Карсавину, который стал для А.Ванеева дорогим и любимым учителем. Необходимо также сказать о том, что А.А.Ванеев сам был вполне самостоятельным мыслителем, “чья” мысль, жизнь и дарование, однако, были смяты безжалостной эпохой, в которой ему довелось жить”.

Так вот, А.А.Ванеев в “Очерке жизни и идей Л.П.Карсавина” писал:”Религиозно-философская мысль Л.П.Карсавина почти не поддается пересказу, поскольку она не сводима к системе, концепции или доктрине, а представляет собой как бы весьма широкий угол зрения,обращенный на христианское осмысление истории, жизни и отношения между Богом и человеком. Его мысль свободна и самостоятельна, но источник своих вдохновений находит в христианской догматике, открывая в ней жизненность, силу и осмысленность,необходимую,чтобы вернуть современному человеку религиозное равновесие... Однако свободная догматическая мысль оказалась явлением столь неожиданным,что ни традиционное благочестие, ни воспитанная на секуляризованной философии критика не воспринимают ее в полной мере...”(27,337-338).


2. Основные факты биографии.

1). Семья Л.П.Карсавина.

Л.П.Карсавин родился Санкт-Петербурге. Его отец, Платон Константинович Карсавин, был известным танцовщиком Мариинского театра, учеником Мариуса Петипа. Воспитание и образование сына стали предметом особых забот матери Карсавина - Анны Иосифовны, урожденной Хомяковой, дочери двоюродного брата знаменитого философа, основателя славянофильства А.С.Хомякова. Склонная к размышлениям, ощущавшая в себе словно бы силу духовной традиции семьи, мать Карсавина Карсавина надеялась увидеть в нем наследника и продолжателя этой традиции. Некоторое представление об атмосфере в семье Карсавиных могут дать мемуары сестры философа, прославленной балерины Тамары Карсавиной “Театральная улица”(написанные еж по английски, они были изданы в переводе у нас в 1971г., но , увы, с изъятием большинства упоминаний о брате).

2). Разносторонность интересов, образование и карьера Льва Платоновича на родине .

Надежды матери оправдались... Блестяще окончив гимназию, Карсавин поступает на историко-филологический факультет Петербургского университета. В 1901-1906гг. он в группе профессора И.М.Греева изучает историю, становится медиевистом. Область его интересов - религиозные движения в Италии и во Франции в эпоху позднего средневековья. Еще будучи студентом, в 1904г. Карсавин женился. После окончания университета сразу начинает много работать: преподает в гимназиях(гимназии Императорского человеколюбивого общества и частной женской гимназии Прокофьевой), печатает статьи по истории конца Римской империи. В 1901-1912гг. Карсавин работает в различных архивах и библиотеках Франции и Италии, а вскоре выходит его первая книга - магистерская диссертация ”Очерки религиозной жизни в Италии 12-13 веков”, которую он защищает в мае 1913г. Месяц спустя его назначают экстраординарным профессором Петербургского университета. В это же время Карсавин - преподаватель на Высших (Бестужевских) женских курсах, на Высших курсах Лесгафта, в психоневралгическом институте, учитель истории в гимназии Императорского человеколюбивого общества, казначей Исторического общества при Петербургском университете. Он пишет статьи в Новый Энциклопедический Словарь (всего 39 статей), печатается нескольких журналах (“Вестник Европы”, “Церковный вестник”, “Голос минувшего”, “Исторический вестник” и др.).

В марте 1916г. он защищает свою докторскую диссертацию - “Основы средневековой религиозности в 12-13 веках, преимущественно в Италии”. Последняя работа, как и “Культура средних веков” представляет собой не просто исследование с некоторыми культурно-историческими обобщениями. Карсавин реализует качественно новый подход. Реконструируя историко-культурную реальность средневековья, он пытается структурно воссоздать картину мира, мышление и психику средневекового человека, дает возможность непосредственно почувствовать взаимосвязь материального уклада жизни и духовных структур в культуре средних веков. По существу эти работы Карсавина стали источниками идей для современной культурологии. В них сказывается также неодолимое влечение молодого Карсавина к философским темам, магическое притяжение к метафизическим вопросам.

В своей книге ”История русской философии” известный русский богослов о. Вас. Зеньковский отмечает, что, будучи историком религиозной жизни Западной Европы, Карсавин не только не увлекся этой богатой историей, но, наоборот, подобно славянофилам, сильнее оттолкнулся от Запада. Единственно, кто привлек Карсавина, это Джордано Бруно Николай Кузанский. Но вне этого, как подчеркивает Зеньковский, “Карсавин в своих суждениях о Западе был пристрастен и суров”.

