Нефертити, странствие через пески вечности (26419-1)

Посмотреть архив целиком

Нефертити,странствие через пески вечности

ез всякого сомнения, ее можно назвать одной из самых известных женщин древности. Тысячи посетителей Государственного музея в Берлине стремятся к ней, воплотившей в своем нетленном образе идеалы женственности, царственности и необычайного величия, победившие тысячелетия. Этот образ наряду с пирамидами и улыбкой юного Тутанхамона стал одним из неизменных символов древнеегипетской цивилизации. Она, почитавшаяся как живая богиня современниками, проклятая и забытая потомками, вновь «царствует» в нашем мире, напоминая о нескончаемой борьбе человека со временем и провозглашая неизменный идеал красоты. Ее звали Нефертити.

Если посмотреть на Египет с высоты птичьего полета, то почти в самом центре страны, в 300 километрах южнее Каира, можно увидеть маленькую арабскую деревню под названием эль-Амарна. Именно здесь изъеденные временем скалы, вплотную подойдя к реке, начинают затем отступать, образуя почти правильный полукруг. Пески, остатки фундаментов древних сооружений и зелень пальмовых рощ — так выглядит сейчас когда-то роскошный древнеегипетский город Ахетатон.

Зимой 1912 года германский археолог Людвиг Борхардт приступил к раскопкам остатков очередного дома разрушенного городища. Вскоре археологам стало ясно, что они обнаружили скульптурную мастерскую. Незавершенные статуи, гипсовые маски и скопления камней различных пород — все это ясно определяло профессию владельца обширной усадьбы. Среди находок внимание ученых привлек фрагмент ларца с надписью «Хвалимый царем начальник работ скульптор Тутмес». Очевидно, так звали начальника мастерской, ведущего скульптора Ахетатона, произведения которого представлялись на одобрение царя. В одной из комнат поместья работы производились с особой осторожностью — это было небольшое помещение, где скульптор хранил свои лучшие творения.

Шестого декабря Борхардта попросили срочно прийти на место раскопок. В нескольких сантиметрах от стены в кирпичной пыли виднелась часть скульптуры. Инструменты были отложены в сторону, в ход пошли руки. Это оказался выполненный из известняка и раскрашенный бюст царицы в натуральную величину. Телесный цвет затылка, красные ленты, спускающиеся вдоль шеи, синий головной убор. Наконец бюст был поднят.

      

Очень трудно найти слова, чтобы передать все великолепие этого портрета царицы Нефертити. Нежный овал лица, красиво очерченный небольшой рот, прямой нос, прекрасные миндалевидные глаза, слегка прикрытые широкими тяжелыми веками. В правом глазу сохранилась вставка из горного хрусталя со зрачком из черного дерева. Высокий синий парик обвит «золотой» повязкой, украшенной «самоцветами». На лбу когда-то находился урей — священная змея, считавшаяся в Египте символом царской власти.

Красавица Нефертити стала супругой царя Аменхотепа IV еще при жизни его родителей — фараона-солнце Аменхотепа III и «великой царской супруги» Тейе, неординарный ум, властность и мудрость которой были «притчей во языцех» на всем древнем Востоке. В одном из дипломатических писем, написанном клинописью на глиняной табличке царем государства Митанни, располагавшегося в Малой Азии, фараону Аменхотепу IV, говорится: «Все, о чем говорил я твоему отцу, известно матери твоей Тейе. Никто другой не знает этого, и ты можешь об этом спросить свою мать...»
  

      

К одному из праздников Аменхотеп III подарил жене воистину царский подарок: потрясающую своей красотой и богатством летнюю резиденцию — дворец Малькатта, рядом с которым находилось огромное искусственное озеро, засаженное лотосами, с ладьей для прогулок царицы. Удостаивавшаяся почестей, недоступных другим египетским царицам, Тейе была обожествлена еще при жизни и оказывала колоссальное влияние на супруга и детей.

Юность Нефертити прошла в Фивах — блестящей столице Египта эпохи Нового царства (XVI-XI вв. до н. э.) Грандиозные храмы богов соседствовали здесь с роскошными дворцами, домами знати, садами редкостных деревьев и искусственными озерами. В лазуритовое небо вонзались золоченые иглы обелисков, вершины расписных башен-пилонов и колоссальные статуи царей. Сквозь пышную зелень тамарисков, сикоморов и финиковых пальм проглядывали аллеи сфинксов, соединяющие храмы и выложенные бирюзово-зелеными фаянсовыми плитками оконные проемы богатых домов. Египет был в апогее своего расцвета. Покоренные народы Сиро-Палестины везли сюда, в Фивы, бесчисленные сосуды с вином, кожи, столь любимый египтянами лазурит и произведения ремесла. Из далеких областей Африки шли караваны, нагруженные слоновой костью, черным деревом, благовониями и золотом... бесчисленным золотом, которым так славился Египет в древности. В обиходе были тончайшие ткани из гофрированного льна, пышные, потрясающие своим разнообразием парики, богатые украшения и дорогие умащения.

