Перес Шимон (17481-1)

Посмотреть архив целиком

ПЕРЕС ШИМОН

(р.1923)

Нелегким было его восхождение на вершину государственной и политической власти. Отчасти потому, что он никогда не был ни мастером словесного фехтования, как Менахем Бегин, ни руководителем экстремистской организации, как Ицхак Шамир, ни любителем рискованных политических авантюр, как Ариель Шарон. Одним словом, его никогда не озарял героический ореол...

Шимон Перес родился 1 августа 1923 в небольшом городке Вишнево (в то время территория Польши, сегодня - Белоруссии), где проживало около двухсот еврейских семей. Собственно, тогда мальчика звали Сеня Перский.

Его отец работал лесником и редко бывал дома. Мать занималась хозяйством. Поэтому Шимон привязался к деду - веселому сапожнику, знатоку Торы и еврейской поэзии. Дед, по словам Переса, был для него кладезем мудрости.

Благодаря деду, Шимон на всю жизнь полюбил поэзию. В девять лет начал писать стихи. Некоторые из них родители отправили Хаиму Нахману Бялику. Как гордился отец, когда от того пришло письмо, в котором национальный поэт отмечал одаренность мальчика.

В школе Шимон сторонился сверстников, не играл в детские игры, и дети порой мстили ему за это с особой жестокостью. Его часто били. Без всякой причины. Просто за то, что он не такой, как все. Он сносил побои со спартанским стоицизмом и никогда не давал сдачи.

Все евреи Вишнева были сионистами, ждавшими благоприятного случая для эмиграции в Палестину. В 1931 году такой случай представился отцу Шимона. Через два года, разбогатев на торговле зерном, и, почувствовав, что твердо стоит на ногах, он вызвал к себе жену и детей. Весной 1933 года мать с Шимоном и его младшим братом Гершоном присоединились к главе семьи.

В Палестине Шимон окончил престижную гимназию Бальфура. Потом воспитывался в молодежном сельскохозяйственном поселении Бен-Шемен, где познакомился со своей будущей женой Соней. Со временем он мог бы стать агрономом или ветеринаром. Но судьба распорядилась иначе...

Шимон стал активистом сионистского движения и в 18 лет был уже его серетарем. Тогда же он познакомился с политиком и публицистом, духовным вождем партии МАПАЙ, являвшейся предшественницей Партии труда, Берлом Каценельсоном, который обратил внимание на способного парня. Вскоре Перес вступил в МАПАЙ и в 1946 году участвовал от этой партии в работе 22-го конгресса Всемирной сионистской организации, проходившего в Базеле, что имело большое значение для его политической карьеры.

Перес по-прежнему не оставлял литературных амбиций. Время от времени в печати появлялись его стихи, статьи, проза. Особым успехом пользовалась написанная им серия репортажей "Из дневника женщины", публиковавшаяся под женским псевдонимом. Критики не преминули отметить, что "наконец-то в литературе на языке иврит зазвучал сильный и чистый женский голос".

Но больше всего Переса тянуло к политике. Его идолом стал Давид Бен-Гурион - первый глава правительства государства Израиль. Он восхищался его целеустремленностью, аналитическим умом, темпераментом бойца, а главное - способностью принимать решения.

Познакомились они так... Однажды Перес оказался попутчиком Бен-Гуриона. Он с почтением смотрел на своего кумира, который, закрыв глаза, и, обняв колени тонкими руками, был погружен в глубокие размышления. Когда за окнами автомашины показалась Хайфа, Бен-Гурион впервые взглянул на Переса и вдруг сказал:

- Знаешь, Троцкий никогда не был политиком...

- Почему? - спросил растерявшийся Перес, мысли которого в ту минуту были далеки от Троцкого.

- Что это за политика - "ни мира - ни войны"? Выбирают или войну со всеми последствиями, или мир, за который надо платить. Ленин это понимал...

"Мог ли я подумать тогда, - вспоминал Перес годы спустя, - что настанут дни, когда я увижу, как старик принимает решения о войне и мире".

В конце 40-х годов Перес начал работать в министерстве обороны - помощником Леви Эшкола (в то время генеральный директор этого ведомства). Здесь его и открыл Бен-Гурион, бывший тогда премьер-министром молодого государства, который разглядел в Пересе незаурядную личность. Он привлек его на штабную работу, не отпустил на военную службу, за что ему до сих пор приходится терпеть нападки со стороны политических противников.

Именно Бен-Гурион распорядился направить 27-летнего сотрудника в США в качестве главы представительства министерства обороны. Там он успешно совмещал работу с учебой в знаменитом Гарвардском университете.

Вернувшись в 1952 году из США, Перес получил новое назначение - сначала исполняющий обязанности, а затем - генеральный директор министерства обороны. В те годы перед ним стояла задача не только укрепить обороноспособность вооруженных сил, но и заложить фундамент израильской оборонной промышленности.

