Роберт Фалкон Скотт (20516-1)

Посмотреть архив целиком

РОБЕРТ ФАЛКОН СКОТТ

(1868 г. - 1912 г.)

Английский морской офицер, исследователь Антарктиды. Открыл п-ов Эдуарда VII, Трансантарктические горы, шельфовый ледник Росса. Вторым после Р. Амундсена достиг Южного полюса. Его имя носят остров у м. Адэр (Антарктида), мыс на о. Ванкувер (Канада), новозеландская полярная станция на берегу моря Росса в Антарктиде и Институт полярных исследований в Кембридже.

...разглядели черную точку впереди . Тут же поблизости были видны остатки лагеря . Норвежцы нас опередили Они первыми достигли полюса. Ужасное разочарование”.

Из дневника Р. Ф. Скотта.

Я пожертвовал бы славой, решительно всем, чтобы вернуть его к жизни. Мой триумф омрачен мыслью о его трагедии, она преследует меня”.

Р. Амундсен.

Девяносто лет прошло с тех пор, как мир потрясла трагедия экспедиции Р.Ф.Скотта, покорившего Южный полюс через месяц после Р. Амундсена. Но до сих пор воображение людей продолжают волновать события того далекого времени, наполняя сердца горячим сочувствием к мужественными благородным людям, чьи жизни забрало “белое безмолвие” Антарктиды.

Главным действующим лицом этой трагедии был известный английский исследователь Южного материка Роберт Фалькон Скотт. Он родился 6 июля 1868 г. в Девенпорте близ Портсмута. Его отец, Джон Скотт, хотя и был владельцем пивоваренного завода, но всю жизнь мечтал о яркой насыщенной жизни. Братья отца служили во флоте, а Джон по состоянию здоровья вынужден был заняться пивоварением. Это давало ему значительные средства, позволявшие ни в чем не отказывать ни себе, ни детям, но жизнь его была пуста и неинтересна. Кон — так звали Роберта Фалькона в детстве — от отца унаследовал хрупкое здоровье, но с детских лет интересовался морем и романтикой дальних странствий. Помимо отца, этому способствовали и рассказы дядей, время от времени приезжавших в небольшое загородное поместье Аутсленд, где жил Джон с семьей. Играя, мальчик часто воображал себя адмиралом, смело ведущим свой корабль через шторм к неизведанным берегам.

В детстве Кона называли Старым Ворчуном. Он имел довольно строптивый и сварливый характер, был неряшлив и довольно ленив, но со временем сумел перебороть эти недостатки.

Грамоте Кона обучала гувернантка. В 8 лет он поступил в школу в расположенном неподалеку местечке Сток-Дэмэрел. Туда он ездил на пони. Возможно, поэтому пони занимали в его жизни особое место. К несчастью, через много лет эта привязанность слишком дорого обошлась Скотту: пони стали одной из основных причин его гибели.

Школьные успехи Кона были далеко не блестящи. Было решено, что он поступит в Подготовительное военно-морское училище им. Форстера в Фареме. Так отец надеялся заставить сына получить образование, рассчитывая на его увлечение морскими путешествиями. Однако и здесь Кон не проявил особого рвения к изучению наук, но все же в июле 1881 г. был зачислен Гардемарином в королевский военно-морской флот.

Два года Скотт плавал на корабле “Британия”, потом в чине мичмана — на бронированном корвете “Боадицея”, а в 1887 г. попал на “Ровер” — один из четырех кораблей учебной эскадры военно-морского флота. Служба не особенно привлекала его: Роберт по-прежнему витал в облаках, не предпринимая никаких действий, чтобы изменить свою судьбу. Впрочем, он пользовался любовью товарищей и считался человеком добросовестным.

Все изменилось с того момента, когда на флагманском корабле эскадры в качестве гостя появился секретарь Королевского географического общества и автор множества книг о путешествиях Клементе Маркем. Командование решило устроить гонки на шлюпках для того, чтобы проверить способности мичманов. Скотт одержал красивую победу, и Маркем во время обеда, на который был приглашен победитель, обратил на него внимание. Этой мимолетной встречи не забыли ни Скотт, ни Маркем.

Тем временем Скотт взялся за учебу. Он успешно сдал экзамены на чин лейтенанта, три месяца проучился в Гринвичском военно-морском училище, изучая курс навигации и математики, потом в Портсмуте обучался лоцманскому и минному делу, а также управлению артиллерийским огнем. В 1899 г. умер Джон Скотт, и лейтенант Роберт Фалькон Скотт стал главой большой семьи. Новые заботы и служба совсем не оставляли времени на что-либо другое. Но в июне 1899 г. во время кратковременного отпуска в Лондоне Скотт встретил сэра Маркема и из беседы с ним узнал, что географ готовит экспедицию в Антарктиду. Через два дня при поддержке Маркема он подал рапорт о своем желании возглавить ее.