Замечательно, что кроме степени доктора истории Карсавин получил, как мирянин - что представляло большую редкость, - и степень доктора богословия в Петербургской духовной академии. А в апреле 1918г. его избирают экстраординарным профессором Петроградского университета. 1918 - 1923гг. стали временем исключительно интенсивной творческой жизни для Карсавина. В этот период им написаны статьи: “Глубины сатанинские”, “София земная и горняя”, “Достоевский и католичество”.

3). Вызов революции во имя Истины брошен!

Карсавин был человеком стихии огня. Его непокорная, вызывающая натура уже готовила ему непростую судьбу.

Революция, разрушившая внешние формы жизни, только еще острее и сильнее заставляет Карсавина осознать в себе то, чем он жил и что по-прежнему жило в нем. Он начинает проповедовать в петроградских храмах. Карсавин понимал, что это вызов и что последует ответ, но его влекла Истина.

Все сущее, живое, разумное и умное предстает нам как теофания или Богоявление: все, - даже самое мерзкое и ничтожное, ибо мерзко и ничтожно оно только для нашего неведения или недоведения, сотворено же “доброе зело””.(4,9).

Весь мир движется, взыскуя Совершенство”(4,11). Это - слова из духовной беседы его книги “Saligia... Или Весьма краткое и душеполезное размышление о Боге, мире, человеке, зле и семи смертных грехах”(Пг., 1919).

Вместе с тем в Карсавине живет доверие к стихии жизни и к ее тайне. По словам Зеньковского, Карсавину близка судьба человека в его постоянной зависимости и связи с тем, что ”над” ним (Бог, Вечность, “Все”), и тем, что “под” ним (природа, временность, уносящая все в “ничто”).

4). Метафизика Любви.

Кажется, что революция отрицает прошлое, образуя историческую пустыню, однако Карсавин постигает и положительно оценивает пафос революции В это время он издает “Введение в историю”, “Метафизику любви”. В советской печати появляются злобные отклики на публицистическую деятельность религиозного философа. Но Карсавин верен себе. В1922г. появляется первое систематическое изложение метафизики всеединства в его книге “Noctes Petropolitanae”(“Петрополитанские ночи”) Эта книга, как и “Поэма о смерти”, написанная позже, занимает особое место в его творчестве.Обе книги без посвящений обращены к одному и тому же лицу. Имя скрытого адресата - Елена Чеславовна Скрежинская. Карсавин пишет: “Именно Вы связали во мне метафизику с моей биографией и жизнью вообще”, и далее по поводу ”Поэмы”:”Для меня эта маленькая книжонка - самое полное выражение той метафизики, которая совпала с моей жизнью, совпавшей с моей любовью”.

А.А.Ванеев писал, что “метафизическая мысль Л.П.Карсавина имеет корень не в абстракциях, а в живой и конкретной любви - чистой, ясной, прекрасной и вместе с тем - мучительной, не осуществившейся, но неизменной до порога старости... Всем, кто склонен скептически относиться к абстрактной мысли, нужно сказать: абстракции суть сокровенные формулы действительности”.Именно это важно понять раньше, чем мы попытаемся почувствовать ритм нарастающего внутреннего напряжения, порыв и возбужденность мысли Карсавина. ”Единство в мире” для Карсавина есть и “всеединство”, т.е. обнимает мир, и все, что вне его, над ним (“Абсолют”, “Совершенное Бытие”). существо, совершеннее коего нет ничего и помыслить нельзя, все в себе заключает. Оно Всеединство. Рядом с ним Я - ничто, Я - ничто лишь в Нем и Им, - иначе Оно не Совершенство, не Всеединство. По существу, Карсавин пытается в своем учении снять “непроходимую” грань между Божественным и эмпирическим, между Творцом и тварью. Все бытие человека - религиозно; все в нас находится в известном противостоянии Богу и в известном единстве с Ним. Это чувство божественности в человеке лежит в основании всего замысла книги “Noctes Petropolitanae”, где развивается “метафизика любви человеческой”. И здесь сказывается влияние традиции. Для Карсавина, как и для славянофилов И.Кириевского и А.Хомякова, Любовь - подлинная тайна бытия. Любовь и есть само познание. “Никто не может любить то, чего не знает” , и “всякий, кто знает Бога, уже любит Его, и не может любить тот кто, не знает”(7,112). Из “метафизики любви” как тайны тварного бытия восходит Карсавин к раскрытию тайны Всеединства. Вас. Зеньковский замечает, что через вхождение в “смысл любви открывается прежде всего единство человечества, а затем об этом единстве повествуется, что человечество извечно существует в творческом бытии Божества. Так мы узнаем, что в плотском слиянии создается тело во Христа и в Церковь, повторяется воплощение Логоса в Невесте.”(21,387).


Случайные файлы

Файл
80417.doc
162007.rtf
157159.rtf
27493-1.rtf
141554.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.