В течение долгого времени египтологи предполагали, что по происхождению Нефертити не была египтянкой, хотя ее имя, переводящееся как «Пришедшая красавица», исконно египетское. Однако сегодня известно, что ее родителями были египтяне: вельможа Эйе и его супруга Тии были родственниками царицы Тейе и происходили из среды провинциального жречества, из города Коптоса. Упоминание о подобном родстве отнюдь не льстило бы царице. Тии в официальных надписях именовалась всего лишь «кормилицей Нефертити, великой супруги царя», в то время как Мутноджемет, младшая сестра Нефертити, имевшая статус придворной дамы, открыто именовала Тии матерью.

Вместе со своим супругом Нефертити правила Египтом около 20 лет. Те самые два десятилетия, которые ознаменовались небывалой для всей древневосточной культуры религиозной революцией, поколебавшей устои древнеегипетской сакральной традиции и оставившей очень неоднозначный след в истории страны: на смену культам богов предков волей царственной четы пришел новый государственный культ Атона — животворящего солнечного диска. Вместе со старинными религиозными устоями исчезли и канонические правила древнеегипетского искусства. Пройдя через годы утрированного реализма, искусство времени Эхнатона и Нефертити родило те шедевры, которые были обнаружены в мастерских Ахетатона.

Сегодня, рассуждая о роли, которую играли в обществе египетские царицы, многие, прежде всего, видят золото и экзотичную пышность восточного гарема. На самом деле все обстояло несколько иначе. «Гарема» в классическом понимании этого слова не существовало, младшие царицы жили в отдельных резиденциях рядом с дворцом.
  


Те же, кого тексты именуют «Владычица Верхнего и Нижнего Египта», «великая супруга царская», «супруга Бога», «украшение царя», прежде всего, были верховными жрицами, вместе с царем участвовали в храмовых службах и ритуалах и своими действиями поддерживал и Маат — мировую гармонию. Для древних египтян каждое новое утро — это повторение изначального момента сотворения вселенной Богом. Задача царицы, участвующей в богослужении, — умиротворить и умилостивить божество красотой своего голоса, неповторимым очарованием своего облика, звучанием систра — священного музыкального инструмента. Недосягаемый для большинства смертных женщин статус «великой супруги царской», обладавшей большой политической властью, основывался именно на религиозных устоях.

Нефертити, одно из имен которой — Нефериеферуатон — означало «Прекрасны совершенства солнечного диска», играла важную роль в событиях своего времени. Она была живым воплощением животворящей силы солнца, дарующей жизнь. В Гемпаатоне и Хутбенбене — больших храмах бога Атона в Фивах — ей возносили молитвы; ни одно из храмовых действ не могло происходить без нее — залога плодородия и процветания всей страны. «Она проводит Атона на покой сладостным голосом и прекрасными руками с систрами, — говорится о ней в надписях гробниц вельмож-современников. — При звуке голоса ее ликуют». Одновременно, будучи воплощением грозной богини Тефнут, львиноголовой дочери Солнца, карающей преступивших законы, Нефертити порой изображалась с палицей (!), повергающей восставших врагов Египта.

      

Запретив культы традиционных богов и прежде всего вселенского Амона — владыки Фив, Аменхотеп IV, сменивший свое имя на Эхнатон («Действенный дух Атона»), и Нефертити основывают Ахетатон («Горизонт Атона»), свою новую столицу. Объем работ был огромен. Одновременно возводились храмы Атона, дворцы, здания официальных учреждений, склады, дома знати, жилища и мастерские. Выбитые в скальном фунте ямы наполняли почвой, а затем в них сажали специально привезенные деревья — ждать, пока они вырастут здесь, было некогда. Словно по волшебству среди скал и песка вырастали сады, плескалась вода в прудах и озерах, поднимались ввысь стены царского дворца, подчиняясь царскому приказу. Здесь жила Нефертити.

