Легендарный легионер (8467-1)

Посмотреть архив целиком

Легендарный легионер

Судьба генерала Свердлова – Пешкова

Владимир Островский

«Евреи – люди, такие же, как и все, и – как и все люди – евреи должны быть свободны»

Максим Горький

Герой этого очерка – старший брат Я.М. Свердлова (первого председателя ВЦИК и соратника Ленина) – Зиновий Свердлов (1884 – 1966 г.г.) родился в многодетной еврейской семье в Нижнем Новгороде. Настроения членов семьи, включая отца – Михаила Израилевича Свердлова (владельца типографии) – были революционными, о чём особенно ярко свидетельствует жизнь Якова Свердлова. Детские годы Зиновия соответствовали домашней атмосфере, однако, юношей он всё больше начал задумываться о смысле жизни и вскоре навсегда покидает родительский дом. В 18 лет он едет в Арзамас, где отбывал ссылку сосед по Нижнему Новгороду писатель Алексей Пешков (Максим Горький), звавший Зиновия всегда по-соседски: Зина. Юноша не ошибся – сосед принял его. В это время Горький закончил пьесу «На дне» и устроил читку по ролям специально для приехавшего к нему В.И. Немировича-Данченко.

Зиновию досталось «озвучивать» Ваську Пепла. Немирович обратил внимание на случайного исполнителя и предложил ему учиться на актёра – Зине эта идея понравилась. Однако, было одно большое «но» - еврей не имел права проживать в Москве. Писатель не растерялся и предложил Зиновию стать его приёмным сыном. Тут же, в Арзамасе, были оформлены все нужные документы, включая запись о принятии православия. Казалось бы, теперь всё в судьбе Зиновия должно было складываться хорошо. Казалось бы... Но родной отец счёл услугу Алексея Максимовича его сыну как предательство последнего. Его не интересовало, что теперь перед Зиновием – способным молодым человеком, открылась возможность играть на сцене прославленного Художественного театра, - отец только в бешенстве выкрикивал проклятия сыну, которые, как считал Зиновий, преследовали его всю жизнь.

Началось с того, что, выйдя на сцену МХАТа, он почувствовал неизведанную доселе скованность. Куда девалась его лёгкость? Недоумевал он, недоумевал Немирович-Данченко. Зиновий снова и снова отрабатывал необходимые жесты и движения, пока понял: ничего не получится. К этому времени относится его знакомство с женщиной – юной грузинской княжной Саломеей Андронниковой, чувство к которой он пронёс через всю жизнь. Решив эмигрировать из России, Зиновий сказал об этом Саломее и пригласил её поехать с ним вместе. Саломея лишь рассмеялась ему в лицо.

В 1904 году Зиновий Пешков уехал из России в Северную Америку, где он копал канавы, лущил кукурузу и... писал – в надежде стать писателем. Но американский издатель, прочитав рукопись и уплатив автору гонорар, тут же при авторе выбросил её в окно, сказав при этом, что из уважения к отцу автора писателю Горькому никогда не посмеет издать галиматью его сына. Так рухнула и надежда на карьеру великого писателя. Зиновий решает уехать из Америки. Он побывал в Швеции, Англии, Новой Зеландии, Италии, где на Капри некоторое время работал секретарём Горького. Здесь он женился. Именно в день свадьбы на Капри приехала княжна Саломея. Везде, куда его забрасывала судьба, он не только зарабатывал на жизнь, но и встречался с новыми людьми, изучал их языки, обычаи и нравы. По–существу, это были «его университеты».

Начало Первой мировой войны застаёт его во Франции, и он сразу же принимает решение вступить в Иностранный легион, о котором французы говорили: «Краса и гордость французской армии – иностранцы». Легион был создан в 1831 году королём Луи Филиппом, который определил и девиз его – «Честь и верность!» - это означало, что его бойцы готовы выполнить любое задание. Свою службу в рядах Иностранного легиона Зиновий Пешков начал в чине солдата второго класса. 9 мая 1915 года в сражении под Аррасом он был тяжело ранен. Санитары даже не хотели везти в госпиталь истекающего кровью солдата – бессмысленно.

На перевозке настоял молодой французский лейтенант с малоизвестной тогда фамилией де Голль. Зиновий чудом остался в живых, но правая рука была ампутирована. Пролив кровь за Францию, он получил французское подданство и закончил войну майором. В сражении, после ранения, и во время ампутации он вёл себя необычайно мужественно. Пешков получает свою первую награду – орден Военного креста с пальмовой ветвью.

Когда его родной отец – М.И. Свердлов – узнал, что сын в боях потерял правую руку, торжеству его не было предела: оказывается, сбылась цель его проклятия - сын остался именно без правой руки. Если даже родной отец (хотя и проклявший когда-то сына) с радостью реагировал на его несчастье, то можно представить, как воспринимали деятельность Зиновия Пешкова на советской Родине. Его увечье было истолковано советскими историографами как проявление «авантюризма», умением «заводить нужные связи», «втираться в доверие»: якобы, именно эти черты его характера привели к головокружительной дипломатической карьере.

