История прошлого – Кант (29686-1)

Посмотреть архив целиком

Из истории цивилизаций прошлого: КАНТ


Введение

Во второй половине XVIII века – первой половине XIX века в Германии работали ученые-философы Кант, Фихт, Шеллинг, Гегель, Фейербах. Несмотря на различия их учения тесно связаны между собой узами преемственности: после Канта каждый из мыслителей этого направления опирался на воззрения своего предшественника и вдохновлялся творческими импульсами его наследия. В их учениях нашли выражение наиболее значительные идеи немецкой философской мысли рассматриваемого периода. К концу XVIII века учения Канта, Фихте, Шеллинга заняли ведущее в западноевропейской философии, а затем в полном своем развитии, завершаемом учениями Гегеля и Фейербаха, немецкая классическая философия всемирное историческое значение. Эту линию в развитии новой европейской мысли Энгельс назвал “немецкой классической философией”.

К числу крупнейших достижений немецких мыслителей от Канта до Фейербаха относится уяснение того, отнюдь не очевидного факта, что при всем многообразии проблем у философии имеется основной вопрос и он состоит в определении отношения между мышлением и бытием. В отличии от английских, а особенно французских философов XVIII века, стремившихся популяризировать свои учения среди возможно более широких слоев читателей и находивших подходящий для этого способ изложения, немецкие мыслители от Канта до Гегеля предназначали свои сочинения большей частью для весьма ограниченного круга читателей, состоящего из тех, кто профессионально занимается философией в качестве компетентных специалистов или в качестве готовящихся стать таковыми студентов. В традициях немецкой университетско-академической философии было создание трудных для восприятия сочинений, изобилующих абстрактными дедукциями и написанных сухим языком с массой понятных лишь посвященным специальных терминов в том числе вновь изобретаемых. Имея в виду немецких философов, Гегель с известной долью самокритичности отмечал; “О нас идет слава как о глубоких, но часто неясных мыслителях”. Начиная с Канта, плеяда мыслителей первой величины предала небывалую интенсивность и глубину развитию немецкой философской мысли.

Само это развитие представляло собой своего рода философскую революцию. Кант и другие философы вносили своими учениями радикальные новации в развитии философской мысли: каждый из них даиалектически, то есть с сохранением определенной преемственности, отрицало предшествующее. Все названные мыслители сами считали себя радикальными новаторами в философии. Кант, созидая первую ступень немецкой классической философии в процессе преодоления ранее господствовавшей в Германии метафизике, полагал, что он вместе с тем совершает “коперниканскую революцию” по отношению ко всей предшествующей философии.


Глава 1. Детство

Иммануил Кант родился в столице восточной Пруссии Кенигсберг в семье выходцев из Шотландии. Шотландское происхождение Канта, по крайней мере по отцовской линии, представляет интерес в том отношении, что сближает Канта по крови с философом, наиболее родственным Канту по духу, а именно с Юмом. Отец Канта по ремеслу был седельным мастером, в доме которого двадцать второго апреля 1724 года родился Иммануил Кант. Из одиннадцати братьев и сестер Иммануил был четвертым; у него было три брата и семь сестер. Шестеро из одиннадцати умерли в раннем детстве.

О родителях Канта известно немногое, и при том главным образом лишь со слов самого Канта. Кант походил на мать характером и телосложением: от нее он унаследовал слабую впалую грудь. С раннего детства Кант отличался слабым здоровьем. Мать нежно любила хилого ребенка, холила его и много занималась его воспитанием. Мальчик с малых лет обнаруживал острую наблюдательность и пытливость. Говорят, что мать, несмотря на свое неограниченное образование, значительно развивала пытливость мальчика. Гуляя с ним, она постоянно обращала внимание на окружающую природу, поясняя свои слова цитатами из псалмов и других мест Библии, в которых восхваляется благость и премудрость Творца. Таким образам, то доказательство бытия Божия, которые известны под названием физика теологического и которую Кант ценил даже после тог как отверг его, было ему известно в наивной и простодушной форме еще в младенческие годы. Все это чрезвычайно важно в психологическом отношении. Нравственное учение Канта также имеет несомненную психологическую связь с первыми впечатлениями его детства. Связь эту открыто признавал сам философ. На семьдесят четвертом году жизни он писал, что может относительно своего генеалогического дерева похвастать лишь одним, а именно: что и отец, и мать его были ремесленники, отличавшееся честностью, нравственной пристойностью, и образцовой порядочностью, не имея состояния, но зато и долгов, “и дали мне воспитание, которое с моральной точки зрения не могло быть лучше”. По словам одного из старинных биографов, отец Канта требовал от детей труда и честности, в особенности избежания всякой лжи; мать требовала еще большего, именно святости. Вероятно, это и способствовало той непреклонной строгости, которую впоследствии обнаружил Кант в своем нравственном учении.