Обе части грандиозного дворца были обнесены кирпичной стеной и соединялись монументальным крытым мостом, перекинутым через дорогу. В центре крытого перехода находилось «окно явлений», в котором царь и царица появлялись во время торжественных церемоний награждения вельмож. К жилым зданиям царской семьи примыкал большой сад с озером и павильонами. Стены были украшены росписями: гроздья лотосов и папирусов, вылетающие из водоемов болотные птицы, сцены жизни Эхнатона, Нефертити и их шести дочерей. Роспись полов имитировала водоемы с плавающими рыбками и порхающими вокруг птицами. Широко применялась позолота, инкрустация плитками фаянса и полудрагоценными камнями. Никогда еще в египетском искусстве не появлялись произведения, столь живо демонстрирующие чувства царственных супругов. Нефертити с супругом сидят с детьми; Нефертити болтает ногами, взобравшись мужу на колени, и придерживает рукой маленькую дочь. На одном из рельефов, обнаруженных в Ахетатоне, запечатлен кульминационный момент этой идиллии — поцелуй Эхнатона и Нефертити. На каждой сцене обязательно присутствует Атон — солнечный диск с многочисленными руками, протягивающими царственной чете символы вечной жизни.
  


Наряду с интимными сценами в дворцовых садах, в гробницах вельмож Ахетатона сохранились и другие эпизоды семейной жизни царя и царицы — уникальные изображения царских обедов и ужинов. На стульях с львиными лапами сидят Эхнатон и Нефертити, рядом — приехавшая с визитом вдовствующая царица-мать Тейе. Около пирующих стоят украшенные цветами лотосов столики с яствами, сосуды с вином. Пирующих развлекает женский хор и музыканты, суетятся слуга. Три старшие дочери — Меритатон, Макетатон и Анхесенпаатон — присутствуют на торжестве.

      

Одна лишь Меритатон участвует в сцене парадного выезда родителей в город: воспользовавшись тем, что родители увлеклись беседой, девочка подгоняет тростью и так уже мчащуюся лошадь. Щедрость таланта, с которой художники выполнили эти удивительные рельефные композиции, дает нам уникальную возможность хотя бы на мгновение почувствовать реальную атмосферу, окружавшую царя и царицу, живших 3400 лет тому назад. Эта умопомрачительная цифра становится еще менее реальной, когда смотришь на краски сохранившихся росписей, которые, кажется, только вчера закончил живописец.

Однако сама религиозная реформа — суть жизни солнечной четы — простыми египтянами принята не была. Поправший устои предков царь оказался в изоляции, окруженный восхвалениями и лестью «новой знати» — вельмож, обязанных реформатору своим фантастическим возвышением порой из самых низших слоев общества. Древняя религия, всегда являвшаяся основой египетской цивилизации, продолжала существовать в подполье. Даже в самом Ахетатоне, в своих домах простые горожане продолжали почитать Исиду, Беса, Таурт — хранителей дома, материнства, семейного благополучия. О крайне неоднозначном отношении к царю и царице в обществе говорит поразительная находка — модель царской колесницы, запряженная обезьянами, с обезьяной-возничим и сопровождающей его мартышкой...

Счастье продолжалось недолго. На 12-м году правления Эхнатона и Нефертити скончалась принцесса Макетатон. На стене усыпальницы, приготовленной в скалах для царской семьи, изображено отчаяние супругов на ложе распростерта мертвая девочка. Рядом замерли родители — отец с заломленной над головой рукой, а другой рукой схвативший за руку жену, и мать, прижавшая руку к лицу, словно еще не верящая своей утрате. Пожилая нянька умершей рвется к телу любимицы, ее удерживает молодая служанка. Сцена смерти Макетатон по силе переданных чувств, бесспорно, относится к шедеврам египетского рельефа. Вскоре скончалась и царица-мать Тейе.

Смерть Макетатон, по-видимому, стала переломным моментом в жизни Нефертити. У той, кого современники называли «красавицей, прекрасной в диадеме с двумя перьями, владычицей радости, полной восхвалений... преисполненной красотами», появилась соперница. Конечно, у каждого египетского царя было множество жен, однако разница в статусе между «великой царской супругой» и дамами из гарема была колоссальна. Именно с этого момента все внимание Эхнатона было сосредоточено на второстепенной супруге по имени Кийа. Возможно, Кийа не была египтянкой. Еще при Аменхотепе III в Египет в качестве «залога» политической стабильности в межгосударственных отношениях прибыла митаннийская принцесса Тадухеппа. Именно для нее, принявшей по традиции египетское имя, Эхнатоном был выстроен роскошный загородный дворцовый комплекс Мару-Атон. На изображениях пиров она, практически ставшая соправителем, иногда показана в короне царя! Вероятно, Кийа была матерью принцев Сменхкара и Тутанхатона, ставших мужьями старших дочерей Эхнатона и Нефертити.

Между тем Нефертити оказалась в опале и провела остаток дней в одном из второстепенных дворцов столицы. Одна из статуй, обнаруженных в мастерской скульптора Тутмеса, показывает Нефертити на склоне лет.
  



Материал взят ссайта http://www.kemet.ru/


Случайные файлы

Файл
38506.rtf
182422.rtf
Kursov.doc
23034-1.rtf
dissert.DOC




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.