Он принимает деятельное и успешное участие в переговорах Франции с США по вопросу о вступлении американцев в войну на стороне Франции. После этой миссии его в 1917 году награждают орденом Почётного легиона «за исключительные заслуги по отношению к странам – союзницам». В годы гражданской войны он был послан в составе французской дипломатической миссии в Россию, что позволило советскому руководству назвать его шпионом и «наёмником Антанты». В Москве Зиновий узнал, что Саломея Андронникова, приехавшая в советскую Россию к тяжелобольному отцу, находится в тюрьме и приговорена к расстрелу.

Все его попытки спасти её были тщетны. И тогда он отправляет телеграмму Горькому: «Отец, звони Ленину, Троцкому, Карлу Марксу, чёрту-дьяволу, только спаси из харьковской тюрьмы Саломею Андронникову». Саломея была освобождена и вместе с Пешковым уехала в Париж. Однако, злой рок и на сей раз посмеялся над Зиновием: княжна ещё с детства была помолвлена с другим. Так и не состоялась эта семья. На всю жизнь они остались только друзьями. И ещё об одной трагедии, постигшей Зиновия Пешкова. Его дочь стала женой советского дипломата Радина. Не послушав отца, поехала с мужем в Россию, где они оба погибли в сталинских застенках Свердловска – города, носящем имя её родного дяди.

И после всего этого, многие исследователи считали его «человеком Советов» и над ним всегда висело клеймо советского шпиона на Западе. Подобные рассуждения основывались на том, что приёмный сын «буревестника революции» и родной брат первого председателя ВЦИК не мог не работать на Советский Союз. Кроме воспоминаний помощника Сталина Бажанова, содержащих общие рассуждения о помощи большинства русских эмигрантов (и, возможно, З. Пешкова) советской разведке, мне удалось обнаружить лишь одно достоверное упоминание о его деятельности подобного рода.

В воспоминаниях советского резидента в Пекине времён второй мировой войны А.С. Панюшкина указывается, что важную информацию о поведении японцев в вопросе открытия второго фронта против СССР он получал от посла республиканской Франции в Чунцине З. Пешкова. Делать на основании этого какие-либо выводы нельзя, так как в то время стратегические интересы обеих стран – союзниц совпадали: любым способом не допустить открытия второго фронта.

Побудительные причины деятельности таких ярких фигур, как Максим Горький и Зиновий Пешков, мировоззрение которых было родственным, не были понятны советскому руководству, зацикленному на «коммунистических» догматах с шовинистическим душком. Мог ли забыть, к примеру, «вождь народов», ярый антисемит Сталин высказывания Горького по пресловутому «еврейскому вопросу»? - «За последние годы на Руси развелось довольно много людей, обученных думать, что они – самые лучшие на земле и что враг у них – инородец, и прежде всех – еврей. Этих людей долго и настойчиво убеждали в том, что все евреи – беспокойные люди, забастовщики, бунтари.

Потом их осведомили, что евреи любят пить кровь ворованных мальчиков. Если вся эта проповедь ненависти не принесёт плодов кровавых и позорных, то только потому, что столкнётся с равнодушием русского народа к жизни... Но если это равнодушие будет возмущено усилиями проповедников ненависти, еврей встанет перед русским народом, как племя, обвинённое во всех преступлениях. И не впервые еврей будет поставлен виновником всех бед русской жизни, он уже не раз являлся козлом отпущения за грехи наши, уже платил имуществом и жизнью за то, что помогал нам в судорожном нашем движении к свободе» (читал ли А. Солженицын эти строки?).

Кто знает, может быть именно под влиянием взглядов своего приёмного отца, Зиновий сделал сознательный выбор в пользу Франции, свободу и интересы которой он защищал всю свою жизнь. В то же время он страстно любил Россию, особенно её культуру, на которой был воспитан: Горький и его окружение, артисты МХАТа, Фёдор Шаляпин, Илья Репин, Иван Бунин и многие другие. Человек прекрасно образованный, он свободно владел многими языками и в шутку называл себя гражданином мира. Во время второй мировой войны он остался на военной службе, был начальником отдела французского генерального штаба, воевал на территории Марокко, где, кстати, произошла детективная стычка с его командиром – коллаборационистом, преклонявшимся перед Гитлером.

Сносить его профашистские настроения Пешков молча не мог. Дело кончилось тем, что он был приговорен военным трибуналом к расстрелу. Но накануне исполнения приговора, разговорившись с часовым, предложил тому обмен: золотые часы с гравировкой «Сыну Зине Пешкову от отца Максима Горького» на гранату. Когда Зиновия вывели на расстрел, он схватил единственной рукой гранату и бросился к командиру, взяв его в заложники.


Случайные файлы

Файл
studrol.doc
159273.rtf
dengi.doc
80924.rtf
87206.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.