Слово Маркема оказалось решающим. В 1901 г. Роберт Фалькон Скотт, теперь уже капитан 2-го ранга и командир “Дискавери”, стал во главе Первой Британской Национальной Антарктической экспедиции в южные полярные районы, организованной в рамках международного сотрудничества, и заставил говорить о себе. Его экспедиция оказалась самой результативной из пяти, посланных в районы Антарктиды разными странами. В 1902 г., с трудом преодолев пояс пакового льда, Скотт пробился к побережью Южной Земли Виктория и в восточной части моря Росса открыл Землю Короля Эдуарда VII. После этого он произвел исследования в районе пролива Мак-Мердо, а затем — близ вулканов Террор и Эребус. В 1903—1904 гг. английская экспедиция изучила высокое плато возле восточных берегов моря Росса и достигла 82° 17' ю.ш., то есть прошла дальше кого бы то ни было из путешественников того времени. Были также исследованы Ледяной барьер Росса и край материкового льда.

Экспедиция собрала большой интересный материал, дающий представление о геологическом строении Антарктиды, в том числе нашла окаменелости растений третичного периода, ставшие настоящей научной сенсацией. С их помощью было доказано, что когда-то на Антарктиде был более теплый климат и она была связана с Австралией. В распоряжение ученых было предоставлено множество сведений о полезных ископаемых, представителях флоры и фауны, до этой экспедиции науке не известных.

Теперь в общественном мнении имя Скотта стало прочно связываться с Антарктикой, тем более что герой Национальной экспедиции занялся разработкой современных средств для путешествий в полярных условиях. Вместе с Майклом Барном Кон взялся за конструирование моторных саней для использования в полярных снегах.

Известного полярника охотно приглашали на званые обеды. На одном из них Скотт познакомился с двадцатилетней Кетлин Брюс — скульптором, ученицей великого Родена. Роберту Фалькону шел тридцать девятый год. В этом возрасте браки редко становятся удачными. Но Кон и Кетлин сразу обратили внимание друг на друга. Оба были достаточно независимы от светских пересудов, оба не придавали особого значения финансовому благополучию. Живущий на скромное офицерское жалование Скотт и скульптор Кетлин не побоялись соединить свои судьбы, стремясь не к материальному благополучию, а к единству духовному. 14 сентября 1909 г. у супругов родился сын, названный Питером Маркемом в честь сказочного Питера Пэна и Клементса Маркема.

Рождение первенца совпало с официальным объявлением о новой экспедиции Скотта, стремившегося к покорению Южного полюса. Но потребовалось много времени для того, чтобы собрать сумму, необходимую для организации экспедиции. Главным козырем Скотта стало заявление о том, что недра Антарктиды могут служить источником значительных запасов полезных ископаемых, а значит, экспедиции для изучения Южного полюса со временем должны окупиться. Еще большее впечатление на англичан оказало заявление газеты “Тайме” о том, что “...если англичане откажутся от исследования Антарктиды, их место займут американцы”.

И все же средства на экспедицию поступали медленно. В начале 1910 г. фонд экспедиции составлял всего 10 тыс. фунтов стерлингов. Половину своего небольшого жалования Скотт отдавал матери, а сам с Кетлин и маленьким сыном жил на 300 фунтов в год, то есть чрезвычайно скромно; но Кетлин понимала мужа и поддерживала экспедицию, хотя вместе со свекровью Ханной очень беспокоилась о нем.

В это время “покоритель” Северного полюса американец Роберт Пири объявил о своем стремлении достичь Южного полюса. Хотя “гонки к полюсу” не имели ничего общего с научными исследованиями, именно это значительно оживило кампанию по сбору средств для экспедиции. Газетные полосы пестрели заголовками: “Англия против Америки в гонках к Южному полюсу!” Появились сведения о том, что в Антарктиду с этой же целью собираются и немцы.

Английская экспедиция лихорадочно готовилась к походу. Помимо самого необходимого, на борт экспедиционного корабля “Терра Нова” грузились разнообразные подарки. Среди них были 35 тыс. сигар, 0.5 т табаку, различные кондитерские изделия, пудинги с изюмом, пианола с набором музыкальных валиков и граммофон с сотнями пластинок. Обыватели не думали о том, что все это вряд ли пригодится полярникам в тяжелом походе к полюсу. Понимал это и Скотт, стремившийся прежде всего не столько к покорению полюса, сколько к получению разнообразных научных данных, которые могут дать околополюсные территории. Для сбора средств на приобретение оборудования, различных приборов, привлечение специалистов он ездил даже в Южную Африку.

В конце концов Скотт сумел должным образом подготовить экспедицию. 2сентября 1910 г. “Терра Нова” вышла из Саймонстауна. Корабль обогнул мыс Доброй Надежды и дошел до Мельбурна, а потом до Новой Зеландии. Оттуда 3 января 1911 г. экспедиция добралась до залива Мак-Мердо близ Земли Виктория в Антарктиде.

Капитан корабля Гарри Пиннел прошел вдоль ледника Росса на запад и обнаружил лагерь Амундсена. Вернувшись, он сообщил Скотту о планах норвежца тоже идти к полюсу. Потрясенный, Скотт решил действовать в соответствии со своим планом так, как будто конкурента вообще не существовало.






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.