Юрий Владимирови­ч Андропов (24784-1)

Посмотреть архив целиком

Юриq Владимирови­ч Андропов


Оглавление


Оглавление 1

ВСТУПЛЕНИЕ 2

КОМСОМОЛЕЦ 2

ДИПЛОМАТ 3

ВОСХОЖДЕНИЕ НА ОЛИМП 4

АНДРОПОВ И «РУССКИЙ ВОПРОС» 6

ИНТЕЛЛЕКТУАЛ 7

ГЕНСЕК 7

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 9



ВСТУПЛЕНИЕ

В обществе сложилась неоднозначная оценка личности Юрия Владимирови­ча Андропова, разные люди высказыва­ются о нём диаметрально противопо­ложно: «кровавый палач венгерского народа», «душитель диссидентства. «новый Сталин», «интеллектуал в джин­сах», «реформатор-западник»... 15 лет он возглавлял Комитет государствен­ной безопасности и 15 месяцев фор­мально стоял во главе партии и госу­дарства.

Андропов человек без биографии. О его жизни известно меньше, чем о жизни любого другого главы КПСС (может быть, за исключением Кон­стантина Черненко). Андропов родил­ся в семье железнодорожника в стани­це Нагутская на (Ставрополье) До сих пор в опубликованных материалах нельзя найти ни отчество его отца, ни имя матери, ни каких-либо данных о братьях и сестрах (если таковые были). Ходят слухи о греческом, еврейском, казацком или северокавказском про­исхождении родителей Андропова. Во всех справочниках национальность Андропова обозначена как «русский».

КОМСОМОЛЕЦ

Детство у будущего генерального се­кретаря выдалось тяжёлым. Когда Юре было два года, умер отец. В 1950 г., когда начался «великий перелом», 16-летний паренёк, чтобы не быть обузой матери, подался на заработки, «в люди». Служил телеграфистом в Моздоке, плавал матросом по Волге. В 20 лет поступил в Рыбинский техни­кум водного хозяйства. В Рыбинске он женился на Нине Савеличевой. Жи­ли Андропов с женой в комнате рабо­чего общежития, вскоре появились сын и дочь. В техникуме Юрий стал се­кретарём комсомольской организа­ции, затем возглавил комсомольцев местной судоверфи, а в 1938 г. со­вершил стремительный взлёт стал первым секретарём комсомола Яро­славской области. Кровавая «чистка» 1937—1938 гг. помогла 24-летнему комсомольцу попасть в верхний эше­лон комсомольской номенклатуры. В 1939 г. Андропова приняли в партию, а на следующий год он поднялся ещё на одну ступень по карьерной лестни­це стал первым секретарём комсо­мола только что образованной Карело-Финской ССР. Перед отъездом в Петрозаводск Юрий Владимирович развёлся с женой и в дальнейшем пра­ктически не оказывал ей и детям ника­кой помощи. В Карелии он женился на учительнице Татьяне Филипповой. Во втором браке у Андропова также родилось двое детей.


С началом войны глава карельско­го комсомола находился в тылу, в не оккупированной финнами части Ка­релии. Занимался формированием добровольческих частей, поднимал трудовой энтузиазм голодных кол­хозников и железнодорожников, мобилизовывал комсомольцев на сроч­ное изготовление накомарников для сидевших в карельских болотах крас­ноармейцев и популяризировал в ме­стной прессе подлинные и вымыш­ленные подвиги бойцов Карельского фронта и карельских партизан. В ар­мию Андропов не попал по причине слабого здоровья. С молодых лет Юрий Владимирович страдал тяжё­лым диабетом.

После войны карьера Андропова продолжалась вполне успешно. Ещё в 1944 г. он возглавил Петрозаводский горком партии, а в 1947 г. стал вторым секретарём парторганизации всей республики. Но настоящая удача при­шла в 1951 г., когда Андропова пригла­сили в Москву в Международный отдел ЦК. Тут не обошлось без протекции главы Карело-Финской ССР Отто Куу­синена. В Международном отделе Ан­дропов оказался под началом М. А Су­слова, с которым отныне всегда был в одной команде. В 1953 г. Андропова направляют послом в Венгрию.

ДИПЛОМАТ

После смерти Сталина в сателлитах СССР постепенно происходила либе­рализация коммунистических режи­мов. В Венгрии в июне 1956 г. от вла­сти был отстранён Матиас Ракоши, организовавший кампанию массо­вых репрессий и во всём стремив­шийся копировать сталинский Со­ветский Союз. Однако руководство венгерских коммунистов, отправив Ракоши в ссылку в Москву, так и не смогло овладеть ситуацией. Под да­влением массовых демонстраций в Будапеште 24 октября премьер-мини­стром был назначен Имре Надь, имев­ший репутацию реформатора. В Вен­грии началась настоящая революция. Демонстранты освободили полит­заключённых, добились многопар­тийности, свободы слова и иных по­литических свобод. По всей стране толпы стихийно громили помеще­ния службы безопасности и вешали на фонарях сотрудников, которых обвиняли в преступлениях против народа.

Андропов никакого сочувствия к восставшим не испытывал, а расправами над собраньями-коммунистами был потрясён. Дипломат В. Трояновский позднее вспоминал слова Юрия Владимировича: «Вы не представляете себе, что это такое стотысячные толпы, никем не контролируемые, выходят на улицы...». Он считал, что единственный выход это ввести в страну дополнительные контингент ты советских войск и подавить восстание силой оружия. Разумеется, роль Андронова в принятии этого решения не была главной. К военной интервенции Хрущёва склонили побывавшие в Будапеште члены Президиума ЦК Микоян и Суслов. Посол же должен был отвлекать Имре Надя, внушая ему, что советская сторона готова вывести войска из венгерской столицы и начать с ним переговоры.