Заметя способности сына, мать решила, что маленький Иммануил не должен продолжать занятия отца. С ее точки зрения, на вершине умственного развития стояли ее духовные учителя, поэтому мать Канта решила подготовить сына к духовному званию. Канту было менее десяти лет, когда он поступил в коллегию Фридриха, в которой господствовал пиитический дух. В особой церкви этого заведения богослово-пиитисты читали священную историю, произносили поучения и проповеди. Кант с матерью посещал молитвенные часы профессора Шульца, на которых произносились проповеди, возбуждавшие религиозный энтузиазм.

У Канта было несколько товарищей, в том числе Вилькез и Труммер. Вилькез интересен потому, что он чуть ли не первый занес идею Канта в Россию, куда уехал став гувернером у детей князя Волконского. Труммер был один из тех товарищей, к которым Кант питал сильную привязанность. Он был единственным врачом, которому Кант доверял настолько, что согласился применять прописанные им слабительные пилюли – единственное лекарство признанное для себя Кантом.

По свидетельству современников ум у Канта, как и у Ньютона, развился сравнительно поздно. В нем не было признаков той ранней гениальности, которой отличались, например, Лейбниц и Паскаль. Если не считать так называемой “гениальной рассеянности”, которой Кант, подобно Ньютону, отличался с детства, то трудно указать признаки, которые характеризовали бы Канта в ранней юности как будущего реформатора философии. О рассеянности Канта сложилось немело анекдотов, из которых достаточно привести один. Еще в начальной школе он часто терпел от учителей за то, что являлся без книг, о чем обыкновенно вспоминал лишь в тот момент, когда входил в класс. Однажды он вывел из себя учителя заявлением, что он раньше забыл, куда положил книгу, но вспомнил об этом как раз в тот момент, когда его об этом спросили; учитель, конечно, не поверил и приписал это нежеланию учиться.

Весьма рано обнаружилась у Канта характеризовавшая его способность побеждать свои душевные волнения. В детстве Кант, как и большая часть детей хилых, слабогрудых и малокровных, не отличался особенной храбростью, но в минуту действительной опасности он сумел обнаружить удивительное присутствие духа. Восьмилетним мальчиком он однажды вздумал перейти через глубокую канаву с водою по перекинутому бревну. Не успел он пройти несколько шагов, как голова его закружилась. Он хотел вернуться назад, но бревно закачалось и готово было совсем скатиться. Тогда маленький Кант сделал над собой усилие и, стараясь не смотреть вниз, устремил глаза на одну точку по ту сторону канавы. Смотря пристально и не поддаваясь чувству страха он благополучно переправился на ту сторону.

Победив в себе природную робость, зависевшую от деликатности его нервной организации, Кант не сумел в такой же степени отделаться от застенчивости. Это его качество изгладилось лишь в самых зрелых летах, перейдя постепенно в скромность, отличавшую Канта даже в то время, когда он был наверху своей славы.


Глава 2. Университетские годы


Исключая знания латинского языка и морального влияния богословских поучений, средняя школа ничего не дала Канту, и, быть может, даже задержала развитие его гения. Значительно благотворнее повлиял на него университет. В то время в Кенигсбергском университете находились крупные научные силы, и – что особенно было важно для Канта – как раз физико-математические науки, загнанные и униженные в коллегии Фридриха, здесь находились в большом почете. Из профессоров, оказавших особое влияние на Канта, необходимо указать на Мартина Кнутцена, читавшего философию и математику. Этот талантливый и трудолюбивый ученый был одним из первых в германии, взявших на себя задачу популяризировать бессмертные произведения Ньютона.

Кнутцен поступил решительно и смело, допустив чисто физическое влияние или “естественное взаимодействие между душой и телом, составляющее необходимое последствие естественного взаимодействия между всеми вещами в мире”. Отношение между душой и телом было, с точки зрения Кнутцена, лишь частным случаем великого закона “действия равного противодействию”, установленного (с чисто механической точки зрения) Ньютоном. Работы Кнутцена повлияли на Канта побудительным, но не убедительным образом. Механическое миросозерцание казалось Канту слишком узким, и, не принимая, безусловно, ни философии Лейбница, ни какой либо иной философской системы, Кант уже на первых порах обнаружил проницательный критический талант, не позволявший ему увлечься какой-либо односторонней догмой.


Случайные файлы

Файл
71849.rtf
kursovik.doc
57595.rtf
19704.rtf
103166.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.