На этом посту, еще не достигнув 30 лет, Перес сумел подчинить своему контролю значительную часть государственного бюджета, а постепенно - и промышленности Израиля, которая стала выполнять многочисленные заказы. Эта должность явилась важной ступенькой в его продвижении по политической лестнице, поскольку содействовала его формированию как руководителя.

Несомненно, что из тех, кто занимал пост генерального директора, наибольший след оставил именно Перес. В течение десяти лет службы в министерстве обороны он характеризовался (и в порядке похвалы, и в порядке осуждения) как "исполнитель", "технократ N1", "проповедник модернизации".

Друзья Переса считали, что он превратил научные исследования, развитие и производство в области обороны в рычаг для обновления гражданской промышленности Израиля. Противники обвиняли его в создании "военно-промышленного комплекса, пожирающего огромную долю общественных средств".

Так или иначе, но именно Перес сыграл ключевую роль в создании авиационной, электронной и оборонной промышленности, реорганизовал научно-исследовательскую работу в военной сфере.

Он приложил немало усилий в поисках источников снабжения теми видами оружия, производство которых не могло быть налажено внутри страны. Уже в 1954 году ему удалось сделать заказ на получение первых самолетов и танков из Франции. При этом он сумел укрепить связи с теми французскими деятелями, кто был связан с министерством обороны.

Позднее он, сопровождал Бен-Гуриона во время его секретной поездки в Париж для окончательного согласования совместных военных действий перед нападением на Египет в 1956 году. По окончании той войны Перес был награжден французским правительством орденом Почетного легиона.

В 1959 году в Израиле состоялись выборы в кнессет (израильский парламент) 4-го созыва. В ходе предвыборной кампании Перес так сформулировал свое "политико-техническое" кредо: "Территория Израиля в длину добыта его солдатами и крестьянами. Своей территории в ширину он лишен из-за наличия арабских стран. Высота Израиля - в достижениях его ученых и инженеров, системе образования и общем интеллектуальном уровне".

Партия МАПАЙ одержала на выборах победу. Перес был избран в кнессет и назначен заместителем министра обороны.

На новой должности он продолжал прилагать особые усилия для осуществления принципов, положенных им в основу деятельности министерства в бытность генеральным директором. Он по-прежнему занимался расширением закупок вооружений во Франции. На этот раз путем заключения целевых соглашений, облегчивших впоследствии производство израильской промышленностью самолета "Рафаэль" и других новых видов оружия. Перес был главной силой способствовавшей созданию атомных центров в Димоне и Нахал-Сореке.

Позиции Переса в МАПАЙ стали, как никогда прежде, прочными. Израильская пресса называла его не иначе, как восходящей звездой на политическом небосклоне. Вероятно, уже тогда молодой, энергичный политик, пользовавшийся доверием Бен-Гуриона и наделенный им неограниченными полномочиями, мечтал о дне, когда займет кресло своего учителя. Ему казалось, что пройдет десять, максимум пятнадцать лет и его мечта осуществится. Возможно, так и было бы, но опять вмешалась судьба...

В 1959 году важнейшим событием политической жизни в Израиле стала борьба за наследство в партии МАПАЙ, которая развернулась между "ветеранами" и "молодыми" за руководящие должности в виду предстоявшего ухода Бен-Гуриона. Эта бескомпромиссная борьба продолжалась до июня 1963 года, пока "старик" окончательно не ушел с поста главы правительства.

Премьер-министром стал Леви Эшкол, который попросил Переса остаться на посту заместителя министра обороны. Это вызвало недоброжелательность к нему со стороны старых членов партии.

Не исключено, что в скором времени он мог бы стать премьер-министром. Однако в 1965 году находившийся на покое Бен-Гурион бросил перчатку вчерашним соратникам. Старый вождь вышел из партии МАПАЙ и призвал под свое одинокое знамя самых близких ему людей. Перес без колебаний оставил пост заместителя министра обороны и отправился за своим учителем и кумиром в пустыню политической оппозиции. Вместе с Бен-Гурионом он создал новое движение РАФИ ("Решимат поалей Исраэль" - "рабочий список Израиля") и в июле 1965 года был избран его секретарем.

Позднее Перес вспоминал: "Я сидел в маленькой комнате без ковра и кондиционера, был перегружен заботами, сутками занимался организационными вопросами, пропагандой и сбором средств. А всего лишь полгода назад я распоряжался аппаратом министерство обороны, ворочал огромными суммами..."

После "шестидневной войны" (июнь 1967 года) движение РАФИ вместе с партией МАПАЙ и Ахдут ха-Оведа объединились в Партию труда Израиля (Авода). Перес был избран одним из двух секретарей. Но ему пришлось начинать с нуля, пядь за пядью отвоевывая утраченные позиции.


Случайные файлы

Файл
142979.rtf
72417-1.rtf
30536.rtf
Glinka.doc
58056.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.