Агис (III в. до н.э.) (25251-1)

Посмотреть архив целиком

Агиса

Греция уже около ста лет томилась под владычеством Македонии. Зажиточные граждане не только примирились с таким положением, но были даже рады ему: в македонянах они видели защитников от бедняков, угрожавших их богатству. Борьба между богатыми и бедными продолжалась по всей Греции. Всюду свободные бедняки жили в страшной нищете и были готовы подняться против богачей и их покровителей - македонян. 

Особенно тяжелым было положение простого народа в Спарте. Все земельные и денежные богатства сосредоточились там в руках кучки богачей. Полноправных граждан (спартиатов), владевших некогда равными участками земли, теперь оставалось несколько сот семей; из них только около сотни имели земельные участки; у остальных не было ни земли, ни имущества, и они были гражданами только по имени.

Прочее население Спарты состояло из периэков (неполноправных жителей), иностранцев и илотов-рабов.

Периэки должны были нести военную службу и все тяжелые государственные повинности, а также платить различные налоги. Спартанские законы, запрещавшие спартиатам заниматься ремеслом и торговлей, не распространялись на периэков. Поэтому среди них было немало зажиточных людей, но большинство периэков, вследствие своего бесправия, тяжелых налогов и законов, ограничивающих торговлю, бедствовали.

Богачи утопали в роскоши, которая вызывала удивление даже иностранцев. Под видом восстановления старинных общих обедов (сисситий) богачи устраивали в своих великолепных дворцах роскошные пиршества. Зато простой народ ютился в жалких хижинах, не имея подчас и куска хлеба.

В руках богачей и их ставленников находилась вся власть в государстве. Народное собрание не имело силы. Всеми государственными делами распоряжались коллегия эфоров и совет старейшин (геронтов) - исполнители воли богачей. Командование было вверено двум царям, которые имели власть только на войне. Цари принадлежали к двум враждовавшим между собой семьям (домам) - Еврипонтидов и Агиадов. Эфоры старались поддерживать вражду между царями, чтобы, пользуясь ею, самим управлять - Спартой.

Спартанское государство некогда было самым могущественным в Греции, теперь же оно находилось в глубоком упадке. С помощью наемного войска спартанцы вели бесконечные войны с соседями из-за пограничных земель. Военные расходы ложились тяжелым бременем на народ, периэков и иностранцев. Богачи, разумеется, совершенно не заботились о народных интересах, сам же народ под гнетом такой жестокой нужды думал лишь о ежедневном пропитании и неохотно защищал родину от внешних врагов. Перестали посещаться гимнасии и сисситии, никто не заботился о народных нуждах, о благе и могуществе государства.

Таково было положение в Спарте, когда на престол вступил молодой царь Агис IV (около 245-241 гг. до н.э.). Агис был шестым преемником царя Агесилая. Агис воспитывался своей матерью Агесистратой и бабкой Архидамией. Эти женщины принадлежали к числу самых богатых в Спарте. Детство Агис провел в роскоши, и воспитатели менее всего подготовляли его к будущей деятельности преобразователя. Все же молодой царь получил достаточное образование, а самое главное, проникся любовью к обездоленному народу и твердым желанием улучшить его положение и восстановить былое могущество Спарты.

По уму и высоким душевным качествам Агис не только превосходил второго царя Леонида, но был одним из самых выдающихся людей своего времени. Скоро он сделался любимцем простого народа Спарты.

Тяжело переживая упадок родного города, он понял, что только коренные реформы могут помочь народу и воскресить могущество государства. "Прежде всего, - думал Агис, - необходимо вернуть народу захваченные богачами земли и имущество, уничтожить долги и пополнить число полноправных граждан за счет периэков и иностранцев".

Двадцати лет от роду царь стал готовиться к выполнению своего великого плана. Он переменил образ жизни, отказался от роскошных одежд и изысканной пищи, вернулся к старинной спартанской простоте, с гордостью носил грубый плащ и ел черную похлебку. Этим он хотел показать пример богатым согражданам, призывая их вернуться к суровой жизни предков. Такое поведение молодого царя многим спартанцам казалось странным и неподобающим царскому достоинству.

Спартанские цари в то время уже переняли образ жизни восточных властителей: они ходили в роскошных одеждах, имели множество слуг и т. д. Товарищ Агиса по правлению, второй царь Леонид жил в роскоши и обращался с народом заносчиво и надменно.

Хотя поведение Агиса казалось многим удивительным и необычным для спартанского царя, но еще более поразили всех его слова о том, что он намерен восстановить древние законы, разделить земли и уничтожить долги.

Простой народ и образованная молодежь с восторгом откликнулись на призыв царя. Юноши были полны любви к родине и стремления возродить ее былую славу.