Вечером 31 октября дополнительные советские соединения вошли в Венгрию. Андропов продолжал уве­рять возмущённого Надя, что это обычная передислокация и что Мос­ква поддерживает венгерские преоб­разования. Между тем в Ужгороде тайно формировалось просоветское правительство Яноша Кадара.

Начальник будапештской полиции Шандор Копачи, один из руководите­лей повстанцев и сторонник Надя вспоминал: «Андропов производил впечатление сторонника реформ. Он часто улыбался, у него всегда находи­лись льстивые слова для реформато­ров, и нам трудно было уразуметь действовал ли он только согласно ин­струкциям или по личному почину». Самому Копачи Андропов обещал ме­сто в правительстве Кадара. Но совет­ский бронетранспортёр привёз до­верчивого полковника не на заседание нового Кабинета министров, а прями­ком в тюрьму.

За несколько минут до ареста Копа­чи «...увидел Андропова, стоящего на лестнице и улыбающегося своей зна­менитой добродушной улыбкой... Но при этом казалось, что за стёклами его очков разгорается пламя. Сразу стано­вится ясно, что он может, улыбаясь убить вас, это ему ничего не стоит». Именно Андропов предложил план, как выманить Надя из югославского посольства, где тот укрылся. Правительство Кадара дало экс-премьеру гарантии безопасного выезда из стра­ны, а на румынской границе Надя за­держали советские солдаты. Через полтора года он был повешен в Буда­пеште.

ВОСХОЖДЕНИЕ НА ОЛИМП

По возвращении в Москву Андропов получил новое повышение. В марте 1957 г. он возглавил отдел ЦК по связям с соцстранами. Будапештские заслуги не были забыты. Помог и старый друг Куусинен. Именно в 1957 г. он стал се­кретарём ЦК, курирующим междуна­родную сферу. Карьера Андропова на­бирала обороты. В октябре 1961 г. на XXII съезде его избрали членом ЦК, а через год, в ноябре 1962 г., сделали се­кретарём Центрального Комитета. Но первых ролей Юрий Владимирович ещё не играл. Решающим событием, сделавшим возможным его выдвиже­ние в самый верхний эшелон власти, стало свержение Хрущёва. Суслову те­перь принадлежало второе место в партийной иерархии, и преданный ему Андропов получил возможность со временем занять очень важный пост. Ждать пришлось три года.

В 1967 г. был смещён с поста пред­седателя КГБ Владимир Семичастный, что знаменовало победу группы Бреж­нева над сторонниками «железного Шурика» Александра Шелепина. Согласно установленному ещё Хрущё­вым принципу, руководство органами безопасности должны осуществлять не профессиональные «рыцари плаща и кинжала», а кадровые партийные работники с гражданским прошлым. Андропов оказался наиболее подходя­щей кандидатурой. Он уже имел опыт борьбы с контрреволюцией в Вен­грии. А КГБ как раз предстояло акти­визировать борьбу с находившимся на подъёме правозащитным движением. Если в период «оттепели» аппарат КГБ, нацеленный на внутренний по­литический сыск, сокращался, то при новом руководителе штаты Лубянки опять стали быстро расти.

Андропов почувствовал себя в сво­ей стихии, обретя власть, равной которой обладали всего несколько человек в государстве. Андропов разработал достаточно эффективную тактику борьбы с диссидентством. С одной стороны, многих инакомыслящих бро­сали в психиатрические спец лечебницы, что позволяло избежать суда и шума в западной прессе. С другой сто­роны, тем правозащитникам, кто уже отсидел срок, предлагалось эмигри­ровать. К тому времени они уже полу­чили известность в мире, и искушение было велико. Тех, кто упирался, вроде. А Солженицына и В. Буковского, высы­лали насильно (см. статью «Дисси­дентское движение в СССР»). Когда на Политбюро обсуждался вопрос о де­портации Солженицына, глава КГБ за­явил: «Он выступает против Ленина, против Октябрьской революции, про­тив социалистического строя. Его со­чинение "Архипелаг ГУЛАГ" не являет­ся художественным произведением, а является политическим документом. Это опасно. У нас в стране находятся десятки тысяч власовцев, оуновцев и других враждебных элементов. Поэто­му надо предпринять все меры, о кото­рых я писал в ЦК, т. е. выдворить его из страны...». Позже, когда Андропов стал генсеком, он резко ожесточил цензуру.

В области внешней разведки Анд­ропов активизировал сбор научно-технической информации, необ­ходимой для развёртывания гонки вооружений. В одном из ежегодных докладов Брежневу о работе своего ве­домства он подчёркивал: -Удалось ре­шить ряд крупных задач по линии научно-технической разведки- Полу­чены документальные материалы и образцы по важным проблемам эко­номики, науки, техники США, других ведущих капиталистических стран. По военно-промышленным вопро­сам реализовано около 14 тысяч мате­риалов и 2 тысячи типов образцов». Андропов сознавал, что без заимство­вания западных технологий СССР не сможет «догнать и перегнать» по­тенциальных противников в военно-техническом отношении.


Случайные файлы

Файл
105627.doc
kursovik.doc
97180.rtf
1159-1.rtf
94124.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.