Ярыми противниками Агиса сделались, конечно, богачи, во главе которых .стал царь Леонид. Он принадлежал к другой царской семье, Агиадов, всегда враждовавшей с Еврипонтидами, из которых происходил Агис.

Леонид вступил на престол уже стариком после смерти своего племянника, малолетнего царя; свою молодость он провел при дворе сирийского царя Селевка и там усвоил восточные обычаи. Простой народ не любил Леонида. Из страха перед народом старый царь не решился выступить открыто против предполагаемых преобразований, а тайно вредил молодому царю. Леонид говорил, будто Агис в награду за раздел земли и имущества богачей потребует, чтобы его провозгласили тираном.

Несмотря на противодействие Леонида и его единомышленников, Агису удалось привлечь на свою сторону некоторых влиятельных и богатых людей: Лисандра (потомка знаменитого Лисандра), Мандроклйда и, наконец, своего дядю с материнской стороны Агесилая. Однако дядя царя Агесилай примкнул к замышляемому перевороту из корыстных соображений, в надежде избавиться от своих огромных долгов.

Затем Агис рассказал свой план бабке и матери и другим богатым и влиятельным женщинам. "Богатством, - говорил он, - я не могу сравняться с другими царями. Только умеренностью, простотой, презрением к богатству могу я стать выше их роскоши. Возвратив народу равенство и общее владение имуществом, я приобрету имя и славу истинно великого царя". Царь просил мать и бабку отдать их огромные богатства на благо родины. Мать сначала испугалась замысла молодого царя и пыталась отговорить сына. Потом, увлеченная его благородным порывом, она стала вместе с другими женщинами торопить его приняться за дело. Она приглашала к себе знакомых знатных и богатых женщин и советовала им употребить их влияние на мужей, отцов и братьев в пользу плана молодого царя.

Агис начал с того, что провел в члены коллегии эфоров своего единомышленника Лисандра. При посредстве Лисандра он внес в совет старейшин проект закона (ретру) об уничтожении долгов и разделе земли.

По новому закону предполагалось отменить долги, разделить всю землю в государстве на 4500 больших участков для спартиатов и 15000 меньших, которыми будут владеть периэки. В число спартиатов Агис хотел включить некоторых периэков и молодых иностранцев, физически здоровых и получивших воспитание свободного человека. Вместе с тем восстанавливались забытые уже сисситии; для этого образовалось пятнадцать товариществ, по 300 членов в каждом. Все члены товарищества должны были вносить свою долю продуктов питания и подчиняться древней военной дисциплине.

Сторонники Агиса - Лисандр, Мандроклид и Агесилай - убеждали народное собрание (апеллу) и старейшин (геронтов) принять закон. Однако среди геронтов не было единодушия. Тогда выступил с горячей речью царь Агис. Он напомнил о воинской славе и доблести предков, взывал к совести и долгу спартанцев. Он призывал возродить могущество Спарты и заявил, что жертвует на благо родины свои огромные богатства (до 600 талантов) и земельные участки. То же сделают, как он обещал, его мать, бабушка, родственники и друзья - первые богачи в Спарте.

Народ встретил это заявление молодого царя бурным одобрением. Когда улеглось ликование народа, приветствовавшего реформу молодого царя, поднялся царь Леонид и ядовито спросил Агиса, почему же он выдает свою ретру за восстановление подлинных ликурговых законов. "Ликург ведь, - сказал он, - не мог требовать отмены долгов и передела земли, да и предлагаемое принятие в число граждан иностранцев противоречит закону Ликурга, который учил ненавидеть иностранцев". Агис, отвечая Леониду, сказал: "Понятно, что ты плохо знаешь закон Ликурга, так как ты все вогмя жил при дворах восточных царей и даже женился на бывшей жене одного из сатрапов. А то бы ты знал, что Ликург вместе с деньгами уничтожил в Спарте и должников и заимодавцев. Что же касается иностранцев, то Ликург изгонял только тех из них, кто показывал своим образом жизни дурной пример гражданам".

В совете старейшин голоса геронтов разделились почти поровну. Противники реформы одержали победу всего лишь большинством одного голоса.

Тогда Агис и его друзья задумали действовать не убеждением, а силой. Для этого им надо было прежде всего устранить царя Леонида. Лисандр в качестве эфора решил привлечь его к суду в силу древнего закона, который запрещал спартанским царям жениться на иностранках. Для этого он ловко использовал против царя один старинный обычай.

Обычай этот состоял в том, что через каждые девять лет эфоры в светлую и безлунную ночь в особом помещении наблюдали небесные явления. Если в это время на небе они видели падающую звезду, то это считалось знаком, что один из спартанских царей неугоден богам. В таких случаях царей вызывали в суд и разбирали все их поведение с самого рождения.


Случайные файлы

Файл
55266.rtf
~1.DOC
131674.rtf
3824-1.rtf
